Читать онлайн Голоса ночи, автора - Джойс Лидия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голоса ночи - Джойс Лидия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.81 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голоса ночи - Джойс Лидия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голоса ночи - Джойс Лидия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Лидия

Голоса ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Значит, это бордель. Казалось, жизнь Чарлза внезапно приобрела странное свойство скатываться к абсурду. Всего два дня назад он даже не знал эту девушку, а сейчас она сидит в его карете и они едут к какой-то пьяной шлюшке, которая нашла прибежище в борделе, спасаясь от какого-то бандита.
Чарлз покачал головой и задал естественный вопрос:
– А кто такой Дэнни?
Мэгги резко повернула голову и пристально посмотрела на него; судя по выражению лица барона, он, несомненно, заметил, что ей стало не по себе, когда он произнес это имя.
– Никто, – пробормотала она.
– Но этот человек должен быть известен в вашей среде, если он избивает несчастных девушек на улице, – возразил Чарлз, скептически приподняв бровь.
– Я не знаю, Дэнни это или нет, сэр, – сказала Мэгги, чувствуя себя явно неловко. Чарлз, конечно, не верил ей. Она поморщилась. – Может быть, это какой-то вор. Или Нэн задолжала кому-то несколько шиллингов и попыталась улизнуть, чтобы не возвращать долг.
Паренек, сидевший напротив, внимательно следил за их разговором. Тот ли это Джайлс, один из подопечных Мэгги, который отсутствовал во время посещения Чарлзом ее квартиры? Чарлз сунул руку в карман, достал шиллинг и протянул пареньку.
– Кто такой Дэнни, Джайлс? – спросил он. Мальчик взял шиллинг, который мгновенно исчез в его лохмотьях.
– Все знают Дэнни ОСалливана! Он самый хитрый жулик. Ему подчиняются почти все банды в Лондоне.
Мэгги сжала зубы, слушая эти объяснения, и лишь заметила:
– В Лондоне много людей по имени Дэнни.
– Почему он хотел избить Нэн? – спросил Чарлз у мальчика, не обращая внимания на ее слова.
Джайлс на мгновение встретился взглядом с Мэгги.
– Я не знаю, – сказал он. – Он никогда не имел с ней дела раньше.
Паренек явно что-то знал, но не хотел говорить. И почему его, Чарлза, это должно волновать? Он всего лишь заботится о своем вкладе. Он проводит Мэгги к ее подруге, а потом отвезет назад в Челси, здоровой и невредимой.
Чарлз решительно отказывался думать о вещах, которые его не касались, и с удовольствием вернулся бы к сцене, которая была прервана ворвавшимся в гостиную пареньком.
Он готов был заняться любовью с Мэгги Кинг, маленькой певичкой из варьете, уличной беспризорницей. Нет, не беспризорницей. Она явно отличалась от своего ближайшего окружения. Несмотря на малый рост, в ней чувствовалась сила. Она была простой и открытой, правда, немного резковатой. В ней не было вопиющей вульгарности, жеманства и нарочитой застенчивости, характерных для многих женщин с улицы, с которыми ему иногда приходилось общаться. Мэгги казалась более естественной из всех, кого он когда-либо встречал.
Чарлз тайком взглянул на нее, в то время как она неподвижно смотрела в окошко кареты, и в ее напряженной позе чувствовалось беспокойство и нетерпение. Ее личность, несомненно, имела особую силу воздействия. Должно быть, поэтому он думал о Мэгги, засыпая и просыпаясь, и в течение дня мысль о ней постоянно присутствовала в уголках его сознания. Эта девушка существенно отличалась от всех женщин, с какими ему приходилось иметь дело. Она была подобна неизведанному вину, впервые попробовав которое, пробуждается потребность насладиться им еще и еще. Даже насытившись вволю, не исчезает воспоминание о том, какое сильное впечатление оно произвело, несмотря на пресыщенный вкус. Мэгги сказала, что больше не является девственницей, и теперь легко представить, чего она может ожидать от него…
Прибытие к месту назначения прервало его размышления. Чарлз открыл дверцу кареты и ступил на тротуар. Это было самое подходящее место для борделя: недалеко от Хеймаркета и нескольких дорогих ресторанов. Место, хорошо знакомое молодым людям из окружения Чарлза. На свежевыкрашенном, белом фасаде здания был осмотрительно указан только уличный номер, прикрепленный над дверью, и вход освещали два газовых светильника.
Мэгги выбралась из кареты вслед за Чарлзом и быстро осмотрела улицу, после чего устремилась к двери и вошла внутрь. Джайлс тоже вышел из кареты, но не стал заходить в заведение, а прислонился к ближайшей стене, явно намереваясь дожидаться там возвращения Мэгги. Проходившие мимо люди не обращали на него внимания. С наступлением сумерек улицы в этом районе были заполнены людьми свободной профессии, хорошо одетыми щеголями и нарядными молодыми девицами с накрашенными губами и подведенными глазами – типичный вечерний контингент, включающий также искателей приключений и проституток, толпящихся возле рынка и на Риджент-стрит. Чарлз не заметил никого из знакомых, но если он задержится на этой улице, кто-нибудь может узнать его. Он двинулся вслед за Мэгги к двери и уже взялся за ручку, когда к нему подбежал маленький мальчик.
