Читать онлайн Слово джентльмена, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слово джентльмена - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.9 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слово джентльмена - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слово джентльмена - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Слово джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Ты твердо решила жить, и я удовлетворен!
Чудовище
(М. Шелли «Франкенштейн»)
– Черт побери, о чем, интересно, ты думал? – напустился Тристан на Роберта, как только тот оказался рядом с ним. – Надо же пойти танцевать, и с кем!
– Я думал о том, как это у меня получится и получится ли вообще…
– Да, но в какое положение ты поставил Люсинду и ее отца! – присоединилась к мужу Джорджиана.
Посмотрев по очереди на них обоих, Роберт процедил сквозь зубы:
– Разумеется, вы правы. Но Люсинда сама захотела сегодня побыть со всеми, а наутро нанести визит лично тебе, Джорджи. Правда, я во время танца попросил ее этого не делать, поскольку генерал требует от своей дочери держаться от нас на расстоянии.
– Так ты сумел убедить ее?
– Думаю, да.
Тристан угрюмо посмотрел на брата:
– Это начинает меня раздражать!
– Интересно, когда мистер Хестерфилд предложит нам удалиться отсюда? – буркнул Брэдшоу.
– Меня еще никогда не выгоняли ни из какого дома! – забеспокоилась Джорджиана. – Но предвижу, что сегодня именно это и произойдет.
– А меня вот выгоняли! – ухмыльнулся Сент. – Поэтому я предлагаю не сопротивляться и не скандалить. Мой опыт подсказывает, что это не поможет.
У противоположной стены Джеффри снова приглашал Люсинду танцевать, а она отрицательно качала головой, видимо, отказываясь. Все же Роберт в душе пожелал ему успеха – ведь если Люсинда уже скомпрометировала себя, танцуя с предполагаемым преступником, это не могло не отразиться и на ее очередном кавалере. Танец с женщиной, запятнавшей свою репутацию подобным образом, не мог быть воспринят светом иначе нежели отрицательно…
Люсинда всем сердцем рвалась к Роберту. Ей хотелось быть рядом с ним, особенно в этот вечер, на котором Карроуэй – она это отлично понимала – чувствовал себя некомфортно.
Роберт, угадав ее состояние, тихо сказал Брэдшоу:
– Нам все же лучше уйти, пока нас не попросили!
– Что? – возмутился тот. – Уйти и тем самым дать всем этим мерзким клеветникам взять верх? Да ты с ума сошел! – Брэдшоу сложил руки на груди и обвел зал вызывающим взглядом: – Лично я не уйду отсюда до тех пор, пока не сверну кое-кому челюсть!
Роберт был поражен подобной поддержкой со стороны брата – за все время, пока тянулась вся эта гнусная история по подозрению его в воровстве и предательстве, никто из членов семьи ни словом, ни делом не пытался его защитить. Более того, его родственники сплошь и рядом прислушивались к распускаемым о Роберте мерзким слухам и сплетням, и всем своим видом каждый из них старался показать, что все случившееся с ним – это его личное дело и никак не затрагивает никого из остальных членов семьи. Единственное, что каждый из них все-таки делал, была борьба против слухов и клеветы, распространяемых по столице. И тем не менее никто из них пальцем о палец не ударил, чтобы попытаться найти настоящего преступника.
Мысль о том, что ему суждено умереть в тюремной камере, наполняла душу Роберта безысходным отчаянием. Нет уж, он ни на минуту не желает вновь оказаться за решеткой, где уже раз побывал!
Голос Джорджианы вернул его к действительности:
– Не волнуйся Роберт, мы не дадим им обвинить тебя в этом преступлении!
Роберт с трудом заставил себя улыбнуться:
– Вы несколько опоздали, дорогая! Разве вы не замечаете злобные, презрительные взгляды, устремленные уже не только на меня одного, но и на всех нас? Я лично больше не могу выносить этой очередной пытки!
– Тогда уедем отсюда поскорее! – прервал их разговор Тристан. – Тем более что у Хестерфилда такой вид, будто он вот-вот получит инфаркт.
«Вот и прекрасно!» – с облегчением подумал Роберт. Он уже получил то, зачем приехал сюда, – увидел Люсинду и даже потанцевал с ней. А главное, она сказала ему, кто первым услышал о Шато-Паньон, и еще кое-что важное для него. Но Роберт хотел знать больше, значительно больше – он должен был вычислить настоящего преступника и тем самым оправдать себя. Конечно, даже в обычных условиях это была бы задача не из легких, а теперь решить ее казалось почти невозможным. Тем более все надо было сделать очень быстро, пока сами разносящиеся все шире слухи не стали причиной его ареста.
