Читать онлайн Страсть за кадром, автора - Джойс Мэри, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страсть за кадром - Джойс Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страсть за кадром - Джойс Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страсть за кадром - Джойс Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Мэри

Страсть за кадром

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Ты действительно уверена? — спросила Лилиан.
Она попыталась собраться, но на ее лице были написаны все чувства относительно удивительного заявления Вретт.
— Больше, чем когда-либо, тетя Лилиан. Я знаю, что это наиболее правильный выбор для меня, — ответила Бретт; ее зеленые глаза блестели твердой уверенностью.
После разговора с Малколмом прошло пять месяцев и, хотя он никогда не возвращался к этому, она постоянно думала об этом. Она отдохнула в рождественские каникулы, катаясь на лыжах в Сан-Вэлли с тетей Лилиан и Лизи. С наступлением весны друзья Бретт развлекались, думая о нарядах и выпускном вечере, а она все время, остающееся от работы в мастерской, проводила в библиотеке, собирая информацию о Париже. Для усовершенствования своего французского языка она даже стала просматривать французские журналы мод.
До сих пор она никому не рассказывала о разговоре с Малколмом — даже Лизи. Действительно, единственным человеком, кому она выложила все, был практически незнакомец.
Это был приличный молодой человек — бывший воспитанник Гротона, первокурсник Принцентона и сосед в Сан-Ремо, которого она попросила в последнюю минуту сопровождать ее на выпускном вечере. Она мечтала, чтобы это был Дэвид, но Бретт была уверена, что он до сих пор считает ее ребенком.
Она танцевала с этим молодым человеком под луной из папье-маше, представляя, что плывет по Сене под звездным небом, когда вдруг он спросил ее, куда она собирается поступать.
— Я не пойду в колледж. Я хочу поехать в Париж, — сказала она, не раздумывая.
— О, это грандиозно! — ответил он. — Я завидую тебе. Когда я только родился, мои родители решили, что я буду учиться в Принцентоне. Это фамильная традиция.
Его реакция удивила ее, но она знала, что должна выполнить свое решение. «Сейчас, — думала она, — я должна сообщить тете Лилиан. Может, ее реакция меня тоже удивит».
— Я действительно не ожидала этого, — спокойно сказала тетя Лилиан.
— Жизнь полна неожиданностей, тетя Лилиан, — живо отозвалась Бретт, повторяя слова Малколма.
— У меня были свои планы, но я понимаю тебя, дитя мое. Когда я решила поехать в Лондон учиться рисованию, мои родители были шокированы, однако они согласились, и я должна сделать то же самое. — Помолчав, она нерешительно продолжила:
— Я была старше тебя, но, я полагаю, сейчас другие времена.
Бретт обняла Лилиан за шею.
— Я надеялась, что ты поймешь меня. В течение всего разговора эрдельтерьер Раш дремал под столиком для кофе. Услышав восклицание Бретт, он подошел и сел у ее ног.
— Только небо знает, что скажет по этому поводу твой дедушка, — произнесла Лилиан.
Со времени своего первого знакомства — шесть лет назад — Свен виделся со своей внучкой по крайней мере два-три раза в год, когда приезжал по делам в Нью-Йорк.
Когда ей исполнилось пятнадцать лет, Свен стал знакомить ее с владениями Ларсенов. Она провела несколько дней с ним в нью-йоркской штаб-квартире Ларсенов на Парк авеню. Бретт вспоминала, что у нее было чувство дискомфорта, когда взрослые в безупречных костюмах обращались к ней как к мисс Ларсен и появлялись по ее вызову, чтобы выполнить любую просьбу. Железные дороги, авиалинии и кораблестроение были основной империей Ларсенов, а предметом будущего он считал исследование космоса.
«Я бы возненавидела сидеть с ним за одним столом для переговоров и обсуждать дела», — подумала Бретт, наблюдая за Свеном во время своих коротких общений. С ним очень не просто договориться. Не только она, но многие опытные посредники были того же мнения. Бретт всегда слушала с большим вниманием, но никогда не хотела следовать его советам.
— На днях я попытаюсь убедить в этом деда, — пояснила Бретт. — Но сначала я расскажу обо всем Лизи.
— Ты хочешь сказать, что не обсуждала этого даже с Лизи? — спросила Лилиан.