– Хотите, я найду вам самую свеженькую девочку, дяденька? – прощебетал он, многозначительно подмигивая и снимая свою грязную шляпу.
– Нет, – твердо сказал Чарлз. – Я привез свою для развлечения.
Вытянув лицо, мальчишка ринулся вперед и исчез, проскользнув мимо двух проституток, стоявших под руку со старой женщиной, которая хмуро поглядывала на Чарлза и Джайлса с противоположной стороны улицы.
Оставив Джайлса у стены, Чарлз вошел в холл заведения, где увидел Мэгги и маленькую девочку, которой было не более одиннадцати лет. У подножия лестницы сидели, развалясь в креслах, два здоровенных мужчины. Куда он попал? Должно быть, на лице Чарлза отразилось отвращение, потому что, когда Мэгги оглянулась и увидела его, она тихо сказала:
– Это Нелл, младшая дочка старой Бесс.
Дочка хозяйки заведения, сообразил Чарлз и немного расслабился.
– Милашка Салли наверху, во второй комнате справа, – доложила девочка. – Ее приятель снял для нее комнату здесь, чтобы она не моталась по улицам. У нас приличные клиенты, и мы требуем, чтобы они вели себя хорошо. – Девочка кивнула в сторону двух громил позади нее.
– Спасибо, Нелл, – сказала Мэгги с прежним вульгарным акцентом.
Получив информацию, Чарлз прошел мимо нее и начал подниматься по ступенькам лестницы. Чем скорее они найдут Нэн, тем быстрее смогут убраться отсюда.
– Вам незачем подниматься наверх, – поспешно сказала Мэгги, устремившись вслед за ним. – Я справлюсь одна. Нэн не захочет вас видеть.
– Я уже говорил, что забочусь о своем вкладе, – сказал Чарлз. Он не понимал, почему проявляет такое упорство, однако что-то в поведении Мэгги уязвляло его. Независимость – это хорошо, но у нее проявление независимости выглядело чем-то вроде скрытого презрения.
– При этом вы вполне можете оставаться внизу, – возразила она.
Чарлз пожал плечами, не ответив, а Мэгги, слегка вздохнув, не стала более протестовать.
С лестничной площадки первого этажа им открылся вид на хорошо освещенный, покрытый красным ковром коридор, протянувшийся по всей длине здания. Из дверей комнат, расположенных вдоль коридора, доносились стоны, хихиканье и отдельные вскрики. Чарлз едва ли обратил бы внимание на эти звуки соития, если бы находился не в столь необычной компании. Он взглянул через плечо на Мэгги, чтобы увидеть ее реакцию. А она всего лишь склонила голову набок, как бы говоря: «А чего вы ожидали?»
Нет, она определенно не была невинной.
Они проследовали на второй этаж, и Мэгги проскользнула вперед мимо него к наполовину скрытой служебной лестнице, которая вела на чердак. Лестница была небольшой и темной и заканчивалась узким коридором, устланным голыми досками и освещенным единственным газовым светильником. Чарлз протиснулся мимо Мэгги и тронул ручку второй двери справа. Дверь открылась.
Крошечная комната была еще более тесной, чем кухня в квартире Мэгги. Возле двери топтался Гарри, переписчик юридических документов, а двое маленьких детей, которые в прежней квартире находились в детской кроватке, теперь жались в конце узкой койки, тогда как в середине стояла на коленях Салли, обнимая плачущую Нэн. Волосы несчастной девушки были еще более растрепаны и спутаны, чем прежде, и на залитом слезами лице виднелись многочисленные синяки.
При виде ее изуродованной физиономии внутри у Чарлза все сжалось. Несмотря на то, что Джайлс сообщил о ее состоянии, когда появился в доме в Челси, Чарлз не мог представить тогда реальную картину. Подобные вещи никогда не случались с людьми его круга.
– У тебя что-нибудь сломано? – спросила Мэгги, протиснувшись мимо Чарлза и Гарри к плачущей девушке.
Нэн покачала головой, однако начала всхлипывать еще сильнее. Салли посмотрела на Чарлза с напряженным выражением лица.
– Что он здесь делает? – тихо сказала она, обращаясь к Мэгги.
– Он не причинит беспокойства, – кратко ответила Мэгги.
– Я не хочу видеть здесь постороннего человека! – воскликнула Нэн, прерывая начинающийся спор. – Просто не могу! – Затем она издала стон и снова разразилась слезами.
