Читать онлайн Таинственный, автора - Ланзони Фабио, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинственный - Ланзони Фабио бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинственный - Ланзони Фабио - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинственный - Ланзони Фабио - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ланзони Фабио

Таинственный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Не считая ресторана на главной улице, единственным приличным местом в Близзард-Бэй, где можно поесть, было кафе «Джоли», и сегодня вечером оно было переполнено. Метрдотель предупредил Гретхен и Джори, что придется ждать свободного столика как минимум минут сорок пять.
– Хочешь, поищем другое место? – предложила Джори, когда они заглянули в бар при кафе, который тоже оказался полон.
Гретхен вздохнула:
– Другого места здесь нет, если ты только не согласна обойтись «Макдоналдсом».
– От «биг-мака» я бы сейчас не отказалась, – призналась Джори, – уж очень есть хочется, даже в животе урчит. Но названия морских деликатесов, которые перечислены на доске перед входом, звучат ужасно аппетитно.
– Тогда давай подождем, – согласилась Гретхен. – Может, на самом деле ждать придется не так долго, как они пугают. Как-то раз – я была здесь с Карлом – нам сказали, что придется ждать полчаса, а оказалось не больше десяти минут.
Джори показалось, что, когда Гретхен упомянула своего друга, в ее голосе послышались мечтательные нотки. Она спросила:
– Кстати, а где сейчас Карл? Он не собирается к нам присоединиться?
– По правде говоря, я его звала, но у него другие планы на сегодня.
– Ясно. – Джори ждала, что подруга что-нибудь добавит, но Гретхен молчала, тогда она предложила: – Пока мы ждем, я принесу нам что-нибудь выпить. Ты что предпочитаешь?
– Я… о, только «севен-ап». – Чувствуя, что Джори готова возразить, Гретхен поспешила добавить: – Я не употребляю спиртного.
– Вообще? Почему?
– Не люблю терять контроль над собой.
Джори вспомнила о том, как несдержанно вела себя с Сойером сегодня днем: ощущение было пьянящим и восхитительным.
– По-моему, иногда неплохо на время потерять контроль над собой, – возразила она и, не дожидаясь ответа Гретхен, направилась к стойке бара за напитками.
Джори заказала воду для Гретхен и мерло для себя. Дожидаясь, пока бармен выполнит заказ, она оглядела зал и заметила за столиком в дальнем углу знакомую светловолосую голову. Вернувшись к Гретхен, она спросила:
– Это, случайно, не Эдриен?
– Где?
– Вон там, в углу, с каким-то мужчиной.
Гретхен посмотрела в ту сторону и кивнула:
– Да, это она. А с ней – Джек Карпентер.
– Кто он такой?
– Сенатор штата. Очень богат. И женат.
Джори покачала головой, не слишком удивившись. В вопросах морали Эдриен никогда не отличалась особой щепетильностью и даже не пыталась притворяться.
– Его жена умирает от рака, – продолжала Гретхен. – Во всяком случае, если то, что я слышала, правда.
– Не перестаю удивляться – в этом городе все всё обо всех знают, – заметила Джори.
– Ну, если уж на то пошло, Джек Карпентер живет не здесь, а в Хедли. Но я понимаю, что ты имеешь в виду. А, Эдриен нас заметила.
Джори махнула рукой подруге, та ответила тем же, нимало не смутившись, что ее застали в обществе жена-того мужчины. И не только не смутившись, но даже сделав Джори и Гретхен нетерпеливый знак, приглашая их за свой столик.
Пробираясь через битком набитый зал, Джори поделилась своими соображениями с Гретхен:
– Кажется, она не так уж обеспокоена тем, чтобы скрыть свои отношения с сенатором.
– Ты же знаешь Эдриен. Она никогда и ничем не бывает обеспокоена. Да и раньше не была.
На Эдриен был безупречно сшитый коричневый шерстяной костюм с черным бархатным воротником и золотыми пуговицами, которые смотрелись весьма экстравагантно, но при этом каким-то чудом не казались безвкусными. Макияж ее был также безупречен, а из прически, несмотря на то что на улице дул порывистый ветер, не выбился ни один золотистый волосок.