— Я должна была принять свое собственное решение. Надеюсь, что она меня поймет, — ответила Бретт.
— Хорошо, и когда же ты собираешься уехать? — спросила Лилиан.
— Сразу после окончания. Нет никакого смысла прозябать в Нью-Йорке, когда можно провести лето в Париже, — сказала Бретт.
— Это же всего через несколько недель, дитя мое. Как ты смотришь на то, чтобы я поехала вместе с тобой и помогла тебе там устроиться? Я не была в Париже с того лета, что мы провели во Франции, это было четыре года назад.
— Ой, тетя Лилиан, я была бы так рада! Мы прелестно провели бы там время.
— Я не поступаю в сентябре в школу дизайна, — сказала Бретт.
— Что ты не делаешь? — воскликнула Лизи в трубку.
Хотя ее родители не имели ученой степени, они прекрасно обеспечивали своих детей. Но Дэвид внес свои изменения в их планы, а Лизи решила стать второй Пауэл с высшим образованием. Она хотела развить две свои способности: говорить и задавать вопросы, чтобы учиться радиожурналистике в университете в Сиракузе.
— Я не собираюсь идти в школу дизайна. Я собираюсь перебраться в Париж, изучать моду и фотографировать, — объяснила Бретт.
— Но что будет… как можно?.. — лепетала Лизи. — Я думала…
— Я знаю, что это речи сумасшедшего, но я обдумывала это шесть месяцев и пришла к такому решению. В любом случае, Малколм говорит, что это единственный путь реализовать свои потенциальные возможности, — сказала Бретт.
— Шесть месяцев! И ты ни разу не заикнулась мне об этом?
Лизи не была уверена, из-за чего расстроилась больше: что ее подруга уезжала за тысячи миль в чужую страну или что она ни разу не поделилась своими планами.
— И когда ты уезжаешь? — тихо спросила Лизи.
— В следующем месяце. Тетя Лилиан поедет со мной помочь устроиться, — радостно сказала Бретт. — Не могу уже дождаться, когда ты ко мне приедешь в гости!
— В гости в Париж? Бретт, я всего лишь студентка, ты не забыла? — напомнила Лизи.
— Ой, мы что-нибудь придумаем. Представь, Лизи, как интересно будет в Париже среди романтических французов. — Как Бретт и надеялась, возможность новых сердечных романов сделали для Лизи Париж более привлекательным. И она была права.
После полного обсуждения всей парижской кампании, Лизи выпалила:
— Догадайся, какая у меня новость?
— У тебя свидание с Джоном Траволта? — поддразнила Бретт.
— Лучше! — хихикнула Лизи.
— Тебя избрали новой мисс Америка? — пошутила Бретт.
— Нет! Дэвид помолвлен. Он прилетел домой с Кэт и удивил нас. На самом деле она Катрин, но Дэвид называет ее Кэт, — бубнила Лизи, но Бретт ее не слышала. — Они собираются пожениться в августе и, конечно, в Калифорнии. Ой, Бретт, она такая спокойная. Пианистка, играет в классическом стиле. И она настоящая красавица.
Лизи приняла молчание Бретт за увлеченное внимание и продолжала:
— Мы собираемся отдохнуть сегодня на природе. Ты не хочешь присоединиться? Она действительно неотразима, тебе она понравится.
— Я не смогу, Лизи. Очень сожалею, может быть, в другой раз.
— Они улетают первым рейсом завтра утром. Дэвид открыл свою собственную компанию по созданию компьютеров, а у Кэт — концерты. Ты даже не будешь у них на свадьбе? Я знаю, что Дэвид хотел тебя пригласить.
— Нет, не получится. Передай Дэвиду и Кэт мои поздравления, — медленно ответила Бретт. — Мне надо идти.
Лизи никогда всерьез не придавала значения чувствам Бретт к Дэвиду и уже давно забыла о них, поэтому ее очень удивила сдержанность подруги.
А Бретт понимала, что не смогла бы провести вечер с Дэвидом и его невестой, все время стараясь быть веселой и самоуверенной, и восхищаться ими. Она аккуратно положила трубку и легла поперек кровати. «Как она могла быть такой дурочкой? Когда все девочки, кого она знала, мечтали о кинозвездах, рок-певцах или футболистах, она думала только о Дэвиде. Дэвид был добрым, веселым и порядочным, но он на десять лет старше ее. Он начинает свое дело и женится, а она только заканчивает школу. Может, в Париже она найдет человека, которого полюбит», — с тоской подумала она.
