Читать онлайн Неприступная красавица, автора - Фарр Диана, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неприступная красавица - Фарр Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.85 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неприступная красавица - Фарр Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неприступная красавица - Фарр Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Фарр Диана

Неприступная красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Мистер Эллсуорт невероятно раздражал Синтию. Он был даже хуже, чем просто бесполезен. Он причинил Ханне еще большую боль, пытаясь помочь ей сесть. Коленка Ханны быстро опухала, и Синтия в конце концов попросила мистера Эллсуорта оставить Ханну в покое.
— Если вы знаете, как это делается, пожалуйста, расседлайте Леди. — Синтия надеялась отвлечь мистера Эллсуорта, поручив ему конкретное дело. — Мы положим мягкую часть седла под ногу Ханне.
Получив задание, мистер Эллсуорт тут же перестал заламывать руки и прекратил винить себя в падении Ханны.
Он отвел Леди в сторону и, хотя и не сразу, сумел снять седло. Синтия оставалась возле подруга, закрывая ее лицо от солнца и весело разговаривая с ней, чтобы отвлечь от боли.
Ханна была и без того пуглива, а поведение мистера Эллсуорта и его причитания могли привести только к тому, что она решит, что может остаться инвалидам на всю жизнь.
Синтия помогла Ханне осторожно поднять ушибленную ногу, а мистер Эллсуорт, деликатно отведя взгляд, сунул под нее седло. Ханна вскоре призналась, что в таком положении колено болит немного меньше. Синтия понимала, что Ханна храбрится и это, возможно, всего лишь маленькая ложь, но она одобрительно сжала руку подруги. Попытки Ханны быть сильной и мужественной сослужат ей лучшую службу, чем страхи, которые мистер Эллсуорт слишком охотно ей внушал.
К сожалению, после того как мистер Эллсуорт выполнил порученное ему дело, он снова принялся выражать Ханне сочувствие и уверять ее в своем искреннем раскаянии.
Ханна благосклонно принимала причитания мистера Эллсуорта, ей, по-видимому, красилось его внимание, но Синтию они бросали в дрожь. А мистеру Эллсуорту доставляло удовольствие собственное благородство. Синтая наконец умолила его немного прогулять лошадей.
— Ведь я не могу оставить Ханну, — напомнила она ему, и он немедленно согласился.
Когда вернулся Дерек, ей уже казалось, что они провели на этой тропе много часов. Солнце стало припекать, а Синтия устала от невероятных усилий предотвращать все возрастающую панику Ханны и одновременно тактично держать на расстоянии мистера Эллсуорта. У нее отлегло от сердца, когда она увидела высокую фигуру Дерека, показавшуюся из-за вершины холма. У него было что-то в руках, но он шел пешком.
— Боже мой! — воскликнул мистер Эллсуорт. — Верховая тропа слишком узка для кареты. Как же нам не пришло это в голову? О Боже, Боже!
— Нет карсты? — В голосе Ханны явственно слышалось смятение. Лежа на земле, она не могла видеть Дерека. — Но я не в состоянии идти. А уж верхом и подавно не смогу.
Терпение Синтии было на исходе.
— Помолчи, Ханна. И вы, мистер Эллсуорт, прошу вас, успокойтесь. Я уверена, что мистер Уиттакер что-нибудь придумал.
Дерек весело помахал им рукой. Его уверенный вид был просто бальзамом на сердце Синтии. Он подошел к ним и бросил свой груз на землю.
— Я рад, что додумался до этого. — Он указывал на лежавший на земле предмет. Это были две длинные жерди, между которыми было натянуто суровое полотно. — Это носилки, — пояснил он. — Нам с мистером Эллсуортом выпадет честь их нести.
— Ах, что вы! — Ханна приподнялась на локте и в ужасе смотрела на носилки. — Вы, наверно, шутите.
— Все не так страшно, как вы думаете, — улыбаясь, уверил Дерек Ханну. — По ту сторону холма нас ожидает двуколка, которая довезет вас до Оулдем-Парка. Я не мог подъехать ближе. Доверьтесь нам, миледи. Мы постараемся нести вас как можно осторожнее.
