Читать онлайн Влюбленный повеса, автора - Ланзони Фабио, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленный повеса - Ланзони Фабио бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленный повеса - Ланзони Фабио - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленный повеса - Ланзони Фабио - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ланзони Фабио

Влюбленный повеса

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

На следующий день вернувшаяся из церкви Натали была удивлена появлением у ее дома Райдера. Когда она открыла дверь веранды и увидела его на ступеньках крыльца, на ней еще было надето ее лучшее платье, в котором она проводила занятия по воскресеньям. Райдер в этот раз выглядел особенно привлекательным в белой рубашке свободного покроя и темных бриджах; его черные волосы свободно лежали на плечах, и он даже не стал надевать шляпу. Недалеко от него на улице стоял экипаж с кучером на козлах.
При взгляде на Райдера Натали почувствовала, как ее сердце радостно затрепетало. Непроизвольно всплыли в памяти вчерашние события, когда он нес ее на своем плече и ее грудь прикасалась к его широкой теплой спине. Натали невольно снова ощутила охватившее ее в те моменты волнение. Но теперь она постаралась овладеть своими взбудораженными чувствами.
– А, лорд Ньюбери, – поприветствовала его Натали с некоторой развязностью в голосе. – Кажется, у вас уже входит в привычку появляться здесь без предупреждения.
Он одарил ее самой очаровательной улыбкой, на которую только был способен.
– Я пришел с предложением о мире, – добродушно произнес он.
Натали подняла тонкую бровь.
– Я и не знала, что мы в состоянии войны.
– Но вечером мы расстались едва ли лучшими друзьями.
– Я удивлена, что вы об этом вообще помните.
– Мисс Десмонд, вы всегда производили на меня неизгладимое впечатление своей оригинальностью.
– Какова же причина вашего сегодняшнего визита?
– Я подумал, что тебе могла бы доставить удовольствие прогулка со мной на шхуне Гарри. Мы могли бы пройти на остров Джеймс-Айленд.
Она сложила руки на груди и задумалась.
– Я считала, что вы намерены вернуть эту шхуну Гарри.
– Не жди, что я верну шхуну, пока не испытаю в полной мере радость плавания на ней.
При этих словах в его глазах заплясали озорные огоньки. И Натали уловила скрытый сексуальный намек, который неожиданно взволновал ее. На губах непроизвольно появилась улыбка. Тем не менее девушка решила твердо держать в руках свои чувства и не поддаваться искушениям этого соблазнителя.
– А мне ты предлагаешь стать твоей сообщницей в этом преступлении?
– Но разве ты еще не сообщница, дорогая?
Натали приняла недовольный вид, однако Райдер намеренно не придал ему значения.
– Кроме того, я уже нанял команду на сегодня, а также зашел в ту очаровательную гостиницу, где мы пили чай с пышками, и попросил жену хозяина собрать для нас корзину с чем-нибудь вкусным. Уверяю тебя, корзина получилась великолепная. Ты сама убедишься в этом.
– Да, любишь ты широкие жесты… Но у меня так много дел еще.
– И это в Божий день? Получается, Натали, что ты не очень хорошая христианка.
– А эта прогулка с тобой сделает меня лучше? – с иронией заметила она.
– Несомненно, – усмехнулся он.
Натали еще какое-то время колебалась, потом приняла решение.
– Лорд Ньюбери, я ценю ваше любезное приглашение, но вчера я уже была с вами на прогулке и считаю что этого достаточно, – твердо произнесла она. – Сегодня я должна многое наверстать…
– Очень хорошо, мисс Десмонд, – сказал он с театральным вздохом трагического характера. – Но знайте, что мое сердце разбито.
Райдер повернулся и картинно держась за сердце направился к экипажу. Натали нахмурилась, подумав о том, что слишком уж легко он сдался. Вспомнила озорной блеск его глаз перед тем, как он удалился. Значит, надо ждать от него какой-нибудь каверзы. Какой же? Натали сдвинула брови, мысленно перебирая возможные уловки, на которые мог пуститься этот повеса. В это время на полпути к экипажу Райдер остановился и стал разговаривать с проходившим полицейским. Во время разговора он несколько раз показал в сторону ее дома. В памяти Натали еще свеж был скандал с пожарными. Тем временем полицейский посмотрел в ее сторону.
Боже! Какое еще бесчестье готовил ей этот лорд-повеса?
Встревоженная Натали поспешно направилась к входной двери. И вовремя, потому что полицейский с Райдером уже подходили к ней.
– Я еду, – сказала Натали Райдеру, сдержанно улыбнувшись при этом полицейскому.
Полицейский изобразил на лице улыбку, поднес руку к головному убору и удалился. Райдер смотрел на свою жертву и довольно улыбался.
– Моя дорогая мисс Десмонд, что побудило тебя столь быстро изменить свои намерения? – вскинув брови, невинным голосом спросил он.
Натали бросила на него испепеляющий взгляд.
– И ты еще спрашиваешь меня об этом, гнусный негодяй? Сознайся, какую уловку ты готовишь, чтобы получить мое согласие?
Он весело пожал плечами, потом прижал руку к сердцу.
– Мисс Десмонд, клянусь, вы неправильно судите обо мне…
– Избавь меня от заверений в своей невиновности.
Райдер буквально лопался от сдерживаемого смеха. В конце концов он несколько успокоился.
– Хорошо, я сознаюсь… Допустим, я высказал полицейскому предположение, что ты убегаешь из дома с плохой репутацией и желательно, чтобы он сопроводил тебя на шхуну.
– О, какой ужас! Неужели ты так и сказал ему? Нет, ты не мог.
– В самом деле не мог? Ты в этом убеждена?
– Ты дьявол!
– Может быть. А тебе почему бы не доказать, что ты примерная девочка и не переодеться в более подходящее для прогулки платье, а?
Он скептически оглядел ее закрытое платье из голубого шелка с множеством жемчужных пуговок, поднимавшихся по всему корсажу.
– Увы, ты выглядишь недостаточно привлекательной для того, чтобы гулять со мной по пустынному берегу моря, – сделал он вывод.
