Читать онлайн Голоса ночи, автора - Джойс Лидия, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Голоса ночи - Джойс Лидия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.81 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Голоса ночи - Джойс Лидия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Голоса ночи - Джойс Лидия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Лидия

Голоса ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Дни вихрем неслись за днями, подобно стремительному потоку, внезапно прорвавшему дамбу и хлынувшему в долину после длительного застоя. Чарлз уже начал сомневаться, успеет ли он осуществить задуманный план в такой ситуации, когда недели пролетали как одно мгновение и время от восхода до заката казалось плотно спрессованным. Он, как обычно, был занят проверкой счетов, законодательной деятельностью, парламентскими заседаниями и прочими делами, а семья все также донимала его бесконечно повторяющимися упреками. Мать периодически то пыталась сблизиться с ним, то принималась вновь осуждать, а Милли поддразнивала в связи с частыми отлучками, которые объясняла амурными делами, сама не зная, насколько близка была к истине.
Солнце устало садилось за горизонт и с Темзы клубами поднимался туман, заполняя улицы Челси, когда Чарлз направился к дому, где в окнах горел желтоватый свет, где комнаты были небольшими, но теплыми. К дому, где Мэгги, должно быть, обедала с мисс Уэст, усваивая новые уроки поведения. В этой девушке удивительным образом сочетались невежество и поразительная смышленость.
Первые три вечера он оставлял ее с книгами, и Мэгги раздраженно спрашивала, что для него важнее: чтобы она проводила время с ним или выполняла поставленную перед ней задачу. Игнорируя ее досаду, Чарлз тем не менее должен был признать, что она оказывала на него существенное влияние. Он неохотно оставлял ее выполнять задания на вечер, а сам занимался ежедневными письменными отчетами мисс Уэст, а также газетами, документами и письмами – всем тем, что заполняло его жизнь. Потом он проверял, чему Мэгги научилась задень, и, оценивал ее успехи. С каждым днем дистанция между ними – дистанция, которую он усиленно старался сохранять, – исчезала.
Поначалу Чарлз боялся, что Мэгги потеряет свое очарование, едва примерит наряд леди и внешне преобразится в обычную заурядную девицу, каких он десятками встречал на светских вечерах. И еще он боялся, что, несмотря на более изысканную речь и манеры, несмотря на муслин, кружева, кринолины и изящные лайковые туфли, нетрадиционность мышления Мэгги будет время от времени прорываться наружу, и это отрицательно скажется на ее облике. Нет, Мэгги не была неотесанной и грубой, но присущие ей черты характера, такие какрез-кость, уверенность в себе, воля и решительность, могли выделить ее из общего круга светских красавиц и привлечь внимание со стороны. Но кто сможет распознать происхождение Мэгги, когда она будет обладать великолепной внешностью и манерами, и кто сможет догадаться, чьей поддержкой она пользуется?
Через неделю мисс Уэст начала выводить Мэгги на прогулки в Гайд-парк. При этом Мэгги исполняла роль сопровождаемой компаньонкой сироты, имеющей некоторое состояние и живущей с двоюродным дедушкой. Мэгги со смехом рассказывала о встречах в парке с дерзкими молодыми людьми, которые отважно пытались познакомится с ней неофициально, и Чарлз слышал в ее голосе благоговение и удовлетворение женщины, которая обнаружила, что способна очаровывать мужчин и вызывать у них уважение. Он догадывался, какого рода были эти попытки: мужчины не стремились познакомиться ради запретной связи, но тем не менее вели себя довольно смело, заигрывая с молодой женщиной их круга. Когда Мэгги рассказывала, как они заставляли ее краснеть, Чарлз не мог отделаться от ревности, смешанной со злостью, – ведь он-то с самого начала повел себя с ней крайне неосмотрительно в отличие от молодых джентльменов.
