Читать онлайн Искушение ночи, автора - Джойс Лидия, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение ночи - Джойс Лидия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение ночи - Джойс Лидия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение ночи - Джойс Лидия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Лидия

Искушение ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Рейберн проснулся оттого, что Виктория пошевелилась в его объятиях. Занавеси все еще были задернуты, но света проникало достаточно, чтобы омыть комнату тусклым шафрановым светом.
Виктория снова пошевелилась, что-то пробормотав, и положила голову на изгиб его руки. Рейберн слегка коснулся губами ее волос и заметил слезы у нее на лице. Грусть охватила Рейберна. Неужели он заставил ее плакать?
Но сейчас она не плакала. Она попросила его остаться и теперь спала, уютно устроившись рядом с ним. Он немного полежал, уставившись на полог над головой, и вдруг ему захотелось, чтобы это мгновение длилось вечно. Однако зудящая боль в лице отвлекла его, и он соскользнул с кровати. Виктория застонала и перекатилась в углубление, оставленное им в матрасе, но не проснулась.
Он налил в таз воды, плеснул на лицо, и боль утихла. Проведя влажной рукой по спутанным волосам, он сел так, чтобы смотреть в окно через щель между занавесями.
Солнце стояло низко над горизонтом, слабое и оранжевое, рассветное. Рейберн смотрел, как оно еле заметно ползет по стальному небу. Он любил восходы, как некоторые любят огонь. Восход прекрасен и безжалостен, но ты платишь болью за его очарование.
Шум за дверью вывел его из раздумий. Вошла Энни, держа в руках поднос с завтраком.
– Ах! – взвизгнула она, отчаянно краснея. – Я не знала, что вы здесь, ваша светлость.
Виктория пошевелилась.
– Благодарю вас, Энни. Поставьте поднос на столик и можете идти. И принесите, пожалуйста, завтрак для вашего господина.
Энни ушла. Байрон подошел к кровати и сел на краешек.
Между ними было напряжение, чувственность, обремененная новым, кровоточащим знанием. Байрон попытался скрыть это. Когда Виктория села, он принялся взбивать подушки, затем поставил поднос ей на колени. Виктория вооружилась ножом и вилкой, но есть не стала.
– Мне странно, что вы сидите здесь, словно хотите убедиться, что больная ест как должно, – произнесла она. – Позавтракайте со мной, а я позавтракаю с вами, когда Энни принесет для вас поднос.
– Здесь нет второго прибора, – заметил Байрон. Она выгнула бровь:
– Три дня назад вас это не остановило бы. Неужели все так изменилось?
Ее голос звучал насмешливо. «Изменилось больше, чем я мог вообразить», – подумал он, но промолчал, лишь слегка улыбнулся и накрыл рукой ее руку.
– Тогда я буду вас кормить, а заодно поем сам.
Отдав ему нож и вилку, Виктория откинулась на подушки и посмотрела на него сквозь бахрому светлых ресниц. Он подцепил вилкой яйцо и поднес ей ко рту. В прошлый раз, когда он кормил ее персиковым крамблем, казалось невероятным, что это может так скоро повториться – очень похоже и в то же время не похоже. Как будто тоже вспомнив об этом, Виктория слегка покраснела и отвела глаза. Оба они изменились, и теперь, когда ели яйца и ломтики бекона, воспоминания о той неповторимой ночи мешали им.
– Я чувствую себя ребенком, – сказала, натянуто смеясь, Виктория, прежде чем съесть следующий кусок.
– Это была ваша идея.
Больше никто из них не проронил ни слова, пока Энни не принесла завтрак для Байрона. Виктория взяла у него вилку и нож, и атмосфера разрядилась.
