Читать онлайн Викинг, автора - Ланзони Фабио, Раздел - ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Викинг - Ланзони Фабио бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.82 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Викинг - Ланзони Фабио - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Викинг - Ланзони Фабио - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ланзони Фабио

Викинг

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ

Рейна, оставшись одна, разрыдалась. Натянув меховое одеяло на голову, она из всех сил старалась сдержать рвущиеся из груди рыдания. Девушка чувствовала себя ужасно виноватой перед Виктором. Да, конечно, его воины сегодня жестоко оскорбляли ее, старались унизить, но ведь он не виноват в этом. Если уж говорить честно, то она сама виновата во всем. Не надо было раньше так вести себя с дружинниками. А Виктор до конца был верен данному обещанию и спас жизни Рагара и Гаральда. Это она сама как раз пыталась нарушить их договор самым трусливым образом. Сейчас Рейна чувствовала, что ей больше всего на свете хочется быть с Виктором. Ее сжигало желание овладеть своим врагом и самой отдаться ему. У ее мужа была какая-то волшебная способность притягивать к себе, и она чувствовала себя с ним хрупкой и беззащитной. Именно эта его черта, наверное, и была главной причиной того, что Рейна, даже против своего желания, отталкивала его. Она боялась, что он подчинит ее саму и ее волю себе, и она станет его покорной рабой. А вообще-то, и неважно, что там за причины у нее были. Главное было в том, что она была не права от начала и до конца. По всем правилам, она должна была бы лежать на брачном ложе, и он ласкал бы ее так, как умеет только он один.
Виктор метался, в раздражении, по соседней комнате. Он чувствовал себя обманутым и оскорбленным до глубины души. О, господи! Ну что же еще нужно сделать, чтобы добиться этой колдуньи. Кажется он перепробовал все, что в его силах. Но у Рейны, видимо, сердце из камня. Неужели она никогда не поверит ему?! Хотя бы немного?! Если нет – то его любовь к ней, да и все будущее острова Ванахейма обречены!
И вдруг он услышал из опочивальни тихий звук, похожий на судорожный всхлип. Он ушам своим не поверил. Это что же, Рейна плачет?! Быть того не может! Неужели у нее все-таки есть сердце?!
Несколько мгновений в его душе шла борьба между уязвленной гордостью и любовью к этой девушке. В конце концов любовь победила. Его охватило острое желание утешить, приласкать свою жену. Он отворил дверь в опочивальню, вошел туда и увидел свернувшуюся калачиком, безутешно рыдающую Рейну. Жалость и нежность пронзили его, гнев мгновенно улетучился, и он почувствовал, что готов умереть сам, лишь бы только она не плакала.
Виктор стремительно пересек комнату, подошел к кровати и лег рядом с Рейной, обняв ее рукой за плечи. Рейна напряглась, затихла, но руки его не сбросила. Ободренный этим, Виктор нежно прижал ее к своей груди и радостно почувствовал, как она потихоньку расслабляется. Он осторожно и ласково поправил ей волосы, прикоснулся губами к пушку на шее, почувствовал, как девушка дрожит. Всем телом он ощутил нежное тепло, исходящее от нее. Аромат ее волос и девственная чистота ее платья разжигали и пьянили его. Хотя Виктор понимал, что ему еще будет очень нелегко с нею впереди, хорошо было уже то, что она не оттолкнула его сейчас.
Рейна, услышав, как он вошел в опочивальню и лег рядом, затихла, закружившись в вихре противоречивых чувств. По всем законам, Виктор имел полное право сейчас избить ее или грубо наброситься на нее. Но муж, вместо этого, бережно, ласково, спокойно утешал ее. И это сразу обезоружило ее. Сердце Рейны сразу наполнилось бесконечной благодарностью и любовью, и каждая клеточка ее тела захотела его. Так, что ей даже больно стало. Лежащий рядом с нею мужчина был таким сильным, лежал он так близко к ней, а ее платье было таким тоненьким, что Рейна буквально растворилась в нем.
Виктор прикоснулся губами к мягкой, нежной мочке ее уха, улыбнулся, услышав, как она порывисто, коротко вздохнула.
– Ах, Рейна! – прошептал он. – Ну можно ли так относиться к собственному мужу, да еще в первую ночь?!
Рейна резко повернулась к нему и, взглянув на Виктора заплаканными глазами, еле слышно проговорила:
– Мне бы следовало значительно сильнее ненавидеть тебя!
