Читать онлайн Превратности любви, автора - Ланзони Фабио, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Превратности любви - Ланзони Фабио бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.63 (Голосов: 52)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Превратности любви - Ланзони Фабио - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Превратности любви - Ланзони Фабио - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ланзони Фабио

Превратности любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Увидев знакомый черный автомобиль на подъездной дороге, Лекси отошла от окна гостиной.
– Он уже здесь, Эм, – сказала она дочери, сидевшей у нее на руках.
Эмма Роза уже давно хотела, чтобы ее отпустили и позволили поиграть, но Лекси, потрясенная своим открытием, чувствовала себя спокойнее, когда прижимала девочку к себе.
С Эммой Розой на руках Лекси поспешила к двери, которую заперла перед звонком Иейлу, и несколько раз проверила. Она закрыла все окна на первом этаже и встревожилась, обнаружив, что не на всех есть запоры. Прежде она никогда не проверяла их и со дня переезда сюда редко запирала дверь.
– Дорога заняла больше времени, чем я предполагал, – сказал Йейл, выскочив из машины. – Шоссе Хатч забито автомобилями, пришлось ехать по девяносто пятому. Через милю наткнулся на аварию и остальную часть пути добирался окольными дорогами.
Хотя Йейл был в темных очках, Лекси чувствовала, что он внимательно смотрит на нее. Потом он перевел взгляд на девочку.
– Здравствуй, Эмма Роза! – Он протянул ей палец.
Малышка тотчас схватила его.
– Ну и хватка! – улыбнулся Йейл, потом спросил Лекси: – Что случилось?
– Расскажу в доме. – Она бросила взгляд на тенистую подъездную дорогу и двор, желая убедиться, что там нет посторонних. Хотя она и не предполагала всерьез, что кто-то прячется за деревом, следит за ней, но чувство безопасности исчезло. Частный дом, казавшийся роскошью после многолюдного города, казался сейчас слишком изолированным, почти… зловещим.
Направившись к двери, она вздрогнула, услышав голос Йейла:
– Эй, погоди!
Испуганная Лекси обернулась.
Он улыбался.
– Малышка меня не отпускает. – Он вытянул палец из кулачка Эммы Розы. – Захватила всю мою руку.
Когда Йейл снял очки, она заметила тревогу в его светло-зеленых глазах.
– В чем дело, Лекси? Почему ты так нервничаешь?
– Заходи, – сказала она, распахнув перед ним дверь.
Как только он переступил через порог, она поспешно заперла дверь.
– Пойдем в гостиную.
Лекси взяла у Йейла ребенка, но сразу заметила, что девочка тянется к нему.
Она словно почувствовала, что Йейл ее дядя, единственная связь с отцом, которого она никогда не видела. Эмма Роза вела себя с Йейлом так, будто была давно знакома с ним. Это удивляло Лекси: полугодовалый ребенок не может помнить человека, которого видел короткое время неделю назад. И все же Йейл явно вызывал инстинктивное расположение Эммы Розы.
«Он ей нравится», – печально подумала Лекси. Может, она поторопилась, запретив Йейлу навещать племянницу.
– Ты разобрала почти все вещи, – заметил Йейл, обводя взглядом комнату.
– Да… я решила, что нам пора обустроиться.
– Но у тебя по-прежнему нет телефона.
– Да. Я не успела договориться насчет подключения.
– Нехорошо, что ты живешь здесь с ребенком без телефона, оторванная от мира.
«И без тебя знаю», – мрачно подумала она, усаживая Эмму Розу в детское кресло. Девочка захныкала.
– Дорогая, поиграй вот с этим, – сказала Лекси, протянув дочери красную пластмассовую чашку, приглянувшуюся Эмме Розе.
Йейл сел на диван. На нем была белая рубашка с короткими рукавами и темно-синие новые джинсы, явно дорогие и модные. Но все-таки джинсы хоть отчасти приближали его к обычным людям, живущим совсем в другом мире, чем Йейл Брадиган.
– Садись, Лекси, и расскажи мне, что про исходит, – попросил он, по-прежнему наблюдая за ней своими зелеными глазами.
Сесть можно было только на диван рядом с ним, но она этого не хотела.
«Нет, хочешь, – прошептал ей внутренний голос. – Особенно сейчас. Ты же мечтаешь о том, чтобы тебя обняли эти сильные руки, мечтаешь услышать от него, что тебе нечего бояться».
Лекси решительно опустилась на пол возле кресла Эммы Розы.
