Читать онлайн Страсть за кадром, автора - Джойс Мэри, Раздел - Глава 32 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страсть за кадром - Джойс Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страсть за кадром - Джойс Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страсть за кадром - Джойс Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Мэри

Страсть за кадром

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 32

— Она так несчастна, Дэвид!
Лизи зашла в контору своего брата по дороге из Службы новостей.
— Я не знал, Лизи. Я даже представить такого не мог. Я считал, что она наконец нашла свое счастье, которого ей так не хватало.
Был уже май, а Лизи не видела Дэвида с Рождества. Он похудел. Морщины на его лбу стали еще глубже. Почти весь январь он провел в Калифорнии, а потом уехал в Корею. Вернувшись, он постоянно звонил и навещал своих крестников, но всегда в отсутствие Лизи и Джо.
Лизи понимала, что Дэвид очень занят на работе, но ей также было ясно, что до разрыва с Вретт он был другим. Дэвид отказался обсуждать причину их разрыва, и вот теперь Лизи решила стоять на своем до конца. Она чувствовала, что он страдает от непонятной тоски и не видела его таким опустошенным и несчастным со времени гибели Кэт. И сегодня она твердо решила, что не даст ему отмахнуться от разговора, мотивируя своей занятостью.
Бретт очень переживала, когда Дэвид перестал встречаться с ней, но ее выздоровление было быстрым — слишком быстрым, по мнению Лизи, — неожиданно Бретт вышла замуж за Джефри Андервуда. Лизи чувствовала, что ее подруга совершила страшную ошибку, но ничего не сказала. Теперь, после признания Бретт в том, что все далеко не ладно в ее браке, Лизи должна была знать, что послужило причиной разрыва, и надеялась, что Дэвид, услышав о бедах Бретт, прольет свет на эту историю. Лизи очень беспокоило, что Бретт пытается свалить всю вину на свою судьбу.
Дэвид обошел то место, где сидела Лизи и уселся в одно из черных кожаных кресел напротив стола.
— Садись сюда. Мне кажется, здесь удобнее, — сказал он, указывая на блестящий диван, обитый черным парашютным шелком.
Сегодняшнее появление Лизи с холодной расчетливостью во взгляде было больше похоже на разговор с телерепортером, а не с вечно спешащей матерью одиннадцатимесячных двойняшек. Ее волосы были гладко зачесаны назад. На ней был роскошный синий шелковый костюм с оранжевым свитером с высоким воротом. Она была похожа на настоящего репортера, ведущего расследование. Применив давно известный психологический прием — предоставляя информацию, ты получаешь все сведения, которые необходимы, — она продолжала:
— И ее брак с Джефри не единственная неприятность: в ее работе тоже полная неразбериха. — Она рассказала ему о двух случаях в студии. — Полиция не может ни за что ухватиться, нет даже отпечатков пальцев, ничего! Она ужасно нервничает и не может понять, кто и почему вредит ей.
— Да, это ужасно, ты права. Мне очень жаль ее, — сказал Дэвид.
— Тебе жаль? И это все, что ты можешь сказать?
Лизи придвинулась ближе к брату и посмотрела ему в лицо.
— Что ты хочешь, чтобы я сказал? — тихо спросил он.
— Я хочу понять, как все это произошло. Почему вы расстались?
Лизи поднялась и встала напротив брата.
— Я не знаю, кто вредит Бретт.
— Это не то, что я имею в виду. Я хочу, чтобы ты рассказал, что толкнуло ее в руки этого холодного самоуверенного гада.
Дэвид стал подниматься.
— Нет, сядь, где сидишь, Дэвид Пауэл! Мне совсем не хочется, чтобы ты поднялся и я разговаривала с твоим пупком. Ты мой брат, и я люблю тебя, но я также люблю Бретт, и поэтому ты должен мне все объяснить.
— Я не могу, Лизи, правда, не могу. Лизи встала, сложила руки на груди и заявила:
— Я не уйду отсюда до тех пор, пока ты мне не скажешь!