Маленькая девочка в конце кровати тоже начала плакать, при этом слегка похлопывая и укачивая младенца на руках в тщетной попытке успокоить его. Лицо Салли исказилось, и она, крепче обнимая Нэн, бросила на Гарри молчаливый, умоляющий взгляд.
Гарри взял Мэгги за локоть и потянул ее к двери. Искоса поглядывая на Чарлза, он сказал, понизив голос:
– Трое мордоворотов затащили Нэн на темную улочку так быстро, что никто не заметил. Там они опрокинули ее тележку, избили Нэн, а потом изнасиловали. Они сказали, что их послал Дэнни.
Мэгги незаметно стиснула руку Гарри, и Чарлз, несмотря на свою острую реакцию на слова молодого человека, не мог подавить тайного желания увидеть ее руку на своей руке, а не на рукаве потертого костюма этого юнца.
– Салли не хочет возвращаться в твою квартиру, – возбужденно продолжил Гарри. – Но я должен вернуться. Мне перестанут давать работу, если я исчезну на несколько дней. Я не могу позволить себе лишиться ее.
Лицо Мэгги побледнело в свете лампы. Она медленно кивнула.
– Придвигай стул к ручке двери, когда находишься дома. Будь осторожен. А Джайлсу скажи, если он придет к тебе, что я найду для него другое подходящее убежище.
– Хорошо, мамуля, – сказал Гарри и, с серьезным видом пожав Мэгги руку, выскользнул из комнаты.
– Мы останемся здесь, – заявила Салли, прижимая Нэн к своей худосочной груди.
Мэгги кивнула:
– Хорошо. Я тоже так считаю. Я пришлю к вам Джайлса, когда найду выход из создавшегося положения.
Салли печально засмеялась.
– Надеюсь, на этот раз твое решение будет лучше, чем предыдущая идея избежать Дэнни.
Казалось, Мэгги хотела сказать что-то в ответ, но потом только крепко сжала губы.
– Я хочу встретиться с ним.
На лице Салли отразился ужас, и даже Нэн перестала всхлипывать и подняла голову.
– Ты не сделаешь этого!
– Я должна, – резко ответила Мэгги. – Думаешь, мне нравится все это? Неужели ты не понимаешь? То, что случилось, является серьезным предупреждением для меня. – Она подавленно махнула рукой. – Если я не явлюсь к нему сейчас, завтра одна из вас может оказаться мертвой! И все из-за меня. – Мэгги потеряла контроль над собой. – Это моя вина. Вы считаете, что я из одной только доброты держу вас возле себя, однако не понимаете, чем это грозит. Находясь рядом со мной, вы подвергаетесь смертельной опасности. Вам следует держаться подальше от меня. Как можно дальше… – Мэгги умолкла и, на мгновение Чарлзу показалось, что она готова расплакаться.
Однако она проглотила подступивший к горлу ком, подошла к Нэн и, присев рядом с ней, поцеловала ее в лоб.
– Не беспокойся, детка, – сказала Мэгги так тихо, что Чарлз с трудом мог расслышать. – Я отомщу ему за тебя. Так или иначе, я отомщу ему.
Затем она встала и с каменным лицом вышла из комнаты.
Чарлз догнал ее уже на тротуаре. Мэгги обменялась несколькими словами с Джайлсом и зашагала по освещенной улице, удаляясь от кареты и избегая взгляда Чарлза. Он в три шага сократил дистанцию между ними и взял Мэгги за локоть.
– Что происходит? – резко спросил он.
Мэгги высвободила свою руку, украдкой взглянув на стайку проституток возле ярко освещенного фасада магазина.
– Не здесь, – тихо сказала она и зашагала еще быстрее, направляясь на юг.
Чарлз следовал за ней, с трудом сдерживая раздражение. Он не привык к такому обращению и не намеревался терпеть подобное поведение девчонки. Мэгги не сбавляла темпа, и он уже готов был схватить ее за руку, когда она нырнула в переулок и остановилась, прижавшись спиной к стене.
– Здесь слишком многие меня знают, – пояснила она.
– Что все-таки происходит? – повторил Чарлз, встав напротив нее и упершись руками в стену по обеим сторонам ее головы так, чтобы Мэгги не могла снова ускользнуть от него. Ему казалось, что он ступил в какой-то незнакомый, причудливый мир, где все известные ему ценности не имели значения, а поведение людей не подчинялось здравому смыслу. – Кто такой Дэнни, в самом деле? И какое отношение он имеет к тебе?
Мэгги напряглась так, что, казалось, ее хрупкое тело не способно выдержать напряжения бушующих в ней эмоций, а выражение лица сделалось жестким в свете уличного фонаря на углу:
– Вы видели, что произошло, сэр? Нэн сильно избили. И Джайлс достаточно ясно объяснил, кто такой Дэнни. Этот тип пока ничего не сделал со мной, и думаю… он и впредь не тронет меня.