Видно было, что Дереку не удалось убедить Ханну до конца. Но Синтия ей посочувствовала. Не очень-то приятно, да к тому же и неловко, когда тебя несут на носилках.
Особенно если ты тайно влюблена в одного из тех мужчин, которые понесут их. И вдвойне неприятно, если ты стесняешься своей полноты. Бедняжка Ханна!
Мужчины разложили носилки на земле около Ханны, и Синтия помогла ей на них перебраться. Это было нелегко.
Мистер Эллсуорт был явно шокирован, когда Дерек предложил помощь джентльменов, а Ханна слишком смущена, чтобы возразить ему, и потому промолчала. В результате, чтобы не нарушать приличий, дамам пришлось управляться без посторонней помощи. Юбки Ханны и уже довольно сильно распухшая нога сковывали ее движения, и Синтии пришлось приподнять ее, чтобы потом опустить на носилки. Это явно было ей не под силу, но она все же справилась.
Поправив рваное и грязное платье Ханны, она сообщила мужчинам, что они готовы.
Ханна выглядела испуганной.
— Что мне теперь делать?
— Просто лежите как можно спокойнее, — сказал Дерек таким тоном, будто ничего особенного или трудного им не предстояло. — Мы постараемся, чтобы вы ничего не почувствовали, леди Ханна. Я правильно говорю, Эллсуорт?
— Господи! Я надеюсь. — Он, похоже, нервничал не меньше Ханны. — Мы будем очень осторожны. — Он склонился над Ханной. Она лежала вытянувшись, словно тело в гробу. — Ханна, дорогая моя, мы постараемся не уронить тебя. Но если так случится и ты по какой-либо причине упадешь с носилок, постарайся подстраховать падение руками, — с самым серьезным видом попросил он.
— Она не упадет с носилок, — твердо заявил Дерек. — И уж совершенно исключено, чтобы мы ее уронили. — Он подошел к Синтии и помог ей сесть в седло. — Что за дурак этот Эллсуорт, — с отвращением буркнул он, но так, чтобы его услышала только Синтия. — Он напугает ее до смерти.
Синтия едва слышно ответила, ставя ногу в ботинке на сплетенные пальцы Дерека:
— Когда я увидела тебя у вершины холма, я так обрадовалась. — И громко добавила, когда он посадил ее в седло и передал поводья:
— Благодарю вас, мистер Уиттакер.
Перед тем как обернуться к остальным, он многозначительно посмотрел на Синтию.
— Что ж, Эллсуорт, предлагаю отдать все поводья леди Синтии, — сказал он уверенным тоном, потирая руки. — Я не смогу нести ее светлость и одновременно вести двух лошадей. Так мы готовы? Леди Ханна, вам удобно? Ничего, ничего, не волнуйтесь. Сейчас мы вас поднимем с твердой холодной земли, и вы сразу почувствуете себя намного лучше. Леди Синтия, прошу вас, следуйте за нами.
Дерек поймал взгляд Синтии, и она ему подмигнула. Она поняла его стратегию: постоянно поддерживать разговор и не дать мистеру Эллсуорту вклиниться со своими предсказаниями еще больших несчастий. Какой он все-таки умный!
Но еще большее впечатление произвела на Синтию его находчивость, когда они без всяких происшествий, как он и предсказывал, дошли до двуколки. Он предвидел, что двуколку будет трясти, и поэтому обложил спинку подушками и валиками, которые должны были защитить Ханну. Лошадь была привязана к высокому кусту — на пустоши не было ни одного дерева — и мирно щипала траву. Мужчины осторожно положили носилки с Ханной на заднее сиденье. Двуколка была не очень широкой, и концы жердей торчали наружу с каждой стороны. Дерек посчитал это опасным, и Ханне пришлось перебраться с носилок на подушки, а он сложил носилки и сунул их в отделение для багажа.
— Я так вам благодарна, что вы подумали о подушках!
— А еще я послал за хирургом. Надеюсь, что к тому времени, как мы вернемся, он уже будет в Оулдем-Парке.
— Замечательно! — воскликнула Синтия. — Мистер Уиттакер, вы позаботились обо всем!
