Читать онлайн Слово джентльмена, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слово джентльмена - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.9 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слово джентльмена - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слово джентльмена - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Слово джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

Я надеюсь увидеть мир в твоем лице, а в сердце твоем – тепло и утешение.
Элизабет Лавенца
(М. Шелли «Франкенштейн»)
– Хорошо еще, что они успели уехать прежде, чем их выдворили из дома, – раздался из кабинета генерала голос Джеффри Ньюкома.
Люсинда стояла по другую сторону двери и напряженно прислушивалась. Джеффри, должно быть, приехал сразу после завтрака, чтобы рассказать генералу новости о Карроуэях. С замиранием сердца она ждала, когда речь пойдет о ней.
Наконец из кабинета донесся голос отца:
– Конечно, они сейчас чувствуют себя не лучшим образом, но ведь пока еще никто официально не обвинен…
– Именно – «пока еще»! – парировал Джеффри. – Я не хотел бы распространять сплетни, но думаю, что серьезный разговор с Люсиндой будет полезен. Она настаивала на том, чтобы мы подошли и поздоровались с подозрительным семейством, а затем пошла танцевать с Робертом. Конечно, я понимаю ее чувства, но ведь этим поступком она никому не помогла, скорее наоборот – поставила себя в довольно двусмысленное положение. Я попытался ее предупредить, но Люсинда не только не прислушалась к моим словам, а даже вроде бы обиделась и была явно недовольна моим вмешательством!
Стоя по другую сторону двери, Люсинда отчетливо представляла себе хмурое выражение лица генерала и нервное постукивание пальцев по столу.
– Разумеется, упрямством она в свою мамашу, – проворчал Баррет, – но при этом достаточно логична в поступках. Уверен, что моя дочь отлично понимает вашу озабоченность. Я заметил, что она охотно извиняется, если чувствует свою неправоту…
– Скорее здесь работает обычный здравый смысл.
– А теперь, может быть, вы расскажете мне о ваших собственных чувствах, мой мальчик? – донесся до Люсинды несколько смягчившийся голос генерала.
Джеффри закашлялся, выдержал короткую паузу и произнес:
– Думаю, вам они давно известны, генерал. Ваша дочь очаровательна, и мне кажется, что я ей начинаю все больше нравиться.
– Полагаю, ваше предложение, если оно последует, будет воспринято ею очень даже благосклонно…
– Вы в этом уверены?
– Уверен.
– Тогда я бы осмелился просить у вас руки вашей дочери!
Люсинда почувствовала, что у нее подгибаются колени. Безусловно, она ожидала именно этого; но голос Джеффри прозвучал так холодно, что нельзя было не понять: он делал чисто деловое предложение, а никак не предложение руки и сердца. И обратился он не к ней, а к ее отцу, расположением которого очень дорожил опять-таки из чисто карьерных соображений.
Прежде чем ответить, генерал выдержал довольно длительную паузу.
– Думаю, в сложившихся обстоятельствах было бы не совсем уместно объявлять о вашем обручении. Придется выждать, пока уляжется весь этот скандальчик. Понимаете, на церемонии обручения и на свадьбе будут присутствовать члены семейства Карроуэй – ее самые близкие друзья, следовательно…
– Конечно-конечно! Но когда все успокоится, могу я рассчитывать на ваше согласие, естественно, при условии, что сперва получу таковое от самой Люсинды?
– Разумеется, можете, друг мой!
– А как в отношении моего назначения в Индию?
– О, об этом не беспокойтесь. Я имею немалое влияние в здешних высших кругах, и добиться вашего назначения на достаточно высокий военный пост в Дели мне будет не так уж трудно. А там уж сами договаривайтесь с Люсиндой, захочет ли она остаться здесь или поедет с вами.
– Спасибо! Огромное спасибо! «Скандальчик?» – изумилась Люсинда.
Так вот как ее отец оценивает длившееся почти год издевательство над Робертом в Шато-Паньон! Ничего себе скандальчик!
– Значит, вопрос решен, сэр? – снова донесся из-за двери голос Джеффри.
– Будем считать, что решен.
– Надеюсь, сэр, ваша дочь сейчас спустится к нам?
– Думаю, через пару-другую минут она уже будет здесь. А пока… Скажите, у вас была возможность ознакомиться со второй главой моих записок?
– Я только что прочитал ее, и мне понравилось. Вы очень точно и красочно сумели отобразить чудовищный хаос во время марша на Сьюдад-Родриго…
– Не надо лести, мой дорогой, ведь я уже согласился выдать за вас мою дочь!
