Читать онлайн Превратности любви, автора - Ланзони Фабио, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Превратности любви - Ланзони Фабио бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Превратности любви - Ланзони Фабио - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Превратности любви - Ланзони Фабио - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ланзони Фабио

Превратности любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Лекси перевернулась на живот и закрыла глаза, мечтая поскорее заснуть. Было уже начало четвертого, через несколько часов Эмма Роза закричит, требуя бутылочку.
«Спи, черт возьми!» – приказала себе Лекси и ударила кулаком подушку.
Она пыталась заснуть уже не один час, ворочаясь на кровати, где два дня назад страстно занималась любовью с Йейлом Брадиганом. Конечно, следовало вчера утром сменить простыни, но если сейчас пойти за ними в детскую, малышка проснется.
Запах Йейла не давал заснуть, пробуждая в ней горькие мысли о том, что такая ночь никогда больше не повторится.
И с чего только она вообразила, будто Йейл изменился и у них может быть общее будущее?
Как посмела забыть урок, преподнесенный ей в восемнадцать лет?
Йейл заставил ее почувствовать себя женщиной, егоженщиной. В то лето он был внимательным, романтичным, страстным.
Когда пришел сентябрь и Йейл собрался в Провиденс, Лекси заплакала.
– Не надо, Лекс. – Он стоял возле набитого вещами «ягуара». – Я позвоню тебе вечером, как только устроюсь, и ты приедешь ко мне на следующий уик-энд.
– Но что мне делать до этого?
– Думай обо мне. – Он нежно поцеловал ее в губы, потом открыл дверь машины и сел за руль.
– Йейл, ты обещаешь? – Ей хотелось вцепиться в его рукав и умолять остаться.
– Что обещаю?
– Что между нами ничего не изменится.
Он внимательно посмотрел на Лекси, но лишь теперь, оглядываясь на прошлое, она поняла, о чем он тогда думал.
Конечно, только безумная девчонка могла надеяться, что Йейл Брадиган станет поддерживать с ней отношения, оказавшись в художественной школе в другом городе.
Но тогда он только улыбнулся:
– Конечно, ничего не изменится, Лекси.
– Я люблю тебя, Йейл! – крикнула она, когда он отъехал.
Йейл позвонил вечером, как и обещал, но она слышала голоса его соседей по комнате, громкую музыку, смех.
«Я скучаю по тебе», – пробормотала Лекси, но он объяснил, что не может говорить, потому что не один в снятой квартире.
– Я позвоню тебе завтра, – весело сказал Йейл.
– И пришлешь мне билет на поезд?
– Да, – ответил он не слишком уверенно.
Больше Йейл не звонил.
«Он ушел, как трус», – подумала Лекси, даже сейчас ощущая горечь.
Он просто вычеркнул ее из своей жизни. Не позвонил, не прислал письмо. Для такого, как Йейл, это был самый удобный выход.
Сначала она не могла поверить в то, что их страстный роман завершился таким образом. В первые дни Лекси убеждала себя, что он слишком занят, а возможно, звонил, но не застал никого дома.
Потом, оставив полдюжины сообщений его соседям по квартире, начала понимать правду. Йейл не собирался ни звонить, ни приглашать ее в Провиденс.
Он исчез навсегда.
Он бросил ее без объяснений, как мальчишка, желающий избавиться от надоевшей игрушки.
Лекси испытала растерянность, стыд, одиночество, ярость, печаль, возмущение, изумление, ненависть… и наконец глубокую боль, которая поселилась в ее душе, притупив другие эмоции.
Боль не проходила долго.
Но Эммет снова научил Лекси любить и верить.
Теперь он ушел навсегда, и Лекси осталась одна.
«Не одна, – сказала себе Лекси. – Теперь у меня есть Эмма Роза, и я нужна ей». Подумав о дочери, она улыбнулась.
Ради нее необходимо смотреть в будущее, забыть о Йейле и узнать, что произошло с Эмметом.