На следующей неделе во время их ленча с Барбарой в «Лутесе», Бретт рассказала матери о своих планах.
— Тебе не надо поступать в колледж или работать, ты же знаешь. Но ты прекрасно проведешь время в Париже, — ответила Барбара, вылавливая улиток, плавающих в масле.
В этом была вся она — ни вопросов, ни слов поддержки. Она заказала еще порцию двойного «Манхэттена». Барбаре было всего сорок лет, но годы не жалели ее, как и она сама не жалела себя. В попытке контролировать свой вес, она продолжала принимать амфетамины и депрессанты аппетита, а так как у нее была бессонница, ей требовалось все больше и больше транквилизаторов, которые она запивала «Роздером Кристал» и «Манхэттеном». Свое природное очарование и внутренний блеск она искусно замещала макияжем.
Живя в основном в Нью-Йорке, Барбара проводила сезоны в Бар Харбор и Палм Бич на балах и приемах, но годы шли, и Барбара, дискредитировавшая себя своим безнравственным поведением и неприличными выходками, окончательно выпала из светского календаря.
Бретт очень переживала из-за совсем бессодержательной жизни своей матери, но еще больше утверждалась в том, что свою должна сделать полной и активной. Это подразумевало какую-то деятельность, и для Бретт этой «деятельностью» была фотография.


Бретт держала Лилиан за руку, Альберт; водитель, привез их в аэропорт «Кеннеди», откуда самолетом, только что приобретенным ее дедом, они полетят в Париж. Свен был удивлен принятым решением внучки заняться фотографией. Его единственным замечанием было: «У тебя есть достаточно времени, чтобы создать себя. По возвращении ты как раз будешь к этому готова. Я умею ждать». Бретт была ошеломлена его словами, но очень скоро выбросила их из головы.
«В конце концов у него нет ненависти ко мне», — подумала она и погладила на шее камею бабушки.
Бретт и Лилиан находились в зале отдыха, ожидая своего рейса.
Вдруг в дверях произошло какое-то волнение.
— Мне не нужен билет. Мой отец владелец этой чертовой авиалинии, — услышали они голос Барбары.
Бретт и Лилиан переглянулись: вот уж кого они совершенно не ожидали увидеть. Барбара оттолкнула дежурных и, словно хозяйка этого помещения, большими шагами и нетвердой походкой прошла через зал. Ее наряд был слишком коротким и облегающим, а лицо выглядело так, словно макияж наносили лопатой, она была пьяна.
— Барбара, что ты здесь делаешь? — спросила Лилиан.
— Могу я хотя бы пожелать моей дочери счастливого пути? — грубо спросила она.
Бретт была напугана поведением матери. Ее радостное чувство ожидания новых приключений сменилось на прежнее ощущение тревоги, которое всегда возникало при Барбаре. «Это не честно, — думала Бретт, — она не сможет мне все испортить».
— Может, ты присядешь? — предложила она, стараясь сдержать нарастающее волнение.
— Я ненадолго. Меня ждет машина, — проглатывая слова, ответила Барбара. — Я с друзьями и вдруг вспомнила, что ты сегодня вечером улетаешь. Я пришла, только чтобы попрощаться с тобой. — И она так энергично взмахнула рукой, что не удержалась и упала на свободный стул.
Бретт наклонилась к матери и почувствовала резкий устоявшийся запах алкоголя.
— У тебя все в порядке? — с нетерпением спросила Бретт.
— Конечно. Я просто не удержалась и все, — возразила Барбара.
Она посмотрела на Бретт и впервые в жизни поняла, что ее дочь действительно мила. Она уже давно выросла из возраста «гадкого утенка», однако Барбара не замечала этого. Длинные темные волосы Бретт вились волнами по плечам, а лазурно-голубое трикотажное платье оттеняло изумрудные глаза так, что они казались бирюзовыми. Барбара собралась сделать ей комплимент, как вдруг заметила камею.
— Где ты ее взяла? — завизжала Барбара, указывая на нее. — Это же камея моей матери. Только он мог тебе дать ее! Ты с ним виделась!
— Барбара, успокойся, — вмешалась Лилиан.