– Что случилось? – повторил он. – Ты явно взволнована.
Она вздохнула.
– После встречи с тобой я начала думать об Эммете. «Словно ты не думала о нем каждую минуту после его смерти». Размышлять о твоих словах насчет насильственной смерти. Тут я вспомнила, что он привез некоторые свои вещи в мою квартиру за пару недель до… рождения ребенка.
Йейл насторожился.
– И?..
– Я знала, что поступаю не очень красиво, но все же заглянула в эти коробки, – призналась Лекси. – Они были заклеены «скотчем», но я разрезала его, а потом…
– Обследовала содержимое коробок?
Лекси взглянула на Йейла, желая понять, не осуждает ли он ее поступок.
– Да, – сказала она, спрашивая себя, почему позвонила Йейлу и испытала потребность поделиться с ним. – Но вопрос ведь не в том, имела ли я право рыться в вещах Эммета, верно?
– Это твое дело.
– Конечно. Важно одно: теперь я знаю, что в этих коробках: одежда, книги, рукописи – он по-прежнему писал.
– Писал? – Йейл саркастически усмехнулся. – Я думал, Эммет давно забросил это занятие и живет на случайные заработки.
Лекси хотелось во что бы то ни стало защитить Эммета.
– Он постоянно искал работу, как… как и я.
– Вы подходили друг другу, верно?
«Может, сказать ему: да, мы с Эмметом не сделали карьеру, порой нам не хватало денег на оплату счетов, но у нас было то, что неведомо тебе. Любовь». Но она сдержалась.
Лекси давно поняла, что такие, как Йейл Брадиган, не реагируют на эмоциональные взрывы. В период их близости он всегда бесил Лекси своим равнодушием к ее гневным выходкам. Но потом Йейл отдалялся – физически и духовно. Однако сейчас он был нужен ей. Поэтому Лекси не обратила внимания на его снисходительную усмешку и подавила ярость.
– Я нашла в его вещах запертый металлический ящик.
– И открыла его?
– Он был заперт. Очевидно, Эммет не хотел, чтобы его открывали.
– Видимо, так.
– Я положила ящик на место, заклеила коробки и забыла о них – до вчерашнего дня. Из-за тебя. – Тон Лекси свидетельствовал о том, что лучше бы он не пробуждал в ней подозрений.
– А теперь?
– А теперь я решила найти этот ящик, потому что, если ты прав и кто-то действительно убил Эммета, возможно, там находится ключ к разгадке.
Йейл кивнул.
– Я отправилась наверх – после переезда его вещи лежали в чулане, – сорвала ленту, которой были заклеены коробки…
– И?..
– Ящик исчез.
– Исчез? – изумился Йейл.
– Да. Я перерыла все коробки, но не нашла никаких следов ящика.
– Возможно…
Он сомневался, стоит ли высказывать свое подозрение:
– Может, тебе просто показалось, что ты видела его?
– Ты спятил? Как мне могло показаться?
– Такое случается, верно?
Она встала, дрожа от возмущения.
– Уходи, Йейл. – Лекси указала ему на дверь. – Немедленно.
– Подожди, Лекси…
– Нет! Я утверждаю, что кто-то украл ящик, а ты отвечаешь, что у меня разыгралось воображение! Хотя именно ты считаешь, что Эммета убили.
Девочка заплакала, и Йейл бросил выразительный взгляд на Лекси. Она взяла Эмму Розу на руки.
– Не плачь, все в порядке. Не плачь…
– Ее испугал твой крик, – сказал Йейл.
– Нет! Не смей говорить о моей дочери! Ты не имеешь к ней никакого отношения.
– Знаю. Ты постоянно напоминаешь мне об этом. – Йейл поднялся. – Лекси, она моя племянница, я люблю ее. И… ладно, ничего.
– Что? – Лекси внимательно посмотрела на Йейла.
– Я хочу участвовать в ее жизни. – Он поднял руку, чтобы остановить возражения, и продолжал с необычной для него прямотой: – В прошлом наши отношения складывались не слишком гладко. Я сожалею об этом сильнее, чем ты думаешь. С Эмметом мы тоже не очень-то ладили…
– Вы не разговаривали десять лет. Это и называется «не очень-то ладили»? – Она упрекнула себя за то, что саркастическое замечание сорвалось у нее в тот момент, когда Йейл впервые заговорил с такой искренностью.
Лекси чувствовала, что надо бы подойти к Йейлу, положить руку ему на плечо, согласиться выслушать его и откликнуться на его просьбу.
Но что-то тяжелое и злое, возникшее в душе после того, как Йейл разбил ей сердце, удерживало Лекси.
Он долго смотрел на нее своим непроницаемым взглядом.
– Забудь об этом, – сказал Йейл, направляясь к двери.
Но, едва он взялся за ручку, Лекси воскликнула:
– Йейл! Пожалуйста, не уходи.