– Вы как-то сказали, – вдруг проговорила Виктория, намазывая хлеб маслом, – что я обманываю себя.
– И что?
– Я тогда решила, что вы ошибаетесь, поскольку привыкли все драматизировать. Но теперь усомнилась в этом. Потому что поняла кое-что о себе. – Их взгляды встретились. – Я трусиха. Боюсь перемен, боюсь риска, но больше всего боюсь себя. То, что сделали мы с Уолтером, было порывом страсти, не больше. Глупостью. Но когда мы с ним находились в задней гостиной его родителей, в парке, в чулане, на конюшне – все казалось замечательным. И было замечательным. Лишь через несколько месяцев я поняла, что совершила огромную ошибку.
– И с тех пор больше не доверяли себе. Виктория слегка пожала плечами.
– Я доверяла себе, когда думала, что я холодная и бесстрастная. Но ведь чувствам доверять нельзя.– А когда вы чувствовали себя совершенно раскрепощенной?
– Когда скакала верхом. Верховая езда – вещь неопасная, думала я. И так же чувствовала себя во время грозы. – Она скривила губы. – Я никогда не могла совладать с собой во время грозы.
– Много лет вы себя наказывали и смиряли, – заметил Байрон. – Из-за девичьей неосторожности.
Она покачала головой:
– Не в этом дело. А в том, что я не знала, как вести себя дальше. Не знала, что это было – глупость или наитие.
– А наш договор? Чем он был для вас? Виктория рассмеялась.
– И тем, и другим. Я до сих пор не верю, что согласилась на него. Ведь он противоречит всем моим жизненным установкам.
– Но не вашим чувствам.
– Да, это верно. – Она помолчала. – Вас, конечно, интересует, жалею ли я об этом? Я жалею свою лодыжку, свою голову и ваше лицо, но об этой неделе не сожалею.
Внутри у Байрона что-то оборвалось.
– Если мое лицо – плата за те дни, что мы провели вместе, ничего, кроме радости, я не испытываю.
– Благодарю вас.
Они молча доели свой завтрак.
Виктория снова сидела на скамье у окна, а Рейберн устроился в кресле, которое принесла миссис Пибоди. Виктория хотела позвать Энни, чтобы та помогла переодеться, но Рейберн настоял на том, что все сделает сам. Оказалось, что ее гораздо больше смущает, когда он одевает ее, чем когда раздевает, и ей было не по себе оттого, что он одинаково хорошо делает и то и другое. В темноте, в пылу любовных игр, все выглядело совсем иначе. Но даже при свете, проникающем сквозь щель между занавесками, он видел гораздо больше, чем во время их ночных свиданий. Виктория боялась, что не одурманенный страстью Рейберн найдет ее костлявое, стареющее тело непривлекательным.
Но этого не случилось. В глазах его горел огонь желания.
– Я думал, вы зададите мне множество вопросов, – сказал вдруг герцог.
Виктория в этот момент как раз разглядывала его и не стала делать вид, будто не поняла.
– Я была уверена, что вы сами все объясните, когда сочтете нужным.
– Когда сочту нужным. – Рейберн покачал головой. – В небесах нет святого, у которого хватило бы терпения дождаться этого.
– Вчера вечером вы сами затронули эту тему, – заметила Виктория. – По собственной инициативе.
– Это только кажется. – Он криво усмехнулся. В это утро Виктория поняла, что может смотреть на него, не испытывая той острой боли, которая пронзала ее насквозь, но где-то в глубине боль еще оставалась.
Рейберн вздохнул:
– Не все приняли это так, как вы. Виктория вопросительно посмотрела на герцога.
Рейберн отвел глаза и уставился невидящим взором на гобелен, скрывающий половину стены.
