Читать онлайн Искушение ночи, автора - Джойс Лидия, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Искушение ночи - Джойс Лидия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 105)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Искушение ночи - Джойс Лидия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Искушение ночи - Джойс Лидия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Лидия

Искушение ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Расстегнув последнюю пуговицу, Рейберн стянул с нее платье и бросил на диван. Он хотел было опять поцеловать ее, но заметил краешком глаза вспышку света и посмотрел вниз. И похолодел, будто получил пощечину.
– Боже!..
– Что случилось? – Виктория проследила за направлением его взгляда. – Боже... – повторила она вслед за ним.
Корсет – разум Байрона отказывался называть это корсетом – открылся во всем своем ужасающем великолепии, начиная с атласа в черно-красную полоску и кончая отвратительными экстравагантными кружевными рюшечками на вырезе.
– Теперь я понимаю, что вас так расстроило, – прошептал Байрон, скрывая довольную усмешку.
– Я не была расстроена. Я была в ярости. Лицо ее приняло насмешливое выражение, но глаза и губы все еще оставались напряженными, какими были весь вечер, и он ощутил скованность в ее теле, отчего ему стало не по себе.
– А теперь? – Он заметил, что невольно вложил в свой вопрос больше многозначительности, чем требовалось.
– А теперь могу рассматривать эту ошибку с полным спокойствием, потому что верю, что ваша деликатная чувствительность гораздо больше оскорблена, чем моя. – Она натянуто улыбнулась.
Он провел пальцем по вырезу корсета, по теплым холмикам ее грудей. Она закрыла глаза от этого прикосновения, прерывисто вздохнула, однако напряжение не спало. Что не так? Конечно, она больше не ожидала вопросов, равно как и не казалась женщиной, которая что-то скрывает. Видимо, она вся сжалась в ожидании его ответа. Но какого именно ответа?
– Моя деликатная чувствительность может быть оскорблена упаковкой, но подарком – ни в коем случае.
– Значит, теперь я стала подарком, да?
Он резко вскинул голову, уязвленный ее внезапной язвительностью. Что произошло между их поцелуями в «комнате единорога» и этим моментом, что заставило ее так отдалиться?– Я думаю, это лучше, чем назвать вас платежом. Ее светлые глаза сверкнули, она раскрыла было рот, однако не произнесла ни слова.
– Нечего сказать? – тихо спросил он. Она нахмурилась:
– Вы не дали мне достойного ответа.
Это была Виктория, которую он знал. Рейберн испытал облегчение.
– Ну что же, – сказал он, – придется найти что-то стоящее.
И прежде чем она успела спросить, что Рейберн имеет в виду, он быстро расшнуровал корсет. Потом спустил с ее плеч лямки, и корсет упал на пол.
Черт побери! Вот такой она была неотразима, с волосами, рассыпавшимися по плечам, сорочкой, сквозь которую угадывались выпуклости грудей, темные соски и узкая талия. С выражением уязвимости в глубине глаз.
Однако напряжение оставалось – в том, как скованно она держалась, в плотно сжатых губах. Чего она хочет? Чего боится? Эта мысль не давала ему покоя.
Она встретилась с ним взглядом и внимательно всматривалась в его лицо. Казалось, она пытается содрать с него кожу, вторгнуться в него и обследовать каждый сокровенный уголок его души. Выражение лица Байрона изменилось, оно тоже стало напряженным.
– И что вы видите, когда смотрите на меня вот так? – вдруг спросила она с настороженностью в голосе.
– Я вижу желанную женщину, которая половину своей жизни занималась тем, что обманывала себя. – Ее лицо стало непроницаемым. – А что видите вы, когда смотрите на себя?
Вопрос этот, судя по всему, застал ее врасплох, но она не колеблясь ответила:
– Дуру, которая стареет, а ума так и не набралась.
Виктория отвернулась, но он успел заметить на ее лице гримасу боли.
Она все еще жалеет, что разоткровенничалась сегодня днем, вдруг понял Рейберн. Ему хотелось узнать ее тайны с того момента, как он ее увидел, но он никак не предполагал, чего ей будет стоить эта откровенность, а также что его может встревожить причиненная ей боль.
Но почему, собственно, это причиняет ей боль? Будь даже она девственной, приехав сюда, заключив сделку, все равно потеряла бы невинность. Так что вся эта история казалась почти банальной. Однако неожиданно он понял, что не сама по себе история, а откровения, на которые она решилась, делают ее уязвимой.
