Читать онлайн Страсть за кадром, автора - Джойс Мэри, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Страсть за кадром - Джойс Мэри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Страсть за кадром - Джойс Мэри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Страсть за кадром - Джойс Мэри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Мэри

Страсть за кадром

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

— Тридцать шестая и Пятая, — объявил Джефри, закрывая дверцу машины.
Он вздрогнул от слабого запаха чеснока в такси, но брать собственную машину и водителя было сейчас нереальным. Джефри опустил окно, но какофония звуков моторов и клаксонов была такая же неприятная, как и вонючий шофер. Он закрыл окно.
Такси скрипело, резко остановившись у статуи Святого Бартоломея, пропуская пешеходов.
Джефри качнуло вперед, но он не придал этому никакого значения: Барбара Ларсен-Норт наконец согласилась встретиться с ним, и этим забита его голова.
Годы Джефри собирал по кусочкам материал о Ларсенах, и даже Барбара, будучи наиболее ярким членом семьи, была труднодоступна. Можно было только отслеживать тень ее существования.
Хотя донесения о Бретт поступали регулярно и не реже раза в неделю, он разговаривал с ней по телефону, Джефри весь был во власти злобы и бешенства. Сначала он винил в этом Бретт, затем стал корить себя за глупость.
Он столько лет вынашивал план своего реванша, и Свен, основной предмет мести и ненависти Джефри, невольно предоставил ему такую возможность, а он не сумел ее использовать. И вот теперь Барбара стала вторым партнером в его игре.
Барбара не общалась со своей дочерью, и поэтому слишком мала вероятность их встречи по каким-либо делам. Джефри почти ничего не знал о детских годах Барбары, жившей вместе с овдовевшим отцом, а период начиная с того, как Барбара уехала из Расина поступать в Барнард Колледж в Нью-Йорке, и до рождения Бретт будто вообще потерялся. Происшедшие затем инциденты, с которыми Джефри был знаком, его не интересовали.
В личном деле Свена Джефри нашел, что, когда Бретт исполнилось четыре недели, Барбара получила чек на четыре миллиона долларов и стала получать двести пятьдесят тысяч долларов ежегодно. Джефри чувствовал, что в этом скрывалось что-то необычное, тогда как на имя Бретт ничего не приходило, и, казалось, это было связано с началом выпадов Барбары против отца.
Этот раскол не был секретом. У них не было даже попыток примириться. Все старания Джефри узнать, что вызвало их ссору, всегда пресекались, так как Свен упрямо отказывался говорить о дочери.
Через семь месяцев после рождения Бретт Барбара вышла замуж за Брайана Норта. Это было первое прямое представление мужчины в ее жизни: в свидетельстве о рождении Бретт в графе «отец» написано «неизвестен».
Следующие два десятилетия жизни Барбары проследить было просто, так как ее разноцветная жизнь методично и регулярно описывалась в светской хронике. Пять лет назад, когда, по мнению Джефри, вся сумма в четыре миллиона была израсходована, ее имя совсем исчезло из печати.
Джефри использовал Бретт для подтверждения большей части информации, которую он собрал о ее матери. В дополнение он узнал от нее, что Барбара губит себя алкоголем и транквилизаторами. Убежденный, что Барбара будет бороться за то, чтобы вернуть себе прежний образ жизни, к которому привыкла, две недели назад Джефри позвонил ей с предложением — из лучших побуждений — своей помощи: совета, как увеличить ее годовое содержание. В процессе общения он намеревался подлить масла в огонь и составить альтернативный план атаки. Барбара отреагировала на это с яростью. Она завизжала в трубку:
— Тебе и этому подонку лучше бы подальше держаться от меня! — И бросила трубку.
После такой неудачи он попытался связаться с Брайаном Нортом в надежде, что отставной актер мог бы пролить свет на прошлое Барбары и финансовые расчеты с ее отцом. Джефри узнал, что развод был скандальным и для всех неожиданным: слухи о том, что Брайан гомосексуалист — грязные и омерзительные, — подтвердились. Но и здесь Джефри перекрыли кислород: Брайан Норт был при смерти.