Дэвид никогда не видел свою сестру такой серьезной и возбужденной. Но он никогда и никому ни словом не обмолвился о своем горе, тоске, своих мыслях о том, что недостоин жизни.
— Не знаю, с чего начать, Лизи. Но было бы проще, если бы ты села.
Она села, снова сложила руки на груди, всем своим видом давая понять, что она не отступится от него.
— Я все еще люблю ее, Лизи… Но… Он помолчал.
— Тогда как объяснить твой поступок? Человек не может поступать так со своей любимой.
— Я сделал это потому, что я люблю ее, а она достойна лучшего человека, чем я.
— Ты в чем-то гениальный, а в чем-то такой глупый. Ты хороший человек, Дэвид. Ты ласковый, порядочный и…
— Пожалуйста, не перечисляй мои достоинства. Да, я знаю, что старик Дэвид неплохой парень. Это прекрасный парень с массой проблем, которые он не может сбросить. Хотя теперь я уже в основном разрешил их. Многие годы я обвинял себя в гибели Кэт. Но потом понял, что проще заставить чувствовать себя виноватым, чем ощущать ту боль, которая жжет и рвется наружу. Я никогда не позволял себе грустить, потому что считал, что не имею права потворствовать своей собственной печали.
— Ты не должен обвинять себя! Это же был несчастный случай. — Лизи потянулась и взяла Дэвида за руку.
— Я должен был заставить ее надеть спасательный жилет. Но в конце концов я осознал, что Кэт была бывалой морячкой и также несла ответственность за свою безопасность, как и я. В это время мы с Бретт… ну ты знаешь… Я думал, что отошел от всего этого. Потом родились Эмма и Камерон, и на крестинах я понял, как сильно ты мне доверяешь, предложив стать их крестным отцом. И неуверенность опять стала моей спутницей. Я люблю Бретт, но я не мог обременять ее этим грузом. Я решил уйти из ее жизни.
— И ты никогда не говорил ей об этом? — спросила Лизи, пораженная его рассказом.
— Нет, а когда я понял, какой я сопляк и ничтожество, что жизнь дала мне второй шанс, было уже поздно: она вышла замуж за Джефри Андервуда. Не знаю как ты, а я бы выпил пивка.
Дэвид встал и подошел к хромированному кубу. Он нажал кнопку, и передняя панель поднялась, открывая небольшой холодильник.
— Никогда не предполагала, — сказала Лизи и улыбнулась первый раз за все время своего визита.
— Я перенял эту идею у Бретт. Ты знаешь, что ее холодильник похож на шкаф? И я спроектировал свою конструкцию… Я действительно рад, что ты заставила меня раскрыться. Мне кажется, что у меня внутри что-то оттаивает.
— Отлично, тогда я тоже очень рада. Но что нам делать с Бретт?
— Делать? Мы не можем ничего сделать с ее замужеством. Это касается только ее и Джефри. — Но может быть, я мог бы помочь решить проблемы с работой?
— Как? — с надеждой спросила Лизи.
— Ее компьютер может дать некоторые ответы, которые она не знает, как отслеживать. Это встроенный модем, связанный напрямую с ее телефонной системой. Может, кто-то ворует информацию.
— Да, например, ее таинственный супруг.
— Не глупи, Лизи. Он же ее муж. То, что происходит между ними, еще не значит, что он хочет навредить ее карьере. Он юрист, а не Джеймс Бонд. Кроме того, ты сама сказала, что он старается помочь и даже нанял детектива.
— Может, я насмотрелась разных фильмов, но он мне не нравится, я никогда не любила его. Но было бы здорово, если бы ты смог что-нибудь предпринять, Дэвид. Вы ведь можете остаться друзьями. Она поймет, я знаю. Она сейчас с бешенством готовится к поездке на Таити. Почему бы тебе не позвонить ей, когда она вернется?
Лизи поднялась и обняла брата.
— А почему бы нам не пойти ко мне домой? Мы бы вместе пообедали. Похоже, что ты голоден, а заодно смог бы поучить своих племянников общаться с тем ненормальным компьютером, который подарил. Может, ты обнаружишь их гениальность в этой области.