Он подумал о собственной слабости, о том, как больно было делать признания той, которую он считал самой доброй в мире, и услышать от нее в ответ оскорбления... Виктория была как натянутая струна, опасаясь, что Байрон оттолкнет ее.
Он взял ее за подбородок и осторожно повернул к себе. Она смотрела в одну точку, и ей стоило невероятных усилий поднять на него взгляд. В глазах ее он увидел боль. Теперь будь осторожен, сказал он себе. Если он откликнется на ее вожделение, а не на слова, она замкнется в себе, и он ее потеряет.
Рейберн уже не мог отрицать, что угроза потерять ее пугает его, так что слова выбирал очень осторожно.– Вы достаточно умны, чтобы осознать ошибки прошлого, а это не каждому дано.
Она натянуто улыбнулась, однако лицо стало менее напряженным.
– Мне нравится думать, что я умен, хотя понимаю, что это иллюзия. А теперь о главном... Ну же, Цирцея. Не надо хмуриться. Тайны, которые вы мне доверили, никто никогда не узнает. Я их считаю бедой, а не позором. Все мы глупцы, когда речь идет о нашем сердце. Однажды я вообразил себя отчаянно влюбленным в дочь приходского священника и повел себя в отношениях с ней невероятно смешно. Я был старше годами, чем вы, когда совершили свое безумство, даже старше, чем ваш предполагаемый муж, должен признаться со стыдом, но куда менее опытен, уверяю вас, потому что редко выезжал из поместья своих родителей. Поэтому в двадцать два года был скорее мальчишкой, чем мужчиной, и очаровательная черноволосая девушка с приятными манерами и милой улыбкой превратила меня в дурака, который декламировал стихи и писал письма.
Виктория улыбнулась искренней, хотя и едва заметной улыбкой.
– Не могу себе этого представить.
– Я бы тоже не мог, но слишком хорошо все помню. – Он умолк, на него нахлынули воспоминания. Шарлотта Литтлвуд была добродушной, милой и честной, правда, немного избалованной и не особенно умной.
– И что же сталось с вашей черноволосой музой? Вопрос Виктории вернул его к действительности.– Отец не одобрил мой выбор, потому что не мог себе представить, что будущий герцог может иметь благородные намерения касательно дочери священника, хотя, уверяю вас, это не остановило бы меня, если бы она ответила мне взаимностью. – Он с горечью улыбнулся.– Но она не ответила. Я мог бы удовольствоваться ее улыбкой, но она не подарила мне ни одной. Она боялась меня и поэтому не могла полюбить. Она обручилась с другим, и я стал развлекаться, как мог, в Лондоне. – Это было достаточно правдиво, но что-то осталось недосказанным. Он видел, что его ухаживания не оставляют Шарлотту равнодушной, ее осторожность уступила место сдержанному любопытству, но у него не хватило смелости сделать признание.
Он совершил такую ошибку однажды, за десять лет до того, как начал ухаживать за черноглазой дочкой священника. Однажды – это более чем достаточно. Байрон мог бы успокоиться ее исчезающим интересом, с тем чтобы другой обожатель завоевал ее сердце и отвел ее к алтарю, если бы только этим обожателем не был тот, кто прежде всего унизил самого Байрона. Уилл Уитфорд легко вошел в общество Мерритоншира со своей университетской степенью и очаровательными манерами и просто сбил с ног деревенскую простушку. Две кражи – его гордости и женщины, за которой он ухаживал, – вынести это было невозможно, и Байрон уехал развлечься в Лондон, где не раз напивался до состояния риз.
После долгого молчания Виктория глубоко втянула в себя воздух, и Байрон усмотрел в этом признак победы.– Спасибо, что рассказали, что дали мне что-то взамен. – Она вздохнула. – Возможно, я дура, но поскольку не могу быть другой, верю вам.
Байрон улыбнулся, взял ее за подбородок и поцеловал.
Губы у нее были мягкие и многообещающие, такие пылкие, что у Рейберна захватило дух.
Ее губы двинулись вниз, к его шее, и она начала расстегивать на нем рубашку.
Расстегнув, сунула под нее руки. Ладони у нее были холодные и гладкие. Задрав рубашку повыше, она прижалась губами к его груди. Байрон не двигался, но дыхание его стало прерывистым.
Он отстранил ее и стал раздеваться. Викторию потянулась к его ремню, но он отступил на шаг и снял с нее рубашку, после чего стал развязывать завязки на ее панталонах.
– Сначала вы, – остановила его Виктория.
– Только если вы снимете эти ваши сапоги. – Он поморщился.
– Согласна.
