Читать онлайн Искушение ночи, автора - Джойс Лидия, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение ночи - Джойс Лидия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение ночи - Джойс Лидия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение ночи - Джойс Лидия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Лидия

Искушение ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

О чем же только он думал, черт побери?
Байрон сидел в темноте Тиковой гостиной и пил виски. Ощущение, что он только что совершил величайшую ошибку в своей жизни, росло с каждой минутой. Он откинул крышку карманных часов. Минуло полчаса с тех пор, как он отпустил последнего из слуг, дав необходимые указания, и более часа с тех пор, как он приказал проводить леди Викторию в ее комнату. Теперь она, должно быть, трепещет от волнения или кипит от ярости. А может быть, и то, и другое. А он, конечно же, должен торжествовать.
Но никакого торжества он не испытывал. По правде говоря, он изменил свое решение.
Почему он отказался от своего плана мести? Он ведь человек изобретательный. Даже если первоначальный план не годился, он, конечно же, мог найти способ испортить жизнь Гиффорду по крайней мере на полдюжины лет. И это обошлось бы ему не слишком дорого.
И хотя мысль о страданиях Гиффорда все еще приносила ему удовлетворение, Байрон не мог сказать, что это излечит его раны. Потому что Байрона возмущало не столько то, что сделал Гиффорд, как то, что открылось ему в нем самом. То, о чем Байрон не знал, прожив тридцать два года, не ведая о чем мог бы спокойно сойти в могилу. Но теперь, после того как Байрон был вынужден столкнуться со своей мерзкой стороной, он не мог об этом забыть и не мог честно сказать, что хочет этого. Он глотнул виски и смотрел на пустой стакан при свете камина, стараясь не замечать графин. Это дорога в ад другого сорта, созданный для людей слишком беспечных или чересчур опрометчивых, чтобы заметить его опасности. Но, несмотря на только что заключенную сделку, герцог не относится ни к тем, ни к другим.
Сделка! Он нахмурился, глядя на свет, отражающийся от бокала. Первая юбка, которую он увидел больше чем за год, – и он утратил разум. Однако он знал, что и это не так. Хотя предложение само по себе было результатом порыва, он не утратил способности мыслить, словно одно лишь присутствие леди Виктории встряхнуло его разрушающийся рассудок и вдохнуло в него жизнь. Она была загадкой, которую он вознамерился разгадать, но у него было подозрение, что леди Виктория может не согласиться, чтобы ее разгадали, не сделав своих собственных разгадок. Байрону стало не по себе при мысли о вопросах, которые могут возникнуть между ними на протяжении недели. У нее могут быть секреты, но у него хватает собственных, которые нужно сохранить.
И все же не исключено, что он открывает дверь волку. Но после стольких месяцев одинокой жизни и одолевавших его мрачных мыслей вызов, брошенный волку, может стать именно тем, что ему нужно.
Где-то в доме часы пробили девять. Каждый удар звучал медленно, отбивая время таким образом, что на затылке у Виктории волосы стали дыбом.
Грегори Фейн, малопривлекательный управляющий герцога, а возможно, еще и камердинер, и дворецкий, проводил ее вниз по винтовой лестнице, канделябр, который он держал в руке, отбрасывал косые пляшущие тени на стены в темных панелях.
Наконец лестница кончилась. Виктория не понимала, на каком этаже находится: на первом, на одном из верхних или на подвальном уровне. Ее комната находилась на третьем этаже, но она уже сообразила, что различные пристройки к дому расположены как попало и что четыре этажа в одной части дома вполне могут оказаться шестью в другой его части.