– У меня был друг, – произнес он, – его звали Уилл. Мы были еще мальчишками. Однажды мы уснули с ним на траве, под палящим солнцем. А когда проснулись, лицо у меня было хуже, чем сейчас.
– Он тоже проснулся, – предположила Виктория. – И был потрясен.
– Он убежал, не стал слушать моих объяснений. И никогда больше со мной не разговаривал.
– Никогда?
– Никогда. – Рейберн отвел глаза. – Разрыв был не таким драматичным, как кажется. Он уехал в школу прежде, чем я настолько оправился, что смог выходить из своей комнаты.
– А вы не пытались поговорить с ним? Ведь он был вашим другом.
– Самым близким другом. Нет, не пытался. Он избегал меня. – Рейберн осекся.
Виктория старалась поделикатнее сформулировать свой вопрос:
– Он никогда не проявлял недоброжелательности? Трусости?
– Нет. Он был самым верным другом, каким только может быть мальчишка. – В его голосе прозвучала ирония.
–И вы больше никогда не видели его?
– Когда он приезжал на каникулы и после того, как закончил Оксфорд. Мы вращались в одном кругу.
– И он ни разу не высказал вам сожаления? Его не мучили угрызения совести? Рейберн помолчал.
– Иногда мне казалось, что он хочет подойти ко мне, раскаивается. В его глазах я видел грусть, когда он смотрел на меня.
– Возможно, он понял, что вел себя дурно, и испытывал стыд. Но сделать шаг к примирению не решался.
Рейберн сжал подлокотники кресла так, что побелели костяшки пальцев.
– Он женился на Шарлотте! – Это был крик души.
– Дочери викария, – прошептала Виктория. – Вы полагаете, он сделал это, чтобы причинить вам боль?
Рейберн долго молчал, потом покачал головой:
– Какое это имеет значение? Он знал, что я буду страдать.
Виктория не нашлась с ответом и стала смотреть на лужайку, видневшуюся в просвете между занавесями.
– Я все равно потерял бы ее, – сказал Рейберн. – Я думал, что люблю ее, но не настолько, чтобы ответить на вопрос, который я видел в ее глазах, тот, задать который только у вас хватило храбрости. Я молчал, и с каждым днем она отдалялась от меня. Вероятно, Уилл заметил это. Он тоже любил ее, и я об этом знал. Возможно, его женитьба на ней оказалась для меня спасением. Но тогда я этого не понял.
– Мне... мне очень жаль, – тихо произнесла Виктория.
Рейберн вздохнул:
– Мне следовало уйти намного раньше, но это было выше моих сил. Я был уверен, что любой, исключая слуг, состоящих при мне, отреагировал бы так же, как Уилл. Возможно, я ошибался, но мне это не приходило в голову. Вы доказали, что я был не прав, по меньшей мере, в одном случае, и я благодарен вам за это. Но не уверен, что многие примут меня так, как приняли вы. Вы изменили мою жизнь.
– Я не собиралась ничего менять.
– Ах, Цирцея, ваши прикосновения творят чудеса. Ей было больно за него. Она не знала, что еще она может сделать для него, но она коснулась подушки рядом с собой, жестом приглашая его сесть.
Герцог сел, а когда Виктория протянула руку к его голове, он крепко схватил ее и их пальцы сплелись. Теперь в мозолях на его руках не было ничего таинственного – она сразу же вспомнила, как напрягались и сгибались его плечи, когда он крутил индийские булавы, – но все равно эти руки успокаивали и были теплыми и сильными, хотя таинственность исчезла.
– Я не всегда был таким, – сказал он. – В детстве я обгорал не больше, чем другие дети. Я помню, как стоял на траве, под палящими лучами солнца, и при этом хорошо себя чувствовал.
– Вы теперь никогда не сможете выходить на дневной свет? Никогда? – Виктория попыталась представить себе его жизнь, проведенную во мраке.
