Читать онлайн Таинственный, автора - Ланзони Фабио, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Таинственный - Ланзони Фабио бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.47 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Таинственный - Ланзони Фабио - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Таинственный - Ланзони Фабио - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ланзони Фабио

Таинственный

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– Джори, это… это просто… у меня нет слов!
Гретхен восхищенно замерла посреди ее гостиной, потом медленно повернулась, чтобы рассмотреть все: дизайнерскую мебель, восточный ковер, великолепный вид на город, открывавшийся из французских окон, выходивших на террасу. Джори молча наблюдала за подругой. Наглядевшись, Гретхен заключила:
– Представляю теперь, как тебе было неудобно жить у меня столько времени.
– Неудобно? Что ты, Гретхен, ничего подобного. Мне понравилось у тебя жить.
– Как тебе могло понравиться, если ты привыкла к такому? Ты живешь в самой настоящей роскоши.
– Может быть.
Джори попыталась взглянуть на свой дом ее глазами, понимая, что теоретически Гретхен права. Но ей самой собственная элегантная квартира вдруг показалась пустой, безжизненной. Ее жилище напоминало иллюстрацию из журнала «Архитектурное обозрение» или «Прекрасный дом», но совсем не походило на место, где большой сильный мужчина мог бы расхаживать в грубых ботинках, покрытых грязью с полей, или бросить на пол промасленный комбинезон механика. Или на квартиру, где дети могут забраться на диван и устроиться смотреть мультики, прихватив с собой липкие бутерброды с джемом или арахисовым маслом.
«Ну и что же? В твоей жизни нет ни мужчины, ни ребенка…»
– В этой квартире я чувствую себя жалкой провинциалкой, – призналась Гретхен, покачав головой. – Теперь я понимаю, Джори, что должна была казаться тебе деревенщиной, а мой дом – просто лачугой. Даже дом Эдриен по сравнению с твоей квартирой – просто хижина.
– Гретхен, что ты говоришь! Мне очень нравится твой дом, он милый, и у него есть свое лицо. А эта квартира – просто стерильная коробка, и на самом деле она не такая уж большая, ни тебе веранды, ни тебе дворика.
– Зато у тебя есть терраса. – Гретхен подошла к стеклянным дверям. – Можно мне выйти?
– Конечно. Честно говоря, я редко туда выхожу.
Джори открыла дверь, они вышли на выложенную плиткой террасу и подошли к металлическим перилам. Сюда, на высоту двадцать третьего этажа, почти не доносился гул транспорта. Небо затянулось тучами, стал накрапывать слабый дождь. Начинало темнеть, и в некоторых домах уже зажглись огни. С тех пор как Джори встретила Гретхен на вокзале, прошло несколько часов. За это время девушки успели побывать в одном из ее любимых французских бистро, причем, несмотря на дневное время, пришлось отстоять приличную очередь в ожидании свободного столика.
– Какой замечательный вид, – прошептала Гретхен, наклоняясь над перилами. Джори стала объяснять:
– Это Ист-Ривер, а вон там – Эмпайр-Стейт-бил-динг. А вон тот небоскреб с хромированным верхом, в нескольких кварталах справа от нас, – здание компании «Крайслер».
Гретхен кивала. Панорама города явно произвела на нее впечатление. Оглядевшись вокруг, она посмотрела вниз.
– Однако до земли далековато, – заметила она, повернувшись лицом к Джори. – И тебе не страшно жить на такой высоте?
Джори улыбнулась:
– Меня это не волнует, наверное, просто привыкла. Наверху гораздо тише, чем внизу.
Пробормотав что-то в знак согласия, Гретхен снова посмотрела вниз, вздрогнула и выпрямилась. Она протянула руку ладонью вверх и заметила:
– Похоже, начинается дождь. Давай вернемся в комнату.
– Хорошая мысль.
Гретхен вошла первой, Джори за ней. Затем она устроила подруге небольшую экскурсию по квартире. Гретхен очень внимательно и с восхищением все разглядывала. Джори вновь испытала неловкость, как в тот раз, когда вошла в дом Гретхен и осознала огромную пропасть между ее образом жизни и своим.
Гретхен замечала все: и старинный хрусталь, выстроившийся на полках буфета в гостиной, и суперсовременную плиту с духовкой на кухне, и висевшую в кабинете над камином старинную саблю, с которой один из предков Джори участвовал в Гражданской войне, – и всем восхищалась, обо всем высказывалась. Под конец «экскурсии» Джори привела Гретхен в комнату для гостей, дверь в которую находилась как раз напротив двери в ее собственную спальню. При комнате для гостей имелась отдельная ванная. Джори посоветовала подруге распаковать вещи и отдохнуть.
– Располагайся, будь как дома и не торопись, я подожду тебя в кабинете, – предложила она. – А потом, если хочешь, можем до обеда поехать осмотреть какие-нибудь достопримечательности.
– Право… не знаю, я немножко устала, – с сомнением сказала та. – После всего, что мне пришлось пережить в последнее время, как-то не очень хочется куда-то выходить, по крайней мере сегодня. Может, останемся дома?
– Ну… мне-то все равно, я только думала, что раз ты в Нью-Йорке впервые, было бы интересно осмотреть город. Мне казалось, это поможет тебе отвлечься от мрачных мыслей.
– Мне помогает уже то, что я уехала из Близзард-Бэй, – заявила Гретхен. – Какое счастье, что у меня есть ты и на тебя всегда можно рассчитывать. Ты всегда была мне настоящей подругой, не то что другие!
Джори стало так неловко, что она, как девчонка, начала переминаться с ноги на ногу.
– Что ты имеешь в виду?
– Да так, ничего. – Гретхен пожала плечами. – Просто я вспомнила, что Эдриен всегда заставляла меня чувствовать себя существом второго сорта…
– Ты же знаешь, Гретхен, в ней столько снобизма… – Джори запоздало сообразила, что говорит об Эдриен в настоящем времени, – … было.