– Джори! Как я рада снова тебя видеть! – воскликнула Эдриен, когда они подошли к столику. И после небольшой паузы добавила: – О, и тебя тоже, Гретхен. – Затем она повернулась к спутнику: – Познакомься, Джек, это моя старинная подруга, о которой я тебе рассказывала, Джори Мэддок из Нью-Йорка. Ее семья владеет универмагом на Манхэттене. Джори, это мой друг, сенатор Джек Карпентер. Ах да, Джек, это Гретхен Экхард, еще одна моя приятельница.
Сенатор – элегантный господин, гораздо старше Эдриен (у него на висках уже пробивалась седина) – улыбнулся и поздоровался с обеими девушками, однако было заметно, что он чувствует себя не в своей тарелке. Он то и дело посматривал поверх их голов в зал, словно желая убедиться, что в баре его никто не узнал.
– Мы даже не представляли, что у «Джоли» сегодня будет столько народу, – проворковала Эдриен, положив ухоженную руку с наманикюренными пальчиками на рукав Джека Карпентера.
– Здесь всегда полно народу, – не без ехидства заметила Гретхен. Джори подозревала, что Эдриен и сама прекрасно это знала и нарочно хотела показаться на людях с сенатором.
Небрежным взмахом руки Эдриен отмела замечание Гретхен и снова переключила все внимание на Джори.
Поднеся к губам бокал мартини, она многозначительно улыбнулась и сказала:
– Я слышала, ты всю неделю была занята?
Джори мгновенно насторожилась: ей не понравился блеск в глазах Эдриен.
– Что ты имеешь в виду?
– Сорока на хвосте принесла, что ты проводила время в Саратоге с Сойером Хоулендом.
– Это что же за сорока такая? Ее имя, случайно, не Клоувер? – спросила Джори, чувствуя на себе ошеломленный взгляд Гретхен, но делая вид, что не замечает его.
– Нет, эту сороку звали Китти, – улыбнулась Эдриен. – Сегодня утром мы встретились в клинике. Я заходила к врачу за рецептом, а она, бедняжка, приходила провериться, долго ли еще осталось до родов.
– Ну и как?
– Должно быть, на днях. Она выглядит так, будто вот-вот лопнет. Китти сказала, что вчера вечером ты была у нее в гостях и все рассказала про вас с Сойером…
– Я ничего не говорила о «нас с Сойером», потому что рассказывать нечего.
– Но она упомянула, что вы с ним были в Саратоге и ходили в ресторан.
– Да, ходили, ну и что из того? Он отбуксировал в гараж и отремонтировал мою машину. В знак благодарности я…
– Ты пригласила его на ленч.
– Да, примерно так.
Джори не стала уточнять, что Сойер оплатил счет, и, уж конечно, промолчала, что он купил ей пальто и варежки.
– А Клоувер показалось, что вам было очень хорошо друг с другом, когда она вас видела.
– Попадись мне эта Клоувер, я ее просто придушу! – сквозь зубы пробурчала Джори.
Гретхен бросила на нее негодующий взгляд:
– Джори, как можно такое говорить!
– А что, ей больше делать нечего, кроме как сплетничать?
– На самом деле у Клоувер сейчас как раз забот хватает, – вставила Эдриен, поднимая умело подведенные, безупречной формы брови. – Ее партнерша по бизнесу, Шерил Фрэмптон, вот уже почти год пытается выкупить у нее ее долю. Клоувер отказывается продавать, но Шерил не отстает.
– Все равно мне не нравится, что она с каждым встречным обсуждает мою личную жизнь, – пробурчала Джори.
– Расслабься, Джори, она рассказала только Джонни, а тот рассказал Китти…
– А Китти поделилась с тобой.
– Вот именно. Если у тебя с Сойером действительно такие невинные отношения и тебе нечего скрывать, с какой стати ты так кипятишься?
– Я не кипячусь, просто… просто я не привыкла быть темой для пересудов в маленьком городке.
К счастью, Эдриен сменила тему и заговорила о новой обивке для дивана и о гардинах, которые только что заказала для домашнего музыкального салона. Высокие – от пола до потолка – окна ее салона были с полукруглым верхом, и шторы пришлось шить по индивидуальному заказу. Она настаивала, чтобы Джори обязательно побывала у нее в гостях, пока не уехала из Близзард-Бэй.