Он замер от изумления. Лекси – упрямая, неуступчивая, колючая – никогда бы не изменила своего решения, тем более по отношению к нему. Йейл знал ее очень хорошо, несмотря на длительный разрыв. Лекси не бросала слов на ветер, она никогда не попросила бы прощения у него, человека, который когда-то так обошелся с ней.
«Но она любит Эммета, – подумал он, – а не меня».
– Йейл? – В ее голосе слышалось смущение.
Возможно, Лекси любила Эммета, но сейчас рядом с ней был Йейл, и она нуждалась в нем.
Он обернулся.
Лекси казалась такой беззащитной в этом огромном сером свитере, в широких джинсах, с копной темных растрепанных волос. Она прижимала дочь к груди, словно желая защитить ее и себя от новой боли…
Тяжело вздохнув, Йейл подошел к ней.
Лицо Лекси выразило облегчение.
– Я не хочу обсуждать то, что произошло между нами или у тебя с Эмметом. К тому же ты едва ли расскажешь мне это, – сказала она довольно резко, и Йейл с грустью подумал, что Лекси никогда не изменится.
Она может стать более зрелой, научиться сдерживать себя, даже немного уступать… но ничего не забудет и не простит. Это Йейл знал твердо.
– Я хочу… узнать, кто убил Эммета. Надеюсь, я буду тебе полезна.
– Ты догадываешься, что произошло с ним?
– Нет. Мне известно только одно, что запертый ящик Эммета, хранившийся в моей квартире, исчез. Кто-то взял его.
– Может, он сам.
– Зачем ему это? Сначала мне показалось странным, что он перевез все свои вещи в мою квартиру. Он и раньше держал у меня кое-что из одежды, зубную щетку, расческу… но все остальное хранил у себя.
– Как ты считаешь, почему?
Лекси грустно улыбнулась.
– Он хотел сохранять дистанцию. Конечно, Эммет в основном жил у меня, но всегда имел повод через день-другой уехать к себе за вещами. Так он сохранял свободу.
Йейл кивнул, несколько удивленный тем, что Лекси понимала и даже принимала условия игры, устанавливаемые человеком, которого любила. Однако по размышлении удивление прошло.
– Если Эммет не хотел держать свои вещи у тебя, почему он внезапно передумал?
Она печально усмехнулась.
– Конечно, не потому, что собирался окончательно перебраться ко мне.
– Ты поняла это тогда?
– Нет, я надеялась, что с появлением ребенка он будет проводить у меня больше времени. Эммет сам это сказал… и я поверила ему. Как дура.
– Ты не дура, Лекси.
Ему хотелось коснуться Лекси, убедить ее не раскаиваться в том, что она верила любимому, не терять и впредь способность любить, верить…
Но как отреагировала бы она на ласковое прикосновение, слова ободрения, произнесенные им?
Кому-кому, а Йейлу Брадигану у нее не было оснований доверять.
Поэтому он подавил свое импульсивное желание и сохранил дистанцию между ними.
– Мне легче было верить ему, – призналась она. – Ведь я вынашивала его ребенка и надеялась, что Эммет станет не только отцом малыша, но и его папой.
Йейл понял ее.
Отец – биологическая категория.
Папа – тот, кто всегда рядом. Он поправляет ночью одеяло, проверяет, нет ли в чулане привидений, носит ребенка на руках, покупает подарки, заставляет выносить мусор и убирать кровать, учит играть в бейсбол и завязывать галстук.
Папа.
Йейл всегда хотел иметь папу.
Тревор Брадиган был его отцом и умер прежде, чем его сыновья осознали, чего им недоставало даже при его жизни.
Точно так же Эмма Роза потеряла Эммета, не успевшего проявить себя ни в отцовстве, ни в чем другом.
– Во всяком случае, – продолжила Лекси, устало опустив плечи, – думаю, Эммет оставил эти коробки у меня, опасаясь, как бы кто-то другой не обнаружил их.
– Значит, по-твоему, теперь это и произошло?
– Несомненно, в мою квартиру проникли, пока я была в больнице, и украли ящик. Это могло произойти и после нашего переезда сюда. Коробки Эммета лежали в камере хранения, когда мы с дочкой жили у родителей.
Она обвела взглядом гостиную, посмотрела на закрытые окна, за которыми сгущались сумерки.
– И ты боишься, – сказал Йейл, наблюдая за ней.
– Конечно. Я живу здесь одна с ребенком и не хочу думать, что какой-то гнусный тип наведывался сюда в мое отсутствие… или даже при мне.
Йейл подошел к двойному окну над диваном и обследовал его.
– Запор сломан, – заметил он.
– Ну и что? Большая часть окон не запирается.
– А задняя дверь? Она здесь есть?
– На кухне. Я никогда ею не пользуюсь. Она заперта.
– Там есть цепочка?
– Нет. И на парадной двери тоже.
