Читать онлайн Влюбленный повеса, автора - Ланзони Фабио, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный повеса - Ланзони Фабио бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный повеса - Ланзони Фабио - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный повеса - Ланзони Фабио - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ланзони Фабио

Влюбленный повеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Полчаса спустя после встречи с отцом, герцогом Ремингтоном, Райдер и Натали были уже в лондонском районе Степни. Всюду здесь царила грязь и запущенность. Экипаж проезжал по извилистым грязным улочкам, заполненным сточными водами, гниющими отбросами и всевозможным сбродом. За окном кареты нескончаемой вереницей тянулись ветхие многоквартирные дома, шумные таверны, производственные здания, богадельни и больницы. Райдер рассматривал все это с любопытством и отвращением.
Он думал о том, что те несчастные, кому судьбой определено провести здесь жизнь, конечно же, влачили печальное существование. Вот несколько проституток различного сложения и цвета кожи разгуливали по улицам в ожидании покупателей своего тела, там пара воров с бегающими глазами пыталась продать украденные вещи, близ игорного притона зазывала приглашал двух проходивших мимо матросов посетить его заведение. Особую боль у Райдера вызывали дети, которые, кто как мог, зарабатывали себе на хлеб. Девочки-цветочницы дергали за одежду прохожих, предлагая им свой товар, мальчики-подростки распевали на углу дешевые куплеты, некоторые дети торговали с лотков и подносов.
Теперь Натали вновь сидела напротив Рейдера. Он с удовлетворением отметил, что она чувствовала за собой вину, о чем говорил румянец на ее щеках.
– Я уже стала забывать, какая в этом районе нищета, – сказала Натали. – А теперь вот вспоминаю, глядя на все это…
Ее слова заглушили вопли старухи.
– Держи вора! – кричала старая сгорбленная женщина, пытаясь догнать уличного мальчишку, который что-то тащил под мышкой. – Держи вора!
Карета повернула за угол, и можно было продолжать разговор.
– Да, остается лишь мечтать о том, чтобы решить все проблемы обездоленных людей, – мрачно произнес Райдер. – Плохо, что отец разместил фабрику именно в этой части города, которая кишит ворами, проститутками и шарлатанами. Наверное, главным доводом за размещение здесь явился удобный выход в порт. Транспортные издержки здесь сведены до минимума. Но… Натали, я не хотел бы подвергать тебя опасности.
Натали улыбнулась и слегка коснулась его руки.
– Райдер, я действительно похожа на оранжерейный цветок, который увянет при одном виде пробегающей мимо крысы? – спросила она. – Давай лучше поговорим о предстоящей беседе с компаньоном твоего отца. Как ты думаешь, они смогут нам чем-нибудь помочь?
Он рассмеялся.
– Я бы не питал особой надежды, милая. Оба они столь же эксцентричны, как и отец.
– В каком смысле?
– В самом прямом. Освальд Спектр – ужасный скряга, он целыми днями только и делает, что подсчитывает свои золотые. А Джон Линч – отпетый негодяй. Вечерами он шныряет по лондонским улицам в черном плаще и погряз в таких пороках, о которых и говорить не хочется.
– Ах, как это неприятно!
Кучер остановил экипаж близ грязно-коричневой стены фабрики, у входной двери. Райдер помог Натали выйти и повел ее по грязной, выложенной камнем дороге к двери. Внезапно дорогу им перебежала огромная крыса, которая проскользнула всего в нескольких сантиметрах от туфельки Натали. Девушка прижала руки к груди и молча наблюдала за отвратительной тварью, которая спешила к огромной куче всевозможных отбросов.
– Ты что-то говорила насчет оранжерейного цветка и крысы, – усмехнувшись, произнес Райдер. – Мне показалось, что наш цветок собрался увядать. А тебе?
– А мне нет, – ответила Натали, вскинув брови в недоумении. – Я просто немного удивилась, но никак не увяла.
– Может быть, мы все-таки вернемся, милая? – предложил Райдер. – Позже я сам побеседую с Линчем и Спектром.
– Не смеши меня, Райдер, – сухо сказала Натали. – У меня и в мыслях нет отказываться от встречи с этими людьми.