– Кого же я должна привлекать на пустынном берегу? – ехидно спросила Натали.
– Как то есть кого? – удивленно вскинул он свои черные брови. – Конечно же, меня. Разве этого недостаточно? Для того чтобы привлекать заскорузлых моряков в вонючей пивной, ты надеваешь платье с глубочайшим декольте. Надеюсь, для лорда-повесы у тебя найдется что-нибудь соответствующее его имиджу?
Натали сердито фыркнула и некоторое время повозмущалась. Но, в конце концов, обаяние и хорошее настроение Райдера взяли верх над ее упрямством. Она уже поняла, что этот повеса из желания настоять на своем может навлечь на нее ужасный позор. Лучше уж делать вид, что уступаешь ему, в то же время поступая так, как считаешь нужным.
Натали пригласила Райдера в дом, попросила его подождать в гостиной, сама же поднялась наверх. Переодеваясь в белое муслиновое платье с низким вырезом и с завышенной талией, подчеркнутой голубой сатиновой лентой, она не могла не вспомнить его многочисленные нахальные намеки и уловки. И должна была сознаться в том, что они ей не совсем неприятны. Радость и возбуждения от предстоящей прогулки с Райдером взяли верх в настроении девушки окончательно. Каким бы беспутным он ни был, думала она, но надо отдать ему должное, что в свои авантюры он умеет увлечь всякого, кого только пожелает.
Натали не стала закалывать свои густые каштановые волосы, позволив им рассыпаться по плечам. Свой наряд она дополнила парой заколок в форме лодочки из кожи, а также широкополой шляпкой, украшенной цветочками из шелка.
Войдя в гостиную, где оставила Райдера, Натали от неожиданности застыла на месте. Она не могла представить себе ситуацию более поразительную, чем та, которая открылась ее взору: Райдер потягивал бренди и играл в карты с Родни. При появлении Натали они отставили в сторону бутылку, отложили карты и встали навстречу ей. Райдер оценивающе прошелся взглядом по ее фигуре сверху до низу и, судя по улыбке, остался доволен. Натали это отметила. Отметила она также и то странное обстоятельство, что Родни был почти трезв и одет с претензией на элегантность. Хотя его лицо выглядело еще несколько сероватым и ему не без труда удавалось произносить некоторые слова, он приоделся в свой лучший фрак, надел вычищенные брюки и свеженакрахмаленную рубашку. Его лицо благоухало парфюмерией, и волосы блестели от помады. Поразительно! А Натали думала, что Родни все еще в постели.
Ничего не понимая, она переводила взгляд с Родни на Райдера.
– Я вижу, Райдер, ты познакомился с моим кузеном? – только и смогла она сказать.
– Действительно, мы только что говорили о том, как мы оба восхищаемся тобой, – сразу же нашелся Райдер.
Родни кашлянул и некоторое время беззвучно жевал губами.
– Лорд Ньюбери сообщил мне, что вы собираетесь на пикник, – пробормотал он наконец.
Натали остановила взгляд на Родни.
– Верно, а у тебя э-э есть какие-нибудь планы, кузен? – спросила она, теряясь в догадках.
– Да, есть, – ответил он, оживляясь. – Я иду на концерт музыки для клавикордов с мисс Пруденс и ее семьей. Это в театре на Куин-стрит.
Натали стоило большого труда не показать кузену своего изумления.
– Ну, это просто замечательно, – похвалила она его. – Но я что-то не припомню, чтобы ты упоминал раньше об этом даме.
Родни покраснел и стал переминаться с ноги на ногу.
– Я познакомился с мисс Пруденс всего пару дней назад, – сказал он, потупив глаза. – Видишь ли, я… я провел ночь в исправительном доме…
Натали с Райдером обменялись изумленными взглядами.
– Совершенно случайно, – уточнил Родни. – А Пруденс оказалась там в числе дам из благотворительного общества. Они пришли утром с корзинами, принесли еду. И она э-э обратилась к начальству насчет меня и помогла мне э-э устранить это недоразумение.
– Это действительно великодушно с ее стороны, – искренне заметила Натали.
Райдер подошел к ней и кивнул головой в сторону выхода.
– Мы должны идти, – напомнил он.
– Да, конечно, – спохватилась Натали.
Райдер повернулся к Родни и улыбнулся:
– Очень приятно было познакомиться с вами, мистер Десмонд.
– Мне также, лорд Ньюбери.
– Желаю вам удачи с Пруденс!
Взяв Натали за руку, Райдер галантно вывел ее из дома и повел к экипажу. Оказавшись в отъезжающей карете, оба прыснули со смеху.
– Так вот каков твой кузен Родни! Он сын твоей тетки?
– Да.
– А где его отец, если позволите узнать?
Она вздохнула и ответила не сразу.
– Дядя Мелькольм умер в Лондоне несколько лет тому назад. Он был ранен на дуэли из-за женщины с подмоченной репутацией. Мой отец всегда упрекал за это тетю Лав.
Райдер прикоснулся к ее руке и заглянул в глаза.
– Извини. Ясно, Родни не принадлежит к числу блестящих представителей сильной половины человечества.
– Это еще мягко сказано.
– Если он настолько безволен, то как умудрился основать фабрику?
– Родни не всегда был таким слабым. В то время он поступил достаточно разумно, приобретя в Чарлстоне фабрику и этот дом.
– Как же это у него потом началось?
Она бросила на Райдера сердитый взгляд и пожала плечами.
– Уж тебе-то можно не спрашивать, сам знаешь, какое греховное место этот Чарлстон.
– Это верно, милая.
Они помолчали некоторое время, каждый думал о своем.
– Не могу себе представить, что бы такое мог сделать Родни, чтобы оказаться в исправительном доме, – поделилась своими мыслями Натали. – Правда, я никогда не забуду, как однажды полицейский нашел его спящим на выгоне для коров. Разумеется, привел его домой.
– Кажется, надежда на исправление твоего беспутного кузена все-таки есть, – заметил Райдер. – Этот гигантский скачок от коровьего выгона до клавикордных концертов кое о чем говорит.
Натали вновь на некоторое время погрузилась в размышления.