Пораженный и тронутый этим признанием, он тихо рассмеялся и сказал:
– Значит мне помогает сам Господь. И он не оставит меня в будущем без своего покровительства.
Тень улыбки мелькнула на заплаканном лице девушки:
– Тебе больше не понадобится его помощь. Да у меня и раньше к тебе не было никакой ненависти.
– Ну да? – изумился он. – Да ты ведь только об этом и твердила мне. – На память Виктору пришли их бесконечные стычки и споры, часто очень злые и беспощадные, и он спросил: – А кто же мне однажды даже в лицо плюнул?
Она смущенно потеребила застежку-фибулу на его рубахе, и сердце Виктора застучало с сумасшедшей силой, а девушка тихонько ответила:
– Ты просто не видел, как Эгил, стоящий позади тебя, – самый злобный из дружинников Вольфгарда – собирался ударить тебя мечом в спину. Вот я и…
– Ах, вот как, – пробормотал он, чувствуя одновременно и изумление, и благодарность, и еще сам не знал, что. – Так вот что значила вся эта сцена!
А Рейна, по-прежнему избегая его взора, добавила:
– А я плюнула в тебя, чтобы убедить дружинников в том, что ты недостоин даже смерти от меча, и боялась, что они увидят мое восхищение твоим мужеством. А кроме того я не верила тебе тогда, да, впрочем и теперь не очень-то доверяю.
– Но ведь ты сейчас в моих объятиях, – тихо произнес он и бережным движением, легко прикасаясь к ее лицу, вытер слезы. – И ты плачешь!
Рейна по-мальчишески шмыгнула носом. И словно оправдываясь, сказала:
– Я плачу, потому что не сдержала своего обещания, нарушила слово.
– А! Так для тебя все-таки что-то значит слово, данное мне?
Пожалуй, Виктор рассмеялся бы, если б лицо Рейны не было таким серьезным. С выражением гордой непреклонности, она добавила:
– У нас с тобой был договор, а я привыкла держать слово, данное мной!
– Поэтому ты меня и выставила за дверь только что? – Рейна с виноватым видом смотрела в сторону. Виктор взял ее за подбородок, повернул к себе и, глядя в глаза, произнес: – Скажи мне, пожалуйста, Рейна, правду. Сейчас, по-моему, самый подходящий момент, чтобы быть откровенными друг с другом. – Он видел, что в ее душе идет борьба. Она ответила не сразу. И тогда Виктор спросил снова: – Так почему же ты прогнала меня сегодня?
– Твои поцелуи меня волнуют, и я почти совсем лишаюсь сил, – ответила она, стыдливо краснея. – Это ты меня волнуешь, Виктор, и я боюсь этого.
Виктор едва не закричал от радости, услышав признание Рейны.
– Рейна, милая, тебе не нравится то, что мои поцелуи волнуют тебя, или то, что я волную тебя?
– И то, и другое…
– И все-таки тебе приятно в такие минуты, девочка моя!?
– Да, – коротко ответила она. Он застонал от ее слов.
– И ты хочешь меня?
Виктор видел, что в душе Рейны идет борьба между ее желаниями • быть честной и боязнью обмануться. И тогда он разрешил ее сомнения своим поцелуем. Рейна вздрогнула в ответ, но, когда он попытался отстраниться от нее, гибкие руки девушки обвили его шею.
– Ах, Рейна, Рейна, – прошептал он, приникая губами к ее горячей, нежной щеке и лаская очаровательно-упрямый подбородок. – Ты хочешь отдать себя мне? Ты готова к этому?
– Да! – выдохнула она.
– Почему?
– Потому что ты прекрасен, – несмело прикасаясь к его лицу, ответила она. – И очень добрый, хотя и викинг. Я буду рада сдержать свою клятву и стать твоей женой.
И хотя внутри Виктора все дрожало от радости и возбуждения, он все-таки произнес.
– Но ты не должна отдаваться мне только из-за клятвы.
В ее глазах Виктор неожиданно увидел огорчение.
– Так что же, ты меня совсем не хочешь?
– О Господи, я хочу тебя!
И тогда, радостно улыбнувшись она произнесла:
– Если ты меня хочешь, то заставишь выполнить наш договор. Настоящему воину ничего не стоит это сделать!
Виктор рассмеялся тихонько, чтобы не нарушить того доверия, которое появилось между ними. Он коснулся пальцами ее губ и пошутил:
– А, теперь ты так хорошо разбираешься в мужчинах, милая?
– Нет, – она улыбнулась. – Но Сибил меня предупредила, что утром я буду разбираться в них намного лучше.