— Конечно, Лизи.
Американский «Вуаля!» хватал за сердце американских женщин, как и планировала Натали, начиная со своего первого выпуска. Каждый следующий выпуск новоиспеченного журнала продолжал притягивать все новых читателей.
После восьмичасового перелета из Лос-Анджелеса Натали, Бретт, два ассистента, два парикмахера и гримера, пять моделей и редактор повествовательной части «Вуаля!» Мария Рейнад приземлились в аэропорту в Папести. Там они должны были пересесть на местный самолет и долететь до Бао, в пятнадцати минутах полета от Таити, и остановиться на первом из трех островов. Перед ними раскрылся захватывающий вид волшебных скал. Сам островок был слишком мал для перелетов по воздуху, поэтому они приземлились на берегу кораллового островка. Все были очарованы величественными горами, зелеными из-за густой растительности, и прозрачной водой, населенной рыбами всех цветов радуги.
На следующее утро на рассвете они приступили к работе. Бретт, полная энергии, вместе с двумя моделями начали день на склонах самой высокой скалы острова. Девочки в прозрачной белой пляжной одежде были похожи на лилии на высоких стебельках среди темной и сочной зелени. Ветер дул в нужном направлении и отбрасывал ненавязчивые тени. Бретт измучила ассистентов и модели — утренняя съемка должна была завершиться до того, как солнце станет слишком ослепительным и обжигающим.
Бретт поняла, что это были самые лучшие фотографии, которые она когда-либо делала. Изнуренная съемкой, она оставила всех на балконе отеля. Когда она подошла к стойке, служащий передал ей записку. Звонил Джефри. Рассчитав, что в Нью-Йорке сейчас четыре часа утра, Бретт решила подождать и позвонить ему на следующий день. Дома они не разговаривали, и она не могла представить, что он ей хотел сказать, когда она находилась на другом конце земного шара. На следующее утро у нее снова не нашлось времени для звонка. Вечером, когда они сели ужинать, ее позвали к телефону. Она поняла, что это Джефри, которому так и не собралась позвонить со вчерашнего дня.
— Да, все в порядке, Джефри. Нет, в пути у нас не возникло ни одной проблемы. Я не хотела тебя беспокоить, да и мы были очень заняты. Да, здесь необычайно красиво.
Но когда Джефри предложил ей провести там отпуск, она попыталась представить его, лежащего у моря, и не смогла. «Очевидно, у нас будут отдельные номера в самом романтическом месте мира и машина с водителем, которая будет возить нас на пляж», — подумала она, слушая его.
— Хорошо, до скорого. Пока.
Их отношения не улучшались, и чем больше она старалась не допускать этой мысли, тем больше убеждалась, что замужество ее долго не протянется.
Когда она вернулась за стол, девушки пробовали розовые напитки под названием «Грантинг Вулканус» и очень эмоционально обсуждали свои отпуска.
На следующий день они приземлились в Мараэ. Ее жилищем было бунгало со стенами и крышей из циновок, построенное рядом с лагуной и от которого отходил настил, ведущий прямо в море. Ей так захотелось остаться здесь навсегда. Во время этого путешествия им не хватало времени, чтобы просто порезвиться на солнце. После того, как на второй день они стали свидетелями восхода солнца, они дали обет вернуться сюда вновь.
«Тиаре Отель» был новой гостиницей, жаждущей известности, и персонал гарантировал американской делегации, что будет открыт для них всегда. Отель нанял им трехмачтовую яхту с кондиционером для плавания по Морю Луны, полоске воды между Муреа и большим островом Таити, и показал им самые красивые лагуны в бухтах.
Это были самые прекрасные три дня. Бретт собирала оборудование с чувством огромного удовлетворения и уверенности в себе. Ей казалось, что она создала лучшее в своей жизни, и все прошло без каких-либо неприятностей. Без всяких волнений и беспокойств она села в самолет, готовая решать свои домашние проблемы.