Виктория занялась пуговицами на своих лодыжках, а он стоял и стягивал с себя остальную одежду. Она сняла второй ботинок, а он отбросил исподнее и поднял голову.
И замер. Он не сразу понял, что она уставилась на его возбужденную плоть.
– Не станете же вы утверждать, что не видели этого раньше? – заметил он.
Виктория бросила на него быстрый взгляд.– Так близко никогда. – Она помолчала. – Мне следовало бы думать, что это отвратительно, но я думаю, что это очаровательно.
Байрон невольно улыбнулся:
– Очаровательно? Такого я еще не слышал. Она обхватила его плоть пальцами. Байрон резко втянул в себя воздух и задрожал.
– Вы удивлены?
– Дорогая Виктория, вы созданы для того, чтобы удивлять, – ответил он сквозь стиснутые зубы.
Она сжала пальцы и провела по всей длине его мужского достоинства. Байрона бросило в жар.
Чертыхнувшись, он схватил Викторию за руку.
– Я бы приветствовал это, моя озорная Цирцея, но не сегодня. У меня другие планы.
Одним движением он стянул с нее панталоны, еще два рывка – и ее чулки присоединились к ним. Он поднял ее и усадил среди подушек.
– Что вы делаете? – спросила она.
– Собираюсь угостить вас десертом.
Байрон сел прямо у нее над головой так, что оказался вне поля ее зрения, снял с печки блюдо с крамблем и поднял крышку. Потом взял вилку, поддел кусочек персика и поднес к губам Виктории.
Она вздрогнула, увидев фрукт, но рот ее был раскрыт к тому времени, когда он оказался у ее губ. Глаз ее Рейберн не видел, только светлые ресницы. Глаза ее были устремлены на фрукт, и ее зубы сомкнулись на нем и сняли с вилки. Рейберн видел, как ее челюсть шевельнулась раз, потом второй, затем сжалась во время глотка. В каждом движении было нечто соблазнительное, эротическое. Это выходило за пределы обдуманного возбуждения на более глубокий уровень, к структуре ее плоти, к румянцу ее кожи, к тому, как левая сторона рта остается слегка приоткрытой по сравнению с правой. Почти загипнотизированный, он скормил ей еще кусочек, потом еще, и она молча брала персик изящно выгнутыми губами, снова жевала и глотала. Байрон взял третий кусочек, немного поколебался, потом зажал его в зубах. Вилку он отложил и наклонился к Виктории, поднеся персик к ее губам в своих зубах. Виктория легко вздохнула, мгновение – и он ощутил, как ее зубы сомкнулись на персике и слегка потянули его. Потом ее руки обхватили его голову, потянули вниз, и он оказался вовлеченным в перевернутый поцелуй, сладкий и жаркий.
Наконец они разошлись, и Байрон снова потянулся за крамблем. На сей раз он не взял вилку, а зачерпнул сервировочной ложкой сироп.
– Что вы делаете, Рейберн? – спросила Виктория.
Ее беззащитность и неуверенность так возбудили Рейберна, что он едва сдержался, чтобы не взять ее прямо сейчас.
Он ничего не ответил, но наклонил ложку так, что тонкая струйка сиропа полилась по ее шее и между грудями. Она задохнулась, когда сироп коснулся ее кожи, и округлила глаза, догадавшись, что Рейберн собирается делать. Соски у нее затвердели, когда линия сиропа притекала к ним все ближе и ближе и наконец залила их своим золотистым теплом. Он снова наполнил ложку, сок медленно заструился по ее животу, затем по бедрам, и она раздвинула ноги.
Виктория ахнула, Байрон посмотрел ей в глаза.
– Вы ведь не... – Она осеклась. – Вы не собираетесь?
Байрон улыбнулся:
– Собираюсь. – Он скользнул пальцем от ее завитков прямо в лоно. Дыхание у нее участилось. – Не будете же вы утверждать, что вам не нравится эта идея?..
– Нет... нравится... точнее... – Она с трудом выговаривала слова.
Байрон наклонил ложку, и остатки сиропа вылились, куда он хотел. Тогда он отложил ложку и выудил из блюда кусочек персика.
– Не шевелитесь, – приказал он.
– Ничего подобного я и представить себе не могла.
Рейберн положил кусочек в ямку у нее на шее, затем выложил другими кусочками дорожку от грудей до завитков. Склонился к ней, взял в зубы кусочек с шеи и слизал сироп с того места, где он лежал.
Остывшие кусочки были богаты циннамоном, но богаче была ее кожа, и твердая, и мягкая, словно плоть самого плода. Он двигался по ее телу, беря персик в одном месте, поцелуем снимая сироп и наслаждаясь тем, как она вздрагивала. Некоторые кусочки он съедал сам, другие скармливал ей своими губами – и это были самые сладкие, потому что ее вкус оставался у него на языке. Ее руки молили его об удовлетворении, и он стонал. Вожделение достигло своего апогея.