— Приедет хирург? — испуганно спросила Ханна. — Я не думала, что мне потребуется медицинская помощь. Полежу день-два…
— Послушай, Ханна. Не надо бояться. Мы все почувствуем себя лучше, если будем знать, что тебя осмотрел специалист. Хирург посоветует тебе, что надо делать, как лечить твое колено. У тебя могут быть и другие ушибы.
Ханна посмотрела на Синтию в нерешительности, но тут, к счастью, вмешался мистер Эллсуорт:
— Моя дорогая Ханна, осторожность не помешает. Леди Синтия совершенно права. А я не успокоюсь, пока не узнаю, что вам оказана самая лучшая медицинская помощь, какая только возможна.
Это свидетельство заботы мистера Эллсуорта приободрило Ханну, так что Синтия воздержалась от нагоняя, который она собиралась обрушить на него. Странно, подумала она, как по-разному они с Ханной реагируют на поведение мистера Эллсуорта. Ханну в отличие от нее рьяная заботливость мистера Эллсуорта нисколько не раздражала, а даже наоборот — утешала. Ей она приносила облегчение. Синтия же находила его несносным. Она просто сошла бы с ума, если бы с ней случилось такое, как с Ханной, и кто-нибудь все время вокруг нее суетился, с мрачным видом предполагал худшее и предсказывал еще более ужасное будущее.
Синтия посмотрела украдкой на Дерека. Он являл собой образец рыцарского поведения. Никаких глупостей, никакой суеты, никаких пустых слов сочувствия, никаких ненужных мер предосторожности. Только действия. Умелые и решительные. Каким прекрасным мужем он будет для какой-нибудь счастливицы! Как жаль, что этой счастливицей окажется не она!
Она подавила тяжелый вздох и сосредоточила внимание на порученном ей деле: вести под уздцы лошадь мистера Эллсуорта. Мистер Эллсуорт настоял на том, чтобы ехать в двуколке вместе с Ханной, якобы для того, чтобы подхватить ее, если она, упаси Бог, начнет падать. Так что Синтия, сидя верхом, должна была вести за собой его лошадь. Дерек управлял двуколкой, а кобылка Ханны шла на привязи позади всех.
Странная кавалькада, ползущая со скоростью улитки по верховой тропе, представляла собой занятное зрелище. Однако по пути до самого Оулдем-Парка они не встретили ни души. Дерек указал кнутом на блестящий черный кабриолет, который стоял перед замком:
— Это кабриолет хирурга, леди Ханна?
Ханна едва успела повернуть голову и ответить: «Полагаю, что так», — как к ним подлетели два помощника конюха во главе с главным грумом. Одновременно открылись массивные двери герцогского замка, и появился Каммингс, а с ним два дюжих лакея. Поднялась суматоха. Ханну выгрузили из двуколки и осторожно отнесли в холл, Синтии помогли спешиться, а лошадей повели в конюшню. Мистер Эллсуорт не отходил от Ханны, все время что-то восклицая, и на каждом шагу давал указания лакеям. Синтия слышала его удалявшийся голос, пока Ханну несли в библиотеку:
— Осторожно! Не трясите ее! Не наткнитесь на стул!
Синтия поднялась по ступеням последней. Когда она входила в холл, стягивая перчатки, она увидела, как Каммингс отвел в сторону Дерека и что-то ему прошептал, от чего лицо Дерека окаменело. Он тут же подошел к ней. Она не могла не обрадоваться тому, что он, возможно, инстинктивно решил поделиться с ней тем, что было важно для него.
— Это действительно кабриолет хирурга, — тихо сказал Дерек. — Но он приехал не из-за леди Ханны. Он уже был на пути в Оулдем-Парк, когда я послал за ним. Он приехал с повитухой.
— О! Значит, леди Малком пришло время рожать? Я так рада!
Дерек кивнул:
— Я тоже рад. Возможно, ее страданиям придет конец.
Хотя я немного волнуюсь, откровенно говоря.
— Еще бы! Но я уверена, что все обойдется. А у хирурга будет время, чтобы осмотреть и Ханну, как вы думаете?
— Рождение ребенка, насколько я слышал, дело долгое.
С Натали, конечно же, будет повитуха. Ну и Малком, разумеется, тоже.