Во вторник, в три часа дня, Джастин ди Пьерро просунула голову в кабинет шефа. Он приготовился бросить баскетбольный мяч в кольцо, висевшее над окном.
– Марта? – Джастин одернула короткую красную юбку.
Он обернулся и оценивающе оглядел ее.
– Джастин, что случилось?
– Вот часть материала, который я напечатала. – Она протянула ему бумаги. – Вы помните, что сегодня мне надо уйти пораньше?
– Помню. Что… визит к доктору?
– Да, – солгала она. – Я пойду, если вы можете обойтись без меня.
– Нет проблем. Желаю удачи.
Джастин чувствовала, что он провожает ее взглядом.
Марти пялился на нее уже почти год – с тех пор как пришел в компанию на должность главного бухгалтера. Но Джастин это не возмущало. Она сознавала свою привлекательность. Почему бы ему проявлять к ней равнодушие?
«А вот Йейл этого больше не видит», – сказала она себе, стараясь отогнать эту мысль.
Вернувшись к своему столу, Джастин выключила компьютер и взяла свою черную кожаную сумку.
– Ты куда? – спросила Моника, ее сослуживица.
– К доктору. – Джастин подмигнула девушке.
– О, я совсем забыла. Желаю хорошо провести время. Буду отвечать за тебя на звонки.
– Спасибо. До завтра.
Выйдя на Восточную Сорок восьмую улицу, Джастин надела темные очки и направилась к Пятой авеню.
Через пять минут она вошла в «Мими Милано», один из лучших в городе салонов для новобрачных. Вчера утром, уйдя от Йейла, Джастин позвонила сюда и услышала, что ей придется подождать две недели. Чтобы уладить эту проблему, она связалась с отцом. Франко ди Пьерро всегда готов нажать на нужные кнопки ради своей девочки.
И вот она здесь.
Войдя в тихий мир белого тюля и атласных роз, она ощутила возбуждение, а возможно, и нечто большее, хотя и не хотела признаваться себе в этом.
– Могу вам чем-то помочь? – спросила безупречно причесанная сотрудница в тысячедолларовом костюме.
– Меня зовут Джастин ди Пьерро, я назначена на три тридцать.
– Конечно, мисс ди Пьерро. Меня зовут Дидра, я помогу вам. Давайте посмотрим…
Она раскрыла блокнот:
– Ваша свадьба назначена на День святого Валентина, верно?
– Верно.
– А кто счастливый жених и чем он занимается?
– Йейл Брадиган, – гордо ответила Джастин, – владелец картинной галереи в центре.
«Он потрясающая добыча, – мысленно добавила она. – И теперь Йейл – мой».
Но откуда у нее эта смутная тревога? Она пыталась избавиться от недобрых предчувствий с воскресенья, когда Йейл вернулся домой после ночи, проведенной в вестчестерском доме Лекси Синклер.
Джастин хотелось верить, что у них платонические отношения.
Он очень старался ублажить ее в воскресенье: занимался с ней любовью в ванной, потом еще раз ночью на огромной кровати.
Джастин почти поверила, что Йейл стал прежним… тем, в кого она влюбилась задолго до убийства его брата и до того, как ее отец занялся галерейным бизнесом.
Но вчера она почувствовала в Йейле явно что-то новое. Хотя и не могла сказать, что именно.
Ей казалось, что все мечты о сказочной свадьбе, которым она предавалась с прошлого Рождества, когда они обручились, рушатся.
«Это глупо, – сказала себе Джастин. – Он не бросит меня, тем более после покупки платья. Ведь я уже заказала приглашения и позвонила поставщику провизии…»
Будто это могло остановить Йейла Брадигана!
Нет, он вынужден жениться, потому что от этого зависит его жизнь.
Тогда почему она так встревожена?
– Хотите взглянуть на нашу коллекцию платьев? – спросила Дидра.
Джастин кивнула, разглядывая висевшие у стены шелка и кружева.
– Позвольте напомнить вам, что все это оригиналы Мими Милано, существующие в единственном экземпляре. Вы уже знаете, что именно хотите?
– Да, – твердо ответила Джастин, отбрасывая сомнения. – Я хочу иметь нечто эффектное и экстравагантное… в чем буду выглядеть как принцесса, выходящая замуж за человека своей мечты.
«Он женится на мне, – мрачно подумала Джастин. – У него нет иного выбора».


Йейл увидел Мередит за маленьким столиком в глубине бара, прежде чем она заметила его.
«Сегодня она брюнетка», – ядовито подумал он. На ней был короткий завитой парик, нелепые серьги и огромные очки в роговой оправе. Йейл знал, что у Мередит стопроцентное зрение, так что очки она нацепила для маскировки.
Спросив себя, почему Мередит не смущаясь появляется в городе в самых безумных обличиях, он направился к ее столику.
– Ты опоздал, – заметила Мередит. – Я пью второй мартини.
– Странно, что мне вообще удалось встретиться с тобой, – отозвался он. – Я только что получил несколько новых полотен, и у меня много работы.
Когда он заказал холодный чай, Мередит удивленно подняла брови.
– Почему ты не берешь спиртное?
– Я же сказал – у меня много работы.
– Давай отпразднуем. Расселл уехал по делам…
– И?..
– О Господи, Йейл, неужели не ясно?
Мередит раздражала его, и ему совсем не хотелось провести с ней ночь.
Однако было что-то трогательное в том, как она сидела здесь, слегка охмелевшая, в парике, возвращавшем ее в семидесятые годы. Недавно Йейл спросил ее об этих ухищрениях, и она ответила, что маскировка помогает ей чувствовать себя привлекательной и желанной. Это так характерно для Мередит.
«Во всем этом ты привлекаешь к нам больше внимания», – заметил он.
Йейл осмотрелся, проверяя, не смотрят ли на них. Молодые люди после рабочего дня с аппетитом уплетали у бара крылышки цыпленка. Пара за ближайшим столиком заметно нервничала: при первом свидании трудно поддерживать беседу.
– Готова уточнить. – Мередит выводил из себя его блуждающий взгляд. – Сегодня ты можешь провести ночь у меня и уделить страстное внимание каждому дюйму моего тела.
Глаза Мередит сузились.
– Не играй со мной, Йейл.
– Прости, но ты так облегчаешь мне все…
Они молча смотрели друг на друга.
Она была мрачна и задумчива.
Йейл с облегчением увидел, что к ним приближается официант с холодным чаем. Как только тот ушел, Йейл снова взглянул на Мередит.
– Иногда мне кажется, – заметила она, – что ты недооцениваешь меня, Йейл.
– Почему?
– В последнее время ты относишься ко мне весьма небрежно, словно забыл, что я могу тебя уничтожить, – бесстрастно сказала она.
По его спине пробежали мурашки.
– И как бы ты это сделала?
– Я знаю твою тайну.
Он отхлебнул чай.
– Мередит, не угрожаешь ли ты мне тем, что скажешь Джастин или Франко…
– О чем? – Она с деланным недоумением пожала плечами.
– О нас, – выдохнул Йейл. – Уверен, ты не настолько безрассудна… и глупа.
Она откинула голову назад и засмеялась.
– О, как ты наивен, дорогой! – Мередит покачала головой. – Не эту тайну. Неужели ты полагаешь, что я стану рисковать жизнью?
Йейл пожалел, что не заказал спиртное.
– Какую… – Он понизил голос. – О какой тайне ты говоришь, Мередит?
– Не прикидывайся глупцом. Ты отлично понимаешь, что произойдет, если я выдам тебя.
Она наклонилась вперед, позволив ему без помех увидеть ее бюст в глубоком декольте черного кашемирового топика.
– Но конечно, я не сделаю этого, пока ты будешь заботиться о моем теле.