– А что, Сибил всегда права?
От ее взгляда кровь застучала в висках. Она ответила:
– В таких случаях – всегда!
– Я и не буду спорить с таким авторитетом, – сказал он и привлек девушку к себе. Рейна снова слегка всхлипнула, но Виктор теперь знал, что это стон желания и нетерпения. От прикосновения ее мягких, нежных, слегка подрагивающих губ, в груди Виктора вспыхнул пожар. Он знал, что ждал этой минуты всю жизнь. Сейчас, сию секунду, он захотел прикоснуться к ее теплому обнаженному телу, и тогда, задыхаясь от собственной нежности, Виктор медленно и осторожно стал приподнимать платье, не переставая целовать ее. Она внезапно резко отстранилась от него и села. Он растерялся.
– Ну что же ты?! – огорченно и обиженно спросил он.
– Ты не должен снимать с меня одежду, – еле слышно ответила она. – Это не твое дело. Сибил говорила, что я должна сама это сделать. И она опять опустила платье, прикрыв свои прекрасные ноги.
– Может это и не мое дело, но мне будет очень приятно сделать это.
Девушка с загоревшимся от желания взором посмотрела на него и сказала:
– Ты лучше займись собой!
– О чем это ты, детка?
Быстро стянув платье через голову и отшвырнув его в сторону, Рейна ответила:
– Ты собираешься сделать меня своей женой, даже не сняв штаны, конунг Виктор?
И в самом деле, при виде обнаженного, прекрасного тела Рейны, Виктор почувствовал, как в его груди гулко забилось сердце. Она была несказанно прекрасна. Ее длинные волосы светлой волной спадали на ее покатые, красивые плечи. Полные чаши девически высоких грудей, гордые и прекрасные, ждали его рук и его губ. Его взгляд опустился на плоский, упругий живот девушки, а затем скользнул к длинным, стройным ногам. Над ними возвышался очаровательный холмик, покрытый курчавыми, темными волосиками. Виктор почувствовал в ту же секунду, что штаны ему становятся тесны. Но что обрадовало и удивило его особенно, так это то, что Рейна, казалось не была смущена своей наготой и взглядами мужчины, скользившими по ее телу.
– Ты прекрасна! – восхищенно прошептал он. Она робко прикоснулась ладонью к его руке и еле слышно выдохнула:
– Ну так сделай меня своей женой!
Торопливо, словно боясь, что его возлюбленная исчезнет, если он отведет взгляд, Виктор сбросил рубашку и мягким, но властным движением уложил Рейну навзничь. А потом лег на нее. Наслаждение было таким острым, что он даже застонал. Ее напрягшиеся соски прикоснулись к его обнаженной груди и, словно два маленьких огонька, обожгли его.
Рейна тихо, радостно вздохнула, и тонкие сильные пальцы девушки впились в мощные плечи мужчины. Под его тяжестью, во власти его объятий его губ она впервые в жизни почувствовала себя маленькой, хрупкой и желанной.
Обнимая нежное нагое тело жены, Виктор вдруг испугался, что не сможет сдержать себя и напугает ее силой своей страсти, а может, даже причинит ей боль. Он все Больше убеждался в том, что уже знал ее. И, несмотря на это, заново открывал ее тело, девственное и непорочное. Ожидание встречи с женщиной, которую он знал и не знал, наполняло его сумасшедшим желанием.
Она изнемогала под его ласками. Возбуждающие, медленные прикосновения языка мужчины совершенно обессиливали ее и в то же время придавали ей смелости, и Рейна неумело, но страстно отвечала на его ласки. И, наконец, когда они оба совсем задохнулись от поцелуев, от этого безумного танца языка и губ, Рейна почувствовала, как мужчина стал прокладывать горячую, влажную дорожку поцелуев по шее к ложбинке меж ее грудей. Ни с чем несравнимое блаженство охватило Рейну, когда она почувствовала, как нежные, влажные зовущие губы мужчины сомкнулись на ее набухшем, словно весенняя почка, соске. Она непроизвольно выгнулась навстречу Виктору, прижимая его рот к своей груди. А в следующий миг по щекам девушки потекли слезы блаженства от того, что ее муж бережно, и в то же время жадно, словно младенец, стал сосать ее груди. Прошло несколько минут, а может быть, секунд, а может быть целая вечность, и Виктор оторвался от чаш, из которых он пил благоуханный напиток любви, лег на спину и потянул Рейну на себя. Ее шелковистые, легкие волосы, рассыпавшись по плечам, упали ему на лицо, и словно светлое летнее облако окутало его и спрятало от всего мира. Он прижал ее лицо к своему лицу. И Рейна ответила на его поцелуй. Он почувствовал как дрожит его тело; почувствовал на своем лице ее опаленные желанием губы. Его ладони медленно, возбуждающе страстно поползли вниз по спине, затем сжали ее упругие, тугие ягодицы и стали ласкать их.
