Читать онлайн Неприступная красавица, автора - Фарр Диана, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неприступная красавица - Фарр Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неприступная красавица - Фарр Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неприступная красавица - Фарр Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Диана

Неприступная красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Леди Баллимер встала с кровати и нервно закуталась в халат. Ей, конечно, следовало бы оставаться в постели до утра и ждать, пока Люси принесет поднос с завтраком, — она обычно вставала примерно в это время. Но у нее не было сил выдерживать напряжение хотя бы еще минуту.
Она не сомкнула глаз всю ночь. Ее нервы были напряжены до предела, но она была почти уверена, что Синтия в своей комнате не появлялась. Но только почти. Что, если она не услышала, как Синтия вернулась? Она непременно должна узнать. Она нетерпеливо сунула ноги в домашние тапочки, стоявшие наготове на ковре, и подошла к двери, разделявшей ее спальню и комнату дочери.
Кровать была пуста. Даже лучше, чем просто пуста. Она была застелена. Леди Баллимер почувствовала облегчение.
Ее план сработал! Зря она беспокоилась всю ночь. Но ведь могло произойти что-нибудь непредвиденное. Поэтому-то она и терзалась до самого рассвета, мучимая видениями неминуемой катастрофы. Но, видимо, все случилось так, как она задумала.
Самым трудным в ее игре было обмануть Синтию. Сначала она подумывала о том, чтобы посвятить дочь в свой план, но в конце концов решила иначе. Синтия испытывала какие-то глупые угрызения совести относительно того, чтобы во что бы то ни стало завлечь Джона Эллсуорта, и одному Богу известно, какую игру она затеяла с мистером Уиттакером. Поэтому леди Баллимер пришла к выводу, что безопаснее обмануть и Синтию, и мистера Эллсуорта. Тем не менее ночью, после того как было уже слишком поздно что-либо изменить, у нее появились большие сомнения по поводу того, как Синтия отнесется к ее обману. Станет ли Синтия подыгрывать матери, когда поймет, что та задумала, или рассердится? Скорее всего Синтия все же ей подыграла. Избежать ловушки было бы достаточно просто. Все, что им надо было сделать, — это или взломать замок в оранжерее или разбить одно окно. Поскольку они не сделали ни того, ни другого, все, должно быть, прошло по плану.
В то же время торжествовать было еще рано. Возможно, была какая-либо другая причина, по которой они не выбрались из оранжереи; например, они побоялись нанести ущерб собственности его светлости герцога. Могло статься, что парочка решила, что будет лучше дождаться того момента, когда их обнаружат, заявить, что они не виноваты, и начисто отрицать свою вину. Весь ее замысел мог вообще провалиться. Синтия может демонстративно не покориться ей. Так что ей придется еще потрудиться, чтобы эта свадьба состоялась.
С наступлением утра Синтия и мистер Эллсуорт могут быть обнаружены и освобождены в любой момент. Повариха могла послать служанку в оранжерею, чтобы собрать к завтраку апельсины. Возможно, она уже там. Леди Баллимер необходимо принять срочные меры к тому, чтобы ее тщательно спланированная интрига не превратилась в обыкновенную кухонную сплетню. Чтобы решить судьбу Синтии, обычной кухонной сплетни недостаточно. Надо, чтобы весь дом был поднят на ноги.
Леди Баллимер решительно подошла к сонетке и энергично дернула шнур. Люси наверняка уже встала и идет к ней, но это не важно. Она должна дать сигнал тревоги, поднять на ноги всю половину дома, где живут слуги. Поэтому она не переставая дергала и дергала шнур.
Представив себе, какой переполох поднимется среди слуг, леди Баллимер мрачно усмехнулась. Они наверняка начнут клясть ее за нетерпеливость. А потом, когда узнают, в чем причина ее нетерпения, будут сгорать от любопытства: начнут ахать и гадать, судачить и шушукаться. А когда из оранжереи вернется служанка, посланная за апельсинами, и расскажет, что она не могла туда попасть, потому что дверь была заперта, тут уж все заподозрят скандал. Они начнут собираться кучками и обсуждать новость. А потом слухи расползутся по дому, как лесной пожар.
Когда появилась Люси, леди Баллимер, словно тигр, ходила взад и вперед по комнате. Полы ее халата развевались в такт ее шагам. Она накинулась на испуганную служанку, как только увидела ее:
— Люси! Слава Богу, что ты пришла! Ты не поверишь!
Ах, если бы ты знала, как я растеряна. Я в прострации. Мои нервы этого не выдержат. Ах, я сама не понимаю, что я говорю. — Леди Баллимер заломила руки, чтобы продемонстрировать, в какой она прострации, а потом понизила голос до трагического шепота:
— Леди Синтии нет в ее комнате.
Она не спала в своей постели этой ночью. О! О! Что могло с ней случиться? Где моя дорогая доченька?
В лице Люси леди Баллимер нашла благодарную аудиторию. От волнения девушка чуть было не уронила поднос.
Все же ей удалось благополучно поставить его на туалетный столик леди Баллимер. Потом она робко заглянула в открытую дверь соседней спальни, увидела нетронутую постель леди Синтии и в ужасе прижала руки к груди.
— Господи!
— Ужасно, не правда ли? О, что же мне делать? — Леди Баллимер грациозно опустилась на свою кровать и схватилась за голову. — Где она может быть? Просто ума не приложу!
Люси повернулась к хозяйке. Ее глаза были полны ужаса.