— Не лезь, ты организовала встречу с этим ублюдком, я знаю — ты! — кричала Барбара, быстро трезвея, со злостью глядя на дочь и тетку. — Я же запретила. Как ты могла осмелиться? — В бешенстве Барбара обрушилась на Лилиан.
— Барбара, не устраивай сцен, — зло шептала Лилиан.
Служащая оставила свой контрольный пост и подошла к ним.
— Если эта женщина вам мешает, я могу позвонить в службу безопасности, — спокойно предложила она.
— К черту, я не устраиваю никаких сцен. — Барбара повернулась к молодой женщине:
— Служба безопасности не требуется. Я ненавижу его! Я ненавижу его, и вы это знаете! — кричала она на Бретт и Лилиан.
— Ну и что из этого? — сказала Бретт. — Я прожила почти восемнадцать лет с твоей слепой ненавистью к человеку, который на самом деле оказался добрым. Мне запрещалось спрашивать о нем, даже имя его произносить, а ты никогда не объясняла почему — никогда! Ты ничего не рассказывала мне о твоей матери или моем отце. Ты увезла меня от Брайана, и если б не ты, Захари сейчас не был бы в тюрьме. Я ощущала себя сиротой, а ты не придавала этому никакого значения. — Слезы тихой злобы и обиды душили Бретт.
— Пожалуйста, нельзя ли прекратить? Вы беспокоите других пассажиров. — Служащая одернула свой красный форменный пиджак, повела плечами, стараясь казаться более официальной.
Барбара вздрогнула, не ожидая атаки Бретт.
— Ты не знаешь, что ты говоришь! Моя мать умерла, как и твой отец. Он умер еще до того, как ты родилась! — Теперь Барбара вся тряслась от злости. — Захари был дурак! А Брайан — я расскажу тебе о Брайане! Мы были удобной ширмой для него, и все в Голливуде это знали — все, кроме меня. Брайан Норт, секс-символ телевидения, был «голубым»! Однажды он думал, мы уехали на уикэнд, но я решила вернуться раньше. Я нашла его в ванне с тремя юношами. Я доверяла Брайану, а он…
Сотрудник авиалинии кивнул своему сослуживцу за стойкой, чтобы тот позвонил в службу безопасности. Бретт ухватилась за спинку стула, сдерживая дрожь пальцев.
— Ты врешь! Если Брайан был таким ужасным, почему ты носишь его имя? Ты хочешь, чтобы все вокруг «выглядели хуже тебя.
— Потому что он был звездой! И не разговаривай так со своей матерью!
— Барбара, несколько лет назад ты запретила называть тебя матерью, а перестала быть матерью задолго до этого. Ты всю жизнь скрывала моего отца, а теперь говоришь, что он умер! Кто он — или ты сама не знаешь?
Барбара упала в кресло и трагическим голосом сказала:
— Ты не можешь так разговаривать со мной.
Объявили об окончании посадки в самолет до Парижа. Бретт и Лилиан оглянулись и увидели, что зал опустел.
— Барбара, ты хотела уничтожить все, что имело для меня смысл. Я больше не позволю тебе этого. Я уезжаю в Париж и хочу создать что-нибудь в своей жизни, потому что у меня нет намерений закончить ее так же, как ты.
— Тогда лучше перестань встречаться со своим дедом, — ответила Барбара.
— До свидания, Барбара.
И Бретт вместе с Лилиан поспешила из зала ожидания. Бретт трясло, но она не хотела, чтобы мать заметила это. А Барбара, ошеломленная, наблюдала, как они скрылись в самолете. Затем она обернулась и оказалась лицом к липу с охранником в форме.
— Если ты до меня дотронешься, я подам на тебя в суд, — прошипела она и трясущимися руками достала из сумочки маленькую коробочку без этикетки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страсть за кадром - Джойс Мэри



Роман рассказывает о жизни Гг-ни с детства (почти семейная сага). Ближе к концу сюжет закручивается и оторваться не возможно. Затянуло. Советую.
Страсть за кадром - Джойс Мэрииришка
18.03.2016, 20.57





Больше нигде не нашла других книг, а жаль. Похоже по этой книге снят фильм, но точно не могу сказать.
Страсть за кадром - Джойс Мэрииришка
18.03.2016, 21.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100