Читать онлайн Шепот ночи, автора - Джойс Лидия, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепот ночи - Джойс Лидия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепот ночи - Джойс Лидия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепот ночи - Джойс Лидия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Лидия

Шепот ночи

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 23

Алси отвели в ее комнату в недрах дворца Топкапы, но только на одну ночь, заверила леди Бантинг. Алси в это верила. Так или иначе, но больше она ни одной ночи во дворце не проведет. Вернувшись в комнату, она отклонила предложение разобрать постель, отослала Айгуль и сама сняла вечерний наряд. Она распустила туго затянутый корсет, который после нескольких недель относительной свободы казался ей настоящими тисками, надела дорожное платье и долго сражалась с пуговицами застежки на спине. Потом ей осталось только задуть лампу и лечь под одеяло и ждать.
Алси была уверена, что не сможет заснуть, но, должно быть, задремала. Усыпанное звездами небо, видное в квадратик окна, вдруг закрыла мужская тень.
Это был не Думитру. На какую-то долю мгновения Алси подумала, что это он, но силуэт был ей не знаком.
– Поторопитесь, ваше сиятельство, – тихо произнес мужчина по-английски, но с акцентом.
Значит, и не сэр Эдуард.
Выскользнув из-под одеяла, Алси накинула вуаль, закуталась в большую шаль и надела туфли. Мужчина двигался по комнате бесшумно, и Алси решила снять обувь, чтобы не нарушать тишину. Камни пота между коврами были такими холодными, что у Алси поджимались пальцы, но она не обращала на это внимания.
Мужчина вывел ее из комнаты и повел по извилистому пути, который она сегодня проделала уже дважды. Комнаты, при свете дня поражавшие сказочным великолепием, теперь пугали. Казалось, в тени притаились многочисленные соглядатаи. У Алси сердце сжималось от страха и холода, она старалась держаться как можно ближе к своему проводнику. Наконец он открыл дверь, и Алси увидела во дворе паланкин и носильщиков в дворцовых ливреях.
– Идите и не говорите ни слова, – пробормотал провожатый. – Вы наложница, отправившаяся навестить умирающую сестру.
Алси подчинилась и, прежде чем выйти из двери, плотнее закрыла лицо вуалью, так что виднелись только глаза. Мужчина распахнул дверцу паланкина, и она вошла внутрь. На единственном сиденье с трудом могли уместиться два человека, окна на всех стенках плотно занавешены. Алси с колотящимся от страха сердцем уселась, и ее провожатый захлопнул дверцу. Без всякого предупреждения паланкин подняли в воздух, он покачнулся, когда носильщики положили на плечи длинные опоры.
Алси слышала, как мужчина на турецком языке тихо отдал приказ, и паланкин поплыл вперед, чуть покачиваясь в такт шагам носильщиков. Алси не смела выглянуть в окно, боялась даже дышать, она сидела неподвижно, словно усилием воли могла сделать процессию неслышной и невидимой.
Паланкин остановился, и Алси почувствовала, что его снова опускают. Со страхом она немного раздвинула занавески и увидела, что носилки стоят в другой части двора. Ей снова оставалось только ждать.
Думитру больше не заснул. Он раздумывал, стоит ли ему есть. Тюремщик сказал, что еду послала Алси, но никто не гарантировал того, что по дороге туда не подсыпали яду. Поразмыслив, Думитру пришел к выводу, что если турки задумают его отравить, то этого не избежать, и решил насладиться пищей, ведь вполне возможно, это его последняя трапеза.
Алси прислала ему нож, чтобы он мог покончить с жизнью, но сопроводила его загадочным предостережением. «Воспользуйся им, если нужно. Воспользуйся… если нужно». И когда он должен им воспользоваться? Прежде чем мучители отберут у него нож? После того как они раздробят ему ноги, но еще не тронут руки? Когда начнется боль или когда она станет невыносимой?
Если нужно.
Или Алси, глупышка, полагает, что ножом вовсе не придется воспользоваться?
В тишине снова отчетливо прозвучали шаги. Думитру застыл с ножом в руках. Нечего и пытаться бежать. Может быть, воткнуть себе нож в шею, и всему конец? Или спрятать его?