– Да, знаю, – согласилась Гретхен. – Не следует дурно отзываться о покойнице. То же самое я вчера сказала Карлу… что не могу питать недобрые чувства к тем, кого уже нет на свете. Как-то раз я ему рассказала, что Эдриен, Клоувер и Китти считались моими подругами, но на самом деле я всегда чувствовала, что не вписываюсь в их компанию. Но ты… с тобой все было по-другому, и это я тоже сказала Карлу. «Джори всегда за меня заступалась», – вот что я ему сказала. И Карл сказал, что еще до того, как тебя увидел, он уже знал, что ты ему понравишься. Он тоже обо мне заботится, как ты когда-то, и хочет, чтобы у меня все было хорошо.
– Я рада за тебя. – У Джори вертелся на языке вопрос, где этот «заботливый» Карл был вчера ночью, когда Гретхен в нем так нуждалась, но она смолчала. И снова подумала о записке, приколотой к подушке Гретхен, – у Карла были собственные ключи от «Дома 1890».
Джори тут же мысленно отчитала себя за то, что начала рассуждать как параноик. Ключи сами по себе ничего не доказывали. В дом мог войти кто угодно, все-таки это гостиница, там бывают совершенно посторонние люди, вполне возможно, что кто-то давным-давно украл ключ и сделал дубликат, о чем хозяйка, конечно, не знала.
У Гретхен бывал даже Хоб Никсон, вспомнила она. Подруга упоминала, что не так давно нанимала его что-то покрасить. Что, если…
– Джори, – Гретхен прервала ее размышления, – ты просила не говорить Карлу, куда я еду, но я хочу, чтобы ты знала: ты напрасно беспокоишься. Я точно знаю, что могу доверять Карлу.
Джори похолодела.
– Но ты все-таки ему не сказала, правда?
– Конечно, ты же просила не говорить, разве нет? – Гретхен зевнула и прикрыла рот рукой. – Пожалуй, мне нужно отдохнуть. Ты не против, если я распакую веши и прилягу ненадолго? Спасибо тебе за гостеприимство.
– Всегда рада помочь, – ответила Джори с натянутой улыбкой.
Оставив Гретхен в комнате для гостей, она пошла к себе, по дороге раздумывая над поразившими ее словами.
«Ты всегда была мне настоящей подругой, не то что другие».
Так ли это? Конечно, так. Она никогда не потешалась над полнотой Гретхен, не заставляла ее чувствовать себя неполноценной, не унижала бесконечными напоминаниями о том, что у Гретхен, в отличие от всех остальных, не было мальчика.
Джори вспомнилось, что Эдриен любила подразнить самую беззащитную из них, да и Китти с Клоувер нередко к ней присоединялись. Подросткам свойственно, не особенно задумываясь, следовать за лидером. Но она, Джори, никогда себя так не вела… или все-таки вела? Джори мысленно вернулась в детские годы. Но воспоминания прервал телефонный звонок.
Торопясь снять трубку, Джори с надеждой подумала, не Сойер ли это, но тут же одернула себя. Сойер не станет ей звонить – зачем? Между ними все кончено.
И все же, когда она произносила «Алло?», у нее слегка перехватило дыхание от волнения.
– Джори, ты уже дома!
– Привет, папа.
– Я по тебе соскучился. Как прошел отпуск?
«Отпуск». Какое безобидное слово, совсем не подходящая характеристика для последней недели. Однако Джори не стала посвящать отца в подробности и просто сказала:
– Отлично, папа.
– Не представился случай побывать в нашем старом доме или хотя бы возле него?
«Еще как представился, я даже провела ночь в своей бывшей комнате – в постели с мужчиной, который там сейчас живет».
– На самом деле я и не пыталась, – услышала Джори собственный голос. – Дом разделили на квартиры, и мне не хотелось видеть, во что он превратился. Лучше я буду помнить его таким, каким он был при Папе Мэе.
Мэйвилл Мэддок вздохнул:
– Я тебя понимаю. Кажется, только вчера отец сидел на старой веранде, попыхивая своей трубкой. А мать ворчала, что табаком пропах весь дом, и грозилась ее выбросить.
– Мне нравился запах его табака, – сказала Джори. – Кажется, он курил ванильный?
– Да, чаще всего. Мне он тоже нравился, а вот матери – нет. Кажется, ей в нем ничего не нравилось, правда?
– Да, ты прав.
Джори подумала о бабушке, у которой после смерти мужа началась болезнь Альцгеймера. Ее поместили в частный дом престарелых в округе Уэстчестер. Нужно будет навестить ее как-нибудь, хотя старушка теперь никого не узнает. Когда Джори была у бабушки в последний раз прошлой весной, та упорно называла ее Лотти и все спрашивала, подготовилась ли она к диктанту по английскому. Зрелище было настолько удручающим, что Джори ушла от бабушки в слезах.
– Ну, дочка, теперь, когда ты дома, может быть, тебя заинтересует один небольшой проект, который я затеваю.
– Что за проект?
Отец объяснил, что собирается открыть в Нью-Джерси, на новой торговой улице, строительство которой скоро закончится, свой магазин и ему нужен человек, который смог бы руководить им.
– И ты хочешь, чтобы этим занялась я? – изумилась Джори.
– А почему нет? По-моему, ты отлично подходишь для такой работы, – ответил отец. – Мне нужен человек, которому я мог бы доверять, а тебе нужно чем-то заняться. Пришло время наконец разобраться, чего ты хочешь от жизни, Джори.
– Согласна. – Отец говорил именно то, о чем она сама думала последние несколько дней. Казалось, он прочел ее мысли. – Я понимаю, что мне нужно чем-то заниматься.
«Хотя не уверена, что работа в универмаге решит все мои проблемы».
– Послушай, папа, дай мне время подумать, хорошо? Мне хочется сначала побольше узнать об этой работе. Может, обсудим этот вопрос завтра за ленчем?
– Завтра у нас… нет, завтра не получится, у меня занят весь день с утра до вечера, а вот послезавтра можно. Послезавтра тебя устроит?
Джори согласилась, подумав, что Гретхен извинит ее, если ей ненадолго придется остаться одной. Они с отцом договорились встретиться в ресторане недалеко от его офиса. Уже повесив трубку, Джори подумала, что, может, ей следует просто ухватиться за предложение отца, что бы он ни предлагал, и заняться чем-то полезным. Пусть даже занятие ей не совсем по душе, зато оно отвлечет ее от мыслей о Сойере и от бесплодных мечтаний о том, чего никогда не может быть.