Когда утром Барбара позвонила и попросила прийти к ней в шесть, Джефри почувствовал, что окошко снова открывается, и на этот раз он уже не даст ему закрыться. Ошибок больше быть не должно. Он факсом передал в банк о переводе пятидесяти тысяч долларов на ее счет. Затем оплатил баланс по каждому неоплаченному счету на имя Бергдорфа, Сакаса, Бовита, Марты и Тифани. Джефри знал, что ему нужен был благородный жест.
По мере того как такси приближалось к месту назначения, Джефри все более утверждался в мысли, что он должен сделать все возможное, чтобы расположить Барбару.
Экономка проводила Джефри в библиотеку. У него была возможность оглядеться. Он не знал точно, что высматривал, но старался не упустить ни одной детали. Он включил микрокассетный диктофон в нагрудном кармане.
— Я не очень долго заставила вас ждать, мистер Андервуд?
— Нет. Совсем нет.
— Андер… вуд. Это наводит на мысль об огромных дубовых бревнах, которые бедный простолюдин должен складывать одно к другому, Это тяжелое имя, мистер Андервуд? — спросила Барбара в открыто провокационной манере.
Ее голубые глаза, оттененные театральными стрелками, устремились на Джефри. Он произвел на нее впечатление одаренного человека с даже большей, может, чем у ее отца, волей. После своего утреннего звонка Джефри она провела весь день в подготовке к встрече, и его слова постоянно вертелись у нее в голове.
— Я думаю, ваш отец обкрадывал вас. Я могу помочь вам, — сказал он по телефону.
Он мог помочь ей опять сесть на шею своему отцу. Ее обида и злость на Свена годами ничем не подпитывались, так как она жила в полном одиночестве, и у нее оставалось все меньше союзников, чтобы поддерживать вспышки гнева, а в одиночку у нее не было возможности чувствовать это пламя.
— Это имя не тяжелее всех остальных, — ответил Джефри и подумал: «Итак, это та самая Барбара Ларсен-Норт. Она смахивает на трофейную свинью».
Барбара была намного ниже ростом и полнее, чем он ожидал. Ее шелковая одежда из пестрого материала состояла из широкого топа до середины бедер и прямой рубашки. Она была похожа на абстрактное пасхальное яйцо.
Барбара устроилась на стуле напротив Джефри. Он сел и, сложив руки, положил их на стол.
— Миссис Норт, я уверен, что мой телефонный звонок должен был показаться крайне непонятным.
— Непонятным! Слышать такое от человека, работающего на моего отца? Это звучит как речь душевнобольного. Я все еще не уверена, что вам здесь есть место.
— Пятнадцать лет я трудился на «Ларсен Энтерпрайсиз», последние семь лет я был личным советником Свена Ларсена. Позвольте мне быть откровенным с вами, миссис Порт. Я это делаю больше для себя, чем для вас. Человек должен оставаться человеком, а последние несколько лет ведение некоторых финансовых дел мистера Ларсена относительно вас меня глубоко беспокоило.
Во взгляде Джефри было столько искренности, что она поднялась со своего места, торопливо закрыла дверь и сказала:
— У нас нет никаких финансовых дел. Последние двадцать лет я ничего не могла сделать с ним. Он пользуется людьми, потом выбрасывает их, когда они становятся на его пути.
— Да, он может быть беспощадным, — покорно согласился Джефри. — Миссис Норт, я не знаю, известно ли вам, что ваша дочь, Бретт, становится наследницей большей части его состояния — двух с половиной миллиардов долларов.
— Я знала, что она с ним общается, и в этом вина ее. Я пыталась защитить ее и расплачивалась за это вплоть до сегодняшнего дня. Какая неблагодарная маленькая сучка.
Барбара уперла руки в боки и глазами уставилась в одну точку, совершенно забыв о Джефри. Решив копнуть глубже, Джефри спросил:
— Миссис Норт, от чего вы ее защищали?
— Что? — спросила Барбара, вышедшая из транса.
— От чего вы ее спасали?
— Я не могу вам сказать этого, — скороговоркой сказала Барбара. Теперь ее злоба смешалась со страхом. — Как я могу быть уверена, что это не розыгрыш? Какие гарантии, что вы не передадите ему слово в слово то, что я скажу?
Она вплотную придвинулась к двери, словно поджидала подходящего момента, чтобы выскочить из комнаты.