Шаги замолкли у двери его камеры. Тюремщик загремел ключами, и Думитру после мучительных колебаний бросил нож в отхожее ведро, и он с плеском упал на дно. Теперь нож надежно спрятан. Ключ уже поворачивался в замке, и Думитру отпрянул в сторону за мгновение до того, как отворилась дверь.
Стоявший в дверях мужчина с масляной лампой в руках улыбнулся, заметив пустую миску и полупустой кувшин. Эго был не тот тюремщик, что привел Думитру в этот каменный мешок, а совершенно другой человек.
– Вас любят, – сказал он на арабском диалекте, который употребляли при дворе. Мужчина что-то бросил Думитру, и тот поймал скованными руками тюк ткани. – Вас действительно любят. Сейчас я это сниму.
Прикрыв дверь, мужчина вытащил другой ключ и проворно освободил запястья Думитру от кандалов. Разобрав тюк одежды, Думитру нашел европейскую юбку и турецкую шаль с вуалью. Значит, его выведут из дворца под видом женщины из гарема.
– Я слишком высокий, – запротестовал он.
Мужчина усмехнулся:
– Если повезет, вас никто вблизи не увидит. Если повезет, вас вообще не увидят.
Думитру вытащил из ведра нож, вытер об юбку и сунул за пояс.
– Если повезет, – согласился он.
Путь в камеру казался ему годами, а обратная дорога – одним мгновением, караульное помещение было пустым – стражников подкупили или они несли службу на другом посту. «Неужели Алси сумела сделать все это за такое короткое время?» – задавался вопросом Думитру. Или это одна из тех отвратительных шуток, которые султан устраивает, чтобы развлечься?
Не успел Думитру прийти к какому-нибудь выводу, как снова оказался во внутреннем дворе. В тени дерева на земле стоял паланкин.
– Поторапливайся, – с иронией в голосе сказал мужчина. – Сестра твоей хозяйки умирает.
Думитру не надо было подгонять. Один из носильщиков распахнул дверцу, Думитру, согнувшись, шагнул внутрь и увидел сияющие в ярком лунном свете глаза Алси. Дверца захлопнулась, и Алси схватила его в объятия и, откинув вуаль, поцеловала, вложив в поцелуй всю себя. На ее губах был вкус свободы, яростный и необузданный, и Думитру не хотел ее отпускать.
Наконец она отстранилась, прижав палец к его губам. Кивнув, Думитру опустил на лицо вуаль, Алси сделала то же самое, оба, прижавшись друг к другу, устроились на единственном сиденье. Паланкин подняли, понесли, потом он остановился. Наверное, носильщики подошли к внутренним воротам. Думитру напрягся, взявшись за рукоять ножа. Прозвучал пароль. Один из носильщиков ответил. Послышался шелест бумаги. Официальный документ? Или очень на него похожий? Думитру этого не знал и даже не осмеливался строить предположения. После минутного ожидания, которое показалось вечностью, послышался скрип ворот. Переведя дыхание, Думитру взглянул на Алси, вернее, на узкую белую полоску кожи, видневшуюся из-под ее вуали. Они двинулись вперед, время тянулось мучительно медленно. Внутренним взором Думитру видел, как они приближаются к воротам, проходят под аркой и… они уже на свободе! Должны выйти. Прикрыв глаза, Алси откинулась на сиденье, и Думитру задышал спокойнее. Еще одни ворота, и они затеряются в огромном городе.
Паланкин остановился в очередной раз, снова прозвучали пароль и отзыв, и снова они услышали скрип ворот. Носильщики двинулись вперед, паланкин покачивался с каждым их шагом. Ворота позади, они оказались в сердце погруженного в темноту города, на полпути к свободе.
– Ты жив, – задыхаясь от счастья, прошептала ему на ухо Алси. – Тебя не ранили?
– Нет, – шепотом ответил Думитру. – Не успели. Как ты это сделала? Что ты пообещала и кому?
У нее вырвался какой-то звук, то ли смех, то ли рыдание.
– По чистой случайности. Я пыталась очаровать английского шпиона. Я ему кое-что пообещала. – Прежде чем Думитру успел отреагировать, Алси, успокаивая, положила ему руку на грудь. – Он попросил мой портрет и твое содействие британским интересам.
Думитру молча переваривал это известие.
– Должно быть, шпион достоин восхищения.