– Но я говорю совершенно серьезно. Разрешите мне вернуть вам эту главу и заняться следующей?
– Ну конечно. Вот только вам придется забрать следующую главу в Хорсгардзе, где ее читает генерал Бронлин. Сегодня к вечеру он, вероятно, уже закончит знакомство с ней, если только в ходе расследования не обнаружатся какие-нибудь новые факты.
– Вы узнали что-то еще?
– Пока ничего нового. Помимо тщательного досмотра всех кораблей, отплывающих на континент, мы установили с сегодняшнего утра строгое наблюдение за Робертом Карроуэем на случай, если он захочет передать кому-нибудь похищенные бумаги или сам отправится с ними через Ла-Манш.
При этих словах отца Люсинда побледнела. Ей даже в голову не приходило, что кто-то может следить за Робертом. О небеса! А что, если они следовали за ним по пятам уже позапрошлой ночью? Правда, генерал упомянул сегодняшнее утро, но как знать, когда в действительности было отдано подобное распоряжение…
Ей надо было срочно предупредить Роберта, но теперь сделать это стало гораздо труднее. За ним следят! Возможно, что и среди домашней челяди тоже появились шпионы, а значит, необходимо соблюдать предельную осторожность.
Люсинда выпрямилась, открыла дверь и вошла в кабинет.
– Доброе утро, па… Ах, лорд Ньюком, вы уже здесь! Я никак не ожидала увидеть вас сегодня в отцовском кабинете так рано…
Джеффри встал, держа в руках букет маргариток.
– Это вам, дорогая! – Он протянул цветы Люсинде и многозначительно улыбнулся. – Мне показалось, что роз у вас уже и так слишком много.
– Благодарю вас! – ответила Люсинда и сделала легкий реверанс.
– Хотел вас спросить: не согласились бы вы совершить вместе со мной небольшую верховую прогулку?
– Надеюсь, вы поймете меня правильно, Джеффри, но я сегодня чувствую себя не очень хорошо. Кроме того, мне надо обязательно написать письмо. Если позволите, именно этим я сейчас и займусь.
– Люсинда, – строго сказал Баррет, поднимаясь из-за стола. – Вовсе не обязательно грубить гостю!
– Разве я сказала что-то не так? О, простите меня! Я только хотела объяснить, что в последнее время лишена возможности видеться со многими своими друзьями, а потому решила извиниться перед ними через Джорджиану. Не вижу в этом ничего грубого!
– Как ты могла лишиться такой возможности, если только вчера говорила с каждым из них целый вечер?
Люсинда резко повернулась к Джеффри:
– Скажите мне, мистер Ньюком, вы собираете всякого рода россказни обо всех или только обо мне?
– Люсинда! – повысил голос генерал.
Джеффри удивленно посмотрел на нее:
– Я свято блюду ваши интересы и никогда не позволил бы себе сказать хоть что-либо дурное о вас, и вы это отлично знаете!
– Лучше скажите, что свято блюдете лишь свои собственные интересы, – это будет по крайней мере честно. – Люсинда помолчала несколько мгновений, глубоко вздохнула и холодно прибавила: – Извините, но я действительно с утра плохо себя чувствую, поэтому мне сейчас лучше уйти к себе и отдохнуть.
Джеффри взял Люсинду за руку и долго смотрел ей в глаза.
– Пожалуйста, скажите мне, что мы остаемся друзьями! – прошептал он.
– Конечно, остаемся, – через силу ответила она. – Но сегодняшнее утро я должна посвятить себе.
Генерал поднялся из-за стола, намереваясь проводить Джеффри, и, взглянув ему в лицо, Люсинда поняла, что ее неожиданный уход сильно расстроит отца. Да, она вела себя просто ужасно, тем более что Джеффри всего лишь рассказал Баррету то, что знали уже почти все. Ее резкая выходка была ненужной и несправедливой.
Когда Джеффри вышел из кабинета, генерал опустился в кресло за рабочим столом.
– Итак, вчера ты танцевала с Робертом Карроуэем! – тоном судебного обвинителя произнес он.
– Роберт меня об этом попросил, и я не смогла ему отказать.
– Но я ведь предупреждал…
– Извини, папа, я не так уж легко выбираю себе друзей и тем более не хочу их терять из-за каких-то глупых слухов!
Баррет строго посмотрел в глаза дочери, но она твердо выдержала его взгляд. Как долго они сидели молча, глядя в глаза друг другу, Люсинда не могла бы сказать, но вдруг дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился Боллоу:
– Вам оставили записку, сэр!