– Это ужасно, дорогая, что дом твоих дедушки и бабушки превратили в какие-то меблированные комнаты. – Эдриен покачала головой. И, обращаясь к Джеку, пояснила: – Это было самое красивое имение в наших краях, но как только хозяева его продали… ты знаешь, как это бывает.
– Я сегодня там была. И мне показалось, что дом по-прежнему выглядит неплохо. По-моему, он совсем не изменился с тех пор, когда принадлежал моим деду и бабке.
Только сказав это, Джори спохватилась, что кто-то из ее собеседниц может знать, что Сойер живет в их бывшем доме, и поспешила сменить тему:
– А знаете, когда я на обратном пути проезжала мимо дома на Бруквей-роуд, вокруг была какая-то суматоха, там крутилось не меньше дюжины копов.
– Какой дом ты имеешь в виду? – спросила Гретхен.
– Красный фермерский дом, недалеко от перекрестка с Филдстоун-роуд. А что?
– Кажется, Клоувер живет в красном доме на Бруквей-роуд, не так ли? – спросила Эдриен, обращаясь к Гретхен. Та кивнула.
Джори похолодела:
– У этого дома черные ставни, а перила веранды выкрашены в белый цвет?
– Кажется, так, – подтвердила Гретхен. – А что? Это у ее дома ты видела полицию?
Джори медленно кивнула:
– Надеюсь, с Клоувер ничего не случилось. Может, кому-нибудь из нас стоит позвонить и убедиться, что все в порядке?
– Я позвоню, – вызвалась Гретхен, доставая из кармана горсть мелочи, и вдруг съязвила: – Ты же грозилась задушить Клоувер. Может, ты сейчас не в том настроении, чтобы с ней разговаривать.
– Я только хотела сказать…
Но Гретхен уже направилась к телефону-автомату на стене бара.
– Иногда она бывает жуткой стервой, – заметила Эдриен. – Я уже говорила Джеку, что просто не понимаю, как в детстве мы могли проводить с ней столько времени. У нас с Гретхен нет ничего общего.
– А мне Гретхен всегда нравилась. – Джори сочла своим долгом вступиться за подругу, она понимала, что Гретхен разозлилась, когда услышала, что Джори не вняла ее предостережениям насчет Сойера Хоуленда. При ее осторожности и консервативном складе характера Гретхен было не дано понять, как это можно не обращать внимания на слухи. И Джори ни за что не удалось бы убедить Гретхен, что Сойер не опасен – во всяком случае, в том смысле, который имели в виду Карл и все остальные.
Сойер яростно защищал неприкосновенность своей частной жизни, он даже признался, что ему есть что скрывать, он только что приказал Джори не лезть в его жизнь и вернуться в Нью-Йорк, где ее место. Со стороны Джори было бы глупостью не последовать его совету. В конце концов, он даже не хочет, чтобы она здесь оставалась. И если разобраться, в Близзард-Бэй ее больше ничто не удерживало.
Пока Эдриен пространно распространялась о достоинствах балета, который они с Джеком смотрели накануне, Джори решила, что у нее не остается иного выбора, кроме как уехать завтра утром.
Она приехала сюда, чтобы найти какой-то ключик к собственному прошлому, а может, и к будущему, но не нашла его. Видимо, она ошибалась, думая, что новый приезд в Близзард-Бэй может стать поворотным пунктом в ее жизни.
Решение принято. «Чем скорее ты уберешься из этого города и окажешься подальше от Сойера Хоуленда, тем лучше», – твердо сказала она себе.
Гретхен вернулась за столик. Она вся дрожала и была еще бледнее, чем обычно.
– Ради Бога, что с тобой стряслось? – недовольно спросила Эдриен, обрывая свой монолог на середине.
– Со мной – ничего. – Гретхен села на стул и покачала головой с таким видом, словно не могла поверить в то, что услышала. – Клоувер убита.

***

Сойер стоял чуть в стороне от толпы, собравшейся вокруг небольшого красного фермерского дома на Брук-вей-роуд. Уже давно стемнело, стало еще холоднее, и порывы ледяного ветра взметали выпавший днем снег. Но люди все-таки собрались: сплетники, соседи, просто зеваки, возможно, среди них было и несколько родственников, потому что ветер доносил до него приглушенные всхлипывания.