Маленький бар «Мокрый пес» находился на весьма бойком месте – в самом центре Виллиджа.
Лекси несколько раз бывала здесь с Эмметом, но с последнего визита прошел год. Она никогда не посещала бар днем.
В среду, в начале третьего, Лекси снова пришла сюда. В заведении сидели лишь два клиента, похожие на студентов, и пили в углу пиво, прислонившись к музыкальному автомату.
Лекси сразу заметила за стойкой Джо Паркера, лохматого крепыша лет сорока. Годы и трудная жизнь оставили на его лице морщины, хотя издали он выглядел лет на двадцать пять.
По словам Эммета, Джо был битником и при каждой возможности следовал за группой «Благодарный мертвец». Джо до сих пор носил потертые джинсы, длинную рубашку и повязку на седеющей голове.
Его предплечье украшала татуировка с изображением меча и цепи. Эммет однажды сказал Лекси, что в молодости Джо имел несколько «отсидок» – «ничего серьезного, мелкие шалости, Лекс». Татуировка постоянно напоминала ему о том, что лучше не возвращаться в тюрьму. Он твердо решил завязать с криминальным прошлым.
«Сколько я его знаю, Джо в ладах с законом».
Тогда Лекси была моложе и терпимее: ее не встревожило, что лучший друг Эммета – бывший заключенный. Сейчас она удивилась своему легкомыслию.
Йейл, несомненно, сразу понял бы, что Джо Паркер неудачник.
«Но Йейл – просто высокомерный сноб», – подумала Лекси и решила относиться к Джо Паркеру без предвзятости, как и Эммет.
– Лекси Синклер! – воскликнул Джо, вскочив с табуретки. – Здравствуй, Джо.
Во время нескольких предыдущих встреч он был занят и сказал Лекси всего несколько слов, но сейчас Джо обрадовался ей как старому другу и заключил в свои медвежьи объятия.
– Выглядишь отлично, – сказал он, отстранившись и разглядывая ее.
– Спасибо.
Леси знала, что это неправда. На этой неделе она мало спала; макияж не помог и не скрыл темные круги под глазами.
Она надела старые черные леггинсы, узкую черную водолазку и черные сапоги на высоких каблуках – то, что носила в Нью-Йорке до родов. Однако все это сидело на ней не так, как прежде, – располневшие груди выпирали из-под водолазки, а леггинсы обтягивали увеличившийся живот. Последнее время Лекси носила только кроссовки, и после того, как она прошла на каблуках от станции метро «Астор-плейс» до бара, у нее разболелись ноги.
– Как девочка? – спросил Джо своим хриплым голосом, жестом предложив Лекси сесть у стойки.
– У Эммы Розы все в порядке… сейчас за ней присматривают мои родители, – ответила Лекси, садясь на табуретку. – А как твои дела?
– Лучше не бывает. – Он взял из пепельницы недокуренную сигарету.
«Мы полностью повторили нашу вчерашнюю телефонную беседу…» – подумала Лекси.
– Что тебе налить? – спросил он. – Хочешь пива?
Она заколебалась. Еще слишком рано…
«Какая разница».
– Я выпью «Роллинг Рок», – ответила Лекси, подумав, что Йейл, вероятно, счел бы дурным тоном пить пиво днем в сомнительном баре.
«Да пошел этот Йейл к черту!»
Джо открыл две бутылки, поставил одну из них перед Лекси и затянулся сигаретой.
Она отпила ледяное пиво и оперлась локтями на стойку.
– Джо, мне нужно поговорить с тобой насчет Эммета…
– Знаю, Лекси, и отвечу на любые твои вопросы. Но вряд ли я смогу сказать тебе что-то, чего ты не знаешь сама. Ты жила с ним.
– Я никогда не жила с ним, – заметила она. – Он имел собственную квартиру, всегда хотел свободы, и теперь я гадаю почему.
Джо пожал плечами:
– Он был скрытным парнем.
– Да, но почему?
– Таких много, но это не означает, что они связаны с какими-то темными делами.
– Да, Джо, но меня не оставляет мысль, что Эммет мог быть с ними связан. Кто-то убил его.
Он кивнул:
– Не спорю с тобой, Лекси.
Это удивило ее.
– Вчера по телефону ты не сказал, что тоже так считаешь.
– Тогда в баре сидели клиенты, и я не мог говорить. А сейчас могу. – Он бросил взгляд на оживленно беседующих парней в углу. – Смерть Эммета не случайна.
В глубине души Лекси надеялась, что Джо отвергнет версию убийства. Подозрения Йейла еще ничего не значили. Он много лет не видел брата и мог ошибаться. Лекси хотелось верить, Эммет – жертва несчастного случая.
Но его ближайший друг не считал это случайностью. Значит, кто-то убил Эммета, украл у Эммы Розы того, кто, несмотря ни на что, мог оказаться хорошим папой.
«Я не знаю, как все сложилось бы», – подумала Лекси, еще острее ощутив свою потерю.
Более года назад, когда она впервые робко заговорила о браке, Эммет воскликнул:
– Ты спятила? Зачем тебе выходить замуж за такого человека, как я? Со мной твой жизненный путь точно не будет усыпан розами, и ты знаешь это.
Вопреки интуиции Лекси проявила настойчивость, и он убежал в испуге. Они расстались на несколько месяцев, и Лекси уверяла себя, что это к лучшему. Она всегда знала, что Эммет не создан для брака и считает ее такой же. Но на пороге своего тридцатилетия Лекси поняла, что хочет иметь семью, затосковала о простом счастье, которое презирала в молодости.