— Лорд Малком? — удивилась Синтия. — Вы, должно быть, ошиблись. Ни один мужчина не останется со своей женой в этих обстоятельствах.
— Вы не знаете Малкома. Он ни за что не отойдет от Натали ни на шаг. Когда родилась Пиппа, он к концу родов был измотан не меньше, чем Натали.
— Никогда не слышала ничего подобного. — Синтия была поражена. — Обычно мужчины уходят из дома, когда их жены рожают, не говоря уже о том, чтобы оставаться с ними в одной комнате. И я предполагаю, что большинство жен предпочли бы, чтобы их мужья отправились в свой клуб, на конюшню или еще куда-нибудь, а не слонялись бы по дому. Почему хирург это разрешает? Мне кажется, муж будет только вертеться под ногами и мешать.
— Это не относится к Малкому. Он, наоборот, всячески помогает. Разговариваете Натали, ободряет, поддерживает и все такое. Вытирает ей лоб, обмахивает лицо. В общем, делает все, что полагается.
— Ну и ну. — Синтия задумалась. Она не могла себе представить, чтобы захотела видеть рядом с собой мужа во время родовых мук. То немногое, что она знала о родах, было связано не только с болью. В такое время женщина выглядела не лучшим образом. А из того, что она знала о мужчинах, она сделала вывод, что для них внешний вид женщины и ее поведение были настолько важны, что вид рожающей жены может убить в муже любовь.
По не было ли это еще одним заблуждением, размышляла она. И не слишком ли длинным получается список этих заблуждений? Надо в этом разобраться.
Жизнь в Оулдем-Парке замерла в ожидании. Лишь изредка были слышны приглушенный топот пробегающих ноги хлопанье дверей где-то наверху. Горничные с полотенцами и тазами сновали вверх и вниз по лестницам. Их молодые лица сияли от ощущения важности происходящего. Хирург все же вышел из спальни леди Малком в сопровождении леди Графтон, чтобы осмотреть колено Ханны, но его осмотр был поверхностным, и ни он, ни мать Ханны долго около нее не задержались. Хирург порекомендовал держать ногу повыше, что и так уже было сделано, и прикладывать холодные компрессы: «Лучше всего лед, если есть. Чтобы отек спал, подержать компресс пятнадцать минут, потом на пятнадцать минут снять». Он пообещал навестить Ханну через двадцать четыре часа и очень скоро откланялся. Эта очевидная торопливость возмутила мистера Эллсуорта, но Ханна была рада его уходу. Она боялась, что хирург порекомендует старинное средство — поставить банки, а эта процедура ее пугала.
Синтия оставалась с Ханной и мистером Эллсуортом в библиотеке, поддерживая вялый разговор и чувствуя себя третьей лишней. Дерек, само собой разумеется, где-то прождал весь день, скорее всего наверху, и спустился в библиотеку лишь к пяти часам, к чаю. Он был хмур и бледен.
Синтия поднялась ему навстречу:
— Мистер Уиттакер, мы так рады вас видеть! Есть какие-нибудь новости?
Он удрученно покачал головой и взял из ее рук чашку с чаем.
— Большое спасибо, — сказал он, опускаясь в кресло. — Нет, пока никаких новостей нет. Мне сказали, что схватки начались у Натали еще на рассвете, но она никому ничего не говорила об этом, пока не убедилась… А мы к тому времени уже уехали из дома.
— Да, это занимает довольно длительное время, — посочувствовала Ханна. — Но вы ведь знаете, что ничего необычного в этом нет.
— Верно. — Он тупо смотрел на чашку, но не сделал ни одного глотка. — Я все это время слонялся по коридору второго этажа, недалеко от ее комнаты. Подходить слишком близко я боялся. — Из его груди вырвался короткий невеселый смешок. — Даже на расстоянии слышать все это невыносимо.
Мистер Эллсуорт ужаснулся.
— Сочувствую вам, Уиттакер. Почему бы вам не посидеть здесь с нами? Они же позовут нас, как только ребенок появится на свет.
— Нет, — покачал головой Дерек, — я должен быть там.
На тот случай, если понадоблюсь Натали.
Мистер Эллсуорт хмыкнул не то сочувствующе, не то презрительно.