— Подождите, миссис Норт. Я вообще не должен был начинать всего этого. Я ставлю на карту все уже тем, что нахожусь здесь. У меня нет причин обманывать вас.
Барбара остановилась, подчиняясь честнейшему взгляду Джефри.
— Я понимаю ваши сомнения. Свен Ларсен не тот человек, с которым можно шутить. Выслушайте меня, — начал он, открывая свой дипломат. — Проверьте документы, я установил, что в 1962 году вы получили чек на четыре миллиона долларов.
— Ну и что из этого? Он дал мне его, а я все потратила. Было очень несложно найти людей, которые помогли мне в этом. Он хочет забрать его назад? Да? — защищаясь, сказала она.
— Нет, совсем нет. Но в свете его сегодняшнего положения то, что он дал своему единственному ребенку, — это пустяк.
— Вы чертовски правы. Я должна его заставить дать мне больше. Он передо мной в вечном долгу.
Расчет Джефри, что она жадна до денег, был верным.
На это он и нажимал.
— Я не знаю причину вашего разлада с отцом, но не думаете ли вы, что кто-то из вас двоих мог бы добиться полюбовного решения ваших разногласий.
— Нет, я не смогла. Я не хотела его больше видеть. Вы не заставите меня встретиться с ним. Вы этого добиваетесь? — спросила Барбара, почти защищаясь.
— В любом случае, нет.
Джефри замечал опасения в ее голосе всякий раз, когда она упоминала Свена. Чего она боится?
— Миссис Норт, я думаю, что смогу вам помочь, но, во-первых, я хотел бы как-нибудь доказать вам, что со своей стороны я искренен; — И Джефри передал ей пачку квитанций. — Делая предварительные инвестиции на ваш счет, я нашел, что у вас появились некоторые задолженности.
Барбара сделала вид, что возмутилась:
— Как вы осмелились влезать в мои дела? Что дало вам право…
— Пожалуйста, не поймите меня превратно. Я только хотел показать вам, что меня действительно беспокоит ваше бытие. Я оплатил все эти долги наличными, и теперь они все аннулированы. И у вас нет никаких обязательств передо мной.
Ее глаза бегали от Джефри к врученным бумагам, словно не веря в существование того и другого.
— Вы это сделали для меня? Но почему?
— Давайте скажем так, что кто-то однажды кое-что сделал для меня и моей семьи, и это очень сильно изменило мою жизнь. Я хотел бы отыграться. Я знаю, что Свен Ларсен имеет преимущество перед людьми, которые беззащитны, и думаю, у вас такая же ситуация. Я не обманываю вас. Это будет непросто, и для этого потребуется какое-то время. Если вы мне позволите, я смогу помочь вам получить причитающееся вам, но в этом случае вы должны помочь мне, — сказал Джефри.
Барбара склонила набок голову и мяукающим голосом сказала:
— Я не знаю, что сказать. Прошли давно те времена, когда мужчины предлагали мне свою помощь.
Джефри понял намек.
— Я понимаю, что в это сложно поверить.
— Мистер Андервуд, я знаю, что наша встреча деловая, но сейчас время коктейля. Не хотите ли чего-нибудь выпить?
Они прошли в гостиную, и Джефри заметил, как за каких-нибудь полчаса она выпила три бокала виски. «Ее действительно это заинтересовало», — с удовольствием подумал Джефри и понял, что ею можно легко манипулировать и что чувство реальности у нее решительно отсутствует. Он очень быстро найдет путь к нужной ему информации.


— Перед тем как прийти к тете Лилиан, давай остановимся где-нибудь выпить, — предложила Бретт.
Одна из ее девичьих фантазий стала теперь реальностью, и она решила отметить это событие.
— Естественно, — ответил Дэвид.
Пока они стояли на оживленном тротуаре, соображая, где поблизости можно найти такое место, Бретт подумала, что все, что произошло между ней и Дэвидом, было один к одному похоже на то, о чем она мечтала.
Она чувствовала глубокую безмерную радость, окружавшую ее везде, где бы она ни была, что бы она ни делала. Даже ее рабочие дела поворачивались к лучшему, и она уже выполнила три дополнительных заказа для одного рекламного агентства, которое было держателем акций американского отделения «Вуаля!». «Да, я очень хочу отметить это», — сказала она себе.