— Должно быть, это ошибка, это невозможно!
Руки Бретт дрожали, когда она держала телефонную трубку, а в глазах все потемнело.
— Лучше сделай что-нибудь.
Она позвонила в лабораторию, чтобы определиться, когда вернут пленки, и узнала, что все сто двадцать одна кассета с полосками и пятнами, словно засвеченные. Повесив телефон на стену, она вошла в приемную и села, уставившись в никуда. «Этого не может быть. Не может быть!» — подумала она.
Но она знала, что Дуггал был очень опытным. Кто-то беспощадно испортил ее пленки. Перед отъездом она выборочно, наугад, брала пленки из каждой пачки, всего тридцать шесть пленок, и делала на них снимки, чтобы удостовериться в свежести и качестве пленки. На контрольном пункте в аэропорту пленки были в ее руках, значит, кто-то поработал с ними позже. Кто мог такое сотворить?
Она принялась расхаживать. Ее лицо и ладони были ледяными и потными.
«Я должна позвонить Натали, — в ужасе подумала она. — Съемка еще раз невозможна… но они не могут потерять пятнадцать издательских страниц. После всех инцидентов — этот был финальным гвоздем в гробу, так старательно вколоченным. Хорошо еще, что меня не убили и я жива, но все это ужасно», — подумала она.
Бретт захотелось позвонить — все равно кому. Ей хотелось поведать о своем страхе и неприятностях, но Джефри уже уехал к себе в контору, да она и не хотела услышать его извечную фразу: «Ты должна бросить свой глупый бизнес». Тереза придет позже.
«Но почему я?» — спрашивала она себя, когда задребезжал звонок в студии.
«Это Дуггал! — подумала Бретт и побежала к нему. — Они ошиблись, и теперь нашли мои пленки». Но когда она открывала дверь, увидела не посыльного, а Дэвида.
— Что тебе здесь надо? — нахмурилась Бретт.
Она почувствовала, словно металлическая лента стянула ее голову и затягивалась все туже и туже. Она сжала дверную ручку с такой силой, что ее рука затряслась. Все репетиции Дэвида перед встречей, казалось, ушли в никуда из-за нахлынувших чувств, когда он увидел ее. В ушах у него зазвенело, и на мгновение он потерял дар речи. Ему захотелось дотронуться до нее, почувствовать тепло и нежность ее тела и услышать ее веселый смех. Наконец, обретя дар речи, он сказал:
— Я хотел поговорить с тобой сейчас и надеюсь, что ты выслушаешь меня.
— Ты появился, и я должна сразу бросить все и выслушивать тебя.
Она стояла прямо в проходе, словно преграждая дорогу налетчику.
— Пожалуйста… это не займет много времени, а тебе очень нужно это.
«У нее есть все основания хлопнуть мне дверью по роже», — подумал он.
— Если честно, то ты выбрал самое худшее время, — сказала она, пытаясь унять дрожь в голосе. В данный момент у меня очень большие неприятности.
— Я знаю, ты только что вернулась с Таити. Там что-то случилось? Лизи мне сказала. Может, разрешишь войти?
Она должна сказать ему «нет». У нее было достаточно проблем, и он не может сказать ничего такого, что бы могло что-то изменить сейчас. Но, не зная почему, она сказала:
— Ладно. Заходи.
И пошла в дом, оставив его на пороге, чтобы он закрыл дверь и последовал за ней.
— Бретт, что случилось?
Ей безумно хотелось рассказать ему все: что ее брак был фикцией, а ее карьера разрушена. Но зачем ей раскрывать ему все свои неприятности. Она повернулась к нему на каблуках.
— Ты пришел сюда, чтобы поговорить со мной, тогда зачем ты спрашиваешь, что у меня случилось?
Дэвид не делал попыток отразить ее колкости. Он отодвинул стул от стола и тяжело сел, положив локти на колени.
— Я совершил ошибку, глупую ошибку — такую, что, очевидно, буду расплачиваться за нее всю жизнь.