– Дайте ее сюда, – не оборачиваясь, произнес генерал.
Дворецкий отдал записку и исчез, плотно закрыв за собой дверь.
Баррет пробежал глазами несколько строк, написанных на квадратном листке бумаги, и сразу сделался мрачнее тучи. У Люсинды защемило сердце.
– Что-то неприятное? – спросила она.
Генерал бросил записку на стол и привстал, упершись в него обеими руками, подобно тигру, приготовившемуся к прыжку.
– Твоего «друга» видели вчера ночью у стен Хорсгардза!
– Здесь какая-то ошибка.
– Часовые долго следили за ним и представили подробное описание внешности лазутчика. Он приехал туда вместе с сообщником верхом примерно в половине двенадцатого. Они обошли вокруг здания, что-то высматривая, и скрылись.
Мысль Люсинды бешено заработала. Нужно было без промедления дать отцу ответ, который не выглядел бы смешным.
– И конечно, часовые, а за ними и ты готовы обвинить Роберта в намерении проникнуть внутрь! – с деланной усмешкой ответила она. – А если Роберт просто хотел осмотреть здание, которого раньше не видел – ведь его построили не так уж давно?
– Или же проверить, остались ли наши охранники такими же расхлябанными, какими показали себя на прошлой неделе? Честно говоря, я в этом не сомневаюсь! – Баррет поднялся из-за стола и раздраженно бросил: – Надеюсь, мне не надо еще раз повторять тебе о необходимости держаться подальше от этого семейства?
Люсинду так и подмывало признаться отцу в том, что Роберт уже провел ночь в ее постели, но она сдержалась и лишь утвердительно кивнула:
– Слушаюсь, папа!
– Ты куда собралась?
– К себе. Хочу немного почитать, а потом поеду к леди Сент-Обин – она пригласила меня на обед. Не беспокойся, Джорджианы там не будет!
– Когда вся эта гнусная история с похищением бумаг закончится и преступник будет наказан, ты сама поймешь, насколько важно было нам установить истину. С сегодняшнего дня все корабли, отплывающие на континент, подлежат самого тщательному досмотру. И если эти бумаги уже в пути, мы обязательно их обнаружим и схватим похитителя!
– Не сомневаюсь, что так оно и будет, – кивнула Люсинда.
– А ты пока извинись перед Джеффри. Он так старается угодить тебе, а в ответ получает подобное хамство. Нехорошо!
– Ладно уж, так и быть!
– Я хотел бы, чтобы ты поняла: Джеффри Ньюком куда более порядочный и благородный человек, нежели этот Роберт Карроуэй! Даже если не принимать в расчет уголовную историю с кражей бумаг, в чем он, возможно, и невиновен, Роберт тебе не пара. Ньюком добр, красив, пользуется успехом в обществе, и, кроме того, его ждет блестящая карьера. А Роберт – давай говорить прямо – двух слов связать не может. Насколько я понимаю, никакой мало-мальски приличной карьеры в будущем он сделать не сможет.
Люсинда с трудом сдерживала слезы.
– Спасибо, папа! Спасибо за то, что честно высказал свое мнение. Тем более что ты первым заявил о возможной виновности Роберта.
Она выскочила из кабинета и бросилась в свою спальную. Разлад с отцом, с которым они всегда жили дружно до самого последнего времени, просто убивал Люсинду. Но еще больше ее терзало сознание того, что она не может не думать о Роберте, в то время когда буквально все твердят о Джеффри Ньюкоме как об идеальном для нее муже. И уж совсем несправедливым ей представлялось мнение тех, кто вовсе не знал ни Роберта, ни его печальной и трагической судьбы.
Весь следующий час Люсинда быстрым шагом ходила по комнате из угла в угол. Затем она вызвала горничную, чтобы та помогла ей одеться к обеду.
Когда Люсинда подъехала к дому Сент-Обинов, у парадной лестницы ее встретила Эвелин.
– Люси! Хорошо, что ты застала меня, – я собираюсь поехать на Бонд-стрит, чтобы купить себе новую шляпу. Хочешь, поедем вместе?
Люсинда решила, что имеет смысл воспользоваться предложением подруги и для начала обрадовать ее своим намерением приехать чуть позже вместе с Робертом, а затем остаться на обед. Услышав это, Эвелин на минуту застыла на месте:
– Серьезно?
– Совершенно серьезно!
– Видимо, для этого у тебя есть особые причины?