Когда он добрался до последнего кусочка, она выгнулась навстречу ему.– Пора, – сказала она. – Я готова.
– Еще секунду. Всего секунду.
Он наклонился и слизал остатки сиропа.
Виктория неожиданно поднялась, толкнула Рейберна, он опрокинулся навзничь, а она села верхом на его мужское достоинство.
И начала двигаться вверх-вниз. На лице ее было написано наслаждение. Ее руки двигались по его груди, возбуждая его и утоляя свою похоть. Она была великолепна, приближаясь к экстазу. Он стиснул зубы, стараясь не прийти к финишу первым.
Господи, она была великолепна – если не считать ее взгляда, который становился все более отдаленным, и ее рук, чьи поглаживания становились машинальными, в то время как она отдалялась от него.
– Вы не посмеете не впустить меня теперь, Виктория Уэйкфилд, – с трудом проговорил он.
– Избави меня Боже... – Она задохнулась, ее глаза впились в его лицо. – Я не могу!
Наконец они достигли вершины блаженства, глядя друг другу в глаза, затуманенные страстью. Еще мгновение, и они вернулись на землю.
Виктория лежала, обмякнув и задыхаясь у него на груди, все еще соединенная с ним, и он услышал ее жалобный голос:
– Не оставляйте меня одну.
– Не оставлю. – Он зарылся лицом в ее волосы, пахнувшие лавандой и циннамоном. – Не сейчас. Не этой ночью.
«И никогда», – мелькнуло у него в голове, но он отбросил эту мысль. Она, должно быть, принадлежит какому-то мальчишескому уголку его души, все еще полной романтизма, смешанного со страстным желанием, которое, как ему казалось, он давно изгнал. Еще одна неудача, напомнил он себе: невозможность избавиться от мечты молодости. Но он уже не мальчик, а Виктория – не вторая Шарлотта.
Виктория проснулась оттого, что рядом кто-то шевелился. Ей показалось, будто она слышит некий голос – слово или короткую фразу, но смысла их ее отуманенный сном разум не смог уловить.
– Рейберн? – спросила она.
– Кто же еще? – отозвался он, и голос его прозвучал, как всегда, насмешливо.
Она чувствовала его дыхание, теплое и легкое, у себя на щеке, он провел рукой по ее лицу, отводя прядь волос.
– Никто. Я не знала, проснулись ли вы или вернулись к себе.
– Пока нет. Ночь еще не кончилась.
Конечно, подумала Виктория. Утром башенная комната будет наполнена светом, и Рейберн улизнет в глубину дома. Но почему? Что с ним происходит?
Он будто угадал ее мысли, потому что лег на нее, словно желая отвлечь.
– До рассвета вы моя.
Она хотела было ответить, но он остановил ее поцелуем, и она поняла, что спрашивать бесполезно. Однако наслаждение остается, сказала она себе. Это принадлежит ей, равно как и ему.
Комната была залита сероватым светом, когда Байрон открыл глаза. Во сне Виктория откатилась от него, укрывшись одеялом так, что сам он наполовину оказался открыт прохладному воздуху. Он никогда не боялся проспать с тех пор, как был еще мальчишкой и просыпался при первом проблеске света, убегая задолго до того, как свет мог причинить ему зло.
Байрон встал, стараясь не потревожить Викторию, и тихонько оделся. Он сказал себе, что нет причин осторожничать. В конце концов это его дом и его неделя, и он волен приходить и уходить, когда заблагорассудится. И все же чувствовал себя виноватым, когда поставил на поднос грязные тарелки, а потом задержался в дверях, оглянувшись на раскинувшуюся на груде подушек Викторию. Ее волосы цвета белого золота образовали вокруг головы ореол солнечного света, раскинутые руки были протянуты к нему почти что умоляюще. В безвкусном экзотическом будуаре его деда Виктория не могла выглядеть более неуместной, с ее бледным английским лицом и милым обыкновенным следом на щеке – Байрон невольно улыбнулся при мысли о том, что она может даже во сне пускать слюнку. Ему хотелось увидеть, как она просыпается, какое будет у нее лицо, когда она откроет глаза и обнаружит, что он здесь, ждет ее.
Но он знал, что это невозможно. Он может разбудить ее, чтобы проститься, но такой поступок будет встречен только со смущением и неизбежными расспросами, на которые он поклялся никогда больше не отвечать. Между тем пора начать день, первый час – в гимнастическом зале с гирями и спортивными снарядами, а потом счета и дела, которым, кажется, нет конца.
Байрон покачал головой и скользнул в дверь, но чувство вины следовало за ним по пятам, пока он спускался вниз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Искушение ночи - Джойс Лидия