Эммет Брадиган не вписывался в эту банальную картину, и она не сомневалась, что потеряла его навсегда.
Но одним дождливым июньским днем Лекси вернулась домой после вечерней смены в телемаркетинговой фирме и увидела у себя Эммета.
Он молча повел ее в спальню, где горели свечи, и Лекси ощутила сильный запах воска.
– Что это? – спросила она.
Белое покрывало на ее кровати было усыпано лепестками роз.
– Возможно, мне все-таки удастся усыпать твой жизненный путь розами, – тихо сказал Эммет. – Это не значит, что я готов жениться… но без тебя мне крышка, Лекс.
Он занимался с нею любовью нежно и страстно. Розовые лепестки прикасались к ее обнаженной коже, а после близости Эммет гладил ее лицо, шептал о том, как скучал по ней, как рад тому, что она снова с ним.
Через девять месяцев родилась их дочь, которую Лекси назвала Эммой Розой… в память о ее отце и волшебной ночи, когда двое влюбленных начали новую жизнь.
Нет, нельзя сказать, что произошло бы, если бы Эммета не убили.
– Кто его убил? – спросила она Джо дрогнувшим голосом.
– Это ты мне скажи, Лекси.
– Я не пришла бы сюда, если бы знала. Почему ты считаешь, что его убили?
– Говорили, что он пьяный заснул с сигаретой. А я уверен, что он не курил и не пил, – тотчас ответил Джо. – Эммет часто приходил сюда в последние месяцы перед смертью и ни разу не взял у меня ни пива, ни курева.
Курево. Так Эммет всегда называл сигареты. Лекси печально улыбнулась.
– Он бросил курить одновременно со мной из-за ребенка.
– Эммет говорил мне, что тебя тошнит от дыма, и он не хочет причинять тебе неприятности.
– Эммет так сказал?
– Да. Он же видел, что тебя от этого выворачивает наизнанку.
– Просто…
«Он не очень-то умел проявить внимание», – с болью подумала Лекси. Тогда она не понимала, что Эммет тревожится за нее.
– Если бы Эммет снова начал курить и пить, он бы делал это здесь, Лекси. В последние месяцы он сильно нервничал, но всегда заказывал только «колу» и не курил, хотя вокруг все пили и курили.
– Почему он нервничал?
Джо пожал плечами.
– Предстоящее появление ребенка – достаточная причина.
– Думаю, было что-то еще, – заметила она. – Мне он тоже казался озабоченным, но я не думала, что это связано с ребенком. Когда мы говорили о ребенке, он, казалось, забывал о том, что его беспокоило. К тому же он был в напряженном состоянии задолго до моей беременности.
– Ну… – Видимо, Джо хотел что-то добавить, но не мог заставить себя сделать это.
– Что такое? Джо, скажи мне, о чем ты думаешь.
– Эммет любил играть, – неохотно ответил он.
Она моргнула.
– Ты имеешь в виду казино? Вегас? Или… Атлантик-Сити?
– Нет. У него был букмекер.
– О!.. – удивилась она. – Считаешь, его смерть как-то связана с этим?
Джо пожал плечами и потушил сигарету.
– Я только сказал тебе, что он играл. По-крупному. И проиграл большую сумму.
– Поразительно, что я не знала об этом, – пробормотала Лекси, покачав головой, и тут же подумала: «Что я говорю? Конечно, не знала. Я многого о нем не знала».
Она опасалась, что Джо расскажет ей о другой женщине, о тайном пристрастии Эммета к наркотикам. Игра – пустяк по сравнению с… если только она не привела к его смерти.
– Лекси! – Хриплый голос Джо прозвучал на редкость мягко. – Я не утверждаю, что смерть Эммета связана с игорными долгами. Но на твоем месте я бы проверил это.
– Как?
Джо снова пожал плечами.
– Ты знаешь его букмекера? – спросила она.
– Нет.
Он закурил новую сигарету.
Лекси внимательно посмотрела на Джо, пытаясь перехватить его взгляд, но он отвел глаза в сторону, убрал зажигалку и глубоко натянулся. Лекси казалось, что он лжет.
– Джо, кто был его букмекером?
– Говорю тебе, я не знаю.
Она допила пиво и поднялась.
– Спасибо за помощь, Джо.
– Пустяки, Лекси. Держи меня в курсе, ладно?
– Конечно.
Она помахала рукой и ушла, размышляя о том, что он скрывает.
Остановившись на перекрестке, Лекси нзглянула на часы и увидела, что еще нет и трех. Приехав в город, она собиралась встретиться со своей подругой Анитой Манджоне, но та заканчивала работу только в пять.
Как же убить время до пяти? Может, погулять по Виллиджу? Раньше она любила ходить по магазинам в Сент-Марк Плейс.
И вдруг ее посетила неожиданная мысль. Не в силах избавиться от нее, Лекси поискала в сумочке визитную карточку Йейла. Его галерея была в десяти минутах ходьбы отсюда.
«Ну и что? Это еще не повод для того, чтобы свалиться ему на голову».
Но Йейл просил ее сообщить ему то, что она узнает у Джо.
Вопреки нежеланию снова вступать в контакт с Йейлом ей придется сосредоточиться на главном: на поисках убийцы Эммета.
Лекси пошла на юг по Томпсон-стрит.