— Ее похитили, миледи. Помяните мои слова, ее похитили, чтобы получить выкуп.
Леди Баллимер подавила чувство раздражения.
— Я искренне надеюсь, что этого не случилось. Но с ней мог произойти несчастный случай. Надо послать людей, чтобы они ее поискали. Прошу тебя, выйди в коридор и найди кого-нибудь из лакеев или служанок. Надо сразу же сообщить об этом Каммингсу. А потом, ради Бога, возвращайся и помоги мне одеться. Я больше не могу здесь оставаться.
Люси с такой скоростью выскочила из комнаты, будто за ней гнались собаки. Леди Баллимер вдруг подумала, что она должна быть бледной от испуга, чего на самом деле, естественно, не было. Как только Люси ушла, чтобы поднять на ноги весь дом, леди Баллимер тщательно напудрила лицо Обыкновенным тальком. Эффект превзошел ее ожидания.
Через двадцать минут леди Баллимер, бледная, как ей и полагалось, появилась в комнате для завтрака. Завтрак в Оулдем-Парке был не столь официальным, как, например, обед, и поэтому никогда нельзя было знать, сколько человек окажется за столом и в какое время могут прийти остальные. Но удача по-прежнему сопутствовала леди Баллимер.
Когда она вошла, в комнате было довольно много народу — герцог и герцогиня, лорд и леди Графтон и их младшие дочери Джейн и Элизабет.
Лорд Графтон встал из-за стола, подошел к леди Баллимер и взял обе ее руки в свои с видом глубочайшего сочувствия.
— Леди Баллимер, до нас уже дошел тревожный слух. Я надеюсь, что вы нас успокоите.
— Увы, милорд! — Голос леди Баллимер был полон печали и тревоги. — Боюсь, что все, что вы слышали, правда.
Моя дочь исчезла. И мне совершенно неизвестно, где она может быть.
Ее заявление было встречено сочувственными возгласами, а леди Элизабет пропищала тоненьким голоском:
— Может быть, она сбежала с возлюбленным!
— Замолчи, Бетси, — прошипела оскорбленная неприличным поведением сестры леди Джейн.
Однако леди Баллимер втайне была благодарна девочке за ее дерзкое замечание. Оно дало ей возможность схватиться за горло, широко раскрыть глаза и воскликнуть:
— Боже мой, только не это! Это невозможно! Леди Синтия воспитана в самых строгих правилах. Вы все ее знаете.
Моя дочь — образец приличного поведения, разве не так?
Она никогда не сделает ничего предосудительного. — Леди Баллимер притворно вздрогнула и добавила мрачно:
— Во всяком случае, по собственной воле.
Герцогиня сделала знак сыну, чтобы тот подвел леди Баллимер к столу.
— Леди Баллимер, прошу вас, садитесь, — любезно сказала она. Ее спокойствие немного снизило драматизм ситуации. — Прошу вас, не надо так волноваться. Я не сомневаюсь, что отсутствию вашей дочери найдется вполне невинное объяснение. Знаете, такое иногда случается.
Люди, например, решают совершить рано утром прогулку и забывают о времени. Я надеюсь, что она не повторила несчастную ошибку моей внучки и не упала с лошади, но если это и произошло, кто-нибудь из слуг очень скоро ее спасет. Пока мы здесь сидим, два лакея, грум, помощник конюха и весь штат моих садовников уже ищут ее. Надо только набраться терпения и немного подождать, дорогая леди Баллимер.
Уже ищут все садовники! Значит, Синтию найдут очень скоро. У леди Баллимер оставалось мало времени, чтобы подготовить обстановку.
Она поблагодарила герцогиню и опустилась на стул, подвинутый ей лордом Графтоном.
— Я не смогу и куска проглотить, — трагическим тоном заявила она, — пока не узнаю, что моей Синтии не грозит опасность. Я пришла сюда, чтобы просить вашей помощи.
Я надеюсь, что вы поймете, ваша светлость, что я не пренебрегаю вашими слугами. Но я не хочу, чтобы этим делом занимались они. Предложенное вами объяснение, увы, несостоятельно. Леди Синтия не отправилась на утреннюю прогулку. Она вообще не спала эту ночь в своей постели.
Слова леди Баллимер вызвали за столом небольшое волнение.
— Боже мой, — слегка нахмурилась ее светлость. — Это действительно вызывает тревогу.
Леди Графтон, обычно державшаяся в тени, перегнулась через стол и робко похлопала леди Баллимер по руке. Ее глаза потемнели от сочувствия.
— Я тоже мать, и у меня дочери, — тихо сказала она. — Я легко могу себе представить то состояние, в котором вы находитесь. Я всем сердцем вам сочувствую, леди Баллимер.
— Спасибо, леди Графтон. Вы очень добры.
Ее светлость легко прикоснулась салфеткой к уголкам губ и, удивленно посмотрев наледи Баллимер, спросила:
— Но, простите меня, как случилось, что вы не заметили отсутствия леди Синтии, если она не ложилась вечером спать? Разве она не поднялась в свою комнату в то же время, что и вы?
— Конечно, ваша светлость, — быстро ответила леди Баллимер. — Но я вчера неважно себя чувствовала и, перед тем как лечь спать, приняла капли от головной боли. — Леди Баллимер окинула взглядом присутствующих и беспомощно пожала плечами. — А когда я принимаю капли, я сплю как убитая. И могло случиться что угодно. — Леди Баллимер красноречиво передернула плечами. — Если моей девочке причинили какое-нибудь зло, я никогда себе этого не прощу.