В толпе было несколько газетчиков и тележурналистов. Последних можно было без труда отличить от остальных по длинным драповым пальто, кожаным ботинкам и безукоризненным стрижкам: телевизионщики все как один щеголяли с непокрытыми головами. Местные же в основном были в теплых куртках, сапогах на резиновой подошве и вязаных шапках.
На дороге стояло несколько фургонов службы новостей, на лужайке суетились операторы с камерами, устанавливая свет и выбирая ракурс. Тут и там с мрачными лицами расхаживали полицейские. На репортеров они не обращали внимания и только следили за тем, чтобы и журналисты, и все остальные не проникли за проведенную вокруг дома границу места преступления, отмеченную желтой пластиковой лентой.
Сойер, прищурившись, наблюдал за происходящим. Не так ли все происходило и той влажной августовской ночью возле хижины на озере, после того как посыльный «Федерал экспресс» обнаружил прямо за дверью обезображенный труп женщины?
«Интересно, что заставляет людей, услышав в выпуске новостей сообщение об убийстве, выходить из дому и собираться вокруг места преступления? Или они ждут, что случится еще что-нибудь?» – со злостью думал Сойер, глядя на лица, на которых застыло выражение ожидания. Может, они рассчитывали мельком увидеть окровавленный труп? Или надеялись, что из кустов вдруг выбежит маньяк-убийца с окровавленным ножом в руке? Все они – и репортеры, и просто зеваки, сгрудившиеся вокруг места убийства – были похожи на кровожадных вампиров.
«Со стороны ты ничем не отличаешься от них, – напомнил себе Сойер. – Для них все выглядит так, будто ты, как и все они, включил за ужином телевизор или радио или поговорил с кем-то по телефону, услышал, что в Близзард-Бэй погибла еще одна женщина, и пришел поглазеть на место преступления».
На самом деле для него все было по-другому.
Сойер закрыл глаза и непроизвольно шагнул в сторону от толпы, словно это каким-то образом могло еще больше увеличить пропасть между ним и всеми остальными.
Сегодня днем, после ухода Джори, Сойер не находил себе места, со все нараставшим беспокойством он мерил шагами свою небольшую квартирку.
Вой сирен, который он услышал еще в лесу, все не выходил из головы, и он никак не мог избавиться от ощущения, что что-то не так. Сойер говорил себе, что видел Джори совсем недавно, держал в своих объятиях, целовал ее, своими глазами убедился, что с ней все в порядке. Но дурное предчувствие не проходило. Когда стемнело, он не смог больше оставаться на месте, натянул сапоги и шапку, сел в машину и поехал в ночь, чтобы найти…
Джори?
Сойер и сам толком не знал, куда держит путь. Вероятно, он ехал по дороге с неосознанным намерением оказаться возле гостиницы «Дом 1890», во всяком случае, он не раздумывая свернул с Бруквей-роуд. Хотя Сойер не представлял, что станет делать, когда в конце концов остановится перед гостиницей.
Что он мог бы сказать после того, как практически велел ей убираться из города? Она же не знает, почему он это сказал. Для Джори его слова прозвучали как приказ держаться от него подальше.
«Больше всего на свете я хочу, чтобы ты была рядом, со мной, в безопасности».
Решился бы он произнести это, если бы добрался до гостиницы сегодня ночью? Этого он уже никогда не узнает.
Столпотворение вокруг фермерского дома Сойер заметил только после того, как попал на Бруквей-роуд. Он сбавил скорость, свернул на обочину и остановился.
«Вот, значит, что я должен был найти», – понял он, почувствовав, как от этого открытия к горлу подкатывает тошнота. Вот что заставило его выйти из дома, сесть за руль и свернуть на эту дорогу.
Сойер вышел из машины и смешался с толпой. Из разговоров стоявших вокруг у него постепенно сложилась более или менее ясная картина происшедшего. Он узнал, что в доме, от которого его отделяло сейчас не больше пятидесяти футов, найден труп женщины. Убитую звали Клоувер Хартдейл. Она была молодой, двадцати с чем-то лет, привлекательной и незамужней.
«Такая же, как предыдущая жертва», – шепотом повторяли зеваки, с понимающим видом качая головами.