Через обшарпанную дверь они вошли в здание и направились по узкому темному коридору. Повернув за угол, едва не столкнулись с высокой, некрасивой женщиной, одетой во все черное. Даже в полутемном коридоре было видно, что это крупная женщина с большим мясистым носом, бородавкой на левой щеке и густыми усиками на верхней губе. Выглядела она лет на тридцать. В ее карих глазах сквозила нервозность.
Райдер галантно приподнял шляпу.
– Миссис Линч, – поприветствовал он ее. – Вы меня скорее всего не помните. Я Райдер Ремингтон, сын Уильяма Ремингтона.
– Ах да, ваша светлость, – холодно и резко ответила женщина, присев в реверансе.
Райдер повернулся к Натали и ободряюще улыбнулся ей.
– Моя дорогая, это Эсси Линч, жена одного из компаньонов моего отца, Джона Линча, – представил он женщину с усиками.
Затем Райдер повернулся к Эсси и предстал перед ней воплощением любезности.
– Позвольте представить вам мисс Натали Десмонд, – с улыбкой произнес он.
– Мисс Десмонд? – чопорно произнесла Эсси, окинув Натали подозрительным взглядом.
– Здравствуйте! – поприветствовала ее Натали, сделав вид, что ничего не заметила.
Коротко кивнув в ответ, женщина с усиками удалилась.
Как только Эсси повернула за угол, Натали недоуменно покачала головой.
– Какая странная женщина, – выразила свое отношение к ней Натали.
– Ты еще не видела странных, – со смехом успокоил ее Райдер.
Они прошли в шумный тесный прядильный цех. Здесь Натали сразу же заметила разницу между организацией дела здесь и на ткацкой фабрике в Чарлстоне. Здесь с трудом угадывались станки и люди, настолько плотная стояла в помещении темнота. В Чарлстоне же все помещения фабрики были залиты солнечным светом и хорошо проветривались. Присмотревшись теперь, Натали поняла, почему здесь такие густые сумерки. В воздухе висело марево от разогретого машинного масла, хлопковых оческов и человеческого пота. У станков работали в основном женщины и дети. Одетые в лохмотья, все они имели жалкий вид. Сердце Натали сжалось, когда она увидела изможденного ребенка, пытавшегося вдеть нить в остановившийся челнок. Едва ли малышу перевалило за шесть лет.
– О, Райдер! – громко прокричала Натали, чтобы он мог услышать ее в этом грохоте. – У них здесь работают дети. А платят они своим рабочим, судя по их виду, ровно столько, чтобы они не умерли с голоду.
– Я прослежу за этим, – ответил Райдер, не скрывая гнетущего впечатления от увиденного. – Надо провести законы, запрещающие эксплуатацию детей.
– Для этого надо сначала занять свое место в палате лордов, от которого ты до сих пор упорно отказывался, – не без иронии произнесла Натали.
Он грустно улыбнулся и каким-то новым взглядом посмотрел на нее.
– Произошли странные вещи, милая, – произнес Райдер.
Он провел ее на лестницу, которая вела в пристройку над цехом, а оттуда по узкому коридору через открытую дверь в темный, неприбранный кабинет. Там, за столом, заваленном бумагами, сидел полный джентльмен. Он старательно полировал о рукав своего бархатного сюртука впечатляющих размеров кольцо и сначала не заметил вошедших.
– Мистер Спектр! – окликнул его Райдер.
Полный джентльмен с любопытством посмотрел на вошедших и встал. Оказалось, что у него заметно облысевшая голова, толстый нос, лоснящееся лицо и темные круглые глаза. Несмотря на полноту, он обладал высоким, почти женским голосом.
– Лорд Ньюбери! – воскликнул хозяин кабинета. – Какой сюрприз, рад видеть вас снова в Англии.
– Мисс Десмонд, я хотел бы познакомить вас с одним из компаньонов моего отца, Освальдом Спектром, – произнес Райдер, обращаясь к Натали.
– Здравствуйте! – сказала Натали, протягивая руку мистеру Спектру.