Фейн проскользнул в узкий коридор, потом в широкую галерею с рядом окон. В темноте ничего не было видно сквозь залитые дождем оконные стекла, пока не сверкнула молния, осветив каменистый склон, который кончался потоком пенящейся воды. Потом окрестности снова погрузились во мрак, гром грохотал над голыми холмами, и в комнате, казалось, стало еще темнее. Виктория подавила желание спросить у своего молчаливого провожатого, далеко ли еще до столовой.
Галерея внезапно кончилась, и Фейн открыл в длинной стене скромную дверь, которая казалась еще меньше от тяжелых панелей, обрамлявших ее.
– Леди Виктория Уэйкфилд, – с поклоном объявил Фейн в темноту.
Герцог сидел за столом, откинувшись на стуле, снова спиной к огню. Да, он не из тех, кто быстро отказывается от какого-либо преимущества, подумала Виктория. Как и раньше, он не встал, когда она вошла, и чтобы соответствовать его нелюбезности, она нарочито резко кивнула. Он расположился не так хорошо, как о Тиковой гостиной; даже в полумраке она видела, что вспышки раздражения на его лице сменились выражением удовольствия.
– Прошу вас, миледи, садитесь, – произнес он с напыщенным радушием, жестом указав на стул.
Она хотела сесть, но от стены отделился рослый молодой человек и стал на ее пути. Она подавила желание отпрянуть, но он всего лишь отодвинул ее стул от стола.
– Я вижу, у вас интересный домашний штат, – снисходительно произнесла Виктория, когда герцог позвонил и круглолицая служанка торопливо вошла в комнату, неся супницу. Это была первая безопасная тема разговора, которая пришла Виктории в голову.
Он поднял бровь.
– Мой покойный двоюродный дед был обедневшим эксцентриком, и я унаследовал его прислугу и его долги.
– Понятно, – сказала Виктория, хотя ничего не поняла. – Уверена, вы находите жизнь здесь праздничной.
Она попробовала поданное ей консоме. Оно оказалось слабым, но довольно вкусным, и Виктория приступила к еде.
Рейберн стиснул зубы.
– Я останусь в этой заплесневелой груде камня ровно столько, сколько понадобится, чтобы обновить Дауджер-Хаус. Я бы с удовольствием оставил его догнивать, но семейный долг велит мне сделать это дом вновь пригодным для жилья.
Виктория удивленно подняла глаза. Мысль о том, что Рейберну дом не нравится так же, как и ей, сделала его не таким пугающе отчужденным. Но следующие его слова уничтожили это впечатление.
– Вот почему мне нужно получить деньги от вашего брата.
Он смеялся над ней. Виктория видела это по тому, как был поднят уголок его рта, по блеску его бездонных глаз. Она решила не поддаваться на приманку, а вместо этого указала на изъян в его претензиях.
– Поскольку вы знаете, что мой брат в течение многих лет не будет иметь средств даже на то, чтобы выплачивать вам проценты, вы не можете до того времени на что-либо рассчитывать.
Рейберн хмыкнул, и она была уверена, что он вполне сознает чувственные обертоны, с которыми издал этот звук.
– А ему и не нужно будет выплачивать, если у вас есть что сказать по этому поводу, дорогая.
Она почувствовала, что краснеет, и рассердилась на себя.
– Вот именно, – бросила она и молча доела суп. Она не могла не чувствовать близости герцога, того, как он смотрит на нее, как наклоняется в ее сторону. Странно, что ему хочется покинуть этот дом, где ему самое место.
Служанка принесла жаркое и еще какое-то овощное блюдо. Нарезав мясо, слуга молча поставил перед Викторией тарелку – порция оказалась весьма внушительной.
– Это конец трапезы, – пояснил Рейберн, глядя на нее с выражением насмешливой снисходительности. – Еда у нас простая.
– Понятно, – многозначительно произнесла Виктория.
Луноликая служанка присела в реверансе, и Рейберн жестом велел удалиться ей и слуге.