– Роберт, – прервал его раздумья Эндрю, – так мы едем домой?
– Разумеется, едем!
Поднявшись к себе в спальню, Роберт настежь распахнул окно, присел около него и долго смотрел в сад. Он думал о том, что какие-нибудь год или два назад ему даже в голову не могло прийти, что его неприятности могут отразиться на семье и друзьях. И вот сейчас…
Джорджиана была на восьмом месяце беременности, ей требовался идеальный покой, а потому все семейство билось в истерике каждый раз, когда Роберт куда-то пропадал. Тристан уже несколько раз предупреждал его, чтобы он не исчезал, не сказав никому ни слова.
Роберт вздохнул, выдвинул ящик стола, вытащил листок бумаги и, написав на нем несколько строк, положил листок на кровать. Это была краткая информация о том, куда и когда он намеревался направиться сегодня. Теперь домочадцы по крайней мере уже не станут беспокоиться.
В дверь постучали.
– Войдите! – не без раздражения в голосе откликнулся Роберт.
В комнату вошел Шоу и сразу же накинулся на брата:
– Черт побери, может быть, ты объяснишь наконец свое поведение?
– Ты чем-то недоволен?
– Неужели ты считаешь, что танцы на балу с Люсиндой помогут тебе выглядеть невиновным? Этим ты добился лишь того, что скомпрометировал ее! Сколько раз мы предупреждали тебя…
– Я оставил вам всем записку о своих планах на сегодня, – спокойно ответил Роберт. – А что касается Люсинды, то она сама захотела пройтись со мной в туре вальса. Кстати, я попросил бы тебя говорить потише – стены здесь тонкие, и ты можешь разбудить Эдварда.
Шоу взял записку, пробежал ее глазами и швырнул назад на кровать.
– Собрался в Хорсгардз? Ну нет, уж туда ты точно не пойдешь!
– Почему же?
– Потому что это чистое безумие!
– Просто я хочу узнать, кого еще там подозревают в сочувствии Бонапарту и поддержке его возвращения в Париж, а заодно посмотреть, насколько легко преступник смог пробраться в этот штаб.
– И ты надеешься узнать все это там, где только и думают, как бы тебя изобличить? Да сам приход туда и расспросы укрепят подозрения в твоей виновности и станут подтверждением справедливости широко распространившихся по городу слухов! Неужели ты этого не понимаешь?
– Но я же не могу ничего делать, сидя здесь! – в отчаянии воскликнул Роберт. – И потом, как ты думаешь, Шоу, кого все они ищут? Да никого! А почему? Потому что они уже решили обвинить во всех смертных грехах некоего Роберта Карроуэя! Они бросят меня в тюрьму и на том успокоятся, потому что кругом все будут считать, будто преступник найден и наказан – именно благодаря их героическим усилиям! И ты хочешь, чтобы я спокойно ждал этого? Ну уж нет! Я намерен бороться и прошу по крайней мере мне не мешать. Это исключительно моя проблема, и только мне под силу ее решить!
– Это не только твоя проблема, Роберт! Ты сам сказал, что речь идет о слухах и сплетнях, а значит, касается всей нашей семьи. Так что предоставь право самой конной гвардии заняться тем и другим, а сам оставайся дома и наблюдай со стороны.
– Не могу, Шоу.
– Почему, черт побери?
– Потому что я уже и так потерял слишком много времени. Надо было с самого начала заняться этими делами, а не прятаться, и тогда все давно бы уже уладилось!
Брэдшоу присел на край кровати и с укором посмотрел на брата:
– За весь год ты сказал нам только несколько слов, из которых и сейчас мало что можно понять. Мы посчитали, что ты не желаешь нашей помощи, рассчитывая справиться самостоятельно, и не винили тебя за это.
– Что ж, спасибо! – Роберт судорожно глотнул.
– Подожди! – не унимался Шоу. – Должен сказать прямо: я не намерен позволять тебе впредь подвергать себя риску в угоду каким-то мерзким слухам и оговорам! Пойми, что если ты пойдешь в штаб, то там этот приход будет однозначно воспринят как подтверждение справедливости всего того, о чем болтают сейчас в городе!