Ей стоило большого труда удержаться от гримасы отвращения, когда на нее пахнуло дыхание Освальда, в котором смешались запахи кофе и колбасы. Вдобавок ко всему, пот с его руки просочился сквозь перчатку Натали.
– Садитесь, пожалуйста, – учтиво предложил хозяин, указывая гостям два колченогих стула перед его столом. – Чем могу вам служить?
Райдер наклонился к нему и строго посмотрел в глаза.
– В настоящее время мы с мисс Десмонд находимся в Лондоне в связи с тем, что преследуем контрабандистов, осуществляющих перевозку тканей, – сказал Райдер.
– Контрабандистов? – пронзительно пропищал Освальд. – Странно! Могу, ли я поинтересоваться, как вы оказались втянутыми в такое опасное дело?
Райдер коротко изложил события, которые произошли в Чарлстоне и свои предположения относительно Лондона.
Внимательно выслушав Ньюбери, Спектр перевел взгляд на его спутницу, затем взял в руку карандаш и стал хмуро вертеть его в руке.
– Так вы считаете, что я мог бы помочь вам в этом деле? – спросил он обоих одновременно.
– Мистер Спектр, у нас есть достаточно веские основания считать, что контрабандный товар переправляется в Чарлстон именно из Лондона, – ответила Натали. – Может быть, до вас что-либо дошло, скажем, слухи…
Пожав плечами, Спектр отшвырнул карандаш в сторону.
– Сожалею, мисс Десмонд, – развел он руками. – Но ничем не могу вам помочь.
– Вы ничего не слышали о контрабандных тканях? – скептически произнес Райдер.
– Ну, вы можете попытаться узнать об этом что-нибудь на таможне, – посоветовал Спектр, почесав свою толстую щеку. – Хотя сомневаюсь, чтобы агенты таможни поделились с вами своими данными. Смею заметить, что контрабандисты стараются не проводить свои товары через таможню, чтобы не платить полагающихся в таких случаях пошлин.
– Весьма ценное замечание, – иронически отозвался Райдер.
Спектр поплевал на свое кольцо и принялся вновь натирать его о рукав сюртука.
– Чем еще могу быть полезен вам, лорд Ньюбери? – спросил он равнодушным тоном.
– Вообще-то, можете еще кое-чем, – ответил Райдер, бросив взгляд в сторону Натали. – Скажите, давно ли вы используете на фабрике детский труд.
– Да с самого начала, – рассмеялся Спектр. – Это значит, вот уже семь лет.
– Сомневаюсь, чтобы герцог Ремингтон одобрил ту эксплуатацию детей, которую мы здесь увидели, – заметил Райдер многозначительно.
В глазах Освальда Спектра мелькнули огоньки настороженности, но выражение его лица осталось неизменно безразличным.
– Видите ли, лорд Ньюбери, – произнес он, продолжая натирать кольцо. – Ваш отец уже несколько лет не занимается непосредственно делами фабрики. Кроме того, я никогда не замечал в герцоге особого мягкосердечия по отношению к работающим на фабрике детям.
– Может быть, сегодня все это так и есть, – возвысил голос Райдер. – Но в тот день, когда я возьму на себя обязанности моего отца, ваше равнодушие к интересующим меня вопросам не будет забыто.
Чувствовалось, такой поворот дела уже всерьез встревожил Спектра. Он быстро заморгал своими тонкими веками, и его глазки беспорядочно забегали по кабинету.
– А вы подумали о том, что выставленных нами детей-рабочих ждет на улице еще худшая участь? – визгливо выкрикнул он.
– Избавьте меня, пожалуйста от вашей фальшивой доброты ко всему человечеству, – ответил Райдер. – Заверяю вас, что лично проверю, устроен ли каждый ребенок в школу, находящуюся под покровительством церкви или благотворительного общества…
– Весьма благородное намерение, ваша светлость, – усмехнулся Спектр.
– Так значит, вам ясно, чего я хочу? – спросил лорд Ньюбери.
– Вполне, ваша светлость, – ответил Спектр.
– Я хочу также, чтобы вы проследили за выплатой жалованья всем рабочим, – продолжал Райдер. – Почему большинство из них одеты в лохмотья и кажутся истощенными?