Он повесил голову, словно устал выдерживать этот груз. Бретт, борясь с порывом подойти к нему и утешить, осталась на своем месте у камина. Она слушала, не перебивая его.
— Мне действительно жаль, Бретт. Я все сам разрушил, и нет пути назад.
Немного расслабившись, она села рядом с ним.
— Не знаю, что и сказать. Полагаю, ты прав. Это произошло, и все.
Она произнесла эти слова, но в глубине души почувствовала тяжесть, смешанную с грустью, словно губка, пропитываясь брызгами надежды.
— Итак, давай закроем эту тему, — твердо сказал Дэвид. — Ты не хочешь мне сказать, что случилось сегодня утром?
С дрожью в голосе Бретт начала с новостей из лаборатории, а за кофе рассказала о первом инциденте с отказом от моделей. Когда она закончила, Дэвид согласился, что кто-то делает это намеренно.
— Может, я смогу помочь тебе прекратить это, — сказал он. — Давай начнем с компьютера.
Они направились в кабинет Терезы. Сначала он скопировал весь перечень адресов клиентов, коллег, друзей и знакомых на чистую дискету. Когда он работал, Бретт подошла и смотрела из-за его спины на стол. Тонкий аромат сандалового дерева, ее любимого мыла, удивил его и напомнил о том времени, когда они были вместе. Усилием воли он выбросил это из головы.
— Я возьму это с собой и распечатаю у себя в конторе. Наши машины намного быстрей твоей. Затем мы по очереди пройдемся по всем именам, по всем моментам, которые могли бы сделать человека потенциальным врагом, — сказал Дэвид, кладя дискету в карман. — Кто-то может воровать информацию, поэтому я изменю входной код в твоем модеме. Никто, кроме меня, тебя и Терезы, не сможет войти в систему, по крайней мере какое-то время.
— Неужели кто-то действительно мог это сделать? Я имею в виду залезть в мой компьютер?
Они были так поглощены, что не услышали, как вошла Тереза.
— Доброе утро, Бретт. Мистер Пауэл, как неожиданно видеть вас здесь. Прошло столько времени, — вежливо сказала она.
— Как дела, Тереза? Еще немного времени, и мы бы с тобой разминулись, — сказал Дэвид.
— Мы что — уже все закончили? — спросила Бретт.
— На сегодня хватит. Мне надо идти. Ты проводишь меня?
Когда они вышли в холл, он прошептал:
— Было бы лучше, если бы никто не знал, что я делаю. Ты же не знаешь, кто этим занимается. Я собираюсь сделать еще кое-что. У меня есть приятель по университету, который работает программистом на телефонной станции. Он сделает распечатки всех разговоров по твоему телефону, даже международных. Я попрошу его начать с ноября, так как первый случай произошел в январе. Я ему помогал пару раз, и он у меня в долгу. Единственная сложность, что он сейчас в отпуске. Как только вернется, я попрошу его заняться этим. Это займет некоторое время.
— Ты говоришь, как в детективных шпионских фильмах. Позвони мне, пожалуйста, когда подготовишь список. И спасибо тебе, Дэвид. Джефри нанял частного детектива, но он так ничего и не добился. Я действительно очень ценю твою помощь.
Они посмотрели друг на друга, и неожиданно вестибюль показался очень маленьким для них, а их близость — очень нелегкой. Дэвид открыл дверь и кивнул.
— Я скоро позвоню тебе, — сказал он. Бретт закрыла дверь и вернулась к Терезе в кабинет.
— Он, наверное, сумасшедший. Мне кажется, ты должна быть очень осторожной, — сказала Тереза после того, как Бретт рассказала ей, что случилось с пленками.
— Я пойду к себе в кабинет. Мне нужно позвонить Натали. Не рассказывай никому. Я чувствую себя полным дерьмом, Тереза.
— Проклятье! — воскликнула Натали, услышав новости. — Не могу в это поверить! Пересъемка невозможна, Бретт, ты же знаешь.