Великолепно!
Искушение ночи - Джойс ЛидияОксана
28.07.2012, 1.33





роман - просто великолепный, нет слов! не первый прочитанный мною роман этого автора, также понравился роман "Шёпот ночи", Лидия Джойс - прекрасная писательница, её романы интересны в первую очередь своими приключенческими сюжетными линиями, постоянными действиями и тайнами, которые прослеживаются через весь сюжет. Отдельная похвала её героям - женщины, которые не лишены характера и конечно же страстные мужчины...
Искушение ночи - Джойс ЛидияАнжелика
12.08.2012, 20.21





Роман интересный, нестандартный. Последняя сцена с признаниями без обычных банальностей, присущим множеству лр, от этого кажется более живой и правдоподобной.
Искушение ночи - Джойс Лидиякуся
9.11.2012, 10.48





Поставила 10-ку, мне понравилось, но, как будто чего-то не хватает.
Искушение ночи - Джойс ЛидияAnna
12.11.2012, 8.55





Достаточно скучный роман. Можно прочесть первую главу и перелиснуть сразу на 17-ую. Очень мало действия и очень много разговоров и раздумий. Он подумал, она подумала, они подумали и бла бла бла в том же духе.
Искушение ночи - Джойс ЛидияChazrnet
25.11.2012, 19.59





Как бывший врач подтверждаю, что такое заболевание есть. Достаточно редкое, мучительное, но наследственное. Надеюсь, что у ГГ не будет детей. Нечего им страдать.
Искушение ночи - Джойс ЛидияВ.З.,64г.
2.12.2012, 15.59





Роман очень понравился. Сюжет очень жизненный, диалоги героев просты и интересны. В романе нет фантастического приключения с похищениями и громкими словами любви... Здесь все очень жизненно. Главные герои прекрасны. Всем советую прочитать. Редко встретить такую неповторимую книгу . Моя оценка 10.
Искушение ночи - Джойс ЛидияИриска
3.09.2013, 1.52





Действия героев порой очень нелогичные, такое ощущение, что автор старается найти оправдание действиям герцога в его прошлом, постоянно подчеркивает, что ему во всем не везёт : ни в дружбе, ни в любви, ни вделах; все его бросают-друзья, женщины, арендаторы, слуги... Чего-то не хватает и неприятно, что роман оканчивается на минорной ноте, очень грустный аккорд
Искушение ночи - Джойс ЛидияItis
28.09.2013, 14.28





Очень хороший роман!!Рекомендую, за душу берет, не пожалеете!
Искушение ночи - Джойс ЛидияВалентина
1.04.2014, 10.40





Наконец-то я нашла этот роман, читала давно,запомнился сюжет. Оценки высокие. С удовольствием прочитаю снова)))
Искушение ночи - Джойс ЛидияСаманта
6.05.2014, 13.29





Слышала про эту болезнь, но впервые прочитала про то, что чувствует при этом пациент. Книгу стоит прочитать, хотя бы потому, что в ней есть что-то новенькое.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЮлия...
8.05.2014, 7.56





Неплохой романчик, вполне можно почитать. Одно только непонятно, зачем герой создает сам себе такие сложности... Если он может выходить на улицу когда облачно, дома совершенно незачем жить в полном мраке, козырьки на окна и занавески вполне решат проблему, и на улице поскольку все равно все тело закрыто одеждой, открыто только лицо - вполне мог бы носить маску, что-то вроде балаклавы... ну да, прослыл бы чудаком, но лучше так чем отшельничество.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЕлена
26.03.2015, 14.44





Миленько, легонько, местами эротично.
Искушение ночи - Джойс ЛидияКирочка
3.05.2015, 19.32





Прочитала с удовольствием.Чисто по-человечески - замечательный . 10.
Искушение ночи - Джойс ЛидияЛюбовь М.
4.05.2015, 18.18





Классс!
Искушение ночи - Джойс Лидиянина
7.05.2015, 16.11





Классс!
Искушение ночи - Джойс Лидиянина
7.05.2015, 16.11





Замечательный роман! Читала с удовольствием.
Искушение ночи - Джойс ЛидияГулия
9.05.2015, 9.22





роман на любителя. мне не понравился 6 балов.
Искушение ночи - Джойс Лидиятату
7.06.2015, 17.45





Скучно было.
Искушение ночи - Джойс ЛидияО.
8.11.2015, 22.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100