— «Камера судьи» всего в двух кварталах отсюда. Ты была там?
— Нет.
Через несколько минут они нырнули в обитый панелями бар, где им показали на угловую кабинку, подальше от деловой суеты.
— Давай возьмем шампанского, — сказала Бретт и заказала его, прежде чем Дэвид смог как-то отреагировать на ее предложение.
— Мы что-нибудь отмечаем? А почему я не знаю? — спросил он.
— Отмечаю я, и я подумала, что ты мог бы присоединиться ко мне, — поддразнила его Бретт.
— Понятно, но можно мне узнать, что именно?
— Ты можешь считать это глупостью, но я хочу отпраздновать исполнение своей мечты. Не смейся, я не скажу, потому что ты все равно не поверишь.
— Кто, я? — спросил Дэвид с серьезной миной.
— Когда я была маленькой девочкой, я обычно придумывала разные истории о тебе, а одной из моих самых любимых была та, что ты закончил школу и вернулся назад в Нью-Йорк, и я помогаю оформлять твою квартиру. Сегодняшний поход в мебельный магазин был очень похож на то, что моя мечта сбывается. Я понимаю, что, наверно, эту историю можно перевернуть как угодно, но все равно у тебя не получится. Лизи тоже всегда смеялась над моими мечтами: «Дэвид, — говорила она. — Ты сумасшедшая! Он заумный — ему нужны только койка, компьютер и ключ для открывания консервов».
Дэвид улыбнулся и поднял свой бокал.
— Слишком много для моей проницательной сестры. Надеюсь, я смогу также легко исполнить все остальные твои мечты.
— Дэвид, когда я впервые увидела тебя, я захотела, чтобы ты стал моим братом. Потом, когда я немного подросла, мои чувства переросли во влюбленность. Но ты знал об этом, да?
— Полагаю, что знал, ведь ты была так наполнена этим. Мне было жаль тебя — нет, наверно, это было другое. Думаю, я расстраивался из-за тебя. Твоя жизнь казалась такой одинокой, и ты так усердно старалась всех благодарить. Но все изменилось, когда ты переехала к своей тете. Ты стала совсем другой девочкой.
Искренность Дэвида была всепоглощающей, и Бретт почувствовала себя спасенной. Он не будет смеяться над ней и не сделает ей больно.
— Ты прав. Человек, которого я действительно хотела поблагодарить, была моя мать, но я поняла, что это невозможно: каждая из нас живет своей собственной жизнью. Это до сих пор грустно. Дэвид, я никогда не благодарила тебя за то, что ты в тот вечер убийства был со мной. Я бы тогда не смогла без тебя, а потом ты уехал в Калифорнию. Но я помню, как брыкалась, визжала и царапалась, а ты держал меня так крепко, как только мог.
— Это было единственное, что я мог.
— Спасибо, — тихо сказала Бретт.
Взгляд в никуда заволок ее зеленые глаза, и Дэвид увидел, что слезы были уже близко.
— Ты видишь, я ни разу не рассмеялся.
Когда нас ожидает тетя Лилиан? — спросил он.
— В восемь, у нас еще полно времени.
— Прекрасно, мне кажется, сегодня отличный вечер — можно было бы прогуляться. Как ты думаешь?
— Здорово, — сказала Бретт.
Дэвид положил двадцатидолларовую банкноту в бокал из-под бренди на пианино. Молодой парень, перебиравший клавиши, кивнул в знак благодарности и подмигнул им, когда они выходили. Держась за руки, они выплыли в мягкий апрельский вечер под мелодию Билли Джоэла «Мне нравится, что ты есть ты».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Страсть за кадром - Джойс Мэри



Роман рассказывает о жизни Гг-ни с детства (почти семейная сага). Ближе к концу сюжет закручивается и оторваться не возможно. Затянуло. Советую.
Страсть за кадром - Джойс Мэрииришка
18.03.2016, 20.57





Больше нигде не нашла других книг, а жаль. Похоже по этой книге снят фильм, но точно не могу сказать.
Страсть за кадром - Джойс Мэрииришка
18.03.2016, 21.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100