Чарлз пристально посмотрел на нее, не удовлетворенный ответом.
– Тогда почему он расправился таким образом с Нэн?
Мэгги подняла подбородок:
– Потому что Дэнни не желает оставить меня в покое, а я стараюсь избегать его, ясно? Он не раз сообщал мне через посыльных, что хочет поговорить со мной, но я знаю, что встреча с ним не сулит ничего хорошего. – В ее голосе послышались горькие нотки. – Полагаю, расправой над Нэн он хотел дать мне понять, что отказ от разговора с ним приведет к еще более худшим последствиям.
У Чарлза возникло неприятное чувство, словно он влип во что-то гадкое, не поддающееся пониманию и контролю.
– Почему этот Дэнни хочет поговорить с тобой?
– Потому что я внушающая уважение личность, помогавшая многим людям в течение нескольких лет, – насмешливо сказала Мэгги. – И к тому же однажды я спасла ему жизнь. Полагаю, он таким необычным образом хочет выразить свою благодарность.
Как ни странно, но Чарлз счел последнее высказывание более правдоподобным, чем предыдущее. Спасла ему жизнь? Как? Когда? Вместо этого он спросил:
– И долго тебе приходится избегать этого типа?
– Две с половиной недели, – ответила Мэгги слегка обиженным тоном.
– Значит, две с половиной недели ты избегала встречи с ним, а теперь намерена пойти к нему и сказать, что передумала и готова поговорить? – скептически заметил Чарлз. – И он, побеседовав с тобой, позволит тебе спокойно вернуться назад. Ты этого ожидаешь?
– Да, что-то вроде того, – сказала Мэгги и отвела глаза.
Чарлз пристально посмотрел на нее. Он не собирался участвовать в ее делах. Он хотел только, чтобы она в течение нескольких месяцев старательно постигала светские манеры и образ жизни без каких-либо перерывов и сложностей. И конечно, у него не было никакого желания связываться с криминалом. Он ничего не должен этой девушке. Надо бы просто повернуться и уйти прямо сейчас, сказав ей, что аннулирует их сделку, что не согласен принимать участие в ее разборках с жуликами и вымогателями. Эта девушка была для него не более чем средством выиграть пари. Он мог бы легко найти какую-нибудь другую, более подходящую, однако излишнее честолюбие заставило его выбрать женщину из самых низов, чтобы за несколько не ель поднять ее на должную высоту. Было бы лучше найти дочь какого-нибудь лавочника или мясника.
Эти мысли крутились в голове Чарлза, однако он не мог заставить себя поверить в их искренность. В его памяти запечатлелась сцена, когда Мэгги утешала Нэн со сдержанным неистовством; он помнил также вкус ее губ и жар ее тела; помнил, как удивлялся страсти, скрытой в этой женщине, которая казалась такой опытной и в то же время юной и хрупкой, как пробившийся среди каменной мостовой цветок, который легко раздавить небрежным или злобным каблуком. Похоже, Мэгги сознавала свою слабость… но что с этим поделаешь? Внезапно Чарлз подумал о ее судьбе, и ему стало немного не по себе. Ведь не она выбирала место, куда должно было упасть семя будущего цветка. Ей оставалось только или бороться что есть силы за выживание, или отказаться от борьбы и ждать преждевременной смерти. Но она не из тех, кто легко сдается.
Наоборот, она не только боролась за выживание, но старалась раскинуть свои скудные листочки, чтобы защитить другие ростки, еще более нежные, чем она.
– Ты была бы готова поменяться местами с Нэн, чтобы уберечь ее от насилия, не так ли? – спросил Чарлз в продолжение своей мысли.
Казалось, этот вопрос удивил Мэгги, и жесткое выражение ее лица сменилось на трогательно мягкое и уязвимое. Она заморгала и сказала так, будто это все объясняет:
– Ведь она одна из моих подопечных.
– Подопечных?
– То есть детей. – Ее пальцы непроизвольно захватили в горсть и сжали материал юбки. – Все они – моя семья, и я забочусь о них.
– Они твои дети? – с недоверием повторил Чарлз. – И этот высокий, рыжеволосый паренек…
– Фрэнки, – подсказала Мэгги.
– Его ты тоже считаешь своим ребенком?
– О, вы же понимаете, какой смысл я вкладываю в это слово, – сказала Мэгги с некоторой резкостью. – Конечно, я для него не настоящая мать, но тем не менее он один из моих подопечных, и я забочусь о нем, насколько он позволяет мне делать это. Все эти ребята для меня главное в жизни, понимаете? Это как… – казалось, на нее вдруг снизошло вдохновение, – как проявление благородства. Для вас, джентльменов, это понятие является всеобъемлющим, а для таких, как я, благородство проявляется в малом: например, в том, чтобы заботиться о слабых и беззащитных. Но оттого, что мое благородство распространяется не на все сферы жизни, оно не менее важно.