Их слова вызывали в памяти Сойера мучительные воспоминания и непрошеные сравнения. Ему не хотелось даже думать о том, что убитая была того же возраста, что и Джори.
Клоувер Хартдейл несколько раз ударили ножом, взятым в ее собственном доме: в деревянном контейнере для ножей, стоявшем на кухонном столе, осталось одно пустое место.
Последнюю подробность Сойер услышал от женщины, сообщившей, что она супруга одного из полицейских, которым поручено расследование.
– Джимми сказал, что весь дом буквально залит кровью, – вещала она всем, кто мог ее слышать. – Просто кошмар. Убийца гонялся за жертвой по всему дому, по-видимому, бедняжка пыталась убежать. Ее труп нашли в глубине дома, в спальне. А там у нее белый ковер во всю комнату, – шепотом добавила женщина, как будто это обстоятельство придавало происшедшему особый трагизм.
Сойер открыл глаза и тут же обратил внимание на знакомую фигуру в нескольких футах от него. Как и он, этот человек держался там, где толпа была пореже.
Мужчина стоял, глубоко засунув руки в карманы замызганной камуфляжной куртки, и смотрел прямо перед собой из-под козырька низко надвинутой на лоб потрепанной кепки. Сойер узнал его – это был Хоб Никсон.
Несколько минут Сойер наблюдал за Хобом, пытаясь по выражению лица, по каким-то Движениям понять, о чем тот думает. Как будто почувствовав на себе его пристальный взгляд, Никсон медленно повернул голову. Черные глаза в упор смотрели на Сойера. Некоторое время он просто таращился, потом ухмыльнулся и медленно полез в верхний карман куртки.
Сойер поймал себя на том, что невольно затаил дыхание, дожидаясь, что же сделает Никсон. Наконец тот достал коробок спичек и пачку сигарет. Сойер тихо выдохнул и отвернулся, когда Никсон сунул в рот сигарету.
Он снова посмотрел на ограниченное ядовито-желтой лентой место, где разыгралась трагедия. Глядя на красный фермерский дом, Сойер видел перед собой коттедж на озере.
Итак, это случилось снова.
Теперь Сойер понимал, что сегодняшнее убийство и было тем событием, которого он подсознательно ждал еще с того дня, как приехал в Близзард-Бэй несколько месяцев назад.
Он предчувствовал, что последует еще одна смерть.
В каком-то смысле Сойер даже испытал облегчение, узнав, что жертва не Джори.
Пока не Джори.
Теперь, когда произошло второе убийство, его предчувствие, что в Близзард-Бэй Джори угрожает опасность, стало еще сильнее. Кто бы ни зарезал эту молодую женщину, кровь которой теперь была разбрызгана по всему белому ковру от стены до стены, он нанесет удар снова. И в следующий раз, как и в первый, погибнуть мог уже не посторонний Сойеру человек.

***

– Ну что, дозвонилась до Карла? – спросила Джори.
Гретхен вернулась в маленькую гостиную из кухни. Она только что налила себе кофе и с ненужной силой сжимала пальцами чашку с дымящимся напитком. Ее руки заметно дрожали.
– Да, дозвонилась. Он сказал, что недавно вернулся домой.
Гретхен села на диван рядом с Джори и поставила чашку на кофейный столик. Когда она садилась, то нечаянно задела ногой за ножку, столик покачнулся, и немного кофе пролилось на потертую поверхность столика из вишневого дерева. Гретхен, казалось, этого не заметила. Джори достала носовой платок и вытерла лужицу.
– Ты сказала ему про Клоувер? – спросила она. Гретхен кивнула.
– Значит, можно надеяться, что он едет сюда?
– Карл сказал, что не сможет приехать. Он должен подготовить отчет к завтрашнему совещанию. Джори нахмурилась:
– Разве он не знает, что Клоувер была твоей подругой?
– Конечно же, знает. Он ее не раз встречал, более того… ее бутик в Саратоге буквально через несколько домов от офиса Карла.
– Ладно, тогда спрошу по-другому: ты сказала, что мы боимся оставаться одни на ночь в доме?
Гретхен замотала головой.
– Раз уж ему нужно написать этот отчет, не хочу, чтобы он из-за меня волновался. Кроме того, мы будем не одни, с нами останется дядя Роланд.