Люсинда посмотрела на дворецкого Дженсена, стоявшего около двери, и Эвелин перехватила этот взгляд.
– Дженсен, попроси, пожалуйста, миссис Дулей приготовить несколько сандвичей со свежими огурцами и принести пару бутылок лимонада, – приказала она мажордому.
Когда Дженсен отправился выполнять приказание, Эвелин схватила Люсинду за руку и почти силой втащила ее в утреннюю гостиную для завтраков.
– Послушай-ка, мисс Баррет, может быть, ты все-таки объяснишь мне, что происходит? Вчера на балу ты выглядела совершенно убитой, а теперь огорошила меня заявлением о том, что собираешься приехать к нам на обед вместе с Робертом. Как все это понимать?
– Сент дома? – спросила Люсинда вместо ответа.
– В конюшне.
– Гм-м… У него сегодня тоже может быть нежданный гость.
– У него? Да, это вполне возможно…
Вошел ливрейный слуга и поставил на стол поднос с чаем. Эвелин налила себе и Люсинде по чашке ароматного напитка и знаком пригласила подругу присесть рядом с ней.
– Люсинда, – начала она, – тебя, возможно, удивит, если я скажу, что могу хранить чужие тайны лучше всех наших знакомых…
– Серьезно? Но что это имеет общего с…
– Сейчас все объясню! Помнишь, как в самом начале года, когда я начала давать уроки Сенту, он неожиданно исчез, приведя в панику всех родственников?
– Ну, помню.
– Так вот знай: он тогда никуда не исчезал, это я его похитила!
– Что?
– То, что слышала!
– Не понимаю. Объясни, наконец!
– Как-то раз мы с ним здорово поспорили. Сент объявил, что порвет к чертовой матери проект спасения местного дома для сирот, над которым я долго работала. Тогда я заперла его в винном погребе и держала там целую неделю.
От изумления огромные глаза Люсинды округлились и сделались еще больше. Она никак не ожидала подобного поступка от своей подруги, которую они с Джорджианой всегда считали самой робкой из них троих.
– И это… подействовало? – недоверчиво спросила она.
– Еще как! К концу недели Сент принялся убеждать меня через закрытую дверь, что передумал. Так что можешь смело положиться на меня и целиком мне доверять.
– Я…
В этот момент дверь отворилась и в гостиной появились Сент и Роберт.
– Доброе утро, Люсинда!
Сент добавил еще что-то, но Люсинда уже не слышала слов маркиза. Глаза ее были прикованы к Роберту.
– Эвелин, ты уже попросила приготовить для нас сандвичи? – спросил маркиз у жены.
– Да, разумеется.
– Когда ожидается приезд гостей?
– К обеду, я полагаю.
– Привет, Роберт! – пересилив смущение, улыбнулась Люсинда. – Извини, но я забыла предупредить заранее Сента и Эвелин о том, что мы собираемся к ним сегодня, поэтому и приехала немного раньше!
– Не важно! – заметил Сент. – Главное, что вы оба уже здесь.
Роберт кивнул и опустился на стул рядом с Люсиндой. В отличие от нее он выглядел изрядно невыспавшимся, и тем не менее в его голубых глазах можно было прочесть не только усталость. Люсинде показалось, что Роберт чем-то сильно встревожен. Ей вдруг стало не по себе. То, что она собиралась сообщить ему, могло только усилить его тревогу.
– Надеюсь, никто не следил за вами по дороге сюда? – спросила она, понизив голос.
– Кое-кто пытался. Двое. Думаю, это были полицейские агенты.
Люсинда побледнела.
– Я тоже их заметила – они шли за мной почти до самого дома. Теперь им нетрудно догадаться, что я здесь и уже с кем-то разговариваю. С кем? Да, конечно же, с Робертом Карроуэем!
Роберт осторожно взял руку Люсинды. Она хотела отдернуть ее, но почувствовала, как искра, сбежавшая с его пальцев, воспламенила все ее тело.
– Ты ошибаешься, Люсинда. Они уверены, что я уже на Пиккадилли.
– Вряд ли после вчерашней ночи.
– Почему ты так думаешь?
– Потому что сегодня утром мой отец получил записку из Хорсгардза: в ней сообщалось, что прошлой ночью тебя видели у его стен. С тобой был еще кто-то.
– Брэдшоу! – Роберт шумно вздохнул. – Я хотел осмотреть здание, чтобы выяснить, каким образом кто-то мог туда проникнуть и выкрасть документы, а Брэдшоу увязался за мной.