Эти слова подействовали на Чарлза как удар плети. Открывшаяся правда шокировала его: эта женщина с улицы имела понятие о благородстве гораздо большее, чем он. «Вот что главное в жизни, Милли, – с горечью подумал он. – Мы можем только надеяться сравниться в благородстве с этой девушкой».
– Позволь, я вызову карету, – сказал Чарлз. – Я поеду с тобой к этому Дэнни, а потом отвезу тебя назад в Челси. Это займет чуть более получаса.
Мэгги покачала головой:
– Он отъявленный подонок, сэр. Вы не знаете таких людей. Если вы приедете со мной, он мгновенно перережет вам горло…
– Я пэр Англии, – возразил Чарлз.
Мэгги выглядела явно раздраженной.
– И что это даст вам, если вы окажетесь на дне Темзы? Дэнни едва ли поймают и повесят. Вы будете мертвы, а Дэнни продолжит разгуливать на свободе, как вольная птичка.
– А что будет с тобой, если ты приедешь к нему одна? – Чарлз заметил, что Мэгги отнеслась совершенно спокойно к такому сценарию.
– Со мной будет все в порядке, – ответила она с некоторым сомнением. – Я знаю Дэнни. Он мне ничего не сделает. Он в долгу передо мной.
– Почему ты уверена, что он не бросит тебя в Темзу? – спросил Чарлз.
– Потому что я нужна ему, иначе он не стал бы разговаривать со мной, – сказала Мэгги.
Она оттолкнулась от стены, но Чарлз не двинулся с места, и она наткнулась на его грудь. Его тело мгновенно отреагировало, напрягшись в предвкушении.
Она была такой маленькой, такой трогательной и такой теплой, вызывающей у мужчины потребность защитить ее…
– Вы очень добры, сэр, – тихо сказала Мэгги, прильнув к нему. Казалось, в ее увлажнившихся глазах отражалось желание, которое возникло между ними. – Очень добры.
Затем она приподнялась на цыпочки и, не обращая внимания на проходивших мимо людей, прижалась губами к его губам.
Ее поцелуй был горячим и настоятельным. Чарлз инстинктивно ответил на него и прижал Мэгги к себе, испытывая напряжение в паху. Через некоторое время она отступила, покинув его объятия, и посмотрела на Чарлза наполовину опечаленным, наполовину насмешливым взглядом.
– Я не могу допустить, чтобы вы совершили ошибку, – сказала Мэгги и, повернувшись, зашагала по улочке.
Какое-то мгновение Чарлз, ничего не соображая, смотрел ей вслед. Потом вдруг понял: она поцеловала его только для того, чтобы отвлечь и получить возможность уйти. Она, конечно, отправилась на встречу с Дэнни, а потом… что будет потом? Вернется ли она к нему? Или он в последний раз ощутил вкус ее губ, последний раз прикасался к ее телу…
– Проклятие! – прорычал он и бросился вслед за Мэгги, стуча каблуками по тротуару.
Дистанция между ними довольно быстро сокращалась, но тут Мэгги проворно шмыгнула за угол, а Чарлз по инерции неуклюже пробежал дальше, поскольку его более массивное тело не позволило изменить направление так же легко, как это сделала она. К тому времени когда Чарлз снова набрал скорость, Мэгги уже оторвалась от преследования на значительное расстояние. Видимо, она учла этот недостаток Чарлза, так как начала петлять среди темных улочек, протискиваясь между домов, ныряя в темноту садов, перелезая через заборы и перепрыгивая через кучи отбросов, которые, казалось, намеренно путались под ногами Чарлза. Он с трудом поспевал за ней, так как она была более легкой и гибкой. Перевалившись через очередную кирпичную стену – к удивлению семьи, собравшейся в садике на заднем дворе, – он подумал, как часто приходилось Мэгги убегать от мужчин подобным образом и что было бы, если бы однажды она не смогла увернуться.
Чарлз свернул за угол и заметил мелькнувшую в переулке юбку, но когда подбежал туда, Мэгги бесследно исчезла. Он бросился к следующему перекрестку и огляделся. Мэгги нигде не было видно. Когда его дыхание постепенно восстановилось, он вдруг осознал, что не представляет, где находится.
– Извините, папаша, – раздался позади тонкий голосок. Чарлз повернулся и увидел Джайлса, который выжидательно улыбался, неестественно сверкая зубами в темноте. – Мэгги приказала мне следовать за вами на всякий случай. Боже мой, я видел, как вы лизались там в переулке! – В его голосе явно чувствовалось восхищение, а Чарлз ощутил неловкость и раздражение в связи с тем, что поцелуй Мэгги привлек зрителей. – Как бы то ни было, но вы, наверное, хотите вернуться в тот непристойный дом?
– Я хочу быть там, куда направилась мисс Кинг, – проворчал Чарлз, испытывая еще большее раздражение.