Мередит допивала остатки сухого мартини, задумчиво глядя на безлюдную улицу.
– Принести вам еще вина? – спросил бармен.
– Пожалуй, да, – ответила Мередит, снова посмотрев в окно. Йейл в своей консервативной одежде от «Брукс Бразерс» совсем не вписывается в этот район, подумала Мередит. Он кажется чужеродным элементом в эклектичном мире искусства Сохо, хотя прекрасно разбирается в своем бизнесе, отлично смотрится на вернисажах и профессиональных мероприятиях. Она видела его за работой.
Отчасти ее привлекало к нему парадоксальное несовпадение консервативной внешности и рассудочности с выбранной им неординарной карьерой. Даже Расселл однажды заметил: «Он выглядит, как любой из нас, и совсем не похож на них». Они – это люди из богемных кругов в просторных свитерах и очках с тонкой металлической оправой.
Расселл, конечно, понятия не имел о том, что его жена спит с Йейлом Брадиганом. Но ему и не было дела до этого. Их брак уже много лет чисто номинальный. Мередит подозревала, что у Расселла есть любовница… если только он еще на что-нибудь способен.
«Как грубо, Мередит», – подумала она, взяв бокал со вторым мартини.
Однако это правда. Расселл уже много лет был почти полным импотентом – во всяком случае, с Мередит. Во время медового месяца он сказал, что у нее ненормальный сексуальный аппетит. Его также удивляло, что она не хочет иметь детей. До свадьбы они не обсуждали этого.
Мередит поняла, что он утратил к ней интерес из-за их разногласий по вопросу о детях, ибо эти две проблемы возникли одновременно.
– Мы можем завести детей, – заявила она мужу, – если ты готов вынашивать их почти год, а потом выпихнуть через тонкое отверстие в члене.
Эти слова заставили его поморщиться, однако он возразил, что ей не о чем волноваться: беременность и роды – самые естественные вещи на свете.
– Все проходят через это, – добавил Расселл.
– Не все, – парировала она. – Я не намерена жертвовать своим телом, используя его девять месяцев в качестве инкубатора, а потом освобождаться от этого бремени ценой ужасных мук. И не собираюсь тратить еще двадцать лет на воспитание маленьких паразитов.
– Мы наймем няню, – спокойно ответил Расселл.
Но Мередит проявила твердость, иногда спрашивая себя, почему он не расторгает брак.
Впрочем, зачем тратить на это силы? Как адвокат, специализирующийся на разводах, Расселл ежедневно участвовал в жестоких битвах. Станет ли он ввязываться в подобное сражение?
К тому же они подходили друг другу в светской жизни и в быту. Оба проявляли равнодушие к кино и театру. Расселл считал подобные развлечения «вульгарными и примитивными». Они любили искусство, классическую музыку, изысканную еду и музеи. Их круг друзей в основном состоял из привилегированных манхэттенцев, которых они знали всю жизнь. Многие из этих людей, как и Макфи, были связаны браком.
Да, жизнь с Расселлом не причиняла неудобств, поэтому Мередит не считала нужным раскачивать лодку.
Пока сохранялась связь с Йейлом.
Ей претило шантажировать Йейла, но как его удержать?
Вступив в связь с ним десять лет назад, она уже не могла без него обходиться. Тогда он тоже нуждался в ней – в ее деньгах, лести, тешащей его самолюбие, связях в мире искусства.
Но сейчас Мередит теряла его так же, как и в первый раз, не понимая почему.
В прошлом она, выражаясь простым языком, «залетела».
Конечно, Эммет не подозревал о том, что она встречается с Йейлом, заставившим ее поклясться, что брат никогда ничего не узнает.
Мередит не собиралась говорить ни тому, ни другому о ребенке, но Эммет нашел в мусорной корзине использованный тест на беременность.
Потрясенный, он решил, что она вынашивает его ребенка и должна родить.
Это привело ее в ярость. Услышав, что она собирается сделать аборт, Эммет заявил, что ребенок его и он имеет право голоса.
– Ты не смеешь настаивать! – закричала Мередит.
Но он посмел и очень разозлил ее, поэтому она заявила, что, возможно, это вовсе не его ребенок.
– Я думал, ты больше не спишь с Расселом, – изумился Эммет…
– Верно.
– Тогда чей же?..