С доводами Шоу трудно было не согласиться. Тем не менее Роберту претила сама мысль о том, что кто-то другой решает его судьбу, пока сам он сидит в бездействии дома. Может быть, в недавнем прошлом он бы и не переживал так, но теперь… Теперь в его душе вновь затеплилась надежда…
Роберт поднял голову, посмотрел в глаза Брэдшоу и с горечью произнес:
– Единственное, что у меня осталось, так это доброе имя!
– У тебя еще осталась жизнь! – покачал головой Шоу.
Тяжело вздохнув, Роберт откинулся на гору лежавших у изголовья подушек и тихо произнес:
– Видишь ли, в Шато-Паньон я понял, что существует огромная разница между понятиями «существовать» и «жить». А еще за последние несколько недель я пришел к выводу, что когда дышу, смотрю, хожу, то не живу, а существую. И что это уже продолжается слишком долго.
– И что же изменилось потом?
– Шоу, прошу меня не перебивать!
– Не буду. Просто ты никогда не говорил со мной на подобные темы.
– Положим. Но сейчас я открою тебе один свой очень важный секрет. Во мне действительно произошла радикальная перемена!
– Мы все это заметили, Роберт! Но почему так случилось?
– Это случилось благодаря… Люсинде Баррет.
– Что?! Люсинда Баррет? Да ведь она давно положила глаз на Джеффри Ньюкома!
– Знаю.
– Уж не влюбился ли ты в нее? Роберта даже передернуло от подобной фразы, ибо для него отношение к Люсинде было гораздо глубже, чем просто влюбленность.
– Нет, это далеко не так, – энергично запротестовал он. – Все гораздо серьезнее! Это… Даже не знаю, как тебе объяснить. Одним словом, это нечто такое, что вселило в меня надежду и желание именно жить, а не просто существовать.
– Пусть так! Но какое это все имеет отношение к твоему решению рискнуть пробраться в Хорсгардз?
– Я хочу просмотреть документы, связанные с моим арестом, и до конца узнать правду. Потом я это расскажу Люсинде и генералу Баррету, то есть тем, кто пока относится ко мне с подозрением. И не только им. Пойми же, сейчас на меня смотрят с жалостью и отвращением, а я хочу снова стать самим собой, хочу, чтобы меня уважали и любили!
– Но кто тебя пустит в штаб?
– Разумеется, никто; туда надо проникнуть тайком и лучше всего ночью!
– Вот как! И ты уверен, что тебе это удастся?
– Во всяком случае, я на это надеюсь.
Брэдшоу помолчал несколько мгновений, потом посмотрел в окно и решительно сказал:
– Тогда пойдем!
– Куда?
– В Хорсгардз.
– Нет! Я сам. Я уже сказал тебе, что все это мои проблемы и только я вправе их решать.
– Другими словами, ты намерен оставить меня здесь на растерзание Тристана, который станет добиваться от меня ответа, выясняя, куда ты на сей раз исчез?
Роберт вынужден был признать, что Брэдшоу прав. Кроме того, брат, возможно, сможет в чем-то ему помочь…
Чтобы случайно не наткнуться на кого-нибудь из домочадцев, они вылезли через окно, пригнувшись обошли дом и через несколько минут уже были около конюшен.
– Разбудим конюхов? – спросил Шоу.
– Не надо, пусть спят. Выведем лошадей во двор и там оседлаем.
Осторожно выведя из конюшни Толли и Зевса – молодого жеребца, недавно приобретенного Брэдшоу, они быстро оседлали коней и, стараясь не шуметь, выехали за ворота.
Около большого белого здания, где располагалась штаб-квартира конной гвардии, Роберт сделал брату знак остановиться. Спешившись, они крадучись подобрались поближе к зданию.
– Дальше, – прошептан Роберт, – нас может заметить охрана. Давай обойдем кругом: может быть, где-нибудь есть запасный выход – обычно там двери не запираются…
Они обошли вокруг белого здания, но запасного выхода так и не обнаружили. Скорее всего если бы он и существовал, то охранялся бы достаточно тщательно.
– Ну и что мы теперь будем делать?
– Попробуем попасть на второй этаж. Насколько мне известно, кабинеты расположены именно там.
– Сколько же их?
– Порядка тридцати.
– На все у нас, верно, и ночи не хватит!
– Нам надо найти тот, где хранятся оперативные документы.
– Но как подняться на второй этаж без лестницы? Мы не захватили даже веревки.
Роберт некоторое время стоял неподвижно.