Присутствие здесь Джайлса означало, что Мэгги не просто обманула его, но готовилась к этому заранее. Что ж, пусть он не так сведущ в надувательстве, как она, но он знает другие способы достижения поставленной цели.
– Не делайте этого, – серьезно сказал мальчик, двинувшись в обратном направлении. – Я получил приказ.
– Я дам тебе еще один шиллинг, – предложил Чарлз.
Мальчик бросил на него уничтожающий взгляд:
– За шиллинг я не могу ослушаться Мэгги ради человека, которого едва знаю.
Чарлз понял намек.
– А за фунт?
– Вот это другой разговор! – Мальчик просиял. – Давайте вернемся к вашей карете, и тогда я укажу вам дорогу. Только вы должны дать слово джентльмена, что не броситесь вслед за Мэгги, а подождете ее снаружи. Она ужасно разозлится, если у нее из-за вас возникнут проблемы и ей придется спасать вашу шкуру.
– Хорошо, – согласился Чарлз. – Даю слово. – Он двинулся вслед за мальчиком, надеясь, что не совершает самую большую в жизни ошибку.


Уверенная, что лорд Эджингтон заблудился в лабиринте темных улочек и отстал по меньшей мере на полмили, Мэгги замедлила шаг, приближаясь к району Севен-Дайалс. Она оставалась незаметной среди торговцев, ремесленников и рабочих. Ее маленькая тонкая фигурка в сером полушерстяном платье, которое очень подходило для этой части города, не привлекала внимания. Уличные фонари здесь отстояли друг от друга на значительном расстоянии, и их света было недостаточно для того, чтобы отчетливо различать предметы, несмотря на ясное ночное небо.
Мэгги ощущала холод, но старалась игнорировать его, как делала это в течение многих лет, когда единственной ее одеждой было тонкое платье из хлопка да три нижние юбки. Она росла слабой и уязвимой, но сейчас проявление слабости было недопустимо. Она пожалела, что не взяла с собой револьвер.
Мэгги шла по улочкам к известному ей месту, которое она не хотела бы видеть опять. Она хорошо помнила, где находится воровской притон, хотя не была там с тех пор, как покончила с прежней жизнью. Дэнни являлся пятым или шестым главарем этой банды.
Мэгги заметила знакомый проулок, который в большей степени был похож на дыру между двумя домами, не соприкасавшимися друг с другом. Она скользнула в проход, который вел в темный двор, окруженный обшарпанными домами. Тут и там в дверных проемах сидели развалясь мужчины и женщины – люди Дэнни. Иные расположились на ступеньках крыльца или свешивались из окон, чтобы поговорить с собравшимися внизу.
Сквозь выбитые окна во двор проникал свет фонаря, в большей степени сгущая тени, чем освещая дорогу Мэгги. В дальнем конце двора один из домов имел вывеску, краска которой выцвела и облупилась, и теперь трудно было определить, что на ней написано. Однако в Севен-Дайалсе никто не нуждался в вывеске, так как все знали, что эта пивная – притон Дэнни. Мэгги направилась туда – назад пути не было.
Ночь была не по сезону ясной, и Мэгги пожалела об отсутствии тумана, который мог бы сделать ее менее заметной. А сейчас на нее устремились десятки глаз – одни были на виду, другие скрыты от ее взора.
Некоторые женщины, маячившие в проемах дверей, смотрели на Мэгги с нескрываемой враждебностью, тогда как другие пытались привлечь внимание грязных, оборванных мужчин, стоявших отдельными группами по всему двору. Среди женщин были довольно хорошенькие, но большинство представляло собой потасканных, измученных особ, которые в молодости промышляли возле Хеймаркета, а теперь стали слишком старыми и поблекшими, чтобы привлечь молодых румяных щеголей или флегматичных банкиров. К тому же они оказались непредусмотрительными или им просто не повезло, чтобы заработать достаточно денег и сделаться хозяйками собственных борделей.
– Не вздумай пристроиться здесь! – прорычала одна из женщин с грязного крыльца. – Нас тут и так полно.
Мэгги пожала плечами и, не останавливаясь, ответила:
– У меня дела с Дэнни.
– Ого! И кто же ты такая? – спросила женщина, изобразив фальшивую улыбку и обнажив ряд почерневших зубов, некоторые из которых вообще отсутствовали.
– Мэгги с Кинг-стрит, – сказал Мэгги, повысив голос так, чтобы этот разговор был слышен во всем дворе. Чем больше людей узнают, что она встречается с Дэнни, тем лучше, даже если они работают на него.
Улыбка женщины мгновенно исчезла, а из окон тут же высунулись головы мужчин и женщин с бледными лицами. По двору пронесся шепот, словно рябь по поверхности пруда.
– Дэнни снова заполучил Мэгги с Кинг-стрит?
– Мэгги Кинг присоединится к нему!
– Мэгги Кинг опять вступила в игру!