Ей не следовало говорить ему, и она не знала, почему сделала это. Наверно, из-за того, что он просил не прерывать беременность.
Мередит не сомневалась, что Эммет почувствует боль, узнав о ее отношениях с его братом, однако он был потрясен гораздо больше, чем она предполагала.
Выросшая без братьев и сестер, Мередит не понимала ни глубинной связи между Йейлом и Эмметом, ни силы их взаимной любви. Впоследствии она не раз спрашивала себя, как мог Йейл предать брата, вступив с ней в связь. Мередит хотелось бы думать, что Йейл не устоял перед ее чарами. Она убеждала себя, что он безумно завидовал Эммету, обладавшему такой красивой, светской и богатой женщиной. И это льстило ей.
Однако Мередит подозревала, что все значительно сложнее и, вероятно, недоступно ее пониманию. В честолюбивом Йейле жил дух соперничества. Он не знал жалости к конкурентам по безнесу, и Мередит располагала данными, свидетельствовавшими о том, что в личной жизни Йейл проявлял те же качества.
Она предпочитала не думать о том, что произошло между братьями на почве ревности, и ей было известно лишь то, что с тех пор они разорвали отношения.
Они оба перестали отвечать на телефонные звонки Мередит, и когда после объяснения с Эмметом у нее случился выкидыш, она испытала облегчение, решив, что это перст судьбы. Этому ребенку незачем было появляться на свет, ибо они с Эмметом не созданы друг для друга. И с Йейлом тоже, убедила она себя. Стараясь забыть его, Мередит вела все ту же жизнь, заводила любовников и расставалась с ними, как только они надоедали ей.
Такого, как Йейл, она уже не встретила, но судьба вернула его ей.
Судьба и Расселл. Когда муж принес ей полотно Трембли, Мередит не знала, что он купил его в галерее, принадлежавшей Йейлу. Это выяснилось лишь год назад, когда она и Расселл случайно встретили его в Центральном парке.
Увидев Йейла, которого окликнул Расселл, Мередит едва овладела собой и притворилась, что не знакома с ним.
Он тоже изобразил приветливое безразличие, но, перехватив его взгляд, Мередит заметила интерес к себе.
Именно это и побудило ее на следующий день прийти в галерею. Увидев Мередит у себя, Йейл ничуть не удивился.
Он был очарователен и приветливо болтал с ней, как человек, встретивший старого друга. Когда она спросила, есть ли кто-то в галерее, Йейл ответил, что он один.
– Дорогой, – тотчас сказала она, – давай покончим с пустой болтовней. Я бы хотела расстегнуть твои брюки и спустить их вниз.
Он спокойно посмотрел на нее своими светло-зелеными глазами, но Мередит не поняла их выражения.
– Нет. – Йейл покачал головой. – Мы увидимся позже.
При этих словах Мередит охватила дрожь возбуждения. Она снова завоевала его! Вскоре она узнала, что братья так и не помирились, однако Йейл дал понять, что не желает обсуждать прошлое.
Ей также стало известно, что он собирается обручиться с Джастин ди Пьерро. Подозревая, что Йейл не любит девушку, Мередит поинтересовалась мотивами этого брака, но он ничего не объяснил. Позже до нее дошли кое-какие слухи, и она обо всем догадалась.
Переспав с единственной дочерью Франко ди Пьерро, члена известной бруклинской мафиозной семьи Воларро, Йейл полагал, что на этом все и закончится. Однако Джастин привыкла получать то, что хотела.
Как и Мередит, она хотела Йейла.
Могущественный отец Джастин решил исполнить желание дочери.
Мередит знала, что карьерой Йейл обязан не только своим деловым талантам, но связям и финансовой поддержке будущего тестя. Став теневым партнером Йейла по галерейному бизнесу, Франко ввел молодого человека в манхэттенские художественные круги.
Союз с Франко обеспечил Йейлу головокружительную карьеру, но расплатой за это была женитьба на Джастин, которую он не любил, как, впрочем, и Мередит. По ее мнению, Йейл Брадиган любил только себя.
И все же Мередит не хотела терять его.
Она снова посмотрела на галерею, казавшуюся сейчас безлюдной, и подумала, что Йейл, вероятно, занят работой в кабинете.
В последнее время Йейл был всегда занят, и Мередит подозревала, что это не случайно. Он что-то задумал.
Она непременно выяснит, что именно, но нужно подождать… и следить за каждым его шагом.