– Еще хочешь, дорогая? – тихо прошептал он, не замечая ничего, кроме темных от желания огромных глаз Рейны. Она торопливо кивнула, не в силах произнести ни слова, сдерживая прерывистое дыхание, приникла к его губам и, сама пугаясь своей смелости, потянулась рукой к завязкам на его штанах. Почувствовав под ладонью скрытую плотной тканью напрягшуюся мужскую плоть, Рейна резко перевернулась на спину. Виктор торопливыми движениями сорвал с себя последнюю одежду и, когда повернулся к жене увидел ее широко распахнутые от изумления глаза.
– О, Господи! – воскликнула она. – Какой он у тебя большой!
Он улыбнулся, прикоснулся ладонью к горячей щеке девушки и тихо прошептал:
– Тебе сначала будет немного больно, – ты знаешь об этом?
Она кивнула и вдруг спросила:
– А что, у всех мужчин такие огромные? Он усмехнулся:
– Уверяю тебя, я никогда этим не интересовался и убежден, что и тебе не стоит заниматься такими вопросами.
Возбужденный и возбуждающий смех девушки был ответом ему. Виктор лег на нее, накрыл губами ее губы, его пальцы легли на покрытый темными волосками холмик внизу ее живота. Девушка порывисто задышала и изогнулась всем телом навстречу его рукам. Его ладонь решительно раздвинула в стороны ноги Рейны. Рейна на мгновение замерла, и тогда Виктор начал нежно и осторожно ласкать ее изнывающее от ожидания лоно. Девушка вскрикнула. Ее голова заметалась по подушке, и мужчина почувствовал, как напряглось, словно струна, трепещущее тело.
Виктор испытал всепоглощающее желание прикоснуться губами к заветному средоточию ее страсти. И только с помощью своих ласк вознести Рейну на пик блаженства. Но он напомнил себе, что таких ласк она не знает и нужно быть осторожным и терпеливым учителем, чтобы не оттолкнуть ее от себя.
А Рейна становилась все более и более нетерпеливой. Оторвавшись от губ мужа и чувствуя, что сгорает в огне желания, она хрипло застонала:
– Муж мой, умоляю, возьми меня!..
– Подожди еще немного, любимая, – прошептал он в ответ, не прекращая свои ласки. Наоборот они стали еще более страстными. Он провел ладонью по горячей внутренней стороне бедра девушки, и затем его палец скользнул в ее влажные, знойные недра. Он посмотрел в ее лихорадочно блестящие глаза и спросил напряженно:
– Так тебе хорошо, любимая?
– Да! – вскрикнула она. – Я хочу тебя там, всего!
Виктор прикоснулся губами к пульсирующей жилке на шее девушки. Никогда не думал, что неприступная амазонка так полно, с такой страстью будет отдаваться ему. Внезапно он почувствовал ее пальцы на своем напряженном члене. Он сквозь зубы втянул воздух и, не в силах вытерпеть этой сладостной муки, попытался выскочить из этого нежного кольца. Но Рейна не отпустила его и робко, но настойчиво стала играть с этой восхитительной игрушкой. На мгновение Виктор забыл обо всем, а потом вновь продолжал ласкать непередаваемо нежную плоть девушки. Ее дыхание стало яростным. Закусив нижнюю губу, Рейна перекатывала голову с одной стороны подушки на другую. А его ласки становились все настойчивее и безудержнее. Он ласкал ее уже двумя пальцами, двигая ими в упоительном ритме. Словно мощные волны прибоя вздымали Рейну на своих крутых гребнях и она, в такт неумолчному грому, звучавшему в ее ушах, радостно вскрикивала подаваясь всем телом навстречу мужским рукам.
– Малышка моя, я тебя люблю! – еще Больше возбуждаясь от собственной нежности, шептал Виктор. Свободной рукой он еще шире раздвинул ей ноги, одновременно продолжая ласкать ее другой.
– Расслабься, так тебе будет легче!