– Как ты думаешь, та девушка, с которой он познакомился, может исправить его? – высказала она то, что ее волновало.
Он взял ее руку, прижал пальцы к своей щеке и ощутил, насколько они у нее нежные.
– Дорогая, я абсолютное уверен в благотворном влиянии, которое добродетельная леди может оказать на самого закоренелого распутника, – полушутя произнес он.
Хотя Натали не поверила ему, все же его вкрадчивое красноречие снова заставило ее сердце учащенно забиться. Она убрала свои пальцы со щеки Райдера и улыбнулась.
Кучер оставил экипаж в конце Средней пристани, что на Купер-Ривер. Пока Райдер помогал Натали выйти из кареты, она разглядывала обширную улицу, по одну сторону которой тянулись длинные причалы с огромной флотилией судов – от мощных грузовых парусников с прямым парусным оснащением, фрегатов, новых почтово-пассажирских пароходов и шлюпок до рыбацких лодок. Хотя лавки на улице по случаю воскресенья были закрыты, на самой пристани вовсю кипела работа. Мускулистые грузчики облепили громоздившиеся повсюду бочки, ящики и тюки и тащили куда-то мешки, огромные связки бананов, бочки с ромом и клетки с китайским фарфором. Над судами с громким криком носились чайки, в воздухе пахло тухлой рыбой.
Держа в руке корзину с припасами для пикника, Райдер повел Натали к сходням двухмачтовой шхуны.
– Добро пожаловать на «Ветер», – с галантным жестом произнес он.
Вслед за ним Натали прошла по сходням. Поднявшись на борт, она ступила на хорошо выскобленную тиковую палубу. Ее внимание привлек красивый штурвал и высокие мачты.
– Несчастный Гарри, потерять все это, – прошептала она.
– Он получит свою шхуну назад, – успокоил ее Райдер.
Полдюжины нанятых для этой прогулки матросов уже были на своих местах. Они поднимали якорь и разворачивали парус. Райдер пошел поговорить с рулевым, а Натали направилась на нос судна. С того места, где она остановилась, особенно хорошо было видно, как отлив относил шхуну в бухту. Натали радовалась солнечному дню, солоноватому морскому ветру, который ласкал ее лицо и будоражил чувства. Она посмотрела на множество судов в бухте, и у нее зарябило в глазах. Здесь стояли парусные шлюпы и гребные шлюпки, глубоко сидящие торговые и пассажирские суда. Она перевела взгляд вдаль и смогла различить на оконечности острова Салливан-Айленд форт Маултри. Фрегат с флагом Соединенных Штатов Америки на мачте стоял пришвартованный недалеко от больницы для инфекционных больных. Натали предположила, что он, скорее всего, обеспечивает доставку пассажиров в здание больницы для прохождения карантина. А у южного входа в гавань как раз напротив фортов Маултри и Джонсона на острове Джеймс-Айленд стоял часовой.
Оглянувшись на палубу, Натали увидела, как Райдер пытался управлять штурвалом. При этом рулевой нервно жестикулировал и давал ему энергичные указания. Ее удивило, что Райдер вел себя подобно ребенку, получившему новую незнакомую ему игрушку. Покачав головой, девушка вновь перевела взгляд в морскую даль. Вместе с тем, она с улыбкой вспоминала те хитрости, с помощью которых Райдер заманивал ее на шхуну. Конечно, он мог представлять для нее опасность в известном отношении, поскольку олицетворял собой те искушения, которым она твердо решила не поддаваться. Но следовало признать, что его тяга к озорству, умение радоваться жизни были заразительными. И Натали снова, как и во время их вчерашней прогулки, развеселилась. Действительно, когда бухта сверкала солнечными бликами, в снастях пел ветер, и шхуна скользила по зеленоватым морским волнам, трудно было представить, что на свете существуют какие-то неприятности.
Неожиданно шхуна сделала такой резкий маневр, что Натали, чтобы удержать равновесие на покачнувшейся палубе, пришлось ухватиться за поручни. Она услышала скрип мачт и рей наверху, но все это перекрыли яростные ругательства. Уцепившись за фальшборт, он с интересом наблюдал за тем, как двое членов команды торопливо перевязывали несколько линей и восстанавливали правильное расположение парусов. Менее чем за минуту судно обрело нужную устойчивость и, сделав поворот, взяло курс на юг.
Райдер подошел к стоявшей у поручней Натали, посмотрел на ее взволнованное лицо.
– С тобой все в порядке? – спросил он обеспокоенно.
– Если не считать того, что я чуть было не лишилась во время этого странного маневра съеденного завтрака, – ответила она, улыбаясь. – А в остальном все прекрасно. Что там случилось?
– Я хотел попробовать свои силы в управлении шхуной, – смущенно улыбнулся он. – Но, видно, рука у меня тяжеловатая для такой тонкой работы. Я понял, что не гожусь в ученики рулевого. А мне так хотелось увидеть восхищение в твоих глазах.
– Для тебя все в жизни – одно большое удовольствие, – заметила она. – Так ведь?
Какое-то время Райдер стоял молча, потом начал насвистывать «Марш искателей приключений». Натали усмехнулась, поняв, что это и был его ответ на ее вопрос.
Они продолжали молчать, понимая друг друга без слов. Шхуна плавно скользила мимо береговых укреплений. К югу простирались топи, пальмовые рощицы, вдали виднелись ослепительно белые дюны острова Джеймс-Айленд.
Они бросили якорь рядом с островом, и двое матросов спустили на воду баркас. Райдер первым прыгнул в него, потом принял корзину с провизией, затем помог спуститься Натали, которая решила воспользоваться веревочной лестницей. Райдер сел на весла, и Натали убедилась, что он умело управляется с ними.
Приблизившись к берегу, Райдер сделал несколько сильных ударов веслами, и баркас вынесло прямо на песок. Натали удалось сойти на берег, даже не замочив юбок. Выбравшись на сушу, Райдер подхватил корзину и стал взбираться с ней на вершину невысокой дюны. Натали последовала за ним. На самом верху Райдер развернул скатерть, аккуратно расстелил ее на песок и торжественно выложил на нее содержимое корзины. Сами они сели также на скатерть.