– Ты не должен был туда ходить, – раздался у них над головами голос Сента, бесцеремонно подвинувшего Эвелин и опустившегося на освободившийся конец тахты.
– Я не хотел никого подвергать риску, но Брэдшоу увидел, как я спускался в сад через окно, и мне ничего другого не оставалось, как только взять его с собой.
– Спускался через окно? – удивленно переспросил Сент. – Но зачем тебе понадобился подобный театр?
– Просто в столь позднее время я не хотел столкнуться в холле с кем-нибудь из домочадцев.
– Понятно. А теперь, коль скоро меня уже видели рядом с тобой вчера вечером и это может повредить моей репутации в обществе, я хотел бы задать тебе несколько вопросов, – тихо сказал Сент.
– Сейчас очень многие знают о моем деле больше, чем нужно, – проворчал Роберт. – Но каждый желает узнать еще что-нибудь!
– Неужели вы ждете, что…
– Это я виновата, а никак не Сент! – вмешалась в разговор Люсинда. – Если бы я не проговорилась отцу о том, что Роберт рассказал мне по секрету, никто бы не заподозрил его в этом преступлении, как не заподозрили, скажем, самого Веллингтона…
Роберт, казалось, хотел что-то ответить, но вместо этого вдруг встал, подошел к окну и выглянул в сад.
– Я не должен был никому ничего рассказывать, – проговорил он, стоя спиной к своим собеседникам.
Люсинда посмотрела на Эвелин и кивком головы указала на дверь. Было ясно, что Роберт не доверяет им и говорить все равно больше ничего не станет.
Эвелин откашлялась и встала:
– Пойду проверю, как там дела с обедом. Сент, накинь мне, пожалуйста, шаль на плечи. Ты тоже идешь?
– Позволь, я останусь здесь еще ненадолго.
– Нет, не позволю!
– Хотя бы на пять минут!
– Ни на минуту!
Сент закряхтел и покорно поплелся вслед за женой. Когда дверь за ними закрылась, Люсинда подошла к Роберту, продолжавшему сосредоточенно смотреть в окно.
– Я очень жалею, что мы посвятили Сента в наши дела! – расстроено сказала она.
Роберт повернулся, взял Люсинду обеими ладонями за виски и так крепко поцеловал в губы, что она чуть не упала в обморок.
– Напрасно ты решила, что виновата во всем! – прошептал он. – Это далеко не так. Все дело в моем поведении, в результате которого все случившееся оказалось неизбежным. Рано или поздно нечто подобное должно было случиться!
– Но, Роберт, ты вел себя безупречно! То, что тебе пришлось пережить, любого другого убило бы…
– Зато меня не убило, как видишь!
– Да, пока. Надеюсь, не убьет и впредь!
Губы Роберта изогнулись в еле заметной улыбке.
– С каждым днем я все больше уверен, что готов во всем с тобой согласиться. Но скажи мне, прав ли я был, когда прошлой ночью пошел вместе с Шоу к стенам Хорсгардза? Я хотел пробраться внутрь, чтобы найти комнату, где хранятся секретные документы, и просмотреть их, однако увидел только стены здания. И все же я считаю, что должен был туда пойти, хотя бы ради успокоения! Или я снова в который раз ошибаюсь?
– Надеюсь, что не ошибаешься.
– По крайней мере я приобрел некоторый визуальный опыт и теперь отчасти знаю, как проникнуть в штаб и как выйти оттуда.
– Но ты ошибаешься, если воображаешь, что тебе дадут там что-нибудь обнаружить, тем более просмотреть секретные бумаги. Видишь ли, я много раз бывала в этом здании, где без конца снуют солдаты, офицеры, штабные работники. Ночью же, как рассказывал отец, там на каждом углу стоит вооруженный часовой. Тебе не удалось остаться незамеченным даже во время беглого осмотра здания со стороны; мало того, твои приметы были точно определены охраной, и уже наутро генерал знал о твоих ночных похождениях. Так что задуманное тобой предприятие не может окончиться ничем, кроме ареста. Разве ты этого добиваешься?
– Скажи, служащие штаба и посетители этого учреждения как-то регистрируются при входе и выходе?
– Посетители записываются в книгу, которая лежит на столе при входе.
– Это уже что-то: просмотрев ее, можно узнать, кто и когда приходил в штаб. Останется только определить возможные цели посещения. Конечно, это будет нелегко сделать, но все же возможно – надо лишь отобрать тех, кто внушает подозрение.