Герцог облокотился на стол, сложил кончики пальцев и задумался, словно пытаясь разгадать тайну неожиданного исчезновения Синтии.
— Могу я полюбопытствовать, леди Баллимер, ваша дочь знала, что вы приняли капли?
Леди Баллимер сделала вид, что удивлена.
— Конечно, знала, ваша светлость. Я сказала ей об этом перед тем, как я… О! — Леди Баллимер прижала ладони к щекам. — На что вы намекаете, ваша светлость? Вы полагаете… Вы думаете, что она задумала с кем-нибудь сбежать?
Что вы! Это совершенно невозможно, уверяю вас.
Лорд Графтон посмотрел на Джейн и Бетси.
— Мы, родители, никогда не думаем, что наши дочери способны вести себя неподобающим образом. Но меня всегда удивляло, в какие переделки иногда попадают молодые девушки.
— Артур, дорогой, право же. Что ты такое говоришь, — еле слышно пробормотала его жена. — Мы сейчас говорим о леди Синтии.
— Ты права, милая моя. — Лорд Графтон бросил извиняющийся взгляд на леди Баллимер. — Я сказал не подумав.
Вы правы, миледи, поведение вашей дочери всегда было безупречным. Я просто хочу сказать… — Он вдруг остановился, словно в недоумении. — Я чуть было не сказал «от мальчишек всего можно ожидать». Интересно, а есть подобное выражение о девочках? Если нет, его следовало бы придумать. В жизни всякое случается.
— Моя Синтия никогда не доставила мне ни минуты беспокойства, — высокомерно заявила леди Баллимер. — Она в высшей степени разумна. Я не знаю другой такой девушки ее возраста, которая бы так строго следовала правилам приличия. Сама по себе идея, что она может намеренно обманывать свою мать и сделать что-либо тайком от меня, просто невероятна.
Леди Графтон попыталась ее утешить:
— Никто этого и не думает, миледи. Я уверена, что леди Синтия никогда не позволит себе никаких вольностей.
— Разумеется. — Леди Баллимер быстро заморгала, делая вид, будто хочет сдержать слезы, и сказала срывающимся голосом:
— Но я опасаюсь за се безопасность, леди Графтон. Боюсь, вдруг ее втянули в какую-нибудь грязную игру.
Такую красавицу, сами понимаете… — Леди Баллимер запнулась и с удовольствием отметила, что сидевшие за столом немного обеспокоились.
Лорд Графтон переглянулся с отцом.
— Я помогу в поисках сразу же после завтрака. Малком, естественно, озабочен другим. Но полагаю, что отец и сын Эллсуорты и мистер Уиттакер ко мне присоединятся.
— Но у нас в округе никогда не совершалось подобного преступления, — сказала герцогиня. — Прошу вас, успокойтесь, леди Баллимер. Я не припомню, чтобы по соседству с нами жил хотя бы один опасный человек, который мог бы похитить леди Синтию. Мы не должны давать волю своему воображению. Она наверняка вернется здоровой и невредимой. Я думаю, что она может войти сюда с минуты на минуту.
Леди Баллимер все еще судорожно пыталась найти ответ, который противоречил бы высказыванию герцогини и был бы при этом любезным, когда дверь открылась. Разговор прервался, и все в ожидании посмотрели на входящих.
Но это были лишь сэр Питер и леди Эллсуорт.
Единственной, кто не был разочарован появлением четы Эллсуортов, была, очевидно, леди Баллимер. Совсем наоборот. Это были именно те люди, ради которых она устроила все это представление и чье мнение ей надо было склонить на свою сторону. Ее сердце учащенно забилось: приз был почти в ее руках. Наконец-то окупятся усилия, потраченные на то, чтобы завоевать дружбу леди Эллсуорт. Леди Баллимер вскочила и, окрыленная, бросилась к леди Эллсуорт.
Леди Эллсуорт явно опешила, но не отпрянула.
— Мой дорогой друг! — воскликнула леди Баллимер, чуть не плача от переполнявших ее чувств. Леди Эллсуорт была немного смущена проявлением такой пылкости, но, казалось, она приятно ее удивила. Она с рассеянным видом похлопала леди Баллимер по плечу, очевидно, желая успокоить.
— Нет смысла делать вид, — откашлявшись, сказал сэр Питер, — что мы не слышали, что произошло. Слуги всегда раньше всех узнают, что происходит в доме. Но мы очень вам сочувствуем. Очень. Мы подумали, что, может, к этому времени леди Синтия уже появилась. А что? Ее все еще нет?
И ничего о ней не известно? Странно, очень странно…
Леди Баллимер молча кивнула, словно была слишком огорчена и не могла говорить. Леди Эллсуорт подвела ее обратно к столу.
— Вам не следует так беспокоиться, леди Баллимер. Этим вы ничего не добьетесь. Леди Синтия не оставила никакой записки? Нет? Тогда она должна быть где-нибудь в доме.
Если бы она намеревалась уехать куда-нибудь далеко, она наверняка оставила бы записку.
Леди Баллимер заглянула в глаза леди Эллсуорт.
— Я надеялась расспросить ее близких друзей. Спросить, не говорила ли она чего-нибудь им. Она могла поделиться с вашим сыном Джоном тем, о чем не сказала бы мне, своей матери. Вы же знаете, каковы современные молодые люди.
Если у них появляются близкие друзья, они скорее делятся своими секретами друг с другом, чем с родителями.