– А как же твоя команда? – спросила Натали, расправляя юбку.
– Она подождет нашего возвращения, – ответил он, откупоривая бутылку.
Натали внимательно посмотрела на стоявшую в отдалении на якоре шхуну.
– Было бы хорошо позволить матросам тоже сойти на берег, – произнесла она.
– И нарушить наше уединение? – раздраженно проворчал он. – Это не входило в мои планы, Натали.
– А какие у тебя планы? – искоса посмотрела она на него.
Райдер глянул на нее сверху вниз и разразился смехом.
– Мисс Десмонд, – сказал он. – Вы выглядите сегодня так обворожительно, что я бесконечно рад своей успешной акции по вашему похищению.
Натали лишь покачала головой.
– Ты настоящий бесстыдник, известно тебе это? – спокойно спросила она.
– Бесстыдник? – притворился он невинным. – А что я такого сделал?
Она бросила на него насмешливый взгляд.
– Ты точно собирался сказать полицейскому, что я убегаю из непотребного дома?
– Конечно, дорогая. Я подумывал надеть маску и вооружиться кинжалом, чтобы похитить тебя.
Он посмотрел на нее игривым взглядом. Его ответ показался Натали остроумным и понравился.
– Ты сильно хотел, чтобы я поехала с тобой?
– Больше, чем ты можешь себе представить… Ты голодна?
– Умираю от голода.
Удобнее располагая на скатерти содержимое корзины, он снова игриво посмотрел на нее.
Райдер устроил настоящий пир. Только теперь Натали рассмотрела, что перед нею лежали аппетитные сладкие хлебцы, тончайшие ломтики ветчины и копченого мяса, дольки апельсинов, клубника, гроздья винограда, яблочный пирог и сыр. Ее соблазнитель разложил закуски на тарелку из бристольского картона с золотым обрезом и протянул Натали вместе с хрустальным бокалом, наполненным ароматной мадерой.
– Ты балуешь меня деликатесами, – заметила она, отпивая глоток великолепного вина.
– Я считаю, что тебя нужно баловать, – ответил он. – Пора отвлечь тебя от неприятностей и заставить твои щеки порозоветь.
– Здесь дышится легче, – согласилась она, посмотрев на огромный мшистый дуб, в ветвях которого резвилась стайка птиц. – Это прекрасное место.
Он посмотрел, как ветер играл ее густыми блестевшими в отраженном свете волосами.
– И особенно прекрасно оттого, что ты украшаешь его, – с улыбкой сказал Райдер.
И снова Натали стало приятно от его слов. Однако, зная уловки этого повесы, она постаралась перевести разговор на другую тему.
– Я не была на таком пикнике, наверное, лет… восемь или девять.
Он присвистнул:
– Так давно! Значит, тебе нужно многому учиться заново. Получается, что в последний раз ты участвовала в такой увеселительной прогулке еще ребенком.
Она кивнула и задумалась о чем-то своем.
– Когда я была маленькой, а мои родители еще не расстались, мы часто ездили летом в Брайтон. Там ходили на пляж купаться, иногда устраивали пикники. Я очень скучаю по тем временам.
– Ты была единственным ребенком?
– Да.
– А что же разрушило вашу семью? Если, конечно, тебе не больно говорить об этом.
Она вздохнула и какое-то время колебалась, но затем решилась.
– Моя мать – из обеспеченной буржуазной французской семьи. Мой дед до революции был близок к французской аристократии, потом он стал членом Директории, а позднее – министром в правительстве Бонапарта. Моя мать стала взрослой как раз в то время, когда Наполеон прославился во главе французской армии.
– А как познакомились твои родители?
– Они встретились в 1797 году, тогда маме было восемнадцать. Дедушка привез с собой свою семью в Лондон, когда отправился в Англию с деловым визитом. Видишь ли, у дедушки в Париже, в пригороде Сент-Антуан, была большая галантерейная фабрика. А мой отец только начинал работать агентом – посредником на Лондонской бирже. В то время континентальная блокада Бонапарта ухудшила отношения между Англией и Францией и нанесла вред торговле Великобритании. Так или иначе, а двое мужчин вместе занимались делами. Вот тогда отец и мать и встретились.
– В условия сделки входил и брачный контракт?
– Думаю, что да. Хотя, я уверена, что в то время они были влюблены друг в друга. Впрочем, их отношения довольно скоро стали сложными. Разногласия между ними усилились после того, как Наполеон стал императором Франции. И особенно, когда в результате Берлинских соглашений дела моего отца пострадали. Все это время моя мать оставалась привержена республике и питала большую страсть к Бонапарту.
Райдер вопросительно вскинул бровь:
– Разумеется, страсть в политическом, а не плотском отношении.
Последнюю фразу Натали произнесла в нажимом на слова «в политическом», и Райдер громко рассмеялся:
– Я услышал это с облегчением, – уколол он.
Натали не придала значения ни смеху, ни реплике обожателя. Она спокойным тоном продолжала свой рассказ.
– Задолго до того, как Бонапарт был изгнан на Эльбу, мои родители ужасно поссорились по поводу агрессии императора. В результате вспыльчивая мать собрала вещи и вернулась в Париж.
– Извини, – искренне произнес Райдер. – Я и не знал, что у нас так много общего.
– Правда? – удивилась Натали.
– Да, – кивнул он. – Прежде всего, оба мы остались без матери. Оба – единственные дети в семье. И потом, мы унаследовали по два типа национальной культуры: ты – наполовину англичанка, наполовину француженка, я – наполовину англичанин, наполовину итальянец.
– Вот интересно! – сверкнула она карими глазами.
– Путешествуя молодым человеком по Европе, мой отец познакомился с матерью, – тяжело вздохнув, начал свой рассказ Райдер. – После того, как они поженились во Флоренции, он привез мою мать и мою бабушку в Лондон. Союз моих родителей я бы назвал условным – они заключили его в основном ради положения в обществе и ради наследника, который был нужен отцу. Хотя, надо признать, моя мать относилась ко мне замечательно. К несчастью, она погибла в результате несчастного случая. Это произошло четыре года назад.