– По этому вопросу вам лучше поговорить с Джоном, – раздраженно произнес Спектр. – Это он занимается финансами.
– Он сейчас здесь? – строго посмотрел Райдер на Спектра.
– Наверное, – неуверенно ответил тот. – Хотя сегодня я с ним еще не разговаривал.
Сухо попрощавшись, Райдер и Натали вышли из кабинета. Пройдя по узкому коридору еще несколько шагов, они попали в другой кабинет. Насколько кабинет Спектра был предельно запущен, настолько этот кабинет оказался предельно ухожен. Пропустив Натали впереди себя, Райдер вошел в помещение и заметил сидевшего за столом Джона Линча. Это был худой мужчина с угольно-черными волосами и жесткими, почти хищными чертами лица. Он делал какие-то записи в бухгалтерской книге. Позади него на вешалке висели черный плащ и зловещего вида черная шляпа с низко опущенными полями…
Бросив взгляд на вошедших, Линч нахмурился, захлопнул книгу и встал.
– А, лорд Ньюбери, – произнес он низким, свистящим шепотом, вонзив в Райдера сверлящие, холодные, как лед, глаза. – Давно я не имел удовольствия видеть вас.
Затем его сверлящий взгляд вонзился в Натали.
– Мистер Линч, – резко начал Райдер. – У нас с леди к вам есть серьезный разговор.
Мистер Линч ответил насмешливым поклоном и жестом пригласил вошедших ближе к его столу.
– В любом случае, входите и садитесь, – сказал он своим свистящим шепотом.
Разговор с Линчем мало чем отличался от разговора со Спектром. Мистер Линч также отказался что-либо сообщить о контрабандных товарах и держался еще более настороженно и недоброжелательно. На протяжении всей беседы Линч почти не сводил своих сверлящих глаз с Натали. Казалось, что глаза хищной птицы нацелились на маленькое беззащитное создание. В один из моментов мистер Линч даже облизнул свои тонкие губы, не переставая пожирать Натали глазами. Райдер чуть было не вскочил со стула, чтобы заставить негодяя вести себя должным образом. Однако Натали сжала его руку и не выпустила ее из своих цепких пальцев.
Когда расспросы о контрабандистах закончились, Райдер перешел к разговору о делах фабрики.
– Мистер Спектр сказал, что это вы занимаетесь начислением заработной платы, это верно? – спросил он.
– Да, это так, – ответил мистер Линч, и его сверлящие глазки сузились до предела.
– Я довел до сведения мистера Спектра свое требование – детей с фабрики отпустить, а другим рабочим платить нормальную зарплату, – сказал Райдер. – Полагаю, что вы платите сейчас каждому рабочему меньше пяти шиллингов в неделю, верно?
Линч фыркнул, схватил со стола бухгалтерскую книгу и потряс ею в воздухе.
– Пять шиллингов слишком высокая зарплата! – возмущенно прохрипел он. – Я прошу вас, лорд Ньюбери, дать мне возможность самому заниматься делами фабрики… Тем более, что у вас есть другие, более приятные занятия.
С последними словами мистер Линч устремил свой наглый взгляд на Натали. Это было уж слишком!
В мгновенье ока Райдер вскочил со своего стула, сгреб Линча за черный шелковый галстук и приподнял его.
– Посмотри на нее еще раз подлец, и это будет последнее, что ты увидишь в своей жизни! – прорычал Райдер.
Как ни странно, угроза, исходившая от черноволосого богатыря, не поколебала спокойствие Линча.
– Уверяю вас, лорд Ньюбери, у меня и в мыслях не было оскорбить леди, – прохрипел он, насмешливо глядя на рассерженного лорда.
Пробормотав проклятье, Райдер отшвырнул Линча.
– Пожалуй, надо будет посоветовать отцу провести тщательную проверку положения дел на фабрике, – произнес он сердито. – А также проверить как следует ваши бухгалтерские книги.
Эта фраза возымела, вопреки ожиданию, куда большее действие, чем встряска. Рот Линча превратился в узкую щель, а глаза выдали внутреннюю тревогу.