Леди Эллсуорт удивленно подняла брови.
— Разумеется, вы можете поговорить с Джоном, если хотите. Если он сможет пролить свет на то, где находится леди Синтия, я уверена, он это сделает. Но я не могу себе представить, что она стала бы делиться с ним. С какой стати?
Леди Баллимер снисходительно рассмеялась.
— Ах, бросьте, леди Эллсуорт. Вы так же, как и я, не могли не заметить, как сдружились ваш сын и моя дочь в последнее время. Это же очевидно!
Леди Эллсуорт изумилась. Однако на сей раз это явно не было ей приятно. Сэр Питер пододвинул стул, и она села.
Было видно, что она не знает, что сказать.
— Спасибо, сэр Питер, — пробормотала она и подняла обеспокоенный взгляд на леди Баллимер. — Если вы заметили какие-либо признаки близкой дружбы между леди Синтией и Джоном, то от моего внимания, признаться, они ускользнули. Но я за этим и не следила, а иногда, чтобы что-то увидеть, надо смотреть попристальнее.
Леди Баллимер опять засмеялась.
— Мне и не надо было смотреть пристально, уверяю вас, чтобы понять, какое впечатление ваш Джон произвел на мою дочь. Она не раз говорила мне о том, как она его уважает.
Мне даже пришло в голову… О! Не важно, — поспешно добавила она, притворившись, что хотела сказать нечто такое, о чем, возможно, могла бы потом пожалеть.
— Что же пришло вам в голову, леди Баллимер? — потребовал сэр Питер недовольно.
Леди Баллимер прикусила губу в надежде, что это похоже на кокетливое смущение.
— Простите меня. Сегодня утром я немного не в себе и не всегда понимаю, что говорю. Я собиралась сказать нечто совершенно нелепое. Я хотела сказать, что моей первой мыслью сегодня утром, когда я обнаружила отсутствие Синтии, было… что она, должно быть, с мистером Эллсуортом. Ну не абсурд ли это?
— Полный абсурд, — сверкнула глазами леди Эллсуорт.
— Поймите меня правильно. Я поняла всю абсурдность этой мысли, как только она пришла мне в голову. Во-первых, ни Джон, ни Синтия никогда не сделают ничего столь неприличного. А во-вторых, зачем им было это делать? — Леди Баллимер с хитрым видом покачала головой. — Зачем красть, если стоит только попросить, и…
Леди Эллсуорт гордо расправила плечи и выпрямила спину.
— Моя дорогая леди Баллимер, что вы этим хотите сказать? — воскликнула она. — Никто не думал о том, что леди Синтия и Джон поженятся!
— Конечно же, нет. — Леди Баллимер казалась шокированной. — Я не это имела в виду.
— Джон еще слишком молод, чтобы задумываться о столь серьезном шаге.
— О! Что касается этого, я знавала многих молодых людей, которым ранняя женитьба пошла на пользу. И несмотря на молодость Джона, уверяю вас, я бы не стала возражать против его брака с Синтией. То есть я хочу сказать, что у меня не было бы серьезных возражений. Хотя… — леди Баллимер покачала головой, — было бы трудно согласиться на брак, которому предшествовала такая малоприятная история, как эта.
Сэр Питер стал похож на раздувшуюся жабу. Леди Эллсуорт была готова выскочить из-за стола. Герцог и герцогиня смотрели неодобрительно. Лорд Графтон повернулся к жене:
— Дорогая, я полагаю, этот разговор нас не касается. — Он многозначительно указал глазами на дочерей. Джейн и Бетси давно перестали есть и во все глаза и уши следили за тем, о чем говорили взрослые.
Леди Графтон сразу поняла мужа.
— Конечно, дорогой. Девочки! Пошли!
Наступило молчание, пока маркиз и маркиза выводили своих разочарованных дочерей из комнаты.
В дверях лорд Графтон остановился.
— Позовите меня, пожалуйста, если понадобится моя помощь в поисках леди Синтии, — сухо сказал он и добавил:
— Или мистера Эллсуорта. — Поклонившись, он вышел.
Услышав имя сына, леди Эллсуорт побледнела.
— Боже милостивый! — вскричала она. — Неужели сегодня утром все сошли с ума? Зачем искать Джона? Мой сын не похищал леди Синтию!
— Успокойтесь, Юнис, — сказала герцогиня. — Никто и не думает обвинять его в этом. Просто леди Баллимер слишком возбуждена и расстроена.
Леди Баллимер постаралась сделать вид, что не расслышала такого нелестного отзыва о своем поведении. Она ничего не добьется, если восстановит против себя Чейзов.
— Во всяком случае, эту часть загадки очень легко разгадать, — улыбнулась она. — Где ваш сын, леди Эллсуорт? Я бы хотела задать ему пару вопросов. У него могут быть соображения, которые не пришли в голову никому из здесь присутствующих.
У леди Эллсуорт был растерянный вид. Она нервно теребила лежавшую перед ней салфетку.
— Я еще не видела Джона сегодня утром.
Именно этого ответа ждала леди Баллимер, но она изобразила на лице удивление и беспокойство, — Боже! Как это возможно? Сэр Питер, а вы видели сегодня вашего сына?
У сэра Питера был такой же растерянный вид, как у его жены.
— Но, дорогая леди Баллимер, не надо делать слишком поспешных выводов.
Леди Баллимер, естественно, проигнорировала этот совет сэра Питера. Она вскочила со стула, стала ходить по комнате и закатила настоящую истерику.