***

– Тук-тук.
Джори оглянулась на голос и увидела Гретхен в дверях кабинета. Гостья переоделась – сменила комбинезон и свитер на джинсы и фланелевую рубашку, расплела косы. Светлые волосы свободно ниспадали на плечи.
– Проходи. – Джори отложила в сторону газету, которую безуспешно пыталась читать. – Поспала хоть немного? Гретхен покачала головой:
– Нет, не получается, лезут в голову всякие мысли.
– Ты все еще беспокоишься из-за той записки? Знаешь, Гретхен, по-моему, тебе все-таки стоило позвонить в полицейский участок Близзард-Бэй.
За ленчем Джори уже несколько раз предлагала подруге позвонить в полицию, но Гретхен все откладывала это дело. Вот и сейчас она покачала головой и возразила:
– Я пока не в состоянии.
– Но ты же собиралась сходить в полицию и рассказать про дядю Роланда еще сегодня утром. Наверное, они уже удивляются, куда ты подевалась. Ты не думаешь, что они хотели бы с тобой встретиться?
Гретхен молча пожала плечами, подошла к столу и взяла в руки фотографию в серебряной рамке.
– Должно быть, этот снимок сделан незадолго до смерти твоего деда. – Она всмотрелась в лица на фотографии, где пожилой мужчина обнимал за плечи восемнадцатилетнюю Джори. – Помню, мне тогда казалось, что он похож на полковника Сандерса. В то лето усы у него совсем поседели.
– Да, так и было.
Джори подошла и через плечо Гретхен взглянула на фотографию. Почему-то она только сейчас заметила, что дед выглядел таким же жизнерадостным, как всегда, а ее лицо напряженно застыло.
«Наверное, это из-за развода, – подумала Джори, – ведь снимок сделан вскоре после того, как я услышала новость, которая меня раздавила».
Глядя на собственное изображение, она унеслась мыслями в прошлое, в то ужасное лето. Тогда она приехала в Близзард-Бэй с ощущением сосущей пустоты внутри. У Джори никогда не было дружной семьи, никогда не было настоящего дома: Аманда и Мэйвилл Мэддок даже не пытались делать вид, будто им приятно находиться в обществе друг друга. Но это не означало, что Джори не была ошеломлена и подавлена, когда родители объявили, что их браку пришел конец. Она всегда мечтала иметь настоящую дружную семью, дом. Пока родители были вместе, еще оставалась какая-то надежда, что в один прекрасный день все это будет. Их развод отнял у нее даже призрачную надежду.
Все, что осталось у Джори, – Папа Мэй и дом в Близзард-Бэй… но, как оказалось, через каких-нибудь несколько недель после приезда ей суждено было лишиться и этого. В то лето она получила два ужасных удара. Дни и недели, которые отделяли один удар от другого, превратились в памяти в одно сплошное туманное пятно.
Джори снова спросила себя, что же произошло на озере в тот день, о котором она так много думала, но в памяти возникали лишь отрывочные, не связанные между собой куски. Она помнила плеск воды, чьи-то крики о помощи. Помнила, что зачем-то пряталась за деревьями.
– Что-то ты притихла. Джори, о чем ты задумалась? – Гретхен вопросительно посмотрела на подругу.
«Может быть, рассказать ей? Гретхен, наверное, может помочь, возможно, она что-то знает. Знает же она некоторые вещи, о которых я начисто забыла, например, что Хоб Никсон был моим тайным обожателем. И что Джонни якобы был от меня без ума. Она должна помнить и еще что-то из того лета».
«Расскажи ей, расскажи», – твердил внутренний голос.
– Просто… знаешь, Гретхен, в последнее время, точнее, с тех пор как я приехала в Близзард-Бэй, мне не дает покоя одна вещь.
– Что именно?
– Я не могу вспомнить.
– Не можешь вспомнить?..
– В том-то и беда. Я вообще мало что помню о том, что случилось в мое последнее лето в Близзард-Бэй. Все, что происходило до того дня, когда умер Папа Мэй, как будто покрыто туманом. Но меня что-то беспокоит, и я не могу понять…
Гретхен внимательно, очень внимательно наблюдала за Джори.
– Что же?
– То и дело у меня в мозгу словно сверкает вспышка, и я вижу отдельные сцены… Это на лесном озере в поместье деда. Я знаю, что Папа Мэй умер именно там, на том самом месте, но мои воспоминания не связаны с его смертью. На озере случилось что-то еще, я никак не могу вспомнить, что это было, но тогда оно меня очень глубоко задело. Ты, случайно, ничего такого не помнишь?
– Помню, – медленно проговорила Гретхен, – на озере действительно кое-что произошло.
– Что?
Гретхен так же медленно начала рассказывать:
– День был жаркий и влажный, было очень душно, мы с тобой и остальные…
– Ты имеешь в виду Клоувер, Эдриен и Китти?
– Да, всю нашу компанию. Мы сидели кружком на веранде в доме твоих деда и бабки и рассуждали о том, как было бы хорошо пойти искупаться. Но ни у кого, кроме тебя, не было с собой купальника.
– Д-да…
Неожиданно Джори вспомнила: девочки сидели на веранде и ели фруктовое мороженое. Ей досталось мороженое из колы, которое стекало по запястью коричневыми липкими каплями, потому что солнце растапливало его быстрее, чем она успевала его слизывать.
– Эдриен предложила пойти в лес на озеро и искупаться нагишом. Когда она это сказала, меня не было, я уходила в туалет, и к тому времени, когда я вернулась, все уже успели решить, что идея потрясающая. Мне не хотелось в этом участвовать, но вы все подняли такую бучу, что, если бы я не пошла, это бы выглядело, как будто я еще маленькая и испугалась. И я согласилась.
Джори кивнула. Теперь она вспомнила и неуверенный взгляд Гретхен, и то, как она ссутулилась в своей просторной футболке без рукавов и мешковатых шортах защитного цвета, которые носила, чтобы скрыть свою полноту. Тогда у нее еще мелькнула мысль, что на месте Гретхен она бы не захотела раздеваться перед другими. Рядом с жилистой, спортивной Китти, худенькой гибкой Клоувер, изящной, превосходно сложенной Эдриен и миниатюрной Джори Гретхен выглядела бы особенно невыигрышно.