– У вас такие хорошие отношения с герцогом? – осторожно спросил мистер Линч.
– Это не ваше чертово дело! – отрезал Райдер. – Ну так что, поговорить нам с отцом в отношении тех безобразий, что я здесь обнаружил?
– В этом нет необходимости, – прозвучал сдержанный ответ.
– Вы хотите сказать, что при своем следующем появлении на фабрике я не увижу ни эксплуатируемых детей, ни полуживых рабочих в лохмотьях? – наседал Райдер.
Линч молчал. Райдер грохнул кулаком по столу.
– Отвечай, мерзавец!
– Все будет так, как вы хотите, лорд.
Когда они вышли из кабинета, Натали поежилась.
– Какой ужасный человек! Он говорит совсем, как змея, если бы змеи только могли говорить.
– Да. Удивляюсь, как это я сдержался и не свернул ему его поганую шею за то, что он так плотоядно смотрел на тебя.
Натали посмотрела на Райдера и рассмеялась.
– Почему же ты этого не сделал?
– По крайней мере он вполне заслуживал этого.
Натали помрачнела и некоторое время шла молча.
– Мне казалось, что, поговорив с этими людьми, мы получим хоть какие-нибудь сведения, – произнесла она с огорчением. – Но, к сожалению, мы здесь не продвинулись вперед ни на шаг.
– Это верно, – согласился Райдер. – Я не удивлюсь, если окажется, что один из них, а может быть, и оба, что-то скрывают. Спектр скользкий тип, это ясно. А что касается Линча, то трудно себе представить, какое большое зло может скрываться в этой порочной душе.
– Что же они могут скрывать? – пожала плечами Натали.
Райдер сделал неопределенный жест рукой и повел Натали вдоль стены прядильного цеха.
– Они отрицают все, хотя несомненно, какие-то слухи до них доходили, – произнес Райдер некоторое время спустя. – Если бы они знали что-нибудь о контрабанде, я уверен, нам они все равно ничего не сказали бы.
Они снова некоторое время шли молча.
У выхода Натали обернулась, чтобы бросить последний взгляд на несчастного шестилетнего ребенка, которого заметила раньше.
– Как ты думаешь, Райдер, действительно Линч и Спектр отпустят малолетних работников?
– Не беспокойся, милая, я прослежу за тем, чтобы в Степни больше не превращали детей в рабов. Надо посмотреть, может быть есть возможность помочь их семьям. Сделав соответствующие пожертвования, я, наверное, смог бы убедить церковную или частную школу взять на обучение этих несчастных детей. Кроме того, мне нужно пристроить Саймона.
Она с восхищением посмотрела на Райдера.
– Ты действительно решил помочь детям?
– А тебя удивляет, что я могу думать не только о себе, но и о других людях?
Они вышли из здания фабрики, прошли к ожидавшей их карете. Райдер открыл дверцу, помог Натали подняться.
– Нет, это меня не удивляет, – сказала она, усаживаясь. – Просто я сомневаюсь в том, что ты под грузом такой ответственности будешь когда-либо счастлив.
Заняв свое место напротив Натали, он с иронией посмотрел на нее.
– Да, конечно, я не буду счастлив до тех пор, пока ты не возьмешь на себя все тяготы моей жизни, все эти заботы и не позволишь мне вести распутный образ жизни, – язвительно произнес он. – Ты согласна устроить мне такую жизнь, милая?
Натали укоризненно посмотрела на него и коснулась его рукава.
– Райдер, я в самом деле ценю тебя и твои усилия, так что твоя ирония здесь не уместна, – произнесла она с нежной улыбкой.
В знак признательности он сжал ее пальцы, тем не менее продолжал хмуриться. Какое-то время они молчали.
– Итак, мы снова в тупике, – высказала она вслух свои мысли.
– Вполне возможно, – уклончиво ответил он.
Брови Натали сошлись на переносице, выдавая ее напряженные размышления.
– Что мы теперь сможем сделать, чтобы найти следы контрабандистов? – высказала она свои мысли вслух. – Весь район Ист-Энд – скопление причалов и фабрик. Будем ходить от фабрики к фабрике, от причала к причалу?..