– Я бы так не сказала. – Едва различимый шепот Алси не скрывал цинизма. – Каково бы было твое содействие, если бы он попросил о большем?
Думитру тихо фыркнул.
– Я бы его убил. – Он помолчал. – Ты права, он настоящий негодяй.
– Ш-ш… – Алси прижалась к Думитру. – Этот негодяй спас нам жизнь.
В напряженной тишине они двигались вперед. Несколько минут были слышны только шаги носильщиков да далекий лай собак. Улицы, всего несколько часов назад кишевшие народом, теперь были неестественно тихи и пустынны, и Думитру казалось, что шаги носильщиков слышны всему городу. Потом в отдалении послышался новый звук. Тревога?
Думитру чуть приоткрыл занавеску на окне, но увидел только пустынную улицу. Он отпустил занавеску. Один из носильщиков тихо выругался. Возник краткий спор о том, как продвигаться вперед. Бегом? Носильщики пока решили двигаться шагом. Думитру выпрямился и не снимал руки с рукояти ножа.
– Это за нами? – Голос Алси был напряженным, но твердым.
– Они не знают, – ответил Думитру. Честность заставила его добавить: – Но думают, что да.
Носильщики пошли немного быстрее, их шаг потерял былую плавность. Алси вжалась в спинку сиденья. Думитру подался вперед.
Довольно долго было тихо, потом послышались быстро приближающиеся шаги. «Это за нами? – думал Думитру. – Сколько их?»
Шаги приблизились. Кто-то на гортанном турецком приказал остановиться, их провожатый что-то ответил. Алси вопросительно посмотрела на Думитру, но он беспомощно покачал головой. Он не смог понять ни слова, а если бы и понял, то не сказал бы ей.
Спустя минуту носильщики опустили паланкин. Солдаты, остановившие их, подписали бы себе смертный приговор, решив осмотреть паланкин, который несут стражники дворца. Они не отважились бы на это, если бы не искали беглецов. Думитру вытащил нож.
Кто-то подошел к паланкину и рывком открыл дверцу. Думитру, изображая возмущенную женщину, что-то прокричал на турецко-арабском диалекте высоким пронзительным голосом. Стоявший у дверцы солдат инстинктивно отпрянул, потом наклонился вперед, потянулся к вуали Думитру… и тут же пошатнулся – кинжал вонзился ему в сердце. Горячая густая кровь ударила в руку Думитру, он инстинктивно отдернул ее, вынув кинжал, и солдат рухнул на землю.
Носильщики набросились на остальных, теперь Думитру разглядел, что это были солдаты, растерявшиеся от потери своего командира. Их было семеро. Думитру, выпрыгнув из паланкина, сразил одного, а носильщики справились еще с тремя. Остальные бросились наутек, но провожатый Думитру, выхватив шпагу, настиг одного из них. Уцелевшие двое скрылись в кривом переулке, отчаянно отстреливаясь.
– Назад в паланкин, – коротко приказал Думитру провожатый, убирая шпагу в ножны.
– Я побегу рядом, – возразил Думитру, вытирая окровавленные руки об вуаль, болтавшуюся у него на плечах. – Носилки будут легче.
Носильщики заняли свои позиции и подняли паланкин на плечи.
– Думитру? – Алси, близкая к панике, высунулась наружу, отыскивая его.
– Я здесь. Все в порядке, – сказал он. – Закрой дверцу и держись. Мы побежим.
Несмотря на груз, носильщики двигались очень быстро, Думитру бежал рядом. Где-то вдали разрасталось волнение, кричали солдаты, раздавались ружейные выстрелы, потревоженные горожане распахивали ставни и проклинали всех подряд. Провожатый перестал петлять по улицам, и теперь паланкин двигался, не меняя направления.
– Куда мы бежим? – на ходу спросил Думитру.
– К морю, – ответил он. – Через ворота!
Они резко свернули, и Думитру увидел древние стены, в незапамятные времена защищавшие город со стороны моря. В полуразрушенной арке давно не было створок ворот, и носильщики быстро проскочили сквозь узкий проход. За стеной земля круто сбегала к воде. У берега покачивалась шлюпка с четырьмя мужчинами. Позади, темным силуэтом вырисовываясь на фоне звездного неба, стоял на якоре торговый корабль.
– Торопитесь, – сказал провожатый и, прошмыгнув назад сквозь арку, растворился в темноте.
Носильщики опустили паланкин на землю, Думитру открыл дверцу и подал руку Алси:
– Выходи.
Ее рука была холодной, но не дрожала. Выйдя из паланкина, Алси заморгала от лунного света и, вскрикнув, побежала к лодке. Думитру быстрым шагом шел рядом с ней. Когда она была уже у кромки воды, Думитру подхватил ее на руки и посадил в лодку. Сам он зашел в воду довольно глубоко, чтобы как следует вымыть нож и руки. В то мгновение, когда он сел в лодку, матросы налегли на весла, и она понеслась к кораблю.
Носильщики, как следует раскачав паланкин, бросили его на глубину. Раздался сильный всплеск, паланкин вскоре утонул, а носильщики исчезли за древними стенами.
Думитру поверх голов матросов смотрел на приближающийся с каждым взмахом весел корабль.
– Эти люди… которые на нас напали, – сдавленным голосом сказала Алси, – они… они умерли?
Думитру отвел взгляд. Алси испуганно смотрела на него сквозь вуаль. Сам он на бегу потерял и шаль, и вуаль.
– Большинство, – признался он, теснее прижимая ее к себе, с тошнотворной отчетливостью ощущая горячую человеческую кровь на своих руках.
– Я не хотела, чтобы они умерли, но рада, что ты убил их, чтобы остаться в живых, – сказала она.
– Знаю, – ответил Думитру.
Он впервые в жизни убил человека. За долгие годы шпионских интриг он ни разу этого не сделал и даже не отдал такого приказа.
– Если бы был другой способ…
– Это самозащита. Мы сделали то, что должны, а они делали то, что им приказали, – сказала Алси.
Думитру снова обнял ее за то, что этим «мы» она брала часть вины за совершенное им убийство на себя. Храбрая, благородная Алси.
– Я люблю тебя, – прошептал он, касаясь губами ее волос.
– А я и выразить не могу, как люблю тебя, – тихо ответила она, – потому что сама не в состоянии осознать это.
Вскоре они оказались у борта корабля и по шаткому трапу поднялись на палубу.
– Добро пожаловать на борт «Доброй королевы Бесс», – произнес по-английски дружелюбный голос, и мужчина в офицерской форме устремился к ним. – Мы поднимем парус, как только закрепим шлюпку. Мы хотим выйти в открытые воды раньше, чем султан решит закрыть проливы.
Он отошел, отдавая приказы, и палуба заполнилась матросами и осветилась светом ламп.
– Все кончено, правда? – ошеломленно спросила Алси.
– Что-то кончилось, – согласился Думитру. – А что-то только начинается.
– Что бы это ни было, если там будет чистая постель и ты в ней, я на все согласна, – сказала Алси застенчивым тоном, как делала всякий раз, когда хотела казаться бесстыдной.
Думитру рассмеялся – впервые за последние недели. Его охватило радостное возбуждение. Прижав к себе жену, он заглянул ей в глаза.
– Думаю, что капитан это скоро устроит, – предсказал он.
Алси улыбнулась, ее глаза мерцали от сдерживаемого смеха и чего-то еще, куда более глубокого, отчего у Думитру потеплело на сердце.
– Что? – спросил он.
– Ты все еще в юбке, – ответила она.
– Ну и что? Все турки носят шальвары, похожие на юбки.
– Но ты же не турок.
И она поцеловала его так, что у него перехватило дыхание.
Милая, безрассудная, храбрая, удивительная Алси.




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Шепот ночи - Джойс Лидия



Замечательный роман, прекрасная история любви, хватает похищений и приключений. Женщина с незаурядным, живым умом позволила взять над собой верх обиде и гневу, я уверена, если бы она немного успокоилась, то нашла какой-нибудь выход, а так подвергла опасности и себя, и мужа, но все же спаслись не без ее помощи.
Шепот ночи - Джойс ЛидияТаня Д
21.10.2014, 12.59





Читала, что мужчины, когда встречают умную (ученую) женщину сначала восхищаются, А затем убегают от них к глупым, особенно если они красивые, но не всегда. Гл. героиня наглядно показывает это. Что толку, что она математик и философ, если ведет себя как последняя дура. Гл. герой из-за нее чуть жизни не лишился. Могли с живого шкуру снять. Однако, несмотря на все опасности, Алси смогла все денежки сберечь. На это мозгов хватило.
Шепот ночи - Джойс ЛидияВ.З.,67л.
25.11.2015, 16.44








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100