— Мы должны его найти! Пошлите за его камердинером… пошлите же за кем-нибудь! Кто-то должен же знать, где он. О! Я сойду с ума! Они оба отсутствуют… Сэр Питер, прошу вас! — Она остановилась перед ним, прижав руки к груди. — Ради всего святого, сжальтесь надо мной, успокойте мое сердце! Если что-то случилось, если честь моей дочери скомпрометирована…
— Что за абсурд! — воскликнула леди Эллсуорт.
Сэр Питер встал одновременно с леди Баллимер.
— Ну, ну, вы напрасно изводите себя по пустякам, леди Баллимер. Что бы ни случилось, какой бы ни оказалась разгадка этой истории, уверяю вас, что Джон не скомпрометировал вашу дочь. Мой сын никогда и ни за что не сделал бы такого.
Леди Баллимер протянула руки к герцогу.
— Ваша светлость, — жалобно простонала она, — я взываю к вам о помощи.
Герцог грозно нахмурился.
— Я нахожу эту сцену крайне неприятной. Но уверяю вас, леди Баллимер, если случилось что-либо неприличное — в чем я искренне сомневаюсь, — справедливость восторжествует. Я не потерплю распущенности в своем доме.
В разговор вмешалась герцогиня:
— Я думаю, что вы ничем не рискуете, сэр Питер, если дадите леди Баллимер обещание, которое она так жаждет услышать.
— Да, да, конечно, — заспешил сэр Питер. — Ради Бога, мадам, сядьте. Все кончится благополучно, помяните мое слово. Но если вам нужны мои уверения, я готов их дать. Не сомневайтесь, мой сын сделает все как полагается.
Напустив на себя мрачный вид, но в душе ликуя, леди Баллимер опустилась на стул.
— Спасибо, сэр Питер. Извините меня за то, что я позволила себе так распуститься. Мне не следовало бросать тень на репутацию вашего сына. Если будет необходимо, он, конечно, поступит как джентльмен.
Сэр Питер тихо фыркнул, но тоже сел.
— Я отлично понимаю ваши чувства, леди Баллимер, — уступил он. — Вы слишком расстроены исчезновением вашей дочери. Но я позволю себе сказать, вы подняли шум на пустом месте.
Герцогиня позвонила в колокольчик, стоявший рядом с ее тарелкой.
— Я прикажу Каммингсу найти мистера Эллсуорта, — спокойно заявила она. — Мы должны успокоить леди Баллимер хотя бы в том, что мистер Эллсуорт находится в доме.
— Прекрасная идея, — сухо отреагировала леди Эллсуорт. — Я буду счастлива разубедить вас в том, миледи, что мой сын замешан в приключении леди Синтии. Я абсолютно убеждена, что он не имеет к нему никакого отношения.
Леди Баллимер напомнила себе, что именно сэр Питер пообещал ей, а герцог и герцогиня были этому свидетелями.
Теперь она могла позволить себе быть снисходительной.
Поэтому она слабо улыбнулась и, махнув рукой, извинилась:
— Простите меня, моя дорогая леди Эллсуорт, если я вас обидела. Возможно, вы и правы. Ваш Джон — прекрасный молодой человек во всех отношениях. Простите меня. Я, — она приложила ко рту ладонь, словно для того, чтобы скрыть рыдание, — просто хватаюсь за соломинку. — Она потрясла головой, как будто предотвращая слезы. — Я надеялась на чудо, — трагическим голосом продолжала она. — Я надеялась, что моя бедная Синтия попала в хорошие руки. Но боюсь, вы правы, и она вовсе не с вашим сыном.
Леди Баллимер никак не могла заплакать настоящими слезами — слишком уж она была возбуждена. Ведь победа была близка. Но, прикрыв глаза платочком, она не переставала извиняться, пока не настало время, как она считала, справиться со своими чувствами.
Слуг послали искать мистера Эллсуорта, и все за столом умолкли в ожидании. Леди Баллимер нервно пила маленькими глоточками чай. Леди Эллсуорт тыкала в тарелке яичницу, но не могла проглотить ни кусочка. Один только сэр Питер методично расправлялся с ветчиной, однако, судя по выражению его лица, удовольствия от еды он не получал. Герцог и герцогиня, как обычно, сохраняли спокойствие, но у герцога были недовольно сжаты губы. Только герцогиня, по своему обыкновению, оставалась совершенно безмятежной.
В холле раздались торопливые шаги. Дверь открылась.
Леди Баллимер подняла глаза. Напряжение от ожидания было так велико, что она слышала, как стучит кровь в ушах.
Чего бы она ни ожидала, однако это было не то: в комнату вошел мистер Эллсуорт. Он был явно сбит с толку, встревожен и… один. Один! Хуже того, на нем был утренний халат.
Что бы это могло значить? Как это вообще возможно?
Он каким-то образом сумел переодеться. А где же Синтия?
Леди Баллимер похолодела от страха. Она не знала, что и как, но что-то произошло не так, как она задумала.
Это она поняла за секунду. Мистер Эллсуорт остановился на пороге и неловко всем поклонился.
— Ваша светлость. Милорд герцог. Мама. Отец. Леди Баллимер. Вы за мной посылали, ваша светлость? — Он словно предчувствовал недоброе. — Что-нибудь случилось?
— Входите, Джон, — вежливо предложил герцог. — Леди Баллимер хочет задать вам несколько вопросов.