Йейл взял папку с надписью «Ротман».
Утром галерею посетили два богатейших клиента – Дэрил и Бейб, пожелавшие приобрести что-то «пастельное и морское» для своего нового пляжного домика, недавно приобретенного в Куоге.
Сейчас у Йейла не было ничего подходящего, однако он пообещал найти полотно и сделал соответствующую запись.
Обладая незаурядной деловой хваткой, Йейл фиксировал на бумаге все, что связано с художественными пристрастиями каждого клиента и интерьером его дома, а подобрав картину, извещал его об этом и неизменно совершал выгодную сделку.
Он посмотрел на большое полотно, полученное утром от модного двадцатидвухлетнего художника. Это именно то, что нужно Дэвиду Левину, финансовому брокеру из Стейтн-Айленда, желавшему приобрести нечто современное в коричневых и черных тонах для своего обшитого деревом кабинета.
Йейл открыл ящик шкафа, чтобы вынуть папку с надписью «Левин», когда звуковой сигнал сообщил о том, что кто-то зашел в галерею. Он поднялся и направился к двери.
– Здравствуй, Йейл.
При виде Лекси Синклер у него перехватило дыхание. Ее волосы разметал ветер, щеки разрумянились. Черный облегающий свитер подчеркивал прекрасную грудь Лекси, леггинсы обтягивали бедра и чуть выступающий живот.
Йейл вдруг отчетливо вспомнил, как он ласкал ее тело…
«Остановись», – предостерег он себя, но было уже поздно. Не в силах изгнать из памяти ту чудесную ночь, Йейл не мог обрести дар речи.
– Я только что видела Джо Паркера. – Лекси явно не замечала его состояния.
– Джо Паркера? – повторил он.
– Друга Эммета, – уточнила она, остановившись в нескольких футах перед Йейлом. Теперь он увидел, что Лекси держится настороженно, неприветливо.
– То, что сообщил мне Джо, может заинтересовать тебя.
– Что?
Колеблясь, она огляделась по сторонам.
– Все в порядке, – успокоил ее Йейл. – Здесь никого нет.
– Кажется, у Эммета были проблемы с игрой.
– Как ты узнала?
– Джо сказал, что Эммет часто проигрывал. Может, он оказался по уши в долгах? Эммет был очень азартным.
Йейл усмехнулся, и Лекси бросила на него гневный взгляд.
– Не сомневаюсь, – продолжила она, – если он влез в долги, ему было нечем расплатиться.
– И что же?
– Он мог занять у кого-то деньги, не вернул долг и был убит.
– Ты говоришь весьма уверенно, Лекси, и это выглядит разумно.
Но Йейлу, охваченному желанием, не удавалось сосредоточиться на убийстве Эммета.
Как странно, а ведь он думал, что обойдется без нее!
«Я должен обойтись без нее, – твердил он себе. – Она не может стать моей по очень многим причинам».
– Ты можешь сказать лишь то, что это выглядит разумно? – возмутилась Лекси.
– Нет, просто я…
Йейл умолк и покачал головой. Не все ли равно, что он скажет? Главное то, что он снова потеряет Лекси.
– Подозреваю, – ее глаза сверкнули, – что ты думал сейчас о чем-то другом. Сожалел о моем появлении. Искал способ вежливо избавиться от меня.
– Нет, Лекси, это совсем не так. Напротив, я не хочу, чтобы ты уходила. Не хочу расставаться с тобой…
– Что это значит? – спросила она изумленным шепотом.
– Я не хочу отпускать тебя, – сказал он дрогнувшим голосом, – но у меня нет выбора. Лекси, больше всего на свете сейчас мне хочется заключить тебя в объятия и пообещать, что я всегда буду с тобой.
Она покачала головой.
– Не лги, Йейл. – Однако ее глаза говорили о том, как она мечтает верить ему. – Ты всегда был очень хитер и знал, как получить меня. Но на сей раз…
– Нет! – Он коснулся ее руки. – Забудь о прошлом, Лекси. Тогда я был молод и любил только себя. Я изменился, и…
– А что произошло недавно? Ты взял то, что хотел, и покинул меня, даже не думая о будущем! Когда я позвонила тебе на следующий день, поскольку ты попросил меня сделать это, твой холодный тон заставил меня понять, что все кончено. Надеюсь, ты не станешь отрицать это?
– Нет.
Она молчала.
– Я не могу связать с тобой жизнь, Лекси, ты права, но не потому, что не люблю тебя. Господи! – Его голос дрогнул. – Еще никто не был мне так дорог, как ты.
– Но почему?.. – растерянно спросила она.
– Соединившись, мы оказались бы в опасности. Ты, я… и Эмма Роза.
– Что ты имеешь в виду, Йейл?
– Лекси, я обручен, – мрачно признался он.
Потрясенная Лекси с трудом овладела собой.
– Я рада за тебя.
– Тут нечему радоваться. Через несколько месяцев я должен жениться на Джастин ди Пьерро.
Он внимательно следил, как отреагирует Лекси на это имя.
– Ди Пьерро? – удивленно повторила она. – Я никогда не слышала этого имени?
Йейл вздохнул.
– Франко ди Пьерро – член бруклинской криминальной семьи Воларро.
– Ты связан с мафией? – в ужасе спросила она.
– Лекси, поверь, я не знал этого, когда встретил Джастин, не имел понятия о том, кто ее отец… и выяснил это слишком поздно. Теперь я обязан ему карьерой.
– И если ты не женишься на его дочери…
– У меня нет выбора. Я должен жениться. Франко безжалостен и в случае отказа убьет меня. Если до него дойдет, что у меня есть другая женщина…
После долгого молчания Лекси сказала:
– Ну что ж, это даже к лучшему. Теперь я знаю, что не могу быть с тобой из-за смертельной опасности. Прежде ты заставлял меня страдать совсем по другим причинам.
– Я не хочу причинять тебе боль, Лекси, – печально сказал Йейл и порывисто обнял ее.
Их губы соединились прежде, чем она успела возразить ему. Йейл вложил в этот поцелуй все, чего не мог выразить словами, – любовь, нежность и боль, переполнявшие его.
Отпустив Лекси, он увидел, что ее лицо горит, а в глазах блестят слезы.
– Тебе не следовало это делать! – Она закрыла лицо ладонями.
– Знаю… Господи, Лекси, прости! – Испугавшись, что подверг ее опасности, он бросил быстрый взгляд на дверь. Что, если бы Франко застал их?
– Мне пора, – сказала она.
– Да, тебе лучше уйти, – согласился Йейл.
– А как насчет Эммета? – спросила Лекси.
– Эммета? – рассеянно повторил он, не сразу поняв, что она имеет в виду. – О да, нам надо поговорить. Но не сейчас. Не после… этого.
Она кивнула.
– Если ты не хочешь заниматься этим, Йейл, я справлюсь одна.
– Нет! – возразил он так горячо, что Лекси удивилась. – Моего брата убили. Никто не сомневается в этом. Мы встретимся и поговорим об этом.
– По-моему, это не слишком разумно.
– Разговор не угрожает нам опасностью, а ничего, кроме него, не произойдет, обещаю. Я приеду в Кэдис-Лендинг в уик-энд. Придется рассказать обо всем Джастин, чтобы действовать в открытую.
– Хорошо, но если ты прикоснешься ко мне…
– Не прикоснусь, Лекси, клянусь тебе.
«Но это будет для меня самым тяжелым испытанием», – мысленно добавил он, провожая ее взглядом.
Когда дверь захлопнулась, Йейл перевел дыхание.
Он только что стоял на краю пропасти. Какое безумие заставило его поцеловать Лекси в галерее, куда могли зайти Франко, Джастин или кто-то еще?
«Но все обошлось, – подумал Йейл. – На сей раз мне повезло. Никто ничего не видел».