Натали сочувственно прикоснулась к его руке.
– О, Райдер, как мне жаль, – произнесла она вполголоса. – А твой отец? Что с ним?
– Он и по сей день живет в Лондоне, – безразличным голосом сказал Ньюбери.
– Мне кажется, между вами не очень хорошие отношения? – спросила она, заглянув в его печальные глаза.
– Да, не очень, – согласился он.
Оба замолчали и постепенно сосредоточились на еде. Райдер ел с отменным аппетитом и закончил раньше Натали. Опершись на локоть, он неотрывно смотрел, как девушка ела мясо и фрукты.
Во время своеобразной исповеди каждый из них погрузился в мир личных переживаний и отдалился от другого. Но теперь это отчуждение прошло, и Натали почувствовала, как его сменило нечто другое, для нее гораздо более опасное – сближение. Разгоревшийся в глазах Райдера огонь страсти совершенно лишал ее сил и воли к сопротивлению. А Райдер все наступал и наступал. Несмотря на ее протесты, он как бы невзначай протягивал руку, чтобы положить ягодку клубники или кусочек хлеба ей в рот. При этом его пальцы касались ее губ и вызывали в душе предательское томление. Несколько раз он наполнял бокал вином и бессовестно уговаривал ее выпить. Подавая ей виноград, он усмехнулся.
– Знаешь, я доволен, что мы поговорили с тобой о наших семьях. Теперь я понимаю, откуда у тебя такое упрямство и вспышки страсти.
Натали поставила бокал, положила виноград и заняла оборонительную позицию.
– Какие это вспышки страсти?
– Натали, не станешь же ты спорить, что женщина, которая одевается, как проститутка, и без конца идет навстречу опасности, всегда рассудительна и осторожна?
– Все-таки я пока не вижу, в чем проявилось то, что я унаследовала?
Она деликатно вытерла губы белоснежной салфеткой. Он, глядя на ее смущение, запрокинул голову и рассмеялся.
– Дорогая, ты наполовину француженка. Этим объясняется твоя постоянная внутренняя борьба между чопорной старой девой в очках, которая управляет респектабельной фабрикой, и девицей с горячей кровью в декольтированном платье, которая каждый вечер напропалую флиртует с подонками общества.
– Но я не вижу никакой борьбы. Кроме того, я не флиртую, а просто делаю все необходимое, чтобы найти тетю Лав.
Натали вздернула подбородок и продолжала сидеть в такой позе, глядя ему в лицо. Райдер развел руками.
– Ты искренне пытаешься убедить меня, будто тебе не нравятся твои вечерние перевоплощения в таверне на Трэд-стрит?
– Ни в коей мере не нравятся.
– И ни одна частица твоей души не наслаждается заигрыванием с незнакомыми, потенциально опасными мужчинами?
– Совершенно верно, ни одна.
Ньюбери взял ее тарелку и отодвинул в сторону, потом наклонился к Натали.
– Так тебе не нравится все это?
Она поняла, что он собирается поцеловать ее. Борясь со своим встречным желанием, она положила руки ему на плечи.
– А мы пойдем гулять? – спросила она невинным тоном.
– Гулять? – опешил он от неожиданного вопроса. – Ах, да, ты ведь энергичная англичанка, которая хочет заставить нас заниматься физическими упражнениями с полными желудками.
Кончиками пальцев он провел по ее щеке, так что у нее перехватило дыхание. А он еще вдобавок скользнул взглядом по ее телу. Это скользящий будоражащий взгляд заставил ее сжаться в ожидании новых атак.
– Все-таки я предпочитаю вздремнуть с моей любимой темпераментной француженкой.
Натали разрывалась на две части – ее терзал панический страх и ее терзала страсть. Неожиданно Райдер снова повернулся к корзине.
– О, я совсем забыл!
– Что забыл?
В ответ она услышала тихий смех, и в следующее мгновенье Ньюбери сильно потянул ее за плечи назад и положил ее рядом с собой.
– Райдер!
Ожидая от него какого-нибудь особенно дерзкого поступка, она была готова немедленно дать отпор и вскочить. Но ей не пришлось этого делать. Райдер совершенно обезоружил ее, положив ей на грудь великолепную розу бледно-розового цвета.
– Роза для моей леди, – нежно прошептал он и, улыбнувшись, заглянул ей в глаза.
У нее снова перехватило дыхание – таким нежным был его жест. До глубины души тронутая его вниманием, она помимо своей воли слегка прикоснулась к цветку, его бархатистым лепесткам.
– Одна-единственная роза, как красиво!
Райдер молча наклонился к цветку и глубоко вдохнул его аромат. При этом его глаза хитро блеснули, и она поняла, что он вдыхал также аромат ее тела.
– О, да, это божественно! – воскликнул он в тон ей.
– Ты сам дьявол! – не удержалась Натали.
Как ни странно, его поддразнивания вызывали у нее все большее волнение. Чтобы скрыть его, она снова коснулась цветка.
– Лепестки такие нежные…
– Да, если не думать о шипах…
Натали подняла на него глаза. Теперь в них сквозила внутренняя напряженность вперемешку с неуверенностью, как будто девушка представляла собой некое сладкое лакомство, которое ему не терпелось проглотить, вместе с тем он сомневался, что ему позволят это сделать. Между тем, по телу Натали ощутимой волной поднималось непривычное тепло. А Райдер кончиками пальцев начал тихонько ласкать ее голень, и от его прикосновений по всему ее телу пробежала приятная дрожь.
– Ты никогда не видела, как распускается роза, Натали? – спросил хриплым шепотом.
Лежа с широко открытыми глазами, она молча покачала головой. И немного погодя услышала его опьяняющий шепот:
– Сначала бутон закрыт и похож на маленький тугой кулачок. Постепенно под воздействием солнечного тепла и света он, все более согреваясь, проникаясь к солнцу доверием, раскрывается, наконец, распускается полностью, ликуя и радуясь.
Его слова лились сплошным завораживающим потоком, волнуя Натали, заставляя гореть ее щеки. Она понимала, что он нахально пытается соблазнить ее, но, оказывается, она не могла устоять против его искусных приемов.