— Леди Баллимер? — Мистер Эллсуорт повернулся к леди Баллимер с выражением крайнего недоумения на лице. — Извините… Прошу прощения, — запинаясь, произнес он и опять поклонился. — Я отвечу на какие угодно вопросы, миледи. Разумеется. Все, что в моих силах, миледи…
Он был явно растерян. А леди Баллимер вообще была в шоке и не могла выговорить ни слова. Она сидела, ошеломленная, и пыталась придумать, что сказать. Между тем сэр Питер вкратце обрисовал происшествие, случившееся сегодня утром. Выслушав рассказ отца, мистер Эллсуорт снова повернулся к леди Баллимер. На его честном простоватом лице были написаны ужас и неподдельное сочувствие.
— Нет дома! Господи, мадам, вы, должно быть, в страшном волнении. Скажите, Бога ради, что я могу для вас сделать? Прошу вас, не стесняйтесь, говорите. Не следует терять ни минуты. Мы должны найти леди Синтию.
Леди Баллимер была потрясена. Какой актер! Какой превосходный актер! Кто бы мог подумать, что Джон Эллсуорт, этот тюфяк, способен на такой обман? Глядя на него, нельзя было не поверить, что его изумление и сочувствие абсолютно искренни и он не имеет ни малейшего представления о том, где Синтия и что с ней случилось. Какой мерзавец!
— Благодарю вас, мистер Эллсуорт, — холодно произнесла леди Баллимер. — Не соблаговолите ли ответить, где только что были вы?
— Я навещал леди Ханну, — без запинки ответил он. — Она в утренней комнате. — Мистер Эллсуорт обернулся к герцогине. — Вам будет приятно узнать, ваша светлость, что Ханна чувствует себя гораздо лучше. Я настоятельно просил ее не вставать еще день или два и посоветовал ей не спускаться к завтраку. Ей же могут принести завтрак в постель.
Если честно, я предложил, что сам принесу поднос с завтраком, чтобы убедиться, что все сделано правильно. Я думаю, Ханна последует моему совету. Она…
— Мистер Эллсуорт, — грубо оборвала его леди Баллимер. — Скажите, пожалуйста, когда вы в последний раз видели мою дочь? — Она посмотрела на него в упор, сощурив глаза. — И где? — добавила она, провоцируя его на еще одну ложь.
— Погодите, дайте вспомнить. — Он надул щеки и крепко задумался. — Не за обедом ли вчера вечером? Да, конечно, именно тогда. В последний раз я видел леди Синтию вчера за обедом.
Леди Баллимер чуть было не задохнулась от такой наглости. Ложь! Наглая ложь! Но мистер Эллсуорт, видимо, не замечая гнева леди Баллимер, продолжал:
— После обеда дамы, как обычно, удалились в гостиную.
Я выпил рюмку портвейна, а спустя некоторое время вернулся в библиотеку, чтобы повидаться с леди Ханной. А потом я проводил ее в…
Внезапно он остановился, и на его лице появилось странное выражение.
— Черт возьми. Вот и она, — сказал он, указывая куда-то поверх головы леди Баллимер.
Что это за игра? Леди Баллимер сидела спиной к стеклянной балконной двери, выходившей на газон перед домом.
Как и все находившиеся в комнате, она обернулась и не поверила своим глазам. Она сразу же увидела то же, что и мистер Эллсуорт, но ее разум отказывался этому верить. Это совершенно невозможно! У нее кровь застыла в жилах, и она была не в силах двинуться с места. Представшая перед ее изумленным взором картина повергла ее в шок. У нее даже мелькнула мысль о том, что она сейчас упадет в обморок.
Газон неторопливо пересекали два человека. Они шли из сада по направлению к дому, как раз к комнате для завтраков.
Одним из этих людей была Синтия, одетая в то платье, в котором она была вчера за обедом. Однако вид у нее был довольно растрепанный. В ее волосах почти не было шпилек, и они спускались на спину золотым каскадом. Она совершенно недвусмысленно опиралась на руку своего спутника.
Мистер Уиттакер выглядел почти таким же взъерошенным, как Синтия. На нем не было галстука, от чего его довольно помятая рубашка была открыта у ворота. На левой руке висел плащ, шарф, какая-то светлая полоска ткани, по-видимому, это был галстук, и плащ Синтии. Правой он поддерживал Синтию, которая что-то ему говорила, глядя на него с явным обожанием. А мистер Уиттакер, выглядевший таким же влюбленным, как Синтия, внимательно слушал ее, стараясь не пропустить ни слова.
Было совершенно очевидно, что они любовники. Какая-либо другая интерпретация их поведения была исключена.
То, что леди Баллимер увидела, не допускало никакого иного толкования. Оставалось лишь посмотреть этой неизбежной и неприятной правде в лицо.
Все ее надежды и мечты рушились прямо на глазах. Брак с Джоном Эллсуортом, еще минуту назад казавшийся решением всех проблем, стал невозможным. Как же это произошло? Леди Баллимер была в полном замешательстве. Ее охватила паника.
Не понимая, что она делает, леди Баллимер встала. Зажав в похолодевших пальцах салфетку, она смотрела не отрываясь на приближавшуюся пару. Хаос царил в ее голове, она почти обезумела от того, что все рушилось. Должен же быть какой-то способ, чтобы спасти ситуацию. Просто должен быть.
Когда Синтия и мистер Уиттакер вошли в открытую балконную дверь и Синтия увидела лицо матери, у нее по крайней мере хватило совести покраснеть. Но она по-прежнему прижималась к мистеру Уиттакеру, и леди Баллимер посчитала это бесстыдством.