Рейна тяжело дышала и вскрикивала, вся отдавшись блаженству, охватившему ее. Боясь, что он остановится и желая еще более острого наслаждения она, словно в забытьи, молила его прерывающимся голосом:
– Еще… о… еще!..
И тогда Виктор извлек пальцы из ее распаленного лона и осторожно ввел внутрь свой напряженный член. Замерев на мгновение, он подался вперед на нее и в нее… Девушка вскрикнула от сладкой боли. Словно издалека до Рейны донесся голос мужа:
– Тебе больно, малышка? Может быть, мне остановиться?
– Нет!.. О нет!.. – вскрикнула она. – Пожалуйста, продолжай!
И Виктор вновь погрузился в нее, уже смелее, дрожа от возбуждения, с радостью ощущая, как легко и свободно движется в ней его плоть и как ее лоно охватывает его мягким кольцом.
Наконец они стали одним целым, и боже! Как это было прекрасно!
– Как ты себя чувствуешь, родная? – прошептал он.
Ей было еще немного больно, но нараставшее, острое блаженство от движений тугого, эластичного мужского члена в ней и ощущение полного слияния с мужем, заставляли померкнуть всякую боль. Исчезли все страхи, все сомнения, остались только он и она. Рейна впервые ощущала такую полноту бытия, такой ослепительный экстаз.
– Я чувствую себя твоей женой! – сквозь слезы прошептала она, жадно раскрытыми губами ища его губы. Ее слова, этот беспомощно открытый, словно клювик птенца, рот и гортанные вскрики все сильнее распаляли мужчину. Он испытывал сейчас такую нежность к ней, что даже сердце заболело. И тогда, боясь причинить ей боль, он начал двигаться в ней осторожнее и в то же время стремительней. И от этого упоительного ритма они стали возноситься туда, где сверкали яркие, летние звезды и шел звездный дождь осыпая их золотыми брызгами. Своим поцелуем Виктор заглушил последний пронзительный стон Рейны, и в тот же миг он почувствовал, как сладкая судорога стянула ее трепещущее тело. А потом, догоняя ее, он взорвался сам. Их движения становились медленнее и, наконец, они замерли, крепко обнявшись и не желая покидать друг друга.
Сердце еще гулко стучало у него в груди, когда Виктор лег рядом с Рейной и нежно обнял ее. Потом он кончиками пальцев вытер слезы, стекавшие по щекам, | любимой женщины, и виновато улыбнувшись, прошептал:
– Прости, что мне пришлось причинить тебе боль…
– А мне не было больно, – ответила она, сладко улыбнувшись, – мне было… прекрасно. Хотя сначала я чуть не закричала от боли, правда.
– Ничего, тебе больше не будет так неприятно. В следующий раз все будет еще лучше, – пообещал Виктор.
– Серьезно?! – жена изумленно посмотрела на него и вдруг удивила спросив. – Послушай, а может, давай тогда еще раз этим займемся?
– Эй-эй, шалунья! – засмеялся он и поцеловал девушку в нос. Твоему телу надо отдохнуть хотя бы минут пять.
Рейна повернулась к мужу, и тот мгновенно почувствовал как от этого бесхитростного движения, его мужская сила начала вновь стремительно возрождаться к жизни.
– А как себя чувствует твое тело, муж мой? Он улыбнулся.
– Мое тело вместе со мной очень радо, что доставило тебе удовольствие…
Она гибко прильнула к нему.
– Знаешь, Виктор, мне это ужасно понравилось. Я даже вспомнила…
Он взял ее ладонь и, целуя ей пальцы, спросил: —… Что же ты вспомнила, Рейна? – Женщина молчала, и только глаза ее блестели. – Скажи мне, родная… – попросил он, пристально глядя ей в лицо. – Прошу тебя, не уходи от меня теперь, после всего, что мы с тобой только что испытали. Что ты вспомнила?
В углах ее глаз появились слезы, и она ответила:
– … Я вспомнила счастье. Я давно его не испытывала, может быть целую жизнь…
– Любимая моя! – растроганно произнес Виктор и поцеловал девушку. – Неужели так долго? Она кивнула.
– Когда еще я была княжной на Луаре, я часто любила собирать цветы на полях, – ее голос дрогнул. – Впервые за много лет ты заставил меня вспомнить это время, Виктор Храбрый. Спасибо тебе за это, муж мой!
Он прижал ее к себе и, поцеловав, ответил:
– Ну что ты, девочка моя! Это я должен быть благодарен тебе за ту радость, которую ты мне подарила, и нет для меня большего счастья, чем знать, что тебе было со мной хорошо.