– Я очень стеснялась своей внешности, – отрешенно продолжала Гретхен. – Но еще больше я стыдилась показаться не такой, как все. И тогда я сказала себе, что ничего страшного, это просто пустяк и никого не интересует, как я выгляжу. К тому же стояла ужасная жара… ты помнишь, как было жарко?
Джори кивнула. Теперь она действительно вспомнила тот день: горячий, неподвижный, тяжелый от испарений воздух… К тому времени когда они дошли до лесного озера, по ее лицу стекали струйки пота.
– Эдриен предложила, чтобы мы все разделись за деревьями, а потом по очереди разбегались и прыгали в воду. – Голос Гретхен задрожал. – Тогда я спряталась за самую толстую сосну, которая, как мне казалось, меня скроет, и стала раздеваться. Я аккуратно свернула всю свою одежду и сложила на пенек…
Джори мысленно видела, как Гретхен проделала все это. Она смотрела на большое белое рыхлое тело девушки и заметила, что, когда Гретхен сворачивала одежду, руки у нее дрожали. Джори отчетливо представила, как видит ее со спины, глядя сквозь листву, и даже услышала рядом с собой приглушенное хихиканье, а потом голос Эдриен: «Ш-ш, тише!»
Затем она увидела, как Гретхен несмело двинулась вперед и остановилась у края опушки, оставив сложенную одежду на пеньке. Эдриен вышла из укрытия, подошла к пню и молча собрала всю одежду: и футболку, и шорты, и трусы, и бюстгальтер, даже широченные кроссовки и белые гольфы.
«Останови ее, – посоветовал Джори внутренний голос, – не позволяй ей украсть у Гретхен одежду. Это не смешно, а глупо и очень жестоко».
Но вместо того чтобы помешать Эдриен, Джори бездумно наблюдала за ней. Ее охватило странное бессилие и отупение, не было воли не только что-то делать, но даже всерьез волноваться. Тогда Джори отстранилась от ситуации, так же как от всего остального тем летом. Ее жизнь разваливалась на части, и у нее внутри все словно онемело, ее ничего не касалось.
– Я дошла до кромки деревьев, – монотонно продолжала Гретхен, – но не вышла на опушку, а стала ждать, когда кто-нибудь подаст команду или первый побежит в воду. Вокруг было тихо, Джори, никто не выходил из-за деревьев, не бежал к озеру. Тогда я стала звать вас по именам – никто не откликался. Вдруг что-то заставило меня оглянуться. Еще до того, как увидеть, что одежда пропала, я знала, Джори, просто знала, что случится. Я поняла, что вы украли мою одежду.
– Я ее не кра… – слабо запротестовала Джори. Гретхен не дала ей договорить:
– Вы все в этом участвовали. Эдриен, Клоувер, Китти и даже ты, моя лучшая подруга. Ты их не остановила. Раньше ты всегда за меня заступалась. Когда они меня дразнили или издевались надо мной, ты их одергивала, но в тот раз вы все были заодно. А этот случай был самый главный, остальное не считается.
– Я не могла… – Не договорив, Джори закрыла глаза, вспоминая, как неслась через лес вместе с Эдриен и другими девочками. Они выбежали на дорогу, где их поджидал Джонни с ребятами. Джори вспомнила, что только тогда поняла, что все было подстроено заранее, все от начала до конца. Грандиозный план Эдриен.
«Классный розыгрыш» – так она это назвала.
Джори будто наяву увидела, как они вместе с ребятами побежали обратно к озеру. Ей вспомнилось, как голая Гретхен спряталась в кустах и плакала, как, услышав голоса мальчиков, завизжала и бросилась в воду. Джори еще тогда подумала, зачем Гретхен побежала в воду? Сидела бы себе в кустах, где ее почти не было видно. Но потом она поняла, что Гретхен надеялась, что вода ее скроет от нескромных взглядов. Она считала, что в озере будет в безопасности.
– Я была в ужасе, – продолжала Гретхен. Ее голос стал напряженным.
Джори не хватало духу поднять на нее глаза. Она уставилась в пространство, вспоминая, как Гретхен, поднимая веер брызг, бултыхнулась в озеро. Потом мальчишки, спрятавшиеся за деревьями, стали выкрикивать всякие обидные прозвища, и Гретхен зарыдала. «Жирная задница», «Толстые ляжки» – так они ее называли. Жестокие, оскорбительные слова. Джори вспомнила, как вместе с Китти, Клоувер и Эдриен сидела на корточках за большим валуном на краю опушки. Эдриен истерически смеялась, остальные девушки тоже нервно хихикали.
«Останови их, останови!»
Эти слова снова и снова звучали у нее в мозгу, но Джори не реагировала.
– Я просидела в воде несколько часов, – говорила Гретхен. – Ребята давным-давно ушли, их голоса стихли, вашего хихиканья за кустами тоже не стало слышно, а я все сидела в озере. Я не выходила на берег, пока совсем не замерзла. К тому времени стало темнеть. Я все ждала, что ты вернешься, Джори, но ты не вернулась.
Гретхен была права. Джори ушла из леса вместе со всеми. Эдриен пообещала, что немного погодя сходит на озеро и отдаст Гретхен одежду. Джори тогда подумала, что надо бы пойти проверить, выполнила ли Эдриен обещание, но не сделала этого.
– Скажи, Джори, почему ты не вернулась?
Услышав в голосе Гретхен жалобные детские нотки, Джори медленно подняла голову и посмотрела на подругу.
– Почему ты не вернулась? Я тебя ждала. Думала, ты придешь.
– Приходила Эдриен, это она вернула тебе одежду…
– Нет. Она не приходила.
Джори взглянула в блеклые серые глаза Гретхен, и от того, что она в них прочла, у нее перехватило дыхание.
– Нет? Но… как же ты выпуталась? – ошеломленно прошептала она.
– В конце концов мне все-таки помогли. Знаешь, Джори, кто пришел? Хоб Никсон. Должно быть, услышал, как я кричала. А я кричала – кричала, пока не охрипла. Он пришел и сказал, что выручит меня.