– Вы могли в этом убедиться. Когда небо затянуто облаками или когда идет дождь, я могу выйти, и то с величайшей осторожностью. И еще в сумерках и на рассвете.
– Неудивительно, что вы не рассказали об этом Шарлотте. Только большая любовь может подтолкнуть на такой подвиг – прожить жизнь с человеком, который не может наслаждаться светом дня.
– Это верно, – бросил Рейберн.
Они сидели молча. Виктория старалась запомнить каждое мгновение, проведенное в обществе герцога, каждую черточку его лица, изуродованного ожогами. Скоро она уедет и будет жить воспоминаниями.
Она не знала, как долго они просидели вот так, но какое-то движение на аллее вернуло ее к действительности. Сквозь просветы в занавесях Виктория увидела Энни и Эндрю.
Эндрю энергично жестикулировал, а Энни мотала головой.
– Рейберн, взгляните! – Виктория жестом указала на окно.
Он встал и заглянул ей через плечо. Внезапно Эндрю остановился и схватил Энни за плечи, а она продолжала мотать головой. Он взял ее за руку и опустился на колено.
– Он сделал ей предложение! – не без удивления произнесла Виктория.
Рейберн усмехнулся:
– Похоже, она не в восторге от этой перспективы. Я думал, они уже договорились.
Еще несколько мгновений, и Энни наконец кивнула.
Эндрю вскочил, приподнял ее и поцеловал. Виктория посмотрела на Рейберна.
– Я завидую им.
– Их молодости? Восторженности? Оптимизму? – Он выгнул бровь.
– Их простоте. Их наивной храбрости. Они не боятся трудностей.
– Когда-то вы тоже так поступили, по крайней мере я знаю это с ваших слов.
Она покачала головой:
– Надеюсь, жизнь не обойдется с ними жестоко, как со мной.
Виктория снова взглянула на влюбленную парочку и почувствовала пустоту в груди.
– Если бы только я могла, стоило бы снова испытать боль.
Когда появилась Энни с обедом, она все еще пылала и улыбалась. Девушка поставила поднос на сундук, отошла к двери и стала теребить в руках передник.
– Вы что-то хотите сказать? – спросил Рейберн, не обращая внимания на насмешливый взгляд, брошенный на него Викторией.
– Ваша светлость... – Энни залилась румянцем. – Ваша светлость, мы с Эндрю решили пожениться. – Она опустила глаза.
– Я обещал ему домик привратника, но не раньше, чем умрет старый Сайлас, – ответил Байрон.
Энни подняла сияющие глаза.
– Ах, я знаю, ваша светлость! В том-то и дело, Сайлас будто собрался жить вечно, а дядя Том просит меня поехать с ним в Лидс, потому что, когда он уедет, здесь у меня не будет семьи, вот Эндрю и сказал, что он станет моей семьей. – Она вздернула подбородок. – Надеюсь, вы дадите нам свое благословение и позволите служить вам и дальше, после того как мы поженимся. Дядя Том продает нам свой дом в деревне, и не так уж будет далеко ходить каждый день.
Байрон долго смотрел на нее, потом кивнул.
– Милости просим оставаться и вас, Энни, и Эндрю. Как я и обещал, вы получите сто фунтов.
– Спасибо, ваша светлость! – просияла Энни. Потом она опустила руку в карман передника, и снова вид у нее стал робкий. – Перед смертью его светлость, ваш двоюродный дедушка, дал мне вот это. – Она вынула из кармана передника нитку жемчуга с медальоном из драгоценных камней и застежкой. – Он сказал, это часть того, что отошло бы герцогине, но раз у него не было герцогини, он подарит эту вещь мне, и я могу делать с ней что хочу. – Энни волновалась, путала слова. – Я не брала это, он мне подарил. И я хранила это до сих пор, но зачем мне, простой девушке, драгоценности?..
– Я верю вам, Энни, – прервал ее Байрон, видя, что она сейчас заплачет.