Она не обращала на это внимания, испытывая, однако, некоторое удовлетворение от своей дурной славы. «Мэгги Кинг, потрясающе талантливая воровка, однажды вечером пошла на дело с Джонни, а вернулась одна. Потом, вместо того чтобы по праву занять его место, забрала своих друзей и покинула территорию, оставив ее этому выскочке Дэнни, который выдвинулся только благодаря ей» – подобные легенды распространялись на улицах.
Мэгги достигла входа в пивную и остановилась, взявшись за дверную ручку. Сквозь толстую дубовую дверь донесся взрыв хохота. Слишком поздно поворачивать назад. Мэгги сосредоточилась, открыла дверь и замерла на пороге.
В помещении пивной было ненамного светлее, чем во дворе. В камине тлели угли, и к потолку поднимались клубы дыма. Двое мужчин подняли головы при ее появлении, а женщина, сидевшая на коленях у одного из них, бросила на нее предостерегающий взгляд. Мэгги проигнорировала всех троих и двинулась вперед.
На ее плечо опустилась тяжелая рука, и Мэгги похолодела. Видимо, этот мужчина стоял за дверью.
– Мэгги с Кинг-стрит, – тихо прозвучал низкий голос, слегка искаженный спиртным.
– Да, – ответила Мэгги.
– Дэнни ждет тебя.
– Я знаю, – сказала Мэгги спокойным ясным голосом.
– Иди со мной. – Рука на плече подтолкнула ее вперед.
Мэгги не стала сопротивляться. Они пересекли общую комнату, сопровождаемые несколькими равнодушными взглядами, и мужчина направил ее к лестнице. На первой ступеньке Мэгги вдруг резко уперлась, и ее неожиданное сопротивление заставило мужчину позади на мгновение остановиться.
– Я могу и сама подняться, – заявила она. Это был явный вызов, хотя и незначительный. Рискованный поступок, но иначе нельзя. Она давно усвоила, что если настоять на своем в малом и ей уступят, то потом можно требовать большего.
На мгновение рука мужчины стиснула ее плечо. Затем, как будто передумав, он проворчал что-то и отпустил ее.
Она продолжила подниматься по лестнице.
На площадке первого этажа мужчина опять схватил Мэгги за плечо и подтолкнул в коридор. Там он остановился и, прежде чем она успела среагировать, начал быстро ощупывать сзади ее руки, спину, ягодицы и ноги. Потом развернул лицом к себе.
– Что ты делаешь, чертов ублюдок?! – прорычала Мэгги и, отшатнувшись, ударила его по рукам.
Мужчина схватил ее, игнорируя шлепок, и с полным безразличием повторил процедуру теперь уже спереди.
– Мистер О’Салливан не хочет никаких сюрпризов, – стоически произнес громила.
– У меня под платьем нет ни пистолета, ни ножа, если ты ищешь именно это, – резко сказала Мэгги, отступая назад, как только он отпустил ее. Теперь она была рада, что забыла револьвер.
Мужчина хмыкнул и кивнул в сторону ближайшей двери:
– Мистер О’Салливан ждет тебя.
Мэгги бросила на него презрительный взгляд и двинулась вперед с гулко бьющимся сердцем. Ее пальцы коснулись ручки двери. Как только она откроет эту дверь, она окажется во власти Дэнни.
Черт возьми! Зачем обманывать себя? Она оказалась во власти Дэнни в тот самый день, когда он послал своих людей расправиться с Нэн. Мэгги открыла дверь и вошла внутрь.
В глаза ей ударил яркий свет. Мэгги заморгала, наполовину ослепленная. Газовые светильники располагались по всему периметру комнаты, и, кроме того, на столе в центре светили бледным пламенем еще несколько ламп. «Неужели в Холи-Ленд провели газ? – подумала Мэгги. – Сколько же денег у Дэнни?» Постепенно ее слезящиеся глаза привыкли к свету и сфокусировались на фигуре, стоявшей между двумя зашторенными окнами у дальней стены. Единственный голубой глаз Дэнни, как всегда, моргал, прилизанные светлые волосы блестели, пышные усы были кичливо нафабрены.
Если она сейчас бросится вперед и врежется в него, то из-за ее небольшого веса он только качнется назад на своих каблуках и придет в ярость… или, еще хуже, посмеется над ней.
Она осталась стоять на месте.
– Мэгги, дорогая моя девочка! – сказал Дэнни, широко разведя руки в стороны, словно хотел обнять ее.
– Дэнни, – сдержанно ответила Мэгги, не двинувшись с места. – Если у тебя есть какие-то претензии, то имей дело со мной. Оставь моих друзей в покое.
– О, Мэгги, лапушка! – сказал он с явным сожалением и опустил руки. – У меня нет к тебе никаких претензий.