– Тебе помог Хоб Никсон? – недоверчиво переспросила Джори.
– Да, он сходил в свой трейлер и принес кое-какую одежду. Свою собственную. Одежда была рваная, вся пропахла потом, но он пообещал дать ее напрокат. Не бесплатно, конечно, – добавила Гретхен срывающимся голосом.
– Ох, Гретхен, если бы я знала…
– И мне пришлось согласиться на его цену, Джори, у меня не было другого выхода. Тем более что я все равно была уже раздета. Мне оставалось только лечь на землю, позволить ему лечь на меня и… я закрыла глаза, чтобы не видеть его лица. Я искусала все губы, чтобы опять не закричать, потому что было больно, чертовски больно, Джори, он ведь был у меня первым.
Джори зажмурилась, чтобы не видеть выражение лица Гретхен, и ей самой пришлось прикусить губу, чтобы не зареветь в голос.
– Хоб Никсон сдержал слово, он дал мне свою одежду и даже подвез до дома. И знаешь, что я тебе скажу? Я никогда не забуду, что он мне помог. Мне кажется, я тогда почувствовала, что у нас с ним есть нечто общее. Он такой же изгой, как и я. Он сделал только то, что считал нужным при сложившихся обстоятельствах, и я его ни в чем не виню. О нет, его я не виню.
Что-то в ее интонации заставило Джори встрепенуться и открыть глаза. Она встретилась взглядом с Гретхен, и у нее снова пробежал холодок по супине. В глазах подруги она увидела злость, даже не просто злость – ярость, – и это через столько лет!
– Это ты виновата.
Джори недоверчиво переспросила:
– Я?
Внезапно ее осенила мысль до того невероятная и ужасная, что Джори поскорее отогнала ее, пока она окончательно не оформилась в голове.
– Не только ты, но и вы все: Эдриен, Китти, Клоувер. Вы считались моими подругами, а ты – даже лучшей подругой. Как ты могла меня предать, Джори?
– Сама не знаю, Гретхен, – призналась Джори. От волнения ее голос дрогнул. – Не представляю, как я могла участвовать в чем-то подобном. Наверное, просто была не в себе, даже ничего не помню.
– Ну да, конечно, это происшествие настолько травмировало твою ранимую душу, что ты его просто вычеркнула из памяти, так, что ли? Скажи мне, Джори, почему я не могу его вычеркнуть? Почему то, что произошло много лет назад, мучает меня по сей день? Почему воспоминания мучают меня не только днем, но и во сне? Джори, мне до сих пор снятся кошмары о том дне – снились каждую ночь, пока в моей жизни не появился Карл.
Голос Гретхен смягчился, на губах даже появилась слабая улыбка.
– Когда я встретила Карла и он проявил ко мне интерес, я наконец подумала, что смогу переступить через прошлое. Я стала надеяться, что он меня полюбит, мы будем вместе и я смогу похоронить этот кошмар.
– Гретхен, здесь уже ничего не исправить. Просто забудь.
– Если бы я могла! Джори, я не могу забыть, понимаешь, не могу! Неужели так трудно понять! – завизжала Гретхен.
На мгновение Джори охватила паника, она снова попыталась прогнать тревожную мысль, которая упорно лезла в голову. Пытаясь говорить как можно спокойнее, она терпеливо, рассудительно произнесла:
– Гретхен, это случилось много лет назад. Я уверена, что никто уже ничего не помнит. Забудь и ты, не думай больше о прошлом.
– Никто ничего не помнит, говоришь? – Гретхен истерично расхохоталась. – Вот тут ты ошибаешься, Джори. Уж я постаралась, чтобы они вспомнили. Клоувер точно вспомнила – перед тем как умереть, – и Эдриен тоже. Мы об этом поговорили, и обе согласились, что пришло время расплачиваться за свои грехи!
– Что-о?
Джори уставилась на Гретхен с открытым ртом, будто впервые увидела ее такой, какая она на самом деле.
«Господи, да она же просто больная, – похолодев от ужаса, подумала Джори, – она сошла с ума. Гретхен зарезала Клоувер и Эдриен, а теперь собирается убить меня».
– Оказалось не так легко убедить их, что они должны заплатить. ^– На этот раз голос Гретхен звучал так буднично, как если бы они беседовали о погоде. Говоря, она стала шаг за шагом пятиться от дивана и от Джори.
«Куда это она? Что она задумала?» – пронеслось в мозгу Джори.
– Но я им сказала, что это справедливо, – продолжала Гретхен. – В конце концов, я страдала много лет, теперь пришел их черед пострадать. И они страдали, можешь мне поверить, я об этом позаботилась.
Она отступила еще на шаг и остановилась возле камина. Джори не сводила глаз с безумной, лихорадочно соображая, что она задумала. У нее уже не было сомнений, что Гретхен приехала убить, заставить «расплатиться за грехи» жизнью, как заплатили другие.
– Еще до того, как ты удрала из Близзард-Бэй, я решила, что следующая очередь – твоя. Вот уж не думала, что мне придется ехать в такую даль, чтобы закончить это дело. – В голосе Гретхен даже послышались укоризненные нотки. – Ну ничего, дальше все должно пойти как по маслу. Сначала ты, потом Китти. Ей придется быть последней, я должна была подождать, пока родится ребенок. В конце концов, было бы несправедливо наказывать невинного младенца, правда, Джори? Я хочу сказать, я же все-таки не чудовище. – Она снова расхохоталась визгливо, истерически.
– Гретхен, я не верю, что ты говоришь всерьез, – тихо сказала Джори. – Это на тебя не похоже. Я давно тебя знаю, ты не из тех, кто способен…
– А я думала, что ты не из тех, кто предает друзей, Джори, – перебила Гретхен. – Но ты меня предала. Ты меня удивила, теперь моя очередь удивить тебя. Ну как, ты удивлена?
Гретхен повернулась спиной к Джори и лицом к камину. Некоторое время она стояла абсолютно неподвижно, будто на что-то нацеливалась. Джори все еще не могла понять, что она задумала. Затем ее взгляд упал на висевшую над камином саблю, и ее осенила ужасная догадка, которая подтвердилась уже в следующее мгновение. Гретхен потянулась, сняла ее с крючков, повернулась, взмахнула саблей в воздухе и направила острие на Джори.