«Да уж, это очень обнадеживает», – подумала Джори. Ей не давала покоя мысль, что вчера вечером именно дядя Гретхен ездил домой к Клоувер, чтобы вернуть ей забытый в гостях кардиган. Как только подруги вернулись домой, Гретхен сразу же позвонила в полицию и сообщила об этом. Офицер, с которым она разговаривала, сказал, что придется допросить ее дядю, поскольку он, вероятно, был последним, кто видел Клоувер живой.
Однако Джори задавала себе вопрос, будет ли Роланд проходить по делу только в качестве свидетеля, или полиция решит, что престарелый «мастер на все руки» может иметь какое-то отношение к смерти Клоувер.
Она, конечно, не стала делиться своими сомнениями с Гретхен, на которую и так слишком сильно подействовала смерть подруги.
– Твой дядя все еще спит? – спросила Джори. (Перед тем как еще раз звонить Карлу, Гретхен поднималась на второй этаж.)
– Наверное. Дверь в его комнату закрыта.
– А ты не постучала? – Джори с опозданием поняла, что сморозила глупость: что толку стучаться в дверь, если Роланд Экхард глухой. И к тому же немой. И, если верить Гретхен, совершенно неграмотный. Он даже не знал языка глухонемых и не умел читать по губам.
Джори было известно, что Гретхен общается со своим дядей при помощи жестов и иногда – рисунков на листочках отрывного блокнота. Именно так она объясняла ему, что нужно было сделать по дому. Но как полицейские смогут задать ему вопросы, касающиеся убийства?
Подробности того, что произошло в доме Клоувер, оставались все еще неясными. Судя по всему, с того момента, когда Джонни О'Коннор наткнулся на Клоувер в универсаме (и они чуть-чуть посплетничали о Джори и Сойере), ее больше никто не видел.
Не так давно Китти позвонила в гостиницу и поговорила с Гретхен и Джори. Последние события подействовали на нее очень сильно – она была сама не своя. По словам Китти, продавец супермаркета сообщил полицейским, что Джонни был в магазине вместе с Клоувер, и после этого Джонни вызвали на допрос.
– Он не был с Клоувер, а просто случайно встретился с ней в магазине! – возмущалась Китти. – Но копы ведут себя так, будто Джонни может иметь какое-то отношение к убийству! Они всего-то перекинулись парой слов! О том, чем она потом занималась или с кем встречалась, он знает не больше, чем все остальные.
Китти также рассказала им, что, когда сегодня утром Клоувер не пришла в свой магазин, ее компаньонка, Шерил Фрэмптон, решила, что та осталась дома из-за плохой погоды. Несколько раз безуспешно попытавшись дозвониться до Клоувер, Шерил встревожилась и поехала к ней, чтобы узнать, все ли в порядке.
Именно она обнаружила труп. Джори предположила, что метавшаяся в истерике женщина, которую она видела возле дома на Бруквей-роуд, когда проезжала мимо, и была Шерил.
Гретхен нервно барабанила пальцами по подлокотнику дивана. Заметив это, Джори спросила себя, не подозревает ли подруга, что Карл просто нашел подходящий предлог, чтобы не проводить с ней ночь. Сама Джори именно так и думала. В конце концов, в городе были убиты две женщины, одна из которых была близкой подругой Гретхен, и убийца разгуливал на свободе. Какой мужчина не счел бы своим долгом приехать и если не остаться на ночь, то по крайней мере успокоить якобы любимую женщину? А если уж Карл так озабочен каким-то отчетом, почему так поздно вернулся домой? Где он пропадал?
Почувствовав на себе взгляд Джори, Гретхен повернулась к подруге:
– Джори, у тебя усталый вид. Наверное, пора спать. Уже почти двенадцать часов.
Джори подавила зевок и вдруг поняла, что Гретхен права: она действительно устала. Более того, она обессилена – и физически, и умственно, и эмоционально.
– Джори… – Гретхен замялась.
– Что?
– Может, это пустяки, но… просто я… – Она вновь замолчала.
– В чем дело, Гретхен?
После паузы та понизила голос и продолжила:
– Меня беспокоит дядя Роланд. Я все время думаю…
– О чем думаешь? – поторопила Джори, когда подруга снова умолкла. Светлые глаза Гретхен смотрели с тревогой.