Воцарилось тягостное молчание, нарушаемое лишь потрескиванием огня в камине. Герцог снова всмотрелся в лицо Виктории этим своим особенным взглядом, хотя она не могла понять, что же он хочет увидеть. Наконец, просто от неловкости, она попыталась завести разговор в более дружелюбном тоне:
– Скажите, ваша светлость, какова история этого дома? Он кажется одного возраста с завоеванием.
– Он старше, хотя от тех времен здесь ничего не осталось. Спросите у Фейна, если вам действительно хочется это знать. – Рейберн посмотрел на нее, задержав на весу вилку с мясом. – Я бы предпочел поговорить о вещах поинтересней. – Он откусил кусочек мяса. – Например, о вас.
Виктория заморгала, застигнутая врасплох.
– Уверяю вас, ваша светлость, во мне нет ничего интересного.
Он махнул вилкой, прежде чем снова откусить кусочек.
– Вы хотите, чтобы все поверили именно в это?
– Что вы имеете в виду? – чопорно спросила она. Не следовало поощрять его, но ей стало любопытно. Интересно, что он о ней знает, точнее, что думает, будто знает? Разумеется, он не может знать эту ее безумную черту характера, дикость, которую она скрывала так тщательно, что даже члены ее семьи не подозревали о ее существовании. Некоторое время он задумчиво жевал, потом проглотил, не сводя с нее глаз.
– Сейчас объясню, с вашего разрешения. Виктория весьма неизящно фыркнула.
– Вы мне уже сказали. Скучная, немолодая старая дева, склонная к манипуляциям.
Он тихонько фыркнул в ответ.
– Вы сумели сделать так, что это прозвучало столь... скажем, скучно. – Он отложил нож и вилку и наклонился вперед, внимательно рассматривая ее. – Я вижу женщину, которая изо всех сил пытается сделать себя незаметной. Женщину, которая по собственному выбору, а не по необходимости, сидит на балах у стенки. Единственная дочь графа, вы с легкостью могли найти себе мужа. Никаких очевидных изъянов я не вижу.
Она подняла брови:
– А не очевидных?
Он снова хмыкнул, нагнувшись так близко, что она ощутила запах утреннего одеколона, смешанный с запахом специй и сандала.
– Ваши изъяны и совершенства идут так тесно рука об руку, что их невозможно разделить.
– Вот как? – произнесла она с притворным равнодушием.
– Вот так, – насмешливо проговорил он. Прищурившись, он задумчиво смотрел на нее. Вблизи его глаза были скорее зелеными, чем карими – испещренный янтарем изумруд, подумала она. – Например, ваше лицо. Оно не красиво.– Я никогда не стремилась быть красивой, – колко ответила она, ткнув вилкой в какой-то овощ. – Красота не вызывает у меня ни зависти, ни восторга.
– И не должна вызывать, потому что вы так хороши собой, что можете посрамить обычную красоту.
Виктория насмешливо улыбнулась:
– Обычная красота, как вы изволили выразиться, тоже никогда не завидовала мне. – Но несмотря на внешний цинизм, в описании Рейберна было что-то честное, чего она ни в ком не замечала уже давным-давно. Это заинтриговало ее и вызвало жаркую вспышку, которая распространилась по ее коже там, где его взгляд прикасался к ней.
– А должна бы, – настойчиво проговорил он, понизив голос. – Лоб у вас высокий, но это не недостаток, потому что он уравновешивает челюсть, которая выдается вперед, когда вы раздражены. Вот как теперь. С этим нужно быть осторожней.
Он коснулся ее лица, провел пальцем по краю ее щеки вниз к подбородку и поперек него. Его прикосновение было легким, как у бабочки, но она все равно ощутила мозоли на его руках, изящных и сильных. Она затаила дыхание, предвкушая наслаждение.
– Сильная челюсть, но не тяжелая, упрямая, но женственная, как и тонкий выступ носа.
Он и к этому прикоснулся. Никто еще не прикасался к ее носу с таким деликатным любопытством. Это было странно и куда более интимно, чем откровенная ласка. Он улыбнулся, рассматривая ее, и черты его лица смягчились. А глаза блестели, как у собственника, как у землевладельца, осматривающего землю, которая вскоре будет принадлежать ему.