– Туше. – Она мерзко хихикнула. – Защищайтесь, сударыня.
– Гретхен, опусти саблю, ты не можешь это сделать.
– Я должна, Джори. Пришла твоя очередь. – Гретхен повернула саблю так, что лезвие сверкнуло в луче света от лампы. – Настало время тебе понести наказание.
– Но, Гретхен, тебя же поймают. Рано или поздно кто-нибудь поймет, что ты убила Эдриен и Клоувер и…
– И Ребекку, – подсказала Гретхен. Пораженная Джори машинально повторила:
– И Ребекку? Сестру Сойера? А ее-то за что? Чем она провинилась?
– Я застала ее с Карлом. Как-то вечером в августе я хотела сделать Карлу сюрприз, приготовила ужин, сложила его в корзинку для пикника и неожиданно приехала к нему. Я так старалась! А сколько на это ушло времени! На одного только жареного цыпленка по французскому рецепту я потратила несколько часов. Я испекла пирожные, прихватила бутылку шампанского и клубнику. Клубника – это очень романтично, ты согласна?
Джори молча кивнула.
– Но приехав, я застала его с этой девицей. Они вместе гуляли по пляжу, и я видела, как Карл обнимал ее за плечи, похлопывал по спине. Они выглядели как парочка любовников, Джори. Она хотела украсть у меня Карла! Но Карл мой, я так ей и сказала.
– О, Гретхен…
– Джори, я собиралась с ней только поговорить. Позже, той же ночью, я дождалась Ребекку в ее коттедже. Я собиралась только поговорить с ней, предупредить, чтобы не лезла к Карлу, но я так расстроилась, что не смогла с собой справиться. Я очень люблю Карла… и не хочу его потерять. – Гретхен задумалась, медленно поворачивая в руках саблю.
Ни на секунду не забывая о нацеленном на нее остром как бритва лезвии, Джори попыталась воззвать к ее разуму.
– Гретхен, Карл бы не захотел, чтобы ты причиняла кому-то вред, – осторожно начала она.
– Карл ничего не знает и никогда не узнает.
– Если ты… – Джори тяжело сглотнула, – если ты меня убьешь, он узнает. Он же не глуп, Гретхен, ему достаточно сопоставить одно с другим, и он все поймет.
– Нет – если ты во всем признаешься.
– Что ты имеешь в виду? – Джори была потрясена.
– Клоувер и Эдриен были убиты в то время, когда ты находилась в Близзард-Бэй. Удивительное совпадение, не правда ли? Я очень рада, что вовремя об этом подумала. Если ты сознаешься в двух убийствах…
– Но я не собираюсь ни в чем…
– В своей предсмертной записке, – не слушая ее, продолжала Гретхен. – Перед тем как совершить самоубийство, ты напишешь записку и во всем признаешься. Так что, Джори, садись и пиши.
Когда к Джори вернулся дар речи, она попыталась возразить:
– О чем ты говоришь? Я вовсе не собираюсь совершать самоубийство.
– Собираешься, Джори, собираешься. Знаешь, что ты сделаешь? Выйдешь на эту роскошную террасу, заберешься на перила и прыгнешь вниз с высоты двадцать третьего этажа. Тебя найдут размазанной по асфальту. Но сначала тебе придется написать предсмертную записку, и советую поторопиться, иначе…
Внезапно кончик лезвия оказался совсем близко, и Джори услышала треск разрываемой материи – лезвие порвало рукав блузки, двинулось вверх и замерло в опасной близости от ее горла. Гретхен держала саблю так, что ее кончик почти касался ее кожи. Джори поморщилась.
– Ну как, собираешься писать записку?
– Д-да, – заикаясь, пролепетала Джори, стараясь унять дрожь и не двигаться, чтобы не наткнуться на острие.
– Вот и хорошо, я тебе продиктую, что писать. У тебя есть под рукой бумага и ручка?
– Бумага… она лежит в столе.
– Отлично. Возьми бумагу. – Гретхен вдруг заговорила как деловая женщина, голос стал ровным, тон – почти доброжелательным. Она отвела саблю и сделала Джори знак пройти к массивному дубовому письменному столу, стоявшему возле камина.
Джори, пошатываясь, поплелась к столу. Ноги у нее подгибались, а мозг лихорадочно работал. Должен же быть какой-то способ, нужно что-то делать… или как-то отговорить ее, найти нужные слова…
«Сойер! – вдруг подумала Джори. – Где ты? Ты мне нужен!»
При мысли, что она больше никогда его не увидит, у Джори выступили слезы на глазах. Уезжая из Близзард-Бэй, она тоже твердила себе, что видела Сойера в последний раз, что между ними все кончено и она не желает его видеть. И только сейчас она поняла, что в глубине души не верила в то, что все кончилось. Несмотря ни на что, в сердце жила надежда. Вот почему ей так не хотелось решать, что делать со своей жизнью дальше, и не хотелось даже обсуждать возможность работы, которую предложил отец.
«Я хотела быть с Сойером, верила, что все как-нибудь устроится, он за мной приедет и в конце концов мы будем вместе…»
– Джори, хватит копаться! – рявкнула над ухом Гретхен. – Вынимай блокнот и садись писать!
– Сейчас, – пробормотала Джори, ее голос дрожал, – я уже достаю бумагу.
Она открыла выдвижной ящик и стала в нем копаться, пытаясь сообразить, нельзя ли найти в письменном столе что-то, что можно было бы использовать в качестве оружия. Если как следует порыться, может быть…
– Только смотри без глупостей, – угрожающе произнесла у нее за спиной Гретхен.
Джори почувствовала, как ей в спину ткнулось что-то острое, и поняла, что это сабля. Вздрогнув, она схватила наугад первый блокнот, который попался под руку – отрывной с желтыми листами, – и ручку.
– Теперь садись, – приказала Гретхен и предусмотрительно выдвинула из-под стола стул. – Пиши то, что я тебе буду диктовать.
– Сейчас, – прошептала Джори.