– Ты знаешь, – прошептала она, – я уже думала, что та счастливая девчонка навеки умерла.
– Нет, Рейна, нет! Ты можешь снова ее встретить, – покачав головой, заверил Виктор жену.
– Ты думаешь? – с надеждой спросила молодая женщина?
– Да, – уверенно сказал он, – мы вместе ее встретим…
Рейна нахмурилась:
– Говоря по правде, я уже и сама иногда не знаю, что значит быть счастливой. – Заморгав она отвернулась, а Виктор, вновь прижав ее к себе, сказал:
– Отныне, все твои беды позади. Я хочу помочь тебе стать счастливой.
Женщина посмотрела ему в лицо.
– Почему?
«ПОТОМУ, ЧТО Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!» – Виктору очень хотелось сказать ей эти слова, но что-то его удержало. Он не мог говорить о любви, опасаясь, что эти чувства могут быть использованы против него. Однако, Рейна была с ним так трогательно откровенна, что пожалуй, он должен быть с ней тоже откровенен и открыт. Виктор сказал:
– Сибил рассказала мне о твоей беде, и я понимаю и разделяю твою скорбь, потому что сам потерял близких.
– Неужели?! А кого? – изумилась Рейна, и муж печально ответил: всех: – мать, отца, сестру…
– А когда это случилось? В твоей другой жизни?
– Да…
– Ты мне должен обязательно об этом рассказать, – решительно сказала женщина.
– Хорошо, любимая, только не сегодня, ладно? Не хочу омрачать ничем нашу радость… Виктор немного помолчал и добавил: – Рейна, как ты думаешь, теперь у нас с тобой появилась надежда на будущее счастье?
Но Рейна, печально взглянув на мужа, ответила:
– Виктор, ты должен понять меня. Я не знала ничего кроме ненависти, смертей и обид.
– Но ты счастлива от того, что я люблю тебя, правда?
– Да.
Он переплел свои пальцы с пальцами Рейны и задумчиво сказал:
– Значит у нас с тобой есть шанс на счастье друг с другом, любимая.
И тогда улыбка осветила ее лицо, и она ответила:
– Может быть и есть…
– А если моя любовь доставляет тебе удовольствие, то я, пожалуй, буду заниматься с тобой любовью хоть и день и ночь напролет, – тихо засмеявшись, пошутил Виктор.
– Пожалуй это будет правильно, – улыбнулась Рейна и, лениво потянувшись обвила руками его за шею. – Вот, сейчас, как раз самое подходящее время!
– Желание моей госпожи Для меня закон! – он притянул к себе жену, и его колено скользнуло между гладких, словно атлас, чуть прохладных бедер женщины, раздвигая их. Это было восхитительное чувство, – проводить ладонью по спине любимой, ощущая гибкую податливость ее тела и нежную шелковистость женской кожи и знать, что нигде пальцы не встретят преграды из одежды. Виктор внезапно испугался, что может показаться Рейне нетерпеливым и этим причинит ей боль; он нежно поцеловал мочку ее уха и шепотом спросил: – Слушай, а может, не будем так торопиться со вторым разом?
– А уж это позволь мне самой решать, дорогой муж, – тут же ответила она и вдруг резко опрокинула его на спину и своими коленями широко раздвинула ему ноги.
– Эй, эй! – нахмурился он, изображая праведный гнев. – Где это ты этому научилась, жена?
В ответ Рейна пожала плечами:
– Может ты думаешь, я никогда не видела, чем занимаются викинги с рабынями на своих пирах…
В следующее мгновение она села на его бедра и уже совсем было собралась оседлать подрагивающую от напряжения мужскую плоть, но Виктор внезапно остановил ее и сказал:
– У нас с тобой все иначе, так ведь? Это не похоть, не желание совокупиться, правда?
Молодая женщина серьезно посмотрела ему в глаза, понимая, что он спрашивает именно о ее отношении к тому, что произошло между ними, а вовсе не о своих чувствах к ней и затем, покачав головой, улыбнулась:
– Нет, муж мой… Это – счастье!..