– Ты не можешь здесь оставаться.
– О чем ты говоришь? Где же еще мне быть? Это мое жилье.
– Находиться здесь опасно. Сумасшедший, убивший моего брата, все еще на свободе. Ты его… Нет, она не вдова Эммета, боявшаяся всяких уз. – Эмма Роза – его дочь. Вдруг убийца придет за ней?
Увидев ужас в глазах Лекси, Йейл пожалел о своих словах.
– Она еще кроха, – прошептала побледневшая Лекси. – Неужели ты думаешь, что кто-то…
– А ты? – спросил Йейл, опять преодолевая желание подойти к ней. – Ты была с Эмметом не один год. Вдруг убийца решит прийти за тобой?
– Я не связана с той стороной жизни Эммета, которая могла быть опасной или противозаконной, Йейл.
– Ты знаешь это, и я тоже. Уверен, чем бы ни занимался мой брат, ты не причастна к этому. Однако кто-то проник в квартиру и украл запертый ящик Эммета. Тебе нельзя тут находиться.
– Это могло произойти не здесь, а в моей городской квартире.
– Но сейчас тебе угрожает опасность именно здесь. Убийце достаточно подкрасться к дому ночью, когда никто не увидит его с дороги, и поднять одно из окон. Он без труда проникнет внутрь.
– Зачем ему залезать в окно? Я редко запирала двери, Йейл, ибо всегда считала Кэдис-Лендинг безопасным местом.
– Ты в своем уме? Сейчас нет безопасных мест.
Лекси промолчала, но Йейл понял, что она обдумывает его слова, ибо лицо ее выражало панику.
Лекси погладила волосы дочери, заснувшей у нее на плече. Йейл слышал тихое посапывание племянницы, трогавшее его до глубины души.
– Тебе нельзя здесь оставаться, – повторил он.
– Но… куда же нам отправиться?
– Поедешь ко мне? – неожиданно спросил Йейл и тотчас пожалел об этом.
Он не мог привезти в свою квартиру на Пятой авеню Лекси и Эмму Розу. Как объяснить это Джастин? Лекси и ребенок не должны встречаться с ней… или, не дай Бог, с ее отцом. Нельзя допустить, чтобы Франко ди Пьерро заподозрил, что он все еще любит Лекси.
Это правда, понял Йейл. Он любит ее. Не может подвергать Лекси опасности… даже если она никогда не будет принадлежать ему.
– Я не поеду к тебе, – тихо, но решительно заявила она. – Это исключено.
Йейл не испытал облегчения, хотя ее отказ спас его от последствий совершенной им ошибки. Напротив, он ощутил раздражение, возмущенный позицией Лекси. Йейл не стал уговаривать ее… но все же невольно спросил:
– Почему?
– Я не собираюсь перевозить девочку и все ее вещи в твою холостяцкую квартиру. Мы можем пожить у родителей.
– Ты говоришь не слишком уверенно. – От него не укрылись ее сомнения.
– Да, мне не хочется беспокоить их, – ответила она. – Моя мать серьезно больна.
– Знаю.
– Откуда? – удивилась Лекси.
– Твои родители были на похоронах, я разговаривал с ними. Твоя мать выглядела… не очень хорошо.
Он вспомнил болезненно-истощенную Кэтлин Синклер. Казалось, что она мерзнет даже в теплый мартовский день.
– Значит, ты понимаешь, что она в плохом состоянии и отец тревожится за нее.
Он кивнул.
– К тому же летом отец потерял работу. Он пытается что-то найти, но пока ему не удается. Пособий не хватает на жизнь, медицинские счета матери очень велики. У родителей полно проблем, и не дай Бог, чтобы они узнали о грозящей нам опасности.
– Ты права.
– Лучше уж починить замки на окнах…
– Я помогу тебе с этим, – сказал он.
– Поможешь?
– Конечно!
– Я не хотела… Йейл, твое предложение меня трогает, но ты никогда… не умел ничего ремонтировать.
Это замечание рассердило Йейла, но он знал, что Лекси права.
– Я сделаю этот дом более безопасным, – решительно заявил он. – Чтобы установить оконный замок, не нужно быть Нормом Эйбрамом.
– Нормом Эйбрамом? Искусным плотником из «Этого старого дома»? Неужели ты смотришь эту передачу? – удивилась Лекси.
– Она мне нравится, – признался он.
– Просто… Эммет тоже любил «Этот старый дом». Смотрел когда мог. – Ее глаза затуманились. – Он хотел когда-нибудь купить большой старый дом, научиться делать ремонт и превратить его в волшебный замок.
– Эммет собирался жить там с тобой и ребенком?
– Едва ли. Мечтая о будущем, Эммет думал только о себе. – Она посмотрела на часы. – Уже шестой час. Нам надо в хозяйственный магазин?
– Да, поскольку я хочу починить тебе окна.
– Тогда едем. В субботу магазины закрываются рано.
Он посмотрел на девочку, безмятежно спавшую на руках у Лекси.
– Хорошо, едем. – Йейл изо всех сил старался скрыть тревогу за малышку… и за ее красивую мать.