– Спасибо вам, ваша светлость, – обрадовалась Энни. – Я хотела бы это продать, но не знаю, как это сделать.
Байрон протянул руку.
– Если вы доверите драгоценность мне, я попрошу ювелира ее оценить и предложу вам за нее справедливую цену.
Лицо Энни расплылось в улыбке.
– Ой, вот спасибо, ваша светлость! – Она протянула Байрону ожерелье и отошла к двери. – Чуть не забыла! Это принесли сегодня для вас, миледи. – Она вынула из кармана письмо, положила на край подноса с обедом и удалилась.
– Опять от мамы, – сказала Виктория и, бросив на Байрона взгляд, промолвила: – Вы благородно поступили с Энни.
Он пожал плечами:
– Не вижу здесь особого благородства. Ведь она – моя кузина, вы сами сказали.
– Но не каждому это пришло бы в голову. – Виктория хотела было распечатать письмо, но, увидев на конверте почерк Джека, нахмурилась.
– Что-нибудь не так? – спросил Байрон.
– Письмо от брата. А Джек никогда мне не пишет. – Она сломала печать, прочла письмо и нахмурилась еще больше.
– Что случилось? – спросил Байрон. Вместо ответа Виктория протянула ему письмо.
«Виктория!
Я знаю, что ты занята весьма деликатными переговорами по моему делу, и не стал бы писать, если бы не крайняя нужда. У матушки начались припадки, дрожат руки, речь бессвязная, и налицо признаки слабоумия. Это началось в тот вечер, когда ты уехала, и поначалу мы подумали, что это обычная ее манера все драматизировать.
Врач говорит, что, возможно, это пройдет, но пока трудно сказать что-либо определенное. Она спрашивает о тебе почти каждый час, и отец подозревает, что это ее последняя воля. Он настаивает на твоем немедленном возвращении домой, и я присоединяюсь к нему.
Поторопись, пожалуйста.
Джек».
– Вам нужно ехать, – сказал Байрон, охваченный отчаянием.
– Да, – согласилась Виктория.
– Завтра утром...
– Какая нелепость! – вдруг рассмеялась Виктория. – Я сломала лодыжку и заставила вас пострадать для того лишь, чтобы нарушить наш договор за день до его истечения!
– Порвите этот договор, – произнес Байрон. – Я больше не буду преследовать вашего брата.
В глазах у Виктории блеснули слезы.
– Благодарю вас, – прошептала она. – Какой же вы добрый! Я этого не заслужила.
Он сел рядом с ней, обнял за плечи.
– Господи, неужели я стану мстить Джеку, зная, что это причинит вам боль?
Она положила голову ему на грудь, по ее щеке скатилась слеза.
– Если вы поедете первым поездом, завтра будете в Рашворте. Не прошло и трех дней с тех пор, как написано это письмо. Будем надеяться, что за это время с вашей матушкой ничего плохого не случилось.
Виктория снова рассмеялась.
– Ужасный я человек, не правда ли? Я оплакиваю не только свою мать, но и саму себе.
– Вчера ночью вы тоже плакали.
– Я думала, вы спите.
Он смахнул слезу с ее щеки и поцеловал свою влажную ладонь.
– Я заметил следы слез сегодня утром. Почему вы плакали?
Виктория закусила губу.
– Вы пострадали из-за меня. К тому же у меня болела лодыжка. И мне... мне не хотелось думать об отъезде, потому что я вдруг почувствовала себя счастливой.
– Счастливой? – Байрон ошеломленно смотрел на нее. – И это явилось причиной ваших слез?
– Да. Потому что счастье недолговечно.
Она подняла на него глаза, полные боли и нежности. Рейберн задохнулся от радости.
Он положил руку ей на плечи и повернул ее к себе.
– Тогда давайте сделаем так, чтобы эта ночь стала незабываемой. – Рейберн привлек к себе Викторию и запечатлел на ее губах поцелуй.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение ночи - Джойс Лидия