— Но вы же ничем не можете помочь, Уиттакер. Вы же всего-навсего ее брат.
— Я знаю. — Дерек стиснул зубы и помолчал. Он встал и поставил на стол чашку. — Боюсь, у меня нет аппетита. Извините. Я вернусь, когда буду лучше себя чувствовать.
Натянуто улыбнувшись Синтии, он слегка поклонился и вышел.
Мистер Эллсуорт скрестил на груди руки.
— Увольте, но я не понимаю, какая Уиттакеру польза от того, что он слоняется по коридору. Так можно довести себя до безумия.
Синтию так и подмывало сказать мистеру Эллсуорту, что он болван. Но она стиснула руки на коленях и постаралась говорить вежливо.
— Он не хочет в этом признаваться, мистер Эллсуорт, но вы же знаете, что леди Малком послала за ним на прошлой неделе, потому что неважно себя чувствовала. Он не простил бы себе, если бы упустил шанс попрощаться с ней.
Мистер Эллсуорт выпучил глаза, а Ханна вздрогнула и прикрыла ладонью рот. Синтия смутилась и покраснела.
— Возможно, мне не следовало этого говорить. И конечно, все полагают, что опасности почти нет. Но я думаю, что именно поэтому мистер Уиттакер хочет быть как можно ближе к дверям спальни леди Малком.
— Бедный мистер Уиттакер. — Глаза Ханны наполнились слезами. — Что за ужасная мысль!
— Не переживайте так, моя дорогая Ханна, — серьезно сказал мистер Эллсуорт. — Ведь леди Синтия думает, что опасность невелика. И что бы ни случилось с леди Малком, вы должны направить все свои силы на то, чтобы поправиться.
— Я совершенно здорова, — заявила Ханна. — Что такое больная коленка? Сущий пустяк! Я ни о чем другом не могу думать, как о бедной тете Натали.
Это, конечно, было благородно со стороны Ханны, но Синтии пришлось отвернуться, чтобы скрыть улыбку. Мысли Ханны действительно были полностью заняты, но не мыслями о страданиях тети. Несмотря на временное недомогание, она просто купалась в безраздельном внимании и сочувствии Джона Эллсуорта.
Беспомощность Ханны явно стала предметом забот и — интереса мистера Эллсуорта. Он сидел справа от нее, придвинув стул к дивану, на котором она лежала, и почти не спуская с нее глаз. Синтии казалось забавным наблюдать за тем, как внимательно он смотрел на Ханну, как был готов выполнить любое ее желание. Не холодно ли ей от ледяного компресса? Он вскочил и раздул огонь в камине. А теперь стало слишком жарко? Он откинул плед, прикрывавший ноги Ханны. Ей опять холодно? Плед вернулся на свое прежнее место. Лучи солнца, пробившиеся сквозь окно, упали ей налицо. Он подбежал к окну и задернул шторы так, как она просила, оставив немного света. Каждые четверть часа он — забирал у нее компресс со льдом и подавал новый — в точном соответствии с инструкцией хирурга.
Это было поистине удивительное зрелище. Синтия вспомнила, как Ханна ей рассказывала о постоянном внимании к ней Джона, когда она в детстве болела скарлатиной, и улыбнулась про себя. Если хвори и ушибы выявляют в характере Джона Эллсуорта самое лучшее, то не пройдет и десяти лет, как он превратит Ханну в инвалида. Воображаемого. Конечно, если женится на ней. От этой мысли у Синтии по спине пробежали мурашки. Если мистер Эллсуорт и дальше будет ходить перед Ханной на задних лапках, мама непременно это заметит, и тогда не миновать бури.
Синтия ни на минуту не сомневалась в том, что мать возложит на нее всю вину за такой поворот событий. Мама пребывала в полной уверенности, что стоит Синтии поманить пальчиком, и любой мужчина, кто бы он ни был, окажется у ее ног. И эту веру не могли поколебать даже многочисленные случаи, когда этого не происходило. Мама твердо верила в превосходство дочери над любой другой девушкой на выданье. Но ее ожидания то и дело играли с ней злые шутки.