Она смотрела на него с каменным выражением лица. Он говорил с нарочитым ирландским акцентом – слишком нарочитым. Мэгги ни разу не встречала истинного ирландца, который, не скупясь, употреблял бы такие льстивые выражения в своей речи. «Кто такой Дэнни на самом деле? – подумала она уже не в первый раз. – И кем он был до появления в Лондоне шесть лет назад со своей таинственной повязкой на глазу и еще более таинственным бездонным кошельком?»
– Я просто хочу дружить с тобой, – продолжил Дэнни. – Не понимаю, почему ты создаешь излишние трудности в общении с тобой. Я неоднократно просил тебя прийти и поговорить со мной, а ты все время отказывалась. – Он склонил голову набок, изображая сожаление, отчего внутри у Мэгги все сжалось. – Что мне оставалось делать? Я вынужден был каким-то образом заставить тебя уделить мне внимание.
– Слушаю тебя, Дэнни, – сказала Мэгги. – Но если ты опять тронешь кого-нибудь из моих друзей, я навсегда сделаюсь глухой к твоим просьбам.
Дэнни расхохотался, как будто она произнесла какую-то похабную шутку, и плюхнулся на единственный стул позади стола.
– Мэгги, девочка моя, теперь я понимаю, почему так люблю тебя.
Мэгги только фыркнула.
– Я всего лишь хочу поговорить с тобой, – продолжил Дэнни на этот раз с грустным оттенком в голосе. – Будь уверена. Я обещал, что дам тебе знать, когда мой долг будет оплачен сполна. Так вот, это произошло две недели назад.
– Я не вернусь к прежней жизни, – решительно сказала Мэгги. – И к тому же я уже не владею прежним мастерством.
– Мне это известно. Оно, конечно, утрачено. – Он печально покачал головой. – Но ты снова овладеешь им достаточно скоро.
– Я покончила с прежней жизнью, – резко сказала Мэгги, хотя понимала, что бесполезно его убеждать.
Дэнни подался вперед:
– Не забывай, Мэгги, что ты из Холи-Ленда, а Холи-Ленд принадлежит мне. Это значит, что ты моя и будешь делать то, что я скажу. А я говорю, ты должна заняться прежним ремеслом. Я знаю, где ты живешь в Челси, Мэгги. Знаю, в какой комнате ты спишь. Знаю также, что твои друзья находятся у старой Бесс Шиптон, содержательницы борделя. Им грозит опасность, если ты не будешь подчиняться мне.
Мэгги смотрела на Дэнни, оцепенев от страха. Она ничего не могла поделать. Тем не менее высоко подняла подбородок.
– Чего ты хочешь от меня?
– В данный момент? Ничего. – Он улыбнулся, сверкнув белыми зубами под нафабренными усами. – Сейчас ты находишься там, где мне надо. Будь по-прежнему хорошей ученицей у нашего дорогого барона. Когда мне потребуется что-то от тебя, я дам тебе знать, и ты не сможешь проигнорировать мое сообщение, будь уверена.
– Не трогай их, Дэнни, – сказала Мэгги сдавленным голосом.
– Будь хорошей девочкой, – ответил он улыбаясь, – и не заставляй меня уговаривать тебя.
Дэнни резко постучал костяшками пальцев по столу, дверь открылась, и появился громила. Мэгги поняла, что разговор окончен. Она протиснулась мимо грузного мужчины, едва видя его. Коридор показался ей совершенно темным после ярко освещенной комнаты, но Мэгги, запинаясь, двинулась в темноте к лестнице и начала на ощупь спускаться вниз. К тому времени, когда она достигла бара, ее глаза достаточно привыкли к новому освещению, чтобы она могла доверять своему зрению. Мэгги пересекла комнату, толчком открыла дверь во двор и побежала.
«Бежать, бежать, бежать как можно скорее». Ее ноги опережали мысли. Надо любой ценой освободиться от Дэнни. Уехать в Саутгемптон, в Лидс, в Америку или в Австралию, в конце концов. Надо убраться из Лондона как можно дальше, туда, где Дэнни не сможет найти ее. Однако Нэн, Фрэнки и Джайлс останутся, и Дэнни убьет их за ее побег. Она не сомневалась в этом. Она оказалась в ловушке, как муха в бутылке.
Мэгги тяжело дышала, но не обращала на это внимания и, нырнув в проем между домами, выскочила на улицу… где от резкого рывка едва не упала, когда чья-то рука схватила ее за предплечье.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голоса ночи - Джойс Лидия



Симпатичная главная героиня: пытается выжить в трущобах, заботится о сиротах и создает подобие семьи, стремится стать оперной певицей. Запомнилось, как о8ец главного героя изнасиловал и погубил гувернантку. Соответствует рейтингу.
Голоса ночи - Джойс ЛидияВ.З.,66л.
5.03.2014, 9.15





сказка)))
Голоса ночи - Джойс Лидияюля
12.12.2014, 21.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100