Райдер пристально посмотрел на нее, и в его взгляде отразилась непоколебимая решимость.
– Нет, Натали, ты не пойдешь, – твердо сказал он. – Ты, моя дорогая, больше не будешь здесь заниматься поисками.
– Почему? – удивилась Натали. – Я же занималась этим в Чарлстоне.
– Там все было иначе, – попытался объяснить он. – Чарлстон – спокойный, провинциальный город. А Лондон – это клубок безумия, порока и опасностей, где за любым углом можно встретить грабителя или убийцу. Нельзя подвергать тебя всем этим опасностям. Поэтому я настаиваю, чтобы ты позволила мне в дальнейшем самому заниматься поисками.
– Ну, нет! – возмутилась она. – Я не позволю тебе запрещать мне…
– Все-таки я это сделаю, Натали! – повысил голос Райдер, все более распаляясь. – А если ты вздумаешь выйти вечером на лондонские улицы, то я просто отшлепаю тебя.
Натали сделала энергичный жест рукой и в отчаянии топнула ногой. Ее взгляд выражал негодование и протест.
– Почему это ты вдруг стал таким строгим и неумолимым по отношению ко мне?
– Я неумолим только в том, что касается твоей безопасности.
– Ну хорошо, в таком случае я пойду с тобой.
– Нет.
– Райдер, я настаиваю!
– Черт побери, мою мать убили на лондонских улицах вечером! И я не допущу, чтобы тебя постигла ее участь.
Гнев Натали сразу же улетучился. Она поняла, что он оберегает ее, заботится о ней и прониклась к нему чувством признательности. В такой обстановке лучше было не настаивать.
– Извини, Райдер, – негромко произнесла она.
Он вздохнул, взял ее руку в перчатке и внимательно посмотрел ей в глаза.
– Вот что, дорогая, давай сделаем так, – предложил он. – Днем мы будем вести поиск вместе. А вечером, если ты мне позволишь, я буду заниматься этим сам.
– Такая сделка мне кажется нечестной, – возразила она.
– Увы, ничего другого я предложить не могу, – пожал он плечами.
– Конечно, ты всегда выбираешь себе самое лучшее, – недовольно пробормотала она.
В своей обычной манере шутить Райдер подмигнул ей и улыбнулся.
– Как всегда, милая.
– Ну ты и повеса!
С этими словами Натали вскочила и набросилась на него с кулаками. Рассмеявшись, он сжал ее запястья, повалил на сиденье и крепко, с наслаждением поцеловал ее.


В тот вечер, когда Гарри Хэмптон шел по грязному сырому переулку в Ист-Энде, его внезапно схватили и затащили в подворотню. Сильная рука держала его за шею мертвой хваткой. Сначала он пытался яростно бороться с нападавшими, но, почувствовав у своего виска холодный ствол пистолета, прекратил борьбу.
– Бери мой кошелек и убирайся! – выкрикнул он. – Кошелек в нагрудном кармане.
– Успокойся, Хэмптон, – произнес вдруг знакомый голос и его отпустили.
Гарри обернулся, чтобы взглянуть на того, кто держал его мертвой хваткой.
– Ньюбери! – воскликнул он изумленно. – Боже мой, ты что, собираешься меня убить.
– Извини, – громким шепотом произнес Райдер, виновато улыбаясь. – Кажется, я немного погорячился после того, как сам тут подвергся нападению грабителя. Кроме того, мне пришлось отвергнуть несколько предложений дам с плохой репутацией и поспорить с одним очень неприятным котом за право находиться на этой территории.
Даже в темноте подворотни было видно, что глаза Гарри округлились от удивления.
– Что за чертовщина, Ньюбери? – изумленно спросил он. – Ты посылаешь мне записку с просьбой встретиться с тобой в этой опасной части города в полночь, а когда я пришел, ты набрасываешься на меня и душишь.
– Еще раз извини, Гарри, – прозвучала искренняя просьба друга. – Мне показалось в темноте, что ты – еще один грабитель или контрабандист.
– Контрабандист? – недоуменно произнес Гарри.