– О чем ты думаешь? – нетерпеливо спросил его Брэдшоу.
– О бессмысленности того, что мы собираемся сделать. Это пустая трата времени. К тому же нам обоим грозит арест.
– И что же теперь?
– Видишь ли, тот, кто выкрал из штаба секретные бумаги, провел в этом здании немало времени. Даже если бы я знал, какие документы мне необходимы, то вряд ли смог бы достаточно быстро найти нужную комнату. К тому же документы непременно заперты в сейфе, а ключей от него у нас нет. Вскрывать сейф! Но ты же сам понимаешь, что это невозможно!
– И что нам остается?
– Уйти, пока нас не схватили. Делать здесь все равно больше нечего…
К счастью, никто так и не зашел в спальню Роберта, пока они с Шоу кружили вокруг здания конной гвардии.
Когда брат ушел, Роберт опустился в большое мягкое кресло, стоявшее около окна, и задумался. После пленения Бонапарта необходимость в содержании большой армии и в наборе новых резервистов значительно снизилась. Персонал Хорсгардза значительно уменьшился за счет сокращения части отделов и передачи их в ведение военного министерства Великобритании. Некоторые из них были отданы под склады или просто пустовали.
Теперь Роберту необходимо было узнать, кто имел доступ в штаб на прошлой неделе, и с помощью этого человек найти нужную комнату, где до последнего дня существования штаба в его прежнем виде сохранялись оперативные документы. Также необходимо было выяснить, каким путем можно незаметно туда проникнуть и выйти обратно.
Легче всего это можно было бы сделать через Люсинду, разумно ей все объяснив. Это облегчалось тем, что она сама выразила желание встретиться с ним в ближайшие дни и даже намекнула на то, что может кое в чем помочь.
Роберт прибавил свет в лампе и, раскрыв книгу, попробовал читать, но очень скоро понял, что просто пробегает строчки, не запоминая их. Перед его глазами неотступно стояли Люсинда и Джеффри. Не сам ли он толкнул ее в объятия Ньюкома? И теперь дело, видимо, уже зашло достаточно далеко – в свете стали серьезно поговаривать о том, что лорд намерен просить у генерала Баррета руки его дочери. Роберт подумал, что все, возможно, развивалось бы совершенно в другом направлении, если бы он с самого начала предложил себя в ученики Люсинды, а не в консультанты при подготовки уроков для Джеффри…
Роберт подумал и о том, что, возвратись он с войны героем, с массой рассказов и сказок о сражениях, в которых принимал или якобы принимал участие, и генерал Баррет отнесся бы к нему совершенно иначе.
Хотя Люсинда вселила в Роберта некоторую надежду, но после нескольких лет боли и душевных страданий эта надежда доставляла ему примерно такие же муки, какие причиняет солнечный свет узнику, проведшему долгие годы в кромешной тьме. Вместе с тем он не мог себе представить, как бы сложилась его жизнь без нее в море мерзких слухов и откровенной клеветы. Возможно, что сейчас он прятался бы где-нибудь в Шотландии в ожидании английской армии, которая непременно сумела бы его арестовать…
И тем не менее Роберт не мог не признать определенного прогресса в своих отношениях с окружающим миром. Одно время его не покидала мысль о самоубийстве, но с появлением в его жизни Люсинды он уже не думал об этом…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Слово джентльмена - Энок Сюзанна



Это очень посредственное продолжение "Неисправимого повесы, попытка шпионской линии очень слабая,как и чувственная, роман на один раз
Слово джентльмена - Энок СюзаннаItis
9.05.2013, 17.35





Согласна с предыдущим мнением. Книга для чтения перед сном - крепко усыпляет.
Слово джентльмена - Энок СюзаннаВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.54





Мне пока что нравится просто я только начала читать мне только не нравится что Роберт не появляется на баллах а его описывают в романе как безобидного суслика который сидит у себя в норе и не вылазит но ладно если не обращать на это внимание то в целом роман интересный =)
Слово джентльмена - Энок СюзаннаАнжелика ( человек романтики ) =)
30.05.2014, 18.20





Аннотация заинтересовала, но...сыро и скучно с первых строк.Слишком много героев, реплик, и никакого развития сюжетной линии.Оставила попытку осилить роман почти сразу же. Моя оценка 3/10
Слово джентльмена - Энок СюзаннаNatalia
31.05.2016, 11.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100