– Ладно, ничего, забудь. Не стоило начинать этот разговор.
Джори села. Ей хотелось узнать, что она собиралась сказать, но Джори понимала, что лучше не настаивать. Если Гретхен захочет, она сама все расскажет.
Так и не дождавшись продолжения, Джори встала и спросила:
– Ты идешь наверх?
– Нет, я слишком взволнованна, чтобы уснуть.
– Может, мне посидеть с тобой?
Гретхен покачала головой:
– Не стоит, иди спать. Со мной все будет в порядке.
Джори чувствовала, что подруге надо побыть одной. Зная, что Гретхен расстроена гибелью Клоувер, Джори все же не могла не задаваться вопросом, подозревает ли подруга, что ее дядя мог быть замешан в убийстве.
А может, в том, что она так подавлена, отчасти виноват Карл? Его сегодняшнее поведение, то, что он не захотел приехать к Гретхен, весьма красноречиво характеризовало его отношение.
Джори не посмела приставать к подруге с расспросами. Гретхен ясно дала понять, что их отношения с Карлом не подлежат обсуждению, и Джори ничуть не удивилась. Гретхен относилась к тем людям, которые не любят обсуждать собственные проблемы с кем бы то ни было.
Поднимаясь по лестнице на второй этаж, она перестала ломать голову над проблемами подруги и вспомнила, как Сойер сегодня отреагировал на ее угрозу вернуться в Нью-Йорк.
«Возможно, это лучшее, что вы можете сделать».
Тогда она пришла в ярость, решив, что он просто пытался от нее избавиться. Но сейчас Джори уже не была так в этом уверена. Было в тоне Сойера нечто такое, что наводило на размышления. А как он бросился к ней навстречу? Он был явно рад, даже счастлив ее видеть. Как он обнимал ее, целовал, страстно прижимал к себе…
Почему он только что был так откровенно рад ей, а через минуту оттолкнул от себя, велел уезжать? Это казалось Джори нелогичным, необъяснимым.
Потом ее осенило: это же ясно, он не хотел испытывать к ней какие-то чувства, но не мог с собой справиться.
Она чувствовала по отношению к нему то же самое.
Сейчас, когда смерть Клоувер выбила ее из колеи и к тому же ей пришлось на время отложить возвращение в Нью-Йорк, Джори поняла, что должна его увидеть.
Где-то наверху заскрипели половицы – очевидно, Роланд Экхард проснулся, – и Джори задержалась в коридоре перед дверью в свою комнату. У нее было два варианта действия: можно было забаррикадироваться в комнате, лечь в холодную постель и лежать без сна, думая о дяде Гретхен, а можно было уехать.
«Куда? – спросила себя Джори и сама же ответила: – Как будто не знаешь».
«Это безумие, ты не можешь».
Повинуясь порыву, не желая даже хорошенько обдумать внезапное решение, Джори вбежала в комнату. Какое-то мгновение она еще колебалась, не стоит ли сменить нарядную юбку и свитер, в которых она ходила в ресторан, на что-нибудь более обыденное, но потом поняла, что если задержится хотя бы на несколько минут, то обязательно передумает.
Джори схватила пальто, ключи от машины, на цыпочках вышла из комнаты, спустилась по лестнице и выбежала из дома в темноту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинственный - Ланзони Фабио



Чудесный роман детектив, получила удовольствие, читайте!
Таинственный - Ланзони ФабиоStefa
20.11.2013, 14.09





детективный сюжет,любовь,интрига.классно,мне понравился,ОЧЕНЬ,читается легко
Таинственный - Ланзони Фабиоyulka
22.11.2013, 14.10





я только в предпоследней главе догадалась кто убийца. хорошо написано. рекомендую. не оторваться.
Таинственный - Ланзони ФабиоЛюдмила
22.11.2013, 21.17





Супер
Таинственный - Ланзони Фабиолора
11.08.2014, 19.52





Неплохо.
Таинственный - Ланзони Фабиоren
26.11.2014, 17.28





Хороший детективный роман. Для любовного как-то многовато убийств, но в целом мне понравилось!
Таинственный - Ланзони ФабиоЕлена
24.01.2015, 13.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100