Синтия нахмурилась и, глядя в окно на темнеющее небо, стала размышлять. Самый лучший способ избежать скандала — это найти какого-нибудь другого джентльмена, который был бы приемлем и для нее, и для ее семьи и которого она могла бы сразу предложить в качестве замены мистеру Эллсуорту. Но кого? По-настоящему богатых людей было так мало, а те, с которыми она уже была знакома, хотя и восхищались ею, серьезных намерений не имели. Кроме сэра Джеймса Файли, конечно. И если подумать, можно было бы назвать еще нескольких джентльменов того же круга. Пожилые мужчины, все еще цепляющиеся за атрибуты прошлого века. Мужчины с испитыми лицами, тягучими голосами, вялыми движениями и хищными улыбками. При воспоминании о них Синтию передернуло. Ничего, кроме отвращения, они у нее не вызывали.
Ее задумчивый взгляд снова остановился на мистере Эллсуорте. Из мужчин, которых мать велела ей поощрять, он был лучше всех. Это правда. Как жаль, что в него влюблена Ханна. И что появился Дерек.
В конечном счете, поскольку действительно появился Дерек, она должна была бы радоваться тому, что Ханна любит мистера Эллсуорта. Было бы труднее оправдать перед матерью свой отказ от него, если бы у нее не было другой причины, кроме своих собственных чувств. Посмеиваясь, она наблюдала за тем, как мистер Эллсуорт в сотый раз взбивал подушки под головой Ханны. Она была почти уверена, что когда-нибудь — может быть, не в этом году и не в следующем — наступит день, когда мистер Эллсуорт женится на Ханне. И эта уверенность плюс чувства Ханны были веской причиной поискать себе другого жениха.
Как ей хотелось верить в то, что поиски нового жениха позволят ей обратить свой взгляд на Дерека Уиттакера! Однако она не разделяла его оптимизма, его веры в то, что все образуется, тем более — в его счастливую звезду. При этой мысли улыбка исчезла с ее лица. У нее всего неделя или две на то, чтобы предаваться своим мечтам. Потом они вернутся в Лондон, и ей выберут очередного претендента из ряда неприлично богатых женихов. Если только не произойдет чуда…Но Синтия, как ей казалось, уже исчерпала свою долю божественного вмешательства. Внезапная смерть сэра Джеймса Файли прямо перед свадьбой — вот что было чудом.
Ждать еще одного она вряд ли посмеет.
Наступил вечер, и все разошлись по своим комнатам, чтобы переодеться к обеду. Ханне принесли трость, и она храбро продемонстрировала, как у нее здорово получается передвигаться без посторонней помощи. Тем не менее мистер Эллсуорт настоял на том, чтобы Ханну перенесли в се спальню и подали ей обед туда. Она сморщила нос и, смеясь, сказала ему, что он слишком о ней беспокоится. Все же было заметно, что его забота была ей приятна. И хотя она проковыляла по коридору без его помощи, она позволила дворецкому — под строгим наблюдением мистера Эллсуорта — отнести себя наверх.
Интересное положение леди Малком посчитали недостаточно убедительной причиной для того, чтобы нарушать заведенный в доме порядок. Обед был подан в обычное время. Лорд и леди Малком, мистер Уиттакер и леди Ханна отсутствовали, но остальные собрались как ни в чем не бывало, как будто не произошло ничего из ряда вон выходящего. Светское воспитание герцога и герцогини не позволяло им упоминать о том, что было у всех на уме, поэтому беседа за столом все время прерывалась и вообще была несколько беспорядочной.
В действительности нервы у всех были на пределе. Обедавшие все время прислушивались одним ухом к тому, не торопится ли кто-нибудь по ту сторону дверей столовой и не услышат ли они долгожданную новость. А другим ухом они вежливо выслушивали очередной спортивный анекдот герцога. Но его светлость неожиданно оборвал рассказ на середине предложения. В холле раздались быстрые шаги. Потом двери распахнулись, В столовую вошел сияющий хирург. Он поклонился герцогу и герцогине.
— Ваша светлость, — произнес он, глядя в пространство между хозяевами, — родился мальчик.
Началось настоящее столпотворение. Четырнадцатилетняя сестра Ханны Элизабет даже подбросила вверх салфетку и в полном восторге закричала:
— Ура! Молодец, тетя Натали.