Стряхнув с себя гипноз его прикосновений, Виктория резко выпрямилась и отодвинулась.
– Ухаживать и говорить красивые слова ни к чему. Я подписала договор и теперь принадлежу вам.
Лицо Рейберна стало непроницаемым.
– Простите меня, миледи. Не знал, что оценка будет так дурно принята.
– Оценка – может быть! – возразила она. – Лесть? Не думаю.
– Дорогая леди Виктория, вы очень умно заметили, что у меня нет нужды льстить вам. – Он резко встал, оттолкнув стул от стола. – Идемте. Ужин закончен.
Она похолодела.
– Но я еще не наелась. – Дурные предчувствия охватили ее.
Рейберн сел так же внезапно, как и встал, словно растаял и весь размяк, едва прикоснулся к стулу. Гнев, который он только что проявил, исчез, о нем напоминали лишь жесткая линия спины и слишком небрежный наклон головы. Но все же у нее появилось ощущение, что он одержал победу – своим признанием она проявила первый признак слабости.
– В таком случае, дорогая леди Виктория, ешьте, – сказал он. – Мне бы не хотелось, чтобы обо мне говорили, будто я морю голодом гостей.
При мысли о том, что надо съесть еще что-то, внутри у нее все сжалось, однако она отрезала крошечный кусочек мяса и начала медленно жевать. Байрон смотрел на нее не таясь, и забавность этой ситуации смягчала его раздражение. Леди Виктория была почти полностью собрана до того мгновения, когда он действительно предложил им уйти – тут-то в ее крепости появилась трещина, особенно заметная на идеально ровном фоне ее предыдущего поведения. Она вспыхнула, заволновалась – именно этого он и хотел. Пока она сохраняла равновесие, ей удавалось приводить его в замешательство.
На самом деле ему хотелось видеть ее без этого дурацкого платья. Оно было еще отвратительнее, чем ее дорожный костюм, хотя всего час назад он не думал, что такое возможно. Ее волосы были прилизаны еще больше и еще больше уродовали ее. У него было смутное убеждение, что здесь есть нарочитая насмешка, и он с трудом подавлял желание вытащить у нее из прически шпильки.
– Итак, миледи, если мы не можем обсуждать вас, о чем еще нам поговорить? О политике? Об обществе? О погоде?
Леди Виктория подняла взгляд, ее светлые глаза опасно щурились.
– Я слышала, что любимая тема всякого мужчины – его собственная персона. – Она отправила в рот кусочек мяса, крепко прикусила его, и от негодования мышцы у нее на челюстях слегка вздулись.
– Я не привык обсуждать себя, – сказал Байрон уклончиво, – поговорим о чем-нибудь другом.
– О да, ваша светлость, я и забыла, – произнесла она с сарказмом. – Герцог Рейберн не терпит, когда на него смотрят. Он прячется во мраке, кутается в покрывало ночи и темных слухов о себе самом. – Она подняла вилку и нацелилась в него. Герцог почувствовал, как поток гнева хлынул ему в лицо, а она язвительно улыбнулась. – Путешествует он только в каретах с плотно занавешенными окнами, в обществе его видят лишь в сумерках и на рассвете, он даже ездит верхом под покровом ночи. Все недоумевают – чего он боится? Почему прячется? Может быть, у него есть какие-то изъяны? Или он не такой, как все?
Жар негодования охватил его. Рука Байрона скользнула по столу и схватила ее руку, остановив вилку у самого рта. Как смеет она насмехаться над ним? Как смела она приехать, эта старая светская дева, и войти в его жизнь, чтобы судить о том, о чем понятия не имеет?
Он понимал, что действует безрассудно, но ему было все равно. Ее резкие слова напомнили Рейберну о тех, кто удивлялся ему в течение многих лет – леди, которые шептались, прикрывшись веерами, дети, глазеющие на него с дерзким любопытством, а задолго до этого – наполовину жалеющие, наполовину испуганные взгляды нянек, и одно юное лицо, застывшее с выражением такого ужаса и отвращения, что минувшая с тех пор четверть века не смогла стереть ни единой подробности, врезавшейся ему в память. Воспоминания нахлынули на него, словно все назойливые, осуждающие взгляды минувших тридцати четырех лет снова уставились на него, и он отталкивал их со злобным отчаянием.