«А если закричать что есть мочи? – думала она. – Может быть, кто-нибудь услышит и придет на помощь?»
К сожалению, она слишком хорошо знала ответ: никто не мог ее услышать. Перед тем как въехать в эту квартиру, Джори удостоверилась, что здесь хорошая звукоизоляция. Она заплатила бешеные деньги специалисту, чтобы тот проверил, надежно ли квартира изолирована, не будут ли ей мешать звуки из квартиры снизу или шум лифта. Всего лишь мелкий штрих, дополнительный атрибут роскоши. А теперь он будет стоить ей жизни.
Гретхен начала диктовать, а Джори – писать. Нетвердой рукой она записывала путаные, бессвязные фразы о том, как в припадке ярости убила сначала одну старую подругу, затем другую, а позже ужаснулась своим преступлениям и решила свести счеты с жизнью. Джори очень старательно выводила буквы, пытаясь как можно дольше тянуть время. Она все еще надеялась, что произойдет какое-нибудь чудо и спасет ее от неминуемой смерти.
– А теперь прощайся с близкими, – распорядилась Гретхен. – Попрощайся с любящим папочкой… словом, тебе виднее, прощайся с кем хочешь.
– С матерью и сестрами, – прошептала Джори. – С их мужьями, с моими племянниками и племянницами…
Джори готова была перебрать всех родственников, лишь бы продолжать писать. Все что угодно, лишь бы выиграть еще минуту или две.
– Ну что, со всеми попрощалась? – поинтересовалась Гретхен, теряя терпение. Она покосилась через плечо.
– Нет еще… Погоди, дай подумать, кто еще остался…
«Сойер. Я хочу попрощаться с Сойером. Я должна написать ему то, о чем никогда не смогу сказать лично…»
Джори дрожащей рукой вывела имя Сойера и помедлила, не отрывая пера от бумаги.
– Закончила ты наконец? – недовольно спросила Гретхен и ткнула ее в спину саблей.
– Нет…
«Я тебя люблю».
Три слова отчетливо прозвучали у нее в мозгу, и она быстро перенесла их на бумагу уверенным, четким почерком, понимая, что это правда. Она любит Сойера. Хотелось бы знать, увидит ли он когда-нибудь эту записку, а если увидит, поверит ли, что она убила Клоувер и Эдриен, а потом покончила с собой. Не может быть, Сойер никогда не поверит, что она на это способна.
Глаза Джори защипало от слез, и она поспешно сморгнула их. Если бы ей только выпал еще один шанс…
– Пора, Джори.
Голос Гретхен вернул ее к реальности. Но скованная ужасом, Джори некоторое время не могла пошевелиться. В голове не укладывалось, что ей сейчас предстоит умереть.
«Этого не может быть! – в отчаянии думала Джори. – Не может быть, чтобы моя жизнь кончилась вот так. Я только сейчас стала понимать, что для меня важно и что мне нужно от жизни. Мне нужен Сойер. Я хочу выйти за него замуж, родить от него детей. Именно об этом я мечтала. Больше мне ничего не нужно».
– Вставай. Записку оставь на столе, а сама иди на террасу.
Двигаясь как зомби, Джори встала и, подталкиваемая Гретхен, прошла по тихим комнатам квартиры в гостиную. Ковер приглушал звук шагов, Джори слышала тиканье старинных часов над камином и звук собственного учащенного дыхания. Ее охватила паника, хотелось кричать, бежать, но она знала, что проиграла. Она – как попавшее в капкан животное, и ничто не поможет ей спастись. У нее не было выхода, осталось только подчиниться судьбе и ждать смерти.
Мелькнула мысль, что, наверное, те же самые чувства испытывали Эдриен, Клоувер и Ребекка, когда поняли, что им предстоит погибнуть от руки сумасшедшей.
Гретхен открыла дверь на террасу и вытолкнула Джори наружу. Дождь превратился в настоящий ливень, мокрые каменные плитки пола стали скользкими. Порывы ветра бросали в лицо ледяные струи. Если даже ей хватит сил закричать, за шумом дождя и ветра ее криков никто не услышит.
– Залезай на перила, – скомандовала Гретхен.
Джори повернулась к ней. Намокшие светлые волосы облепили круглое лицо, застывшее в выражении суровой решимости. Мысль о мести за то, что случилось с ней много лет назад, похоже, полностью завладела остатками ее сознания.
– Гретхен, я никогда не желала тебе ничего плохого, – сделала еще одну попутку Джори. – Поверь мне, я всегда была к тебе добра, считала тебя своей подругой.
– Нет. – Гретхен, прищурившись, замотала головой. – Тебе было на меня наплевать, и подругой ты мне никогда не была.
– Была. Сама не знаю, как я могла позволить, чтобы это случилось. Наверное, тем летом я просто была не в себе. Развод родителей совсем выбил меня из колеи…
Гретхен расхохоталась:
– Думаешь, Джори, это что-то меняет? «Я была не в себе», – передразнила она. – Ну и что, я тоже сейчас не в себе, иногда со мной такое случается. И я намерена проследить за тем, чтобы ты заплатила за свои грехи, как заплатили остальные. Это справедливо!
– Нет, Гретхен…
– Да, Джори, забирайся на перила.
Джори судорожно сглотнула и уставилась на низкую металлическую ограду. От дождя металл стал скользким, если она залезет на перекладину, то может упасть вниз.
«О Господи, о чем я думаю! Я и должна упасть, так и задумано. Если я не упаду сама, Гретхен меня столкнет, ради этого она меня сюда и привела».
Все происходящее было так страшно и нелепо, что казалось неправдоподобным.
– Ну же, давай! – рявкнула над ухом Гретхен.
Джори нерешительно сделала шаг вперед, потом еще один. Дошла до перил. Взялась руками за холодную мокрую перекладину, поставила на нее одно колено, потом опасливо свесила ногу по другую сторону, так что оказалась сидящей верхом.
– Хорошо, – заметила Гретхен. – Теперь перекинь вторую ногу через перила и поворачивайся ко мне спиной.
Джори с трудом сдерживалась, чтобы не зарыдать от ужаса. Она подчинилась приказу, села на перила спиной к Гретхен и обеими руками вцепилась в перила.