— Доброе утро, — весело сказал мистер Уиттакер, ничуть не смущаясь. — Сегодня чудесная погода.
Негодяй! Он наслаждался изумленными взглядами, удивлением, неодобрением и неприкрытым любопытством на их лицах! По мнению леди Баллимер, это было уже слишком.
Но ярость мешала ей говорить. К счастью, герцог, по-видимому, разделял ее неприязнь, вызванную наглым поведением мистера Уиттакера. Он поднялся из-за стола, и, когда он заговорил, его голос источал холод:
— Заходите, прошу вас, мистер Уиттакер. Леди Синтия, мы все утро пребывали из-за вас в страшном беспокойстве.
Синтия покраснела еще больше. Однако, к недовольству матери, она еще теснее прижалась к мистеру Уиттакеру, как будто искала у него защиты.
— Прошу меня простить, ваша светлость, — ответила она почтительно. — Я никого не хотела пугать.
— Где вы были, дорогая? — спросила герцогиня.
— Я была в оранжерее, — спокойно ответила Синтия.
— В оранжерее? Что вы такое говорите, черт возьми! — воскликнул мистер Эллсуорт. — Ведь это… — Он осекся, перехватив грозный взгляд мистера Уиттакера, и, смутившись, замолчал, делая вид, будто поперхнулся.
Мистер Эллсуорт был красным как рак. Негодяй! Если он не виноват, почему он так смущен? Стало быть, виноват.
Она же знает, что он виноват. Однако каким-то образом ему удалось выпутаться из ловушки, которую она так тщательно расставила. Ярость захлестнула леди Баллимер, она почувствовала, как ногти впились ей в ладони. Позеленев от злости, она повернулась к мистеру Эллсуорту.
— Прошу вас, закончите свое предложение, — прошипела она. — Вы собирались сказать, не так ли, что оранжерея — это то место, куда вы пошли, чтобы прошлой ночью встретиться с леди Синтией. Так как? — Леди Баллимер вызывающе повысила голос. — Отвечайте, сэр. Что вы можете сказать в свое оправдание?
Мистер Эллсуорт выпучил глаза.
— Я? — задохнулся он. — Встретиться с леди Синтией?
Ради Бога, мадам. Нет! — Он так отчаянно затряс головой, что его волосы, растрепавшись, упали ему на лоб. — Мне это никогда и в голову не приходило, ей-богу! Встретиться с леди Синтией! Господи помилуй! Зачем?
— Как вы смеете это отрицать? — закричала леди Баллимер в истерике. — Я вас видела.
В то же мгновение, как эти слова вылетели у нее изо рта, она поняла, что выдала себя. Помимо воли поддавшись гневу, она практически призналась, что с самого начала знала, где находится Синтия, и считала, что мистер Эллсуорт был с ней.
Наступила мертвая тишина. Все взгляды были направлены наледи Баллимер — осуждающие, клеймящие, полные ужаса. Обессиленная, она упала на стул и прижала к губам салфетку. На мгновение ей показалось, что она упадет в обморок. Как бы она хотела упасть в обморок! Это было бы таким облегчением. Но, видимо, по заказу это сделать невозможно.
Дерек Уиттакер, обнимая Синтию за талию, выступил вперед.
— Это вы меня видели, леди Баллимер, — тихо сказал он. — Это я встретился с вашей дочерью в оранжерее. А вы приняли меня за мистера Эллсуорта.
В голове у леди Баллимер все перепуталось, но она промолчала, поскольку боялась говорить: вдруг снова скажет что-нибудь ужасное? Да и что было говорить? Она не могла спросить, как мистер Уиттакер узнал, что Синтия будет в оранжерее. Неужели ему об этом сказал мистер Эллсуорт?
Леди Баллимер ничего не могла понять, но и задавать вопросы, не выдавая себя и дальше, она тоже не решалась.
Но мистер Уиттакер сам все разъяснил.
— Мы с леди Синтией, возможно, встретились бы в оранжерее всего на несколько минут. Сейчас трудно сказать, что могло бы произойти. Но когда мы попытались открыть дверь, то обнаружили, что она заперта. — Дерек медленно оглядел всех. — Кто-то нас запер.
Все взгляды снова обратились к леди Баллимер. От этих взглядов ей стало жарко. Стыд и разочарование навалились на нее с такой тяжестью, что она едва могла говорить.
— Может быть… — хрипло произнесла она, потом, сглотнув, начала снова:
— Может быть, это была случайность.
— Возможно, — согласился мистер Уиттакер, но было очевидно, что он в это не верит. — Как бы то ни было, леди Баллимер, ущерб нанесен. Ваша дочь и я провели всю ночь в оранжерее. Взаперти. Наедине.
Отчаяние овладело леди Баллимер. Синтия погибла! Ее дочь скомпрометирована, но не тем человеком! О, что же ей делать? Что она может сделать?
Она подняла умоляющий взгляд на мистера Эллсуорта, словно ожидая, что он спасет положение. Она так жаждала услышать от него эти слова, что они уже звучали у нее в ушах:
«Позвольте мне вмешаться, леди Баллимер. Леди Синтия окажет мне честь, если согласится выйти за меня замуж». Но мистер Эллсуорт смотрел на нее с отвращением. Ее вдруг охватило чувство стыда. Она вспомнила, что он видел подброшенную ему записку. Так же, как Синтия и мистер Уиттакер, он знал, что она сделала. И возможно, он понял, зачем она это сделала.