– Что вы знаете обо мне и моих побуждениях? – проскрежетал он. – Как смеете высказываться столь бестактно? Леди Виктория хранила молчание. Ее рука в его руке была холодной, маленькой и хрупкой. Он мог раздавить ее одним усилием. А когда их взгляды встретились, он осознал, что она это понимает.
Но в ее голубых глазах не было ни страха, ни намерения отпрянуть от его силы, его властности. В них горело презрение, и усмешка кривила ее губы, когда она заговорила:
– Пустите. Вы делаете мне больно.
Каждое слово звучало как обвинение, более действенное, чем любая обличительная речь. Он отпустил ее руку, словно обжегся. Чудовище. Зверь. Эти слова не могли бы прозвучать с большей резкостью, даже если бы она бросила их ему в лицо.
Байрон резко выдохнул воздух.
– И что же вы думаете? – спросил он, возвращая разговор в прежнее русло. Некая разновидность самобичевания, он понимал это, но никогда еще не заслуживал наказания больше, чем сегодня.
– О вас? – Леди Виктория откинулась назад, глаза ее прятались за светлой бахромой ресниц, когда она смотрела на игру света на поверхности вилки, которую вертела в руке. Она посмотрела на него многозначительно и с подчеркнутым старанием положила вилку поперек тарелки. – Ваша светлость, – возразила она, – вы сами сказали, что я не смею иметь о вас свое мнение.
Байрон хмыкнул:
– Я не верю, что вы когда-нибудь в жизни «не смели» иметь свое мнение.
Она рассмеялась, и ее смех дрожью пробежал по его спине и оставил его жаждать большего. Но в следующее мгновение она злобно прищурилась, отчего лицо стало старше и жестче.
– Какое неожиданное непостоянство, ваша светлость! Я должна подумать...
Она склонила голову набок, рассматривая его, и ему стало не по себе под ее проницательным взглядом. Не то чтобы она видела его под одеждой – он послал и получил достаточно таких взглядов в прошлом и наслаждался и теми, и другими, – но она словно смотрела сквозь его кожу, до сухожилий, которые привязывали его мышцы к костям, к поверхности его мозга, где его мысли читались, когда они пролетали через него. Могла ли она также увидеть скрытую болезненность, ту, которую понять был не в силах ни один врач? Он почти поверил, что могла. Для нее не было ничего невозможного.
Наконец леди Виктория заговорила:
– Я думаю... – И замолчала. – Я думаю, что все в порядке... в некотором смысле. Думаю, вам нравится мрак: и эффект, и анонимность. Но еще я думаю, что вы так же напуганы, как... ну, как напугана я вашим обвинением. Трусость за бравадой. – Она насмешливо скривила губы. – У нас есть что-то общее: каждый считает другого трусом, и каждый думает, что другой ошибается относительно самого себя. – Она подняла свой стакан, все еще наполовину полный вина. – За веру в трусость, во всех ее дерзких проявлениях.
– Странный тост, – сказал он, но тоже поднял стакан, и они выпили.
Виктория откусила еще несколько кусочков мяса и положила вилку.– Я насытилась, – сказала она почти небрежно, откинувшись на спинку стула. – Вы не покажете мне дорогу?
К немалому удивлению Байрона, голос ее звучал совершенно спокойно. Руки лежали на краю стола. Никаких движений пальцев, говорящих о нервозности. Она лишь отвела глаза, когда их взгляды встретились.
– Конечно, – пробормотал он, вставая.
Леди Виктория осталась сидеть, пока он не обошел вокруг стола и не отодвинул ее стул. После чего грациозно поднялась, оперлась о его руку и с видом королевы вышла с ним из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение ночи - Джойс Лидия