Наверное, будь у Виктора нервы похуже, он бы разрыдался от радости. Но вместо этого, он просто привлек Рейну к себе за плечи и горячо и нежно поцеловал. И снова его руки жадно и нетерпеливо шарили по обнаженному прекрасному телу жены, и они вдвоем пили волшебный пьянящий напиток, имя которому – любовь. Остальное Виктор наблюдал словно в полузабытьи. Рейна, оторвавшись от его губ выпрямилась на нем, затем, схватив изнемогающий от желания мужской член, направила его к заветной гавани и медленно опустилась на него. Виктор сцепил зубы и замер. Казалось, бесконечная теплая нежность опустилась на него, и сердце рванулось у него из груди ей навстречу. Ему стоило огромного труда, чтобы сдержаться, не схватить ее грубо за талию так, как это часто делали все викинги, удовлетворяя в первую очередь свою похоть, свое желание. Нет, Виктор положил свои горячие широкие ладони на бедра девушки и стал слегка помогать ее движениям. Однако Рейна, видимо, ничего этого уже не замечала. Она не останавливаясь ни на мгновение, начала свое скольжение вверх по этому волшебному нефритовому стволу, и дойдя до его раскаленной вершины, вновь опустилась вниз, затем еще раз, еще…
– Осторожнее, девочка, – прошептал Виктор, стараясь удержать ее трепещущее тело, – не порань себя, не торопись… Мы вдвоем, и я люблю тебя!
Рейна легла на мужа, уткнулась лицом ему в плечо и, все так же покачиваясь, словно повторяя его движения, простонала.
– Я сама не знаю, что делаю, и что делать…
– Глупенькая, – нежно выдохнул он, – все ты делаешь как надо. Расслабься, моя маленькая всадница, и наслаждайся.
И тогда она, уже не боясь показаться мужчине неумелой и смешной, опять выпрямилась и, застонав от наслаждения, пустилась вскачь по дороге, уносящей прямо к небесам, чтобы там обрести блаженство и покой…
– Рейна!.. Рейна!.. – задыхаясь, звал ее Виктор, устремляясь за ней вслед, но девушка ему не ответила, и только ее громкие гортанные вскрики смешивались с частым дыханием мужа. И когда, наконец, она достигла наивысшей точки своего восхождения, и весь мир взорвался вокруг нее, Виктор догнал ее на этой сияющей вершине, и они вместе низверглись в сверкающую мириадами огней пропасть и поплыли среди лепета весенних листьев на тонких парусах из золотого солнечного света…
На другом берегу фьорда в своем тереме Вольфгард яростно насиловал рабыню. Он набросился на нее сразу, как только та явилась в его опочивальню и, утолив первое желание, теперь сидел на кровати и смотрел на женщину, стоящую перед ним с опущенной головой в разорванном на груди платье. Ее покорность раздражала викинга. Его вообще раздражало что женщины в его присутствии только дрожали от страха и, когда он раздвигал им ноги и утолял свою страсть, жалобно всхлипывали или, вообще, лежали молча. Даже его жена, много лет удовлетворяя его, не проявляла никакого удовольствия. Иногда Вольфгарду, вообще, приходило в голову, что точно так же он мог бы себя удовлетворить и без женщины, просто своей рукой. По крайней мере, тогда не оставалось бы ужасного чувства собственного бессилия. Правда, мысль о собственном удовлетворении вызывала еще большее отвращение. Вообще-то ему нравилось чувствовать под собой дрожащее женское тело, нравилось заставлять женщин рыдать и стонать от боли. В эти минуты он значительно быстрее и полнее получал удовольствие. Вольфгард прищурился, глядя на стоящую перед ним в покорном ожидании, рабыню, которой было не Больше двадцати весен. А затем широко расставил свои ноги и приказал:
– Раздевайся и становись на колени!
Девушка в ужасе затрепетала.
– Пожалуйста, хозяин, не заставляй меня… Не надо больше…
– Быстро раздевайся, тварь, или я перережу тебе глотку! – взревел Вольфгард.
Девушка дрожащими руками быстро стянула через голову платье и медленно опустилась на колени, глядя на хозяина как побитая собачонка. Расширившимися от страха глазами она смотрела, как викинг снимает штаны. Он зашел ей за спину и, схватив девушку за волосы, наклонил рывком вперед. Вольфгард на мгновение остановился, наслаждаясь видом покорно ожидающей рабыни, и вдруг дверь в его покои отворилась, и на пороге появился Эгил. Вслед за ним в комнату, словно тень, проскользнул еще какой-то человек.
– Ярл! – произнес дружинник. – Пришел твой соглядатай, из лагеря Виктора Храброго.
– Проклятье! Парень у тебя что, совсем нет соображения, когда приходить к своему ярлу! – заорал Вольфгард, стоя без штанов. Эгил чуть не подавился от страха, однако, из комнаты не вышел.