Продолжая держать ее в плену своего магического воздействия, он стал нежно проводить кончиками пальцев по ее шее. Девушку вновь охватила приятная дрожь.
– Райдер, пожалуйста, не надо…
– Что не надо? Ведь вы не станете утверждать, мисс Десмонд, что я вас сейчас насилую?
– Нет, но ты насилуешь меня своими глазами и своими словами.
– Тебе пора приступить к наблюдению за тем, как распускаются розы, Натали. Есть целый мир, который я хотел бы открыть тебе. Это мир чувственных радостей. Ты так наслаждалась бы им, если бы позволила себе, дорогая, немного пройти по этой дороге.
– Наверное, так оно и было бы, – подумала Натали со смешанным чувством восторга и ужаса.
– Я не могу, – еле слышно возразила она.
– Почему же? – шепотом спросил он. – Потому что боишься попасть, как твои родители, в западню неудачного брака?
– Да, – грустно засмеялась она. – Но скорее всего я погибну в твоих руках.
– О, Натали…
Ласкающая рука Райдера опустилась ниже, сначала она коснулась розы, потом – нежного тела, видневшегося в вырезе платья. Это прикосновение было для Натали подобно языку пламени.
– Зачем пытаться преодолеть все эти последствия сегодня? – коварно нашептывал Райдер. – Почему бы не наслаждаться моментом?
– Соблазн момента? – спросила она дрогнувшим голосом.
– Если желаешь, дорогая, – уклончиво ответил он.
Натали приготовилась к прямому приступу, но его не последовало. Она ожидала, что сейчас Райдер поцелует ее, однако он продолжал легонько ласкать ее, медленно перебирая кружева декольте и подбираясь все ближе и ближе к ложбинке между грудями. Он волновал ее своим горячим дыханием, он заставлял ее сходить с ума.
– Расслабься, дорогая, – шептал соблазнитель. – Наслаждайся морским воздухом. Смотри, как вольно летают птицы.
Натали смотрела на Райдера, вдыхала запах его тела. Исходившая от него мужская сила глубоко волновала ее, и она уже не могла воспринимать ничего иного, кроме него. Он был слишком близко и так тонко искушал ее! Натали была заворожена любовным томлением, стоявшим в его ярко-голубых глазах, она была очарована мужской красотой его лица, обрамлявшими его скулы черными как смоль волосами. Его шепот возбуждал ее, а исходивший от него запах воспламенял ее взбудораженные чувства. Она ощущала себя беспомощной, безвольной, неспособной понимать, зачем и почему она сопротивляется ему.
Райдер чувствовал, что ее возбуждение усиливалось, и продолжал без слов ласкать ее. Убрав с ее груди розу, он стал покрывать легкими поцелуями все ее лицо. Натали вздрогнула и почувствовала, как ее щеки запылали. А он продолжал неторопливо целовать девушку, отодвигая ее благоухающие волосы. Вот он добрался до мочки уха, слегка укусил и обнаружил, что это место у нее очень чувствительно к ласке. Ему хотелось услышать невольно вырывающийся из ее уст сладостный стон. Вот, наконец, он услышал этот долгожданный вскрик, и он приник губами к ее губам.
Этот поцелуй потряс Натали, что-то в ней произошло очень важное. Она вдруг почувствовала, что сама тянется к нему своими губами, совсем, как тот бутон розы к солнцу, который он нарисовал в ее воображении. Горячая власть его губ окончательно покорила ее, а тяжесть его сильного тела на ее грудях действовала на нее удивительно возбуждающе. Когда его язык проник между ее губами, она испытала неведомое ей раньше чувство. Ее сердце неистово билось, а выпитое вино еще больше будоражило ее чувство. Руки Натали сами обвились вокруг его шеи, а губы пришли в едва заметное движение под его губами.
Когда Райдер целовал Натали, на него накатывались бурлящие, огненные волны желания, и от ее первого робкого отклика он почувствовал непередаваемое возбуждение. Он так ждал этого момента, когда она, прижавшись к нему, затрепещет от наслаждения. Подавив ее стонущий вскрик, Райдер медленно проник языком глубоко между ее губами, давая ей тем самым знать, что она принадлежит ему. Натали снова слегка застонала, потом всхлипнула от наслаждения и от муки. А его сердце сжалось от острого, нежного чувства к ней, и он еще крепче обнял ее. Ах, она была божественна! Все сейчас для него перемешалось в ней: ароматы фруктов, вина и ее возбуждающего тела.
Становясь все смелее и решительнее, Райдер осыпал поцелуями ее шею. Он чувствовал неудержимое, горячее биение артерии под своими губами, и его собственное сердце громко забилось в такт с ее сердцем. Проведя языком по ее нежной коже, он опустился ниже, задержавшись на теплой, трепещущей груди. Некоторое время он вдыхал мускусный аромат ее тела. Когда же его рука попробовала освободить ее лиф, он почувствовал, как Натали вся оцепенела, словно в ней до предела сжалась пружина, которая была готова в любой момент при его дальнейших действиях стремительно распрямиться и подбросить Натали.
– Райдер, нет! – выдохнула она. – Пожалуйста, прекрати!
Он сразу же отпрянул. Приподнявшись на локте, посмотрел на нее. Щеки девушки горели, а глаза заметно потемнели от истомы. Она прерывисто дышала, а приоткрытым ртом как будто еще просила поцелуев. Райдера охватила радость оттого, что наконец-то она пробудилась в ответ на его страсть. Пусть сегодня он еще не достиг ее полного забвения, как ему хотелось бы. Пусть сейчас он горел нетерпением довести ее желание до высшей точки, подвести ее к головокружительному экстазу. Что ж, сладкая победа еще будет достигнута, всему свое время.
Пока же лучше было не торопить излишне события, не нажимать, иначе можно испортить этот сегодняшний триумф, который принадлежит им обоим. А сейчас, пожалуй, следует поддразнить ее немного.
– Что ты сказала, Натали? – прошептал он.
Она еще раз пролепетала свою просьбу, чтобы он прекратил.