Великолепно!
Искушение ночи - Джойс ЛидияОксана
28.07.2012, 1.33





роман - просто великолепный, нет слов! не первый прочитанный мною роман этого автора, также понравился роман "Шёпот ночи", Лидия Джойс - прекрасная писательница, её романы интересны в первую очередь своими приключенческими сюжетными линиями, постоянными действиями и тайнами, которые прослеживаются через весь сюжет. Отдельная похвала её героям - женщины, которые не лишены характера и конечно же страстные мужчины...
Искушение ночи - Джойс ЛидияАнжелика
12.08.2012, 20.21





Роман интересный, нестандартный. Последняя сцена с признаниями без обычных банальностей, присущим множеству лр, от этого кажется более живой и правдоподобной.
Искушение ночи - Джойс Лидиякуся
9.11.2012, 10.48





Поставила 10-ку, мне понравилось, но, как будто чего-то не хватает.
Искушение ночи - Джойс ЛидияAnna
12.11.2012, 8.55





Достаточно скучный роман. Можно прочесть первую главу и перелиснуть сразу на 17-ую. Очень мало действия и очень много разговоров и раздумий. Он подумал, она подумала, они подумали и бла бла бла в том же духе.
Искушение ночи - Джойс ЛидияChazrnet
25.11.2012, 19.59





Как бывший врач подтверждаю, что такое заболевание есть. Достаточно редкое, мучительное, но наследственное. Надеюсь, что у ГГ не будет детей. Нечего им страдать.
Искушение ночи - Джойс ЛидияВ.З.,64г.
2.12.2012, 15.59





Роман очень понравился. Сюжет очень жизненный, диалоги героев просты и интересны. В романе нет фантастического приключения с похищениями и громкими словами любви... Здесь все очень жизненно. Главные герои прекрасны. Всем советую прочитать. Редко встретить такую неповторимую книгу . Моя оценка 10.
Искушение ночи - Джойс ЛидияИриска
3.09.2013, 1.52





Действия героев порой очень нелогичные, такое ощущение, что автор старается найти оправдание действиям герцога в его прошлом, постоянно подчеркивает, что ему во всем не везёт : ни в дружбе, ни в любви, ни вделах; все его бросают-друзья, женщины, арендаторы, слуги... Чего-то не хватает и неприятно, что роман оканчивается на минорной ноте, очень грустный аккорд
Искушение ночи - Джойс ЛидияItis
28.09.2013, 14.28





Очень хороший роман!!Рекомендую, за душу берет, не пожалеете!
Искушение ночи - Джойс ЛидияВалентина
1.04.2014, 10.40





Наконец-то я нашла этот роман, читала давно,запомнился сюжет. Оценки высокие. С удовольствием прочитаю снова)))
Искушение ночи - Джойс ЛидияСаманта
6.05.2014, 13.29





Слышала про эту болезнь, но впервые прочитала про то, что чувствует при этом пациент. Книгу стоит прочитать, хотя бы потому, что в ней есть что-то новенькое.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЮлия...
8.05.2014, 7.56





Неплохой романчик, вполне можно почитать. Одно только непонятно, зачем герой создает сам себе такие сложности... Если он может выходить на улицу когда облачно, дома совершенно незачем жить в полном мраке, козырьки на окна и занавески вполне решат проблему, и на улице поскольку все равно все тело закрыто одеждой, открыто только лицо - вполне мог бы носить маску, что-то вроде балаклавы... ну да, прослыл бы чудаком, но лучше так чем отшельничество.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЕлена
26.03.2015, 14.44





Миленько, легонько, местами эротично.
Искушение ночи - Джойс ЛидияКирочка
3.05.2015, 19.32





Прочитала с удовольствием.Чисто по-человечески - замечательный . 10.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЛюбовь М.
4.05.2015, 18.18





Классс!
Искушение ночи - Джойс Лидиянина
7.05.2015, 16.11





Классс!
Искушение ночи - Джойс Лидиянина
7.05.2015, 16.11





Замечательный роман! Читала с удовольствием.
Искушение ночи - Джойс ЛидияГулия
9.05.2015, 9.22





роман на любителя. мне не понравился 6 балов.
Искушение ночи - Джойс Лидиятату
7.06.2015, 17.45





Скучно было.
Искушение ночи - Джойс ЛидияО.
8.11.2015, 22.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100