«Главное – не смотреть вниз. Что бы ни случилось, не смотри вниз!» – мысленно повторяла она.
– Ну вот, видишь, Джори, не так уж это и трудно. Ты просто сиди тут, а я тебя немножко подтолкну. Некоторое время ты будешь лететь по воздуху, а потом все кончится так быстро, что не успеешь ничего почувствовать. Ты счастливая, Джори, тебе повезло куда больше, чем Эдриен, Клоувер и Ребекке. К тому же ты храбрее их. Они меня умоляли не убивать их – все трое – упрашивали остановиться. Продолжали умолять даже тогда, когда уже захлебывались собственной кровью. И знаешь, что я сделала?
Джори чуть заметно покачала головой. Она боялась открыть рот, но хотела, чтобы Гретхен продолжала говорить как можно дольше.
«Каждая секунда на счету», – думала она, хотя и понимала, что отсрочка лишь ненадолго отодвинет неизбежное. Никто не знал, что она здесь наедине с сумасшедшей, никто не знал, что ей грозит смерть, и не мог ей помочь.
«Никто, кроме Сойера».
Сойер знал, что ей грозит опасность и пытался ее защитить. Откуда он мог знать?
– Я рассмеялась, – многозначительно сообщила Гретхен. – Они плакали, кричали, умоляли, а я смеялась им в лицо. Но ты не плачешь и не скулишь, ты даже не просишь не убивать тебя, и я не смеюсь. Потому что с тобой все по-другому, наказывая тебя, я испытываю… нечто вроде неловкости.
Не шелохнувшись и изо всех сил держась за перила, Джори затаила дыхание. Может, Гретхен передумала? Может, она решила оставить ее в живых?
«Господи, прошу тебя, пусть она раздумает меня убивать!»
– Ну ладно, – оживленно сказала Гретхен у нее за спиной. – Пора с этим заканчивать. Я хочу домой, Карл будет меня ждать. Что бы ты там ни болтала, Джори, он меня любит, я знаю.
– Да, я тоже знаю. – Джори закрыла глаза, чтобы ненароком не посмотреть вниз. – Я поняла это в последний раз, когда увидела, как он на тебя смотрит. Он тебя любит.
– Ты правда так думаешь?
– Ну конечно. Сама не понимаю, почему я этого раньше не замечала. Карл просто без ума от тебя, это сразу ясно.
– Откуда ты знаешь? – Теперь Гретхен заговорила неуверенно, как подросток лет двенадцати, влюбленный впервые. – Карл что-нибудь обо мне сказал?
– Да, но что… дай вспомнить…
– Что он сказал? Ну же, Джори, не тяни.
«Действует! – Джори едва смела надеяться. – Нужно продолжать в том же духе».
– Вспомнила. Он говорил, что собирается сделать тебе предложение. И спрашивал, какой, по-моему, будет ответ, если он предложит тебе выйти за него замуж.
– И что ты ему ответила? Надеюсь, ты сказала, что я согласна?
Джори помедлила.
– Не помню, дай подумать…
– Сказала, что я согласна? – повторила Гретхен. Ее голос сорвался на визг.
Джори напряглась, сжимая пальцы на перилах, и пробормотала:
– Да, я ему сказала…
На этот раз Гретхен сама не дала ей договорить:
– Что это за звук? Джори, ты слышала?
– Что?
– Какой-то стук. Оттуда, из квартиры.
– Я ничего не слышала…
Вдруг Гретхен издала пронзительный вопль. Джори невольно вздрогнула, покачнулась и с ужасом почувствовала, что наклоняется вперед.
– Нет! – закричала Джори, отчаянно пытаясь удержаться. Она успела схватиться одной рукой за скользкую металлическую трубку, расположенную под верхней перекладиной, и в следующее мгновение ее ноги повисли в воздухе на высоте двадцати трех этажей.
Джори подтянулась, извиваясь всем телом, и с трудом ухватилась за мокрую трубку другой рукой.
«Куда девалась Гретхен? Что происходит?»
Нужно было думать только о том, чтобы не разжать пальцы. Если не хватит сил держаться, ее ждет неминуемая смерть.
Сквозь шум дождя и завывание ветра Джори услышала нечто похожее на звук потасовки. Было слышно, как Гретхен орала и проклинала кого-то, а потом умолкла. Но тут же раздался другой голос. Перекрывая вой непогоды, он окликнул Джори по имени. Это был голос, который Джори уже не надеялась когда-нибудь услышать.
– Сойер! – крикнула она. – Сойер, ради Бога, помоги мне!
– Я тебя держу, Джори.
В следующее мгновение Джори почувствовала, как сильные руки обхватили ее запястья, подняли вверх, перетянули через перила, и она оказалась в безопасности – в его объятиях. Перед тем как спрятать лицо на груди Сойера, Джори успела мельком заметить распростертую на полу Гретхен. Сойер обнял ее и прижал к себе так крепко, что Джори едва могла дышать, но ее это вполне устраивало. Теперь с ней все будет хорошо. Она жива, и Сойер здесь.
Но как?.. Почему?.. Откуда он узнал?..
Впрочем, сейчас Джори гораздо больше волновало другое: Сойер был с ней. Любимый спас ее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Таинственный - Ланзони Фабио



Чудесный роман детектив, получила удовольствие, читайте!
Таинственный - Ланзони ФабиоStefa
20.11.2013, 14.09





детективный сюжет,любовь,интрига.классно,мне понравился,ОЧЕНЬ,читается легко
Таинственный - Ланзони Фабиоyulka
22.11.2013, 14.10





я только в предпоследней главе догадалась кто убийца. хорошо написано. рекомендую. не оторваться.
Таинственный - Ланзони ФабиоЛюдмила
22.11.2013, 21.17





Супер
Таинственный - Ланзони Фабиолора
11.08.2014, 19.52





Неплохо.
Таинственный - Ланзони Фабиоren
26.11.2014, 17.28





Хороший детективный роман. Для любовного как-то многовато убийств, но в целом мне понравилось!
Таинственный - Ланзони ФабиоЕлена
24.01.2015, 13.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100