Великолепно!
Искушение ночи - Джойс ЛидияОксана
28.07.2012, 1.33





роман - просто великолепный, нет слов! не первый прочитанный мною роман этого автора, также понравился роман "Шёпот ночи", Лидия Джойс - прекрасная писательница, её романы интересны в первую очередь своими приключенческими сюжетными линиями, постоянными действиями и тайнами, которые прослеживаются через весь сюжет. Отдельная похвала её героям - женщины, которые не лишены характера и конечно же страстные мужчины...
Искушение ночи - Джойс ЛидияАнжелика
12.08.2012, 20.21





Роман интересный, нестандартный. Последняя сцена с признаниями без обычных банальностей, присущим множеству лр, от этого кажется более живой и правдоподобной.
Искушение ночи - Джойс Лидиякуся
9.11.2012, 10.48





Поставила 10-ку, мне понравилось, но, как будто чего-то не хватает.
Искушение ночи - Джойс ЛидияAnna
12.11.2012, 8.55





Достаточно скучный роман. Можно прочесть первую главу и перелиснуть сразу на 17-ую. Очень мало действия и очень много разговоров и раздумий. Он подумал, она подумала, они подумали и бла бла бла в том же духе.
Искушение ночи - Джойс ЛидияChazrnet
25.11.2012, 19.59





Как бывший врач подтверждаю, что такое заболевание есть. Достаточно редкое, мучительное, но наследственное. Надеюсь, что у ГГ не будет детей. Нечего им страдать.
Искушение ночи - Джойс ЛидияВ.З.,64г.
2.12.2012, 15.59





Роман очень понравился. Сюжет очень жизненный, диалоги героев просты и интересны. В романе нет фантастического приключения с похищениями и громкими словами любви... Здесь все очень жизненно. Главные герои прекрасны. Всем советую прочитать. Редко встретить такую неповторимую книгу . Моя оценка 10.
Искушение ночи - Джойс ЛидияИриска
3.09.2013, 1.52





Действия героев порой очень нелогичные, такое ощущение, что автор старается найти оправдание действиям герцога в его прошлом, постоянно подчеркивает, что ему во всем не везёт : ни в дружбе, ни в любви, ни вделах; все его бросают-друзья, женщины, арендаторы, слуги... Чего-то не хватает и неприятно, что роман оканчивается на минорной ноте, очень грустный аккорд
Искушение ночи - Джойс ЛидияItis
28.09.2013, 14.28





Очень хороший роман!!Рекомендую, за душу берет, не пожалеете!
Искушение ночи - Джойс ЛидияВалентина
1.04.2014, 10.40





Наконец-то я нашла этот роман, читала давно,запомнился сюжет. Оценки высокие. С удовольствием прочитаю снова)))
Искушение ночи - Джойс ЛидияСаманта
6.05.2014, 13.29





Слышала про эту болезнь, но впервые прочитала про то, что чувствует при этом пациент. Книгу стоит прочитать, хотя бы потому, что в ней есть что-то новенькое.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЮлия...
8.05.2014, 7.56





Неплохой романчик, вполне можно почитать. Одно только непонятно, зачем герой создает сам себе такие сложности... Если он может выходить на улицу когда облачно, дома совершенно незачем жить в полном мраке, козырьки на окна и занавески вполне решат проблему, и на улице поскольку все равно все тело закрыто одеждой, открыто только лицо - вполне мог бы носить маску, что-то вроде балаклавы... ну да, прослыл бы чудаком, но лучше так чем отшельничество.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЕлена
26.03.2015, 14.44





Миленько, легонько, местами эротично.
Искушение ночи - Джойс ЛидияКирочка
3.05.2015, 19.32





Прочитала с удовольствием.Чисто по-человечески - замечательный . 10.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЛюбовь М.
4.05.2015, 18.18





Классс!
Искушение ночи - Джойс Лидиянина
7.05.2015, 16.11





Классс!
Искушение ночи - Джойс Лидиянина
7.05.2015, 16.11





Замечательный роман! Читала с удовольствием.
Искушение ночи - Джойс ЛидияГулия
9.05.2015, 9.22





роман на любителя. мне не понравился 6 балов.
Искушение ночи - Джойс Лидиятату
7.06.2015, 17.45





Скучно было.
Искушение ночи - Джойс ЛидияО.
8.11.2015, 22.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100