Он внимательно оглядел отвратительную улочку, на которой они стояли, скользнул взглядом по обшарпанной двери, освещенной желтым светом газового фонаря.
– Боже, это похоже на фабрику твоего отца.
– А это и есть фабрика моего отца.
– В таком случае, что мы здесь делаем?
– А ты еще не понял? Ищем контрабандистов.
– Контрабандистов? На фабрике твоего отца?
– Говори, пожалуйста, тише, иначе ты привлечешь сюда еще несколько воров и негодяев.
– Извини, буду говорить шепотом. Так, почему это ты ищешь контрабандистов рядом с фабрикой отца?
Райдер тяжело вздохнул и внимательно посмотрел в лицо приятеля.
– Хэмптон, если ты когда-нибудь разболтаешь то, что я тебе сейчас скажу…
– Пожалуйста, не показывай, Ньюбери, больше свою силу. В этом нет необходимости.
Райдер, довольный, хмыкнул.
– Ты, конечно, знаешь о ситуации, в которой оказалась Натали?
– Да. Контрабандная поставка тканей в Чарлстон, пропавшая тетя и все остальное.
– Так вот, я уверен, что контрабандный товар поступает с фабрики моего отца.
– Что ты говоришь! Но откуда такая уверенность?
– В Чарлстоне Натали показала мне образец контрабандной ткани. Так вот, выработка основы на ней та же, что и на фабрике Ремингтона.
– Черт возьми, это ужасно!
– Конечно, ужасно.
– Натали об этом знает?
– Еще нет. К счастью, когда мы с ней были на этой фабрике, она не видела конечного продукта. И потом, без своих очков она полуслепая… Хотя меня видит хорошо.
– Правда?
В голосе Гарри прозвучали нотки, не имевшие никакого отношения к производству и контрабанде тканей, и Райдер решил отойти от этой скользкой темы. Он негромко откашлялся.
– В Лондоне ткани с фабрики Ремингтона можно увидеть в магазинах, так что скоро Натали уловит связь между ними и контрабандой в Чарлстоне, – сказал Райдер.
– Понятно, – пробормотал Гарри. – В этой перспективе мало приятного для честного герцога Мэнсфилдского, не так ли?
– Это уж верно, – согласился Райдер. – Только поэтому я еще не сказал ей о своих подозрениях. Полагаю, в моем сердце еще живы какие-то понятия о чести семьи, преданности семье… Сумасшедшая девчонка уже сегодня могла бы оказаться в гуще событий.
– Ты намерен ее вовлечь даже после того, как ты потерял мать на Лондонском мосту? – с непривычными для него нотами сострадания спросил Гарри.
– К сожалению, да, – сдавленным голосом ответил Райдер.
Гарри внимательно посмотрел на приятеля и покачал головой.
– А что ты намерен предпринять?
– Собираюсь сам найти банду контрабандистов.
– Поэтому ты и пригласил меня сюда, в эту кромешную темноту, где мы рискуем жизнью?
– Если бы ты был контрабандистом, ты занимался бы своим делом среди белого дня?
– По правде говоря, не знаю. Знаю только, что в этом проклятом месте темнее, чем в могиле короля Генриха.
– У нас есть только эта отправная точка. Хотя, наверное, можно было бы кое-что узнать и в пивных, что рядом с портом. Кто-нибудь из местных наверняка проболтался бы. Ясно, что у одного из членов банды должно быть судно.
– Полагаю, что так. А кто на фабрике может возглавить банду контрабандистов?
– Это может быть один из компаньонов моего отца. А может быть, оба одновременно.
– А ты не хочешь рассказать отцу о своих подозрениях?
– Видишь ли, Гарри, у нас с отцом не такие хорошие отношения, чтобы делиться с ним всего лишь подозрениями. Вот когда добуду улики…
Гарри вздохнул и оба помолчали.
– Скажи, Ньюбери, а ты уверен в том, что сам герцог не имеет к этому отношения? – задал Гарри неожиданный для Райдера вопрос.
– Сомневаюсь, – помедлив, ответил Райдер. – Он слишком занят молитвами и низвержением проклятий в адрес всех тех, кто погряз в безбожии и моральной распущенности.