В душе Натали понимала, что кто-то намеренно вредит Бретт, но это не волнует ее издателей. Она повесила трубку, в страхе подумав, как это воспримут во Франции и как она объяснит ситуацию.
Тереза позвонила Джефри и сообщила, что Бретт встретилась с Дэвидом, но так и не узнала, о чем они говорили.
Джефри метался по своему семнадцатиметровому кабинету в «Ларсен Энтерпрайсиз», как лев в клетке. Его намеченная жертва уже была в его руках и вдруг грозила вырваться.
Он вернулся в спальню своей жены, в конце концов осознав, что не сможет ее заставить забеременеть, если не будет спать с ней. Но это не срабатывало. Она или засыпала до того, как он ложился в постель, или вставала раньше него. Это была его третья попытка повредить ей в ее работе. Но теперь Дэвид Пауэл опять появился, и Джефри еще не понял зачем. Ему необходимо проследить за Бретт. «Зачем Дэвид был в студии?» — задавал он себе вопрос, когда зазвонил интерком.
— Я сказал, не беспокоить меня! — кричал Джефри на секретаря.
— Она настаивает на встрече с вами, мистер Андервуд. Это миссис Норт.
Барбара вплыла в комнату в одном из своих ярких пестрых платьев, которое так ненавидел Джефри.
— Какого черта ты пришла? — набросился он на нее, когда дверь закрылась.
— Мы не виделись три недели. Я не могу даже позвонить тебе домой, поэтому решила прийти сюда. Я теряю тебя, дорогой. Понимаю, что занят, но просто больше не могу. Ты даже не хочешь меня поцеловать?
— Здесь? Конечно, нет. Это мой кабинет. Кругом люди. А что если твой отец узнает, что ты была здесь? — спросил Джефри.
— Но как он узнает? Я не встретила никого, кроме твоего секретаря, а она понятия не имеет, кто я такая.
Барбара уселась, положив ногу на ногу, открыв их больше, чем этого хотелось Джефри.
— Я должна ей сказать, что я твоя теща? — спросила она ехидно.
— Это не смешно, Барбара. Твой приход — очень безрассудный.
— Я устала тебя ждать, Джефри. Это все тянется дольше, чем ты обещал. Мой отец все еще жив, а ты до сих пор женат на Бретт. Ты мне очень нужен, Джефри. Если ты разведешься, ты сможешь отнять половину ее денег? Мои мужья всегда пытались так сделать, и притом ты же юрист. Мы бы смогли жить на них.
— Я же тебе говорил раньше, что этого нам не хватит. Тебе потребуется намного больше. Но мы не должны здесь говорить об этом. Тебе надо уйти… Прямо сейчас!
— Ты не смеешь меня бросать. Ты не осмелишься. Как ты можешь любить свою жену, зная, что спишь с ее матерью? — спросила она.
Он должен был освободиться от нее. Ее настырность страшно раздражала. Барбара больше не была просто темным пятном в его жизни, она стала красным флагом, и ему захотелось обвинить ее в этом.
Стараясь сдержать свою ярость, он сказал как можно спокойнее:
— Завтра я зайду к тебе, и мы поговорим.
— Не расстраивай меня, Джефри, — сказала она и выплыла из комнаты.
Его сердце бешено колотилось, глаза застилала ненависть. Медленно, словно марионетка, он подошел к бару, взял хрустальный бокал и сжал его так, что он хрустнул в руке. Возбужденный видом крови, закапавшей на ковер, Джефри продолжал смотреть в бездну собственной преисподней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страсть за кадром - Джойс Мэри



Роман рассказывает о жизни Гг-ни с детства (почти семейная сага). Ближе к концу сюжет закручивается и оторваться не возможно. Затянуло. Советую.
Страсть за кадром - Джойс Мэрииришка
18.03.2016, 20.57





Больше нигде не нашла других книг, а жаль. Похоже по этой книге снят фильм, но точно не могу сказать.
Страсть за кадром - Джойс Мэрииришка
18.03.2016, 21.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100