– Нет? – повторил он, касаясь ее влажных ароматных губ. – Я едва слышу тебя, дорогая. Ты уверена в том, что сказала «нет»?
– Нет… это… д-да, – заикаясь, произнесла она.
Засмеявшись, он прижался губами к ее щекам.
– Что такое, дорогая? Ты наслаждалась моим поцелуем?
– Это… это ни к чему.
– А что – к чему?
Переведя дыхание, Натали ухитрилась оттолкнуть Ньюбери и сесть. Он с изумлением отметил, какой потрясенной она выглядела, расправляя дрожащими пальцами свою помятую одежду. Правда, она тут же попыталась играть в чопорную деву, но ей уже не удавалось забыть о его поцелуе.
А он наслаждался этой маленькой победой.
– Ну, Натали, ты уверена в том, что хочешь прекратить? – спросил он с улыбкой.
Повернувшись к нему, она выразительно посмотрела на него.
– Как ты можешь задавать такой вопрос, когда мы оба знаем, что ты решил никогда не стоять у брачного алтаря, а я – женщина, обреченная оставаться старой девой?
Райдер понял, что перед ним снова леди, умеющая прекрасно владеть собой, и расхохотался.
– Обреченная остаться старой девой? – переспросил он, смеясь. – Ах, какая у тебя неудачная судьба, моя дорогая!
– Такой уж выбор я сделала в жизни, – произнесла она вполне серьезно, не замечая его издевки.
– Но назвать старой девой саму себя? – пожал он в недоумении плечами. – Это так неромантично!
– Извините, лорд-повеса, если мои представления о жизни не нравятся вам, – отрезала она. – Вы бы, конечно, предпочли более яркое и аппетитное слово, скажем – «любовница», не так ли?
– Любовница? – задумчиво произнес он. – Ну что ж, получается хорошее завершение. Скажи мне, а ты согласилась бы стать моей любовницей?
– Нет! – резко сказала, почти выкрикнула Натали, и принялась рассматривать море.
Подавив недовольство, Райдер встал и подал ей руку.
– Думаю, теперь мы могли бы и прогуляться по берегу, – произнес он с вежливой улыбкой.
– Если сочтете возможным, – в тон ему ответила Натали.
Некоторое время они молча прохаживались по берегу, любуясь набегающими волнами. Возникшее между ними напряжение постепенно спадало, хотя Натали еще долго оставалась недовольной собой за то, что позволила Ньюбери некоторые так взволновавшие ее вольности.
– Пройдем к соляным топям! – предложил Райдер. – Там много всяких птиц.
Она молча кивнула, и они прошли. Он не обманул ее и показал ей скачущего по топям перевозчика, смешно хлопающего своими могучими крыльями, луизианскую цаплю, кроншнепа, который своим необычным носом извлекал песчаных крабов. Потом они рассматривали жизнь в воде. Казалось, все вокруг приводило Райдера в восторг: от диковинной раковины до огромной форели, схватившей маленькую рыбку. Сорвав несколько полевых цветов, он ловко пристроил их на ленту ее шляпы. Натали еще раз убедилась, насколько заразительно его умение радоваться. Правда, ей стало очень грустно оттого, что они с ним слишком разные люди и разделять его отношение к жизни она может лишь в такие вот редкие моменты, как этот.
Потом Ньюбери предложил Натали попробовать различать лица в плывущих по небу комьях белых облаков.
– А знаешь, что это за птицы пролетают сейчас над нами? – спросил он, показав на стайку приближавшихся со стороны моря ярких птах.
Натали отрицательно покачала головой.
– Это овсянки, – сказал он.
В этот момент они увидели, как одна из отставших овсянок вдруг резко снизилась и упала недалеко от берега в воду. Райдер бросился к ней и вскоре извлек из моря комочек с поблекшими красками. Овсянка неподвижно лежала у него на широкой ладони. Натали впервые видела эту пташку с пурпурными, фиолетовыми и зелеными перьями. Что-то на ее грудке под кожицей учащенно пульсировало.
– Что с ней случилось? – огорченно воскликнула девушка.
– Думаю, что она прилетела сюда из Южной Америки, – ответил он после непродолжительного раздумья. – Скорее всего, после многодневного перелета через океан она устала.
– О, бедняжка, она умрет? – с жалостью произнесла Натали.
Райдер погладил птичку и внимательно осмотрел ее со всех сторон.
– Может быть, мы сможем ей помочь, – неуверенно произнес он. – Подай-ка мне салфетку из корзины.
Взяв у Натали салфетку, от тщательно, досуха обтер пташку, потом легонько подул ей в клюв. Прошла минута – другая, и птичка вдруг зашевелилась. Еще через минуту она расправила крылья и взлетела с его руки. Наверное, никогда Натали не забудет то выражение счастья, с которым Райдер следил за набирающей высоту птичкой. Вскоре та исчезла в голубом небе, спеша догнать улетевшую стаю. У него есть что-то общее с птицей, подумала Натали. Наверное, это беззаботность и умение беспричинно радоваться жизни.
Когда они возвращались назад, Райдер подобрал выброшенный морем кусок дерева и стал внимательно рассматривать его причудливые линии.
– Интересный обломок, – негромко произнес он, отбрасывая его в сторону. – Напоминает лицо моего отца.
Натали вопросительно посмотрела на Райдера.
– Какое странное сравнение, – вслух удивилась она.
Ей казалось, что сейчас последуют какие-то объяснения, но Райдер заговорил о другом.
– Натали, я не хотел бы, чтобы мой ответ показался тебе грубым, когда вчера ты пригласила меня в церковь. Как-нибудь я расскажу тебе кое-что из истории моей семьи, и ты поймешь, почему я так отношусь к нашей церкви.
– Тебе не нужно ничего объяснять.
– Правда?
Он удивился ее ответу, но не знал, следует ли уточнять. Она подобрала отброшенный им кусочек дерева и стала внимательно рассматривать его, как это совсем недавно делал Райдер.
– Тебя ничто не удерживает, Ньюбери. У тебя нет ни цели в жизни, ни стремлений. Ты свободен, как птица, и такой же причудливый и изменчивый, как линии этого куска дерева.