– Что ж, можешь рассчитывать на меня, старик, – сказал Гарри, стряхивая с сапога какую-то забравшуюся живность. – Боюсь, так мы можем простоять всю ночь и все напрасно.
– Похоже на то, – согласился Райдер. – Если этот метод окажется бесполезным, то мы начнем знакомиться с близлежащими тавернами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленный повеса - Ланзони Фабио



Немного затянуто, но интересненько.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоKotyana
2.07.2012, 17.39





Еле дочитала до конца. Уффф, ну и бред под конец
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоЛеля
25.05.2013, 18.08





долго!!!но интересно, еле дочитала
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоАлсу
29.07.2013, 21.52





Читала-читала...Что-то в романе не то, язык какой-то "топорный". Да и герой какой-то уж, ну совсем "мечта любой женщины". На 33 главе заинтересовалась личностью автора. Порывшись в википедии,обнаружила, что автор МУЖЧИНА! Была приятно удивлена.rn Кто любит детективы - читайте. А для любовного романа все затянуто.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоНатали
10.02.2014, 21.26





Читала-читала...Что-то в романе не то, язык какой-то "топорный". Да и герой какой-то уж, ну совсем "мечта любой женщины". На 33 главе заинтересовалась личностью автора. Порывшись в википедии,обнаружила, что автор МУЖЧИНА! Была приятно удивлена.rn Кто любит детективы - читайте. А для любовного романа все затянуто.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоНатали
10.02.2014, 21.26





Нормальный роман!Да длинновато но всё равно интересно почитать
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоАнна Г.
26.05.2014, 21.45





Классный роман . Ничего затянутого тут нет . Читайте
Влюбленный повеса - Ланзони Фабиоалекс
15.11.2015, 21.46





Если автор - мужчина, то это действительно интересно. Недаром тут все описывается больше от лица главного героя. Было бы интересно понять мужскую психологию. "Чего хотят женщины" - этого мы уже во всех романах начитались. Теперь хотелось бы узнать, "чего хотят мужчины", так сказать.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоОксана
19.04.2016, 23.41





"Не осложнит ли капризный характер Райдера их отношений?" - говорит законченная невротичка об абсолютно уравновешенном да еще и психологически очень тонко чувствующем мужчине, постоянно борящемся с ее невротизмом. Мда... Чего-то я в этом романе не понимаю... Особенно если писал мужчина: им что, действительно нравятся такие психически неадекватные дамы? Кроме того, ломания героини абсолютно неправдоподобны: ей встречается молодой богатый красавец из безупречного рода (гораздо выше ее по положению), который великолепен как любовник, обожает героиню, берет на себя и безропотно решает все ее проблемы, да еще и постоянно возится с ее психическими заскоками - а она, видите ли, не может представить себе жизни с ним, так как он "поверхностный повеса". Конечно, для законченной невротички все психически здоровые люди кажутся поверхностными мотыльками, порхающими по жизни. Ведь только им с их извращенным внутренним миром дано серьезно и правильно относиться к жизни. Это-то как раз правдоподобно. Но вот в то, что она безумно любит героя не верю ни капли. Если бы все так рассуждали, когда им сносит башку, человеческий род бы давно вымер. А такие люди вообще не способны на какие-либо глубокие чувства. Они слишком погружены в себя и свои надуманные проблемы.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоОксана
20.04.2016, 13.07





Який їхав, таку здибав... Два дебила - это сила, а тут их целый взвод. Роман затянут до невозможности. Сплошные штампы. Три дня, потраченные на чтение - потеряны зря. Будете проходить мимо - проходите. 0 баллов.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоНюша
24.04.2016, 10.07





Який їхав, таку здибав... Два дебила - это сила, а тут их целый взвод. Роман затянут до невозможности. Сплошные штампы. Три дня, потраченные на чтение - потеряны зря. Будете проходить мимо - проходите. 0 баллов.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоНюша
24.04.2016, 10.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100