С болью в сердце она обратила свой взгляд на сэра Питера и леди Эллсуорт. Но они смотрели на нее так, словно она на их глазах превратилась в какое-то отвратительное пресмыкающееся. А они в отличие от их сына ничего не знали о тех злополучных записках. Они не подозревали о ее подлоге, направленном против их сына. Что они станут думать о ней, когда узнают всю правду? Она не могла льстить себя надеждой, что ее махинации останутся тайной. Мистер Эллсуорт, конечно же, расскажет родителям все и в деталях.
Сколько еще людей узнают о ее позоре? История слишком пикантная, чтобы люди о ней не стали сплетничать.
О, как это было ужасно! От этой истории пострадала не Синтия. Это ее репутация, а не репутация ее дочери лежит в развалинах!
Когда снова заговорил герцог, его голос был суров и холоден.
— Правильно ли я вас понял, мистер Уиттакер? Вы скомпрометировали эту невинную девушку — гостью в моем доме?
— Да, ваша светлость, — спокойно ответил мистер Уиттакер. — Хотя я и не намеревался этого делать.
Герцог встал, глядя на Дерека со злостью.
— Мне наплевать на ваши намерения, сэр, — отрезал он. — Вам придется исправить то зло, которое вы причинили. Вы попросите руки леди Синтии.
— Да, ваша светлость. — Мистер Уиттакер отпустил от себя Синтию настолько, чтобы иметь возможность поклониться. — Вы себе не можете представить, с каким огромным удовольствием.
Леди Баллимер всполошилась.
— Нет, — слабым голосом произнесла она. Ее так трясло, что было слышно, как стучат ее зубы. — Мистер Уиттакер, в… в этом н-нет необходимости, — с трудом выдавила она. Сказать больше ей не удалось.
— Как это нет необходимости? — раздраженно возразил герцог. — Господи, женщина! Взгляни на них. Более виноватой пары я еще в жизни своей не видел. Мистер Уиттакер знает правила. Он будет их соблюдать, черт побери, или я, будь он хоть трижды мой родственник, лично укажу ему на дверь.
Мистер Уиттакер приложил руку к сердцу.
— Сэр, вы меня пугаете, — торжественно заявил он. — Спешу подчиниться вашей воле. — Он обнял Синтию за талию.
Леди Баллимер глазам своим не поверила, но Синтия — ее Синтия! — с радостью прильнула к этому негодяю.
— Я немедленно сделаю предложение леди Синтии, — пообещал мистер Уиттакер.
— А я приму его. — Синтия сияла от счастья.
Леди Баллимер со стоном протянула руку к дочери:
— Синтия. Нет. Как же так? Ты едва знакома с мистером Уиттакером.
— Позволь мне возразить тебе, мама. — Синтия говорила вежливо, но как-то отстраненно, словно разговаривала с незнакомым человеком. — Это не я, а ты едва знакома с мистером Уиттакером. А я знаю мистера Уиттакера очень хорошо. — Синтия оперлась на руку Дерека и посмотрела на него с обожанием.
— Я очень рад, дорогая леди Синтия, — сказал герцог. — У меня такое впечатление, что вы не питаете отвращения к браку с нашим шалопаем.
— Ни малейшего, ваша светлость.
Герцог перевел взгляд на мистера Уиттакера.
— А ты, мой мальчик? По-моему, ты доволен своей судьбой.
— Более чем доволен, ваша светлость. — Лицо Дерека расплылось в улыбке. — Я уже несколько лет мечтаю жениться на леди Синтии.
Это признание было встречено удивленными возгласами.
Все вздохнули с облегчением и начали поздравлять счастливую парочку. Леди Баллимер смотрела на все с изумлением.
— Как это может быть? Что вы такое говорите? — все повторяла она в замешательстве.
Никто и не думал ей отвечать. Она словно превратилась в невидимку. Эллсуорты бросились поздравлять Синтию и мистера Уиттакера, не обращая внимания наледи Баллимер.
Мистер Эллсуорт жал руку мистеру Уиттакеру и желал ему счастья. Герцогиня, грациозно поднявшись из-за стола, подошла к Синтии, чтобы поцеловать ее в щеку. Даже герцог немного оттаял. А леди Баллимер все еще сидела за столом, то складывая, то разворачивая салфетку.
Герцогиня подошла к мужу и тронула его за рукав.
— Давай оставим молодых людей одних, мой дорогой. У них есть о чем поговорить. Надеюсь, никто меня не осудит зато, что я не проявляю интереса к предстоящим событиям, как это положено. Но сегодня утром мои мысли заняты более важными вещами.
Герцог посмотрел на жену с удивлением. Она застенчиво улыбнулась и похлопала его по руке.
— Ради Бога, Уильям, проводи меня наверх. Я хочу увидеть нашего внука.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неприступная красавица - Фарр Диана



Очень милый роман. Такой жизненный.Так легко читается. Забитая матерью девочка наконец-то послала ее подальше. Я хоть сама мать, но по жизни знаю таких матерей-сволочей. Советую к прочтению
Неприступная красавица - Фарр ДианаВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.18





Миленько, но на 1 раз.Перечитывать не станешь. Г.г. какой-то непонятный,г-ня вообще забитое создание. Ни толковой интриги,ни нормальной развязки...5\10...
Неприступная красавица - Фарр ДианаН.Н., 28 л.
7.09.2013, 16.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100