– Не тешь себя ложной надеждой, Роберт! Начать с того, что просмотреть книгу прихода-ухода тебе не удастся – ее постоянно сторожат двое гвардейцев и выдают посетителям только по предъявлении ими документа, удостоверяющего личность. Кроме того, предварительно надо получить разрешение от руководства на проход в штаб; список лиц, имеющих его, также находится у охраны. Но и это еще не все. Неужели ты серьезно думаешь, что по росписи в книге или адресу посетителя можно определить, стоит его подозревать или нет?
Роберт повернулся к окну и долго стоял, не говоря ни слова. Люсинда отошла к столу, на котором стояла бутылка ликера, налила себе полную рюмку и выпила до дна. Потом она снова приблизилась к Роберту и положила ладонь на его плечо:
– Я много раз пыталась убедить отца, что ты никак не замешан в деле с кражей документов, но он даже не хочет меня слушать. Я добилась только того, что он обвинил меня в некорректном поведении по отношению к лорду Джеффри, которого я будто бы обидела, а заодно попросил меня не совать нос не в свое дело…
– Ты действительно не обижала лорда Джеффри? – спросил Роберт, упорно продолжая смотреть в окно.
– Я только не согласилась с его предложением держаться подальше от друзей, знакомство с которыми могло бы повредить его карьере.
– Что еще он сделал?
– На следующее утро пришел в кабинет генерала с букетом цветов, которые передал мне. Но у меня нет сомнений в том, что он ухаживает не за мной, а за Барретом и букет предназначался именно генералу!
– А что это были за цветы?
– После всего, что я рассказала, ты спрашиваешь о том, что это были за цветы?
Роберт некоторое время молча наблюдал, как Люсинда вышагивает из угла в угол, потом покачал головой и, взглянув на рюмку у нее в руках, сказал с усмешкой:
– Догадываюсь, что это были маргаритки.
– Почему ты так думаешь? – удивилась Люсинда.
– Джеффри справедливо заключил, что роз в саду генерала и без того достаточно. К тому же розы не всегда легко найти, а маргаритки продаются на каждом углу. Ну и…
– Что «и»?»
– К тому же они недорого стоят. Их можно купить всего за несколько центов.
– Интересно, а какие цветы ты бы мне подарил, если бы вдруг захотел?
– Лаванду.
Люсинда почувствовала, как сильно забилось ее сердце.
– Лаванду? – переспросила она. – Почему именно ее?
– Потому что цветы лаванды, насколько я успел заметить, относятся к твоим любимым, как, впрочем, и розы. Но к розам ты успела привыкнуть, так что остается именно лаванда.
– Когда же ты подметил, что цветок лаванды мой любимый?
– Просто я очень внимательно за тобой наблюдал все это время.
Люсинда закрыла глаза и уронила голову на грудь Роберта, и он сжал ее виски между ладонями и приник к ее губам…
– Джеффри тоже тебя целовал? – услышала она голос Роберта и тут же в двери гостиной показался Сент.
– Обед на столе! – объявил он, посмотрев на парочку с многозначительной усмешкой.
– Почему ты спросил меня об этом? – прошептала на ухо Роберту Люсинда, пока они спускались в холл.
– Потому что женщина, которая собирается выйти замуж за Ньюкома, должна как минимум привыкнуть к его поцелуям.
– Возможно, но я еще не уверена, что решусь на это… – пробормотала Люсинда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Слово джентльмена - Энок Сюзанна



Это очень посредственное продолжение "Неисправимого повесы, попытка шпионской линии очень слабая,как и чувственная, роман на один раз
Слово джентльмена - Энок СюзаннаItis
9.05.2013, 17.35





Согласна с предыдущим мнением. Книга для чтения перед сном - крепко усыпляет.
Слово джентльмена - Энок СюзаннаВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.54





Мне пока что нравится просто я только начала читать мне только не нравится что Роберт не появляется на баллах а его описывают в романе как безобидного суслика который сидит у себя в норе и не вылазит но ладно если не обращать на это внимание то в целом роман интересный =)
Слово джентльмена - Энок СюзаннаАнжелика ( человек романтики ) =)
30.05.2014, 18.20





Аннотация заинтересовала, но...сыро и скучно с первых строк.Слишком много героев, реплик, и никакого развития сюжетной линии.Оставила попытку осилить роман почти сразу же. Моя оценка 3/10
Слово джентльмена - Энок СюзаннаNatalia
31.05.2016, 11.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100