Мередит Макфи посмотрела на телефон и нахмурилась. Из трубки доносились гудки.
Только гудки. Странно, ведь Йейл, уходя из дома, никогда не забывал включить автоответчик.
Она задумчиво положила сотовый телефон на полированный кофейный столик. Куда же он делся?
Вчера вечером, покидая гостиничный номер после весьма неудовлетворительного секса, Йейл сказал Мередит, что будет до ночи работать дома.
– Джастин? – ядовито спросила она, вытянувшись на кровати.
– Нет. – Он даже не посмотрел на обнаженное тело Мередит. – У нее сегодня какое-то светское мероприятие.
Она обрадовалась, хотя и знала, что Йейл не любит свою невесту. Способен ли он вообще кого-то любить? – спросила она себя. Когда-то – и это было замечательно! – Мередит думала, что он питает к ней глубокие чувства. Верила, что, если бы не трудности и обязательства перед другими людьми, она и Йейл соединились бы.
Но в последнее время Мередит начала подозревать, что обманывала себя. Этим летом она предложила сопровождать Йейла в Европу, хотя не представляла, как это сделать, не вызвав подозрений у Расселла. Но Йейл тотчас отверг ее идею, сказав, что хочет побыть один после смерти брата.
Вчера вечером она предложила:
– Поскольку Джастин завтра занята, Йейл, я могла бы прийти и составить тебе компанию. Расселл должен произнести какую-то речь на обеде, посвященном борьбе с неграмотностью. – Потом лукаво добавила: – Буду рада исполнить любое твое желание, дорогой.
– Ты не можешь прийти ко мне, Мередит. Это слишком опасно.
– Ты знаешь, дорогой, я люблю рисковать и полагала, что ты тоже это любишь.
Он усмехнулся, взял кейс и торопливо ушел.
«Может, Йейл решил отправиться в галерею и поработать там, а не дома?» – подумала она. Вскоре Мередит снова набрала номер и услышала голос автоответчика. Возможно, он говорит по другой линии с клиентом, хотя это маловероятно в восемь часов в субботний вечер. Будь Йейл в галерее, он снял бы трубку. Преданный своему бизнесу, он не оставил бы звонок без внимания – вдруг кто-то хочет купить картину? Значит… Его нет ни в галерее, ни дома. Где же он?
«Возможно, у Джастин изменились планы, и сейчас они где-то обедают», – ревниво подумала Мередит.
Или Йейл пошел обедать один? Сомнительно. Тогда он позвонил бы ей.
Нет, он не совершил бы такой глупости, не стал бы злить ее. Йейл слишком расчетлив, чтобы не понимать, чем грозит ему гнев Мередит.
Она бросила телефон на алое сиденье дивана и обвела беспокойным взглядом кабинет. Из двенадцати комнат двухэтажной квартиры на Парк-авеню эта была самой просторной и одновременно уютной.
Мередит сама обставляла ее, а все другие – Линет, сестра Расселла, театральная художница, создавшая декорации для двух нью-йоркских «мыльных опер».
Поэтому остальные комнаты в резиденции Макфи были ультрасовременными, состояли из углов и прямых линий, стекла и мрамора, кожи и металла, черных и белых тонов. Но кабинету придавали уют мягкая мебель и теплые цвета интерьера, представленные разнообразными оттенками красного тона – от бледных роз персидского ковра до темно-бордовых корешков старинных книг на встроенных полках у камина.
По иронии судьбы Мередит более всего любила в этой комнате выбранную Расселлом картину, висевшую над камином.
Это произведение современного искусства казалось здесь неуместным – во всяком случае, в эстетическом отношении. Художник назвал свое полотно, написанное маслом в серо-голубых тонах, «Небо». Рассел считал это шедевром Девина Трембли, корифея поп-арта шестидесятых годов, умершего от передозировки героина.
Линет, увидев полотно в кабинете, спросила Мередит:
– Почему ты повесила его здесь? Оно не сочетается с цветовой гаммой.
– Правда? По-моему, совсем напротив, – невозмутимо возразила она.
Расселл обвел удивленным взглядом комнату, как всегда поглощенный своими делами. Если его и заинтриговало, что Мередит внезапно оценила картину, которую прежде не выносила, он ничем не выдал этого.
Сейчас полотно висело над камином в комнате, облюбованной Мередит. Расселл появлялся здесь, лишь готовясь к процессу, чтобы заглянуть в какую-нибудь старую юридическую книгу. Однако большую часть профессиональной литературы он хранил в офисе, последнее время редко бывал дома и еще реже вторгался в любимое убежище Мередит. Она подозревала, что его день наполнен не только работой и выполнением обязанностей одного из учредителей Фонда по борьбе с безграмотностью.
Вероятно, Расселл завел какую-то… интрижку.
Мередит радовалась этому, ибо это давало ей возможность лежать в одиночестве на бархатном диване, радоваться жизни и любоваться картиной, которую муж подарил ей на день рождения три года назад.
Расселл купил это полотно у того, кто когда-то был – и будет вновь – любовником его жены.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Превратности любви - Ланзони Фабио