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Превратности любви - Ланзони Фабио

Разделы:
БлагодарностьПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Превратности любви - Ланзони Фабио



ГГ спала с обоими братья и не может их различить. Бред.Братья-эгоистичные козлы.Роман не понравился.
Превратности любви - Ланзони Фабионаталья
6.02.2011, 2.50





такой бредятины в жизни не читала.ужасный роман..не о чем
Превратности любви - Ланзони Фабиоирина
5.07.2011, 20.30





скучно
Превратности любви - Ланзони Фабионэлл
14.07.2012, 4.59





Братья ,что под копирку сделаны ? Спать с двумя ,знать их более десяти лет и не определить кто есть кто ? Тупизм какой-то!!!!!
Превратности любви - Ланзони Фабионатали
15.02.2013, 3.52





Какая чепуха и бредятина. Героиня немного туповата, все никак не могла догадаться с кем из братьев спит
Превратности любви - Ланзони ФабиоНатали
15.02.2013, 12.16





Роман на один раз. Из 10 баллов - 6, и то только благодаря тому, что есть какая-то интрига. Поверхностный и какой-то путаный. :( (((((((((((((((((((((( Можно почитать (через строчку) ради разнообразия, когда надоедят рыцари и ковбои)))))))))))))))
Превратности любви - Ланзони ФабиоАдриана
1.07.2013, 20.42





Дерьмо редкое
Превратности любви - Ланзони ФабиоНата
26.08.2013, 15.01





странный роман скучный и нудный
Превратности любви - Ланзони ФабиоМАРИЯ
24.10.2013, 12.08





Автор явно перемудрил и с тайнами, и с любовными интригами, и с отношениями и с героями: 4/10.
Превратности любви - Ланзони Фабиоязвочка
20.11.2013, 18.42





Редкостная бредятина.
Превратности любви - Ланзони ФабиоФрекен Бок
14.10.2014, 19.45





Бред в конце,зачем автор сделал так что один брат оказался другим , я читала с уверенностью что это йейн а не эммет , героиня его признала, что это он , неужели не различила их. Если в книге описывали что братья разные и особенно в сексе, странно что автор ерунду в конце придумал .
Превратности любви - Ланзони ФабиоЕвгения
2.09.2016, 19.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100