— Ах, Бетси, тише. — Шестнадцатилетняя леди Джейн смеялась от радости, хотя и притворилась, что недовольна выходкой младшей сестры.
Герцог, опершись локтем на стол, на пару секунд прикрыл глаза ладонью, чтобы скрыть охватившее его волнение, но сразу же оправился. Даже рождение первого мальчика за всю тридцатишсстилстнюю историю семьи Чейзов не могло выбить из колеи герцога Оулдема. Он сделал глубокий вдох, выпрямился и спокойно справился о здоровье новорожденного.
— Замечательный, здоровый ребенок, ваша светлость, — радостно уверил его хирург. — Большой, хорошо сложенный и страшно голосистый.
Услышав это, даже герцог рассмеялся. Поднялся такой гвалт — все поздравляли друг друга, — что герцогине пришлось повысить голос.
— Прошу вас, мистер Тернер, скажите, как моя невестка?
— Леди Малком сейчас отдыхает, ваша светлость.
— Все прошло хорошо?
— Очень хорошо, ваша светлость.
Плечи герцогини обмякли, и она удовлетворенно кивнула:
— Благодарю вас. — Она посмотрела на мужа и улыбнулась. — Поздравляю тебя, Уильям.
— Спасибо, дорогая. — Такого выражения нежности на лице герцога Синтия еще никогда не видела.
Волнение охватило не только тех, кто сидел во главе стола, и тех, кто занимал место в конце, но и всех присутствующих. Джейн и Бетси обнимались, леди Баллимер выражала свои чувства более сдержанно, но тоже поздравляла герцога и герцогиню. Однако взгляд Синтии был прикован к леди Графтон. Она увидела, как маркиза незаметно взяла за руку своего мужа и они обменялись печальными взглядами.
Сердце Синтии сжалось от сострадания к ним. Они, должно быть, испытывали двоякие чувства. С одной стороны, они радовались, что у лорда Малкома после стольких неудачных лет родился наконец долгожданный наследник. Но лорд Графтон был следующим за герцогом по старшинству и должен был бы в свое время унаследовать его титул. А теперь оказывалось, что его племянник, а не сын станет наследником. Синтия видела, как тяжело было леди Малком нести груз ожиданий семьи Чейзов. Леди Графтон, рожавшая одну за другой дочерей, наверно, испытывала то же самое, видя, как все затаив дыхание ждали появления мальчика, а им приходилось поздравлять ее с чувством разочарования с рождением дочери.
Как, должно быть, разрывалось ее сердце, каким это было для нее, как и для любой матери, потрясением!
Сидя за роскошным обеденным столом, сервированным сверкавшими в свете свечей хрусталем и серебром, Синтия не принимала участия во всеобщем ликовании, а размышляла о горькой женской доле. Почему эти белоснежные скатерти, тонкий фарфор, хрусталь, столовое серебро, замок и все, что в нем находится, должно перейти к этому орущему наверху младенцу, а не к его сестрам или теткам? Впервые в жизни ее поразила несправедливость этой древней традиции наследования богатства семьи исключительно по мужской линии.
Она тупо посмотрела в тарелку и заставила себя встряхнуться. Почему все в эти дни ее так удручает? Что с ней происходит? Должно быть, это ее — доселе незнакомое — бунтарское настроение или ее твердое намерение самой решать свои проблемы. А может, она просто страдает от приступа уныния? Если так будет продолжаться и она станет подвергать сомнению все жизненные установки, она скорее всего окончит свои дни в Бедламе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неприступная красавица - Фарр Диана



Очень милый роман. Такой жизненный.Так легко читается. Забитая матерью девочка наконец-то послала ее подальше. Я хоть сама мать, но по жизни знаю таких матерей-сволочей. Советую к прочтению
Неприступная красавица - Фарр ДианаВ.З.,65л.
30.04.2013, 9.18





Миленько, но на 1 раз.Перечитывать не станешь. Г.г. какой-то непонятный,г-ня вообще забитое создание. Ни толковой интриги,ни нормальной развязки...5\10...
Неприступная красавица - Фарр ДианаН.Н., 28 л.
7.09.2013, 16.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100