– Прости, великий ярл, но у твоего человека важные известия!
Вольфгард нахмурился, натянул штаны и сердито приказал рабыне:
– Пошла вон! Быстро!
Ему не пришлось повторять свой приказ дважды. Рабыню как ветром сдуло. Затем ярл посмотрел на смутную фигуру соглядатая и кивнул:
– Ну, что у тебя за новости?
– Твоя приемная дочь стала женой Виктора Храброго, – приглушенным голосом произнес человек.
С искаженным от бешенства лицом, Вольфгард потряс кулаком.
– Ах, она дрянь! Я своими руками задушу предательницу!
– Ярл, – продолжал соглядатай, – она согласилась стать женой конунга, чтобы спасти жизнь твоему сыну и его оруженосцу.
Издав яростный вопль, Вольфгард метнулся к таинственному гостю.
– Это еще что такое? При чем тут мой сын?
– Люди Виктора захватили Рагара и Гаральда; их уже собирались пытать и убить, когда вмешалась твоя дочь. Она предложила Виктору сделку: он освобождает пленников, а она выходит за него замуж.
– Что с моим сыном, глупец? – нетерпеливо прорычал Вольфгард.
– Я думаю, что его скоро освободят!
– Это все?!
– Да!
Все еще хмурясь, Вольфгард помолчал, затем кивнул Эгилу.
– Заплати, ему и проследи, чтобы он вернулся на тот берег фьорда невредимым!
– Слушаюсь, великий ярл.
Когда поздние посетители уже повернулись к двери, Вольфгард внезапно окликнул их.
– Эй, постой-ка!
Мужчины остановились..
– Что невеста счастлива? – презрительно скривившись, спросил он.
– Я не знаю, – растерявшись, ответил соглядатай.
– Возвращайся назад, узнай это, а потом доложишь мне! – приказал Вольфгард. Человек поклонился:
– Слушаю, ярл!
После их ухода Вольфгард уселся на свое ложе и мрачно уставился на огонь в очаге.
«Этот его безмозглый сын! Из-за мальчишеской глупости угодить прямо в лапы Виктору Храброму! Позор! Позор на весь его род! А тут еще Рейна стала женой конунга! Эту маленькую негодяйку давно следовало растерзать! Дрянь какая! Неважно почему она вышла замуж за Виктора! Главное, чтоб она никогда не родила от него сына! А если все-таки родит ему придется либо нарушить свой договор с Виктором, либо прекратить войну! Но и в том, и в другом случае он потеряет уважение, а, значит, и власть над своими людьми. Проклятая маленькая ведьма! От этих баб одни неприятности!»
На востоке уже занималась заря, когда Вольфгард, наконец, составил план, как он накажет Рейну. Лучше всего было бы заставить ее страдать из-за предательства своего отца! Однако, Вольфгард еще сильнее желал ее смерти. Уже засыпая, викинг подумал, что было бы неплохо позвать ту рабыню. Но сейчас он был так зол, что пожалуй мог избить ее до смерти. А это плохо! Рабы выполняют множество полезных дел, а он слишком рачительный хозяин, чтобы разорять собственное хозяйство.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Викинг - Ланзони Фабио



интересный роман, легко читается
Викинг - Ланзони ФабиоЯна
29.01.2012, 0.20





По мне так - слишком много соплей и все размазано. Идея интересная, но... Начиная с двенадцатой пролистывала текст, чтоб узнать, чем все закончится. А тема вулкана не закончена.
Викинг - Ланзони ФабиоKotyana
1.07.2012, 18.31





Девочки, рекомендую всем, кто любит красивые, чувственные откровенные сцены,нормального героя (не насильника, а мужчину, способного нежностью покорить героиню), всем, кому нравится необычный сюжет. Просто в восторге от романа. Путешествие во времени - особая изюминка. уже второй роман этого автора прочла на одном дыхании. Сюжет не отпускал от начала до конца.
Викинг - Ланзони ФабиоНефер
15.02.2014, 6.07





Роман очень неплохой,но мне хотелось-бы узнать,что роизошло в будущем и главная героиня уж слишком настырная и какая-то слишком ненастоящая у них была борьба с гл.героем.
Викинг - Ланзони ФабиоНина
16.02.2014, 19.43





Прекрасный роман читала не отрываясь только жал нет ничего про будущее 9/10 девочки поссоветуйте какую нибуд хорошую книгу .
Викинг - Ланзони Фабиофериде
8.03.2014, 0.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100