Разделы:
БлагодарностьПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

Ваши комментарии
к роману Превратности любви - Ланзони Фабио



ГГ спала с обоими братья и не может их различить. Бред.Братья-эгоистичные козлы.Роман не понравился.
Превратности любви - Ланзони Фабионаталья
6.02.2011, 2.50





такой бредятины в жизни не читала.ужасный роман..не о чем
Превратности любви - Ланзони Фабиоирина
5.07.2011, 20.30





скучно
Превратности любви - Ланзони Фабионэлл
14.07.2012, 4.59





Братья ,что под копирку сделаны ? Спать с двумя ,знать их более десяти лет и не определить кто есть кто ? Тупизм какой-то!!!!!
Превратности любви - Ланзони Фабионатали
15.02.2013, 3.52





Какая чепуха и бредятина. Героиня немного туповата, все никак не могла догадаться с кем из братьев спит
Превратности любви - Ланзони ФабиоНатали
15.02.2013, 12.16





Роман на один раз. Из 10 баллов - 6, и то только благодаря тому, что есть какая-то интрига. Поверхностный и какой-то путаный. :( (((((((((((((((((((((( Можно почитать (через строчку) ради разнообразия, когда надоедят рыцари и ковбои)))))))))))))))
Превратности любви - Ланзони ФабиоАдриана
1.07.2013, 20.42





Дерьмо редкое
Превратности любви - Ланзони ФабиоНата
26.08.2013, 15.01





странный роман скучный и нудный
Превратности любви - Ланзони ФабиоМАРИЯ
24.10.2013, 12.08





Автор явно перемудрил и с тайнами, и с любовными интригами, и с отношениями и с героями: 4/10.
Превратности любви - Ланзони Фабиоязвочка
20.11.2013, 18.42





Редкостная бредятина.
Превратности любви - Ланзони ФабиоФрекен Бок
14.10.2014, 19.45





Бред в конце,зачем автор сделал так что один брат оказался другим , я читала с уверенностью что это йейн а не эммет , героиня его признала, что это он , неужели не различила их. Если в книге описывали что братья разные и особенно в сексе, странно что автор ерунду в конце придумал .
Превратности любви - Ланзони ФабиоЕвгения
2.09.2016, 19.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100