Натали бросила обломок в волны и некоторое время смотрела, как они играют им. Потом Натали кивком головы показала на шхуну.
– А я такая же постоянная и неизменная, как якорь этого судна.
– Весьма мрачную характеристику дала ты нам обоим.
– Я всего лишь пытаюсь быть правдивой. А правда заключается в том, что у тебя нет внутренних корней, нет привязанностей, нет уз.
При этом она сочувственно посмотрела на него.
– И лишь потому, что такой ветреный, я всецело отдался розыскам, которыми ты занимаешься и которые лично мне совершенно не нужны?
В его голосе звучала внутренняя напряженность. Натали лишь пожала плечами.
– Я уверена, ты помогаешь мне только потому, что тебя это развлекает. И я также убеждена, что ты бросишь эту игру, как только она тебе наскучит. Или же, когда ты поймешь, что тебе не удастся соблазнить меня.
Райдер схватил ее руку и пристально посмотрел ей в глаза.
– Натали, то, что произошло между нами, имело для меня большое значение, – искренне и горячо произнес он. – Ты…
– Вот именно – имело, – резко перебила она его. – В тот момент имело, а потом? Ты ясно дал мне понять, что никогда не женишься.
– Я так сказал? – спросил он с некоторым недоверием.
– А ты что, собираешься жениться? – поставила она вопрос прямо.
Он стиснул зубы и молча посмотрел в сторону. Его замешательство не вызывало сомнения. Но Натали больше не хотела терпеть двусмысленность ситуации, в которой они оказались.
– Я понимаю, что должна была бросить вызов твоему мужскому самолюбию, – жестко вела она свою линию. – Но дело в том, что мы слишком разные люди. Ты – повеса, искатель приключений, я – леди…
– Мне показалось, ты совсем недавно сказала, что ты – старая дева, – напомнил он с явным намерением выиграть хотя бы время для обдумывания.
Она не обратила внимание на реплику.
– Ты не готов к спокойной жизни, – продолжала Натали сухо. – И ты никогда не хотел, чтобы я была для тебя чем-то большим, чем любовница. А я не ищу любовника. И вряд ли смогу когда-нибудь обзавестись мужем, который подобен торнадо – сегодня он здесь и полон энергии, завтра он неизвестно где, а потом вовсе исчезает. Поэтому ничего не получится из того, что… что между нами было.
Райдер так ничего и не ответил.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленный повеса - Ланзони Фабио



Немного затянуто, но интересненько.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоKotyana
2.07.2012, 17.39





Еле дочитала до конца. Уффф, ну и бред под конец
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоЛеля
25.05.2013, 18.08





долго!!!но интересно, еле дочитала
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоАлсу
29.07.2013, 21.52





Читала-читала...Что-то в романе не то, язык какой-то "топорный". Да и герой какой-то уж, ну совсем "мечта любой женщины". На 33 главе заинтересовалась личностью автора. Порывшись в википедии,обнаружила, что автор МУЖЧИНА! Была приятно удивлена.rn Кто любит детективы - читайте. А для любовного романа все затянуто.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоНатали
10.02.2014, 21.26





Читала-читала...Что-то в романе не то, язык какой-то "топорный". Да и герой какой-то уж, ну совсем "мечта любой женщины". На 33 главе заинтересовалась личностью автора. Порывшись в википедии,обнаружила, что автор МУЖЧИНА! Была приятно удивлена.rn Кто любит детективы - читайте. А для любовного романа все затянуто.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоНатали
10.02.2014, 21.26





Нормальный роман!Да длинновато но всё равно интересно почитать
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоАнна Г.
26.05.2014, 21.45





Классный роман . Ничего затянутого тут нет . Читайте
Влюбленный повеса - Ланзони Фабиоалекс
15.11.2015, 21.46





Если автор - мужчина, то это действительно интересно. Недаром тут все описывается больше от лица главного героя. Было бы интересно понять мужскую психологию. "Чего хотят женщины" - этого мы уже во всех романах начитались. Теперь хотелось бы узнать, "чего хотят мужчины", так сказать.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоОксана
19.04.2016, 23.41





"Не осложнит ли капризный характер Райдера их отношений?" - говорит законченная невротичка об абсолютно уравновешенном да еще и психологически очень тонко чувствующем мужчине, постоянно борящемся с ее невротизмом. Мда... Чего-то я в этом романе не понимаю... Особенно если писал мужчина: им что, действительно нравятся такие психически неадекватные дамы? Кроме того, ломания героини абсолютно неправдоподобны: ей встречается молодой богатый красавец из безупречного рода (гораздо выше ее по положению), который великолепен как любовник, обожает героиню, берет на себя и безропотно решает все ее проблемы, да еще и постоянно возится с ее психическими заскоками - а она, видите ли, не может представить себе жизни с ним, так как он "поверхностный повеса". Конечно, для законченной невротички все психически здоровые люди кажутся поверхностными мотыльками, порхающими по жизни. Ведь только им с их извращенным внутренним миром дано серьезно и правильно относиться к жизни. Это-то как раз правдоподобно. Но вот в то, что она безумно любит героя не верю ни капли. Если бы все так рассуждали, когда им сносит башку, человеческий род бы давно вымер. А такие люди вообще не способны на какие-либо глубокие чувства. Они слишком погружены в себя и свои надуманные проблемы.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоОксана
20.04.2016, 13.07





Який їхав, таку здибав... Два дебила - это сила, а тут их целый взвод. Роман затянут до невозможности. Сплошные штампы. Три дня, потраченные на чтение - потеряны зря. Будете проходить мимо - проходите. 0 баллов.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоНюша
24.04.2016, 10.07





Який їхав, таку здибав... Два дебила - это сила, а тут их целый взвод. Роман затянут до невозможности. Сплошные штампы. Три дня, потраченные на чтение - потеряны зря. Будете проходить мимо - проходите. 0 баллов.
Влюбленный повеса - Ланзони ФабиоНюша
24.04.2016, 10.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100