Иногда, встречаясь с Мэгги, Чарлз замечал, что ее радость видеть его была чем-то омрачена, и вскоре он понял, что, вероятно, во время дневной прогулки какой-нибудь мальчишка или нищий останавливал ее, чтобы передать привет от Дэнни, довольного ее успешным внедрением в дом богатого джентльмена. Это приводило Чарлза в ярость, и он начинал тревожиться за Мэгги. Вдруг ей все еще угрожает опасность?
Визит в Скотленд-Ярд убедил Чарлза в тщетности использования официальных каналов. Инспектор кланялся, расшаркивался и улыбался, но все его заверения были неискренними и бессмысленными. Это означало, что следовало надеяться только на себя, и Чарлзу оставалось лишь утешать Мэгги тем, как счастлив ее друг Гарри и в какой безопасности находится юный Джайлс, хотя тот по-прежнему не желал оставаться в заведении, в которое он его определил. Однако барон вскоре пообещал ему четыре шиллинга в неделю на карманные расходы, и мальчишка смирился со своим положением. Мэгги жила с постоянным чувством страха и, несмотря на здравые рассуждения о том, что ни один преступник не осмелится причинить ей вред, поскольку она находится под покровительством богатого джентльмена, не могла не думать об опасности.
Фрэнки – долговязый рыжеволосый паренек, угрожавший Чарлзу в квартире Мэгги, – навещал Мэгги по меньшей мере раз в неделю и сообщал новости. Эджингтон не доверял ему.
Как-то раз он столкнулся с Фрэнки поздно вечером в холле, когда тот покидал дом. Парень окинул его наглым взглядом и с усмешкой заявил:
– Бог знает почему, но вы нравитесь Мэгги. Однако если вы обидите ее, я вырву ваши кишки и скормлю их собакам!
Чарлз холодно посмотрел на Фрэнки и ничего не ответил. Но в глубине души он был тронут преданностью, которую Мэгги внушила этому юнцу.
– Если ты беспокоишься о том, чтобы никто не обидел ее, то лучше обратись к Дэнни О’Салливану, а не ко мне, – сказал он напоследок.
Фрэнки прищурился.
– А кто говорит, что я не сделаю этого? – процедил он и выскользнул за дверь.
Прошла неделя, затем другая и третья. Иногда Чарлзу казалось, что Мэгги является уникальной представительницей рода человеческого. Он чувствовал, что никогда не сможет понять, почему она так рьяно заботилась о всех тех людях, которых собрала вокруг себя. И как только в ней, такой хрупкой и такой юной, сочетались все эти качества – и воля, и целеустремленность, и очарование? А как ловко она справлялась со взятыми на себя обязательствами, способными сломить кого угодно! Чарлз не понимал, почему приходит к ней почти каждый вечер и почему она принимает его. При этом ни он, ни она не пытались выяснить, какие отношения между ними складываются. Мэгги была для него светлым пятном в серой будничной жизни, она пробуждала надежду на будущее, и он не осмеливался подвергать сомнению свою убежденность в этом, опасаясь, что однажды утром эти ощущения исчезнут.
Однако расстаться им все же придется. И что тогда он будет делать?


В четверг в дом в Челси пришла короткая записка. Мэгги узнала почерк барона.


Сегодня я занят другими делами. Приношу свои извинения.
Эджингтон.


Мэгги вздохнула, испытывая одновременно разочарование и облегчение. Она всегда ждала его вечерних визитов, которые наполняли радостью, но и оставляли чувство опустошенности, когда Чарлз уходил и словно уносил с собой часть ее души.
По крайней мере раз в неделю приходило подобное этому сообщение, в котором лорд Эджингтон сообщал, что не сможет прийти. И такая записка являлась напоминанием о его другой жизни и других обязанностях, к которым Мэгги не имела никакого отношения. Она всегда считала, что господа – это господа и они поступают так, как им нравится, но получалось, что они не всегда вольны делать то, что, им нравится, чаще они ограничены в своих действиях, и это ограничение связано с их положением и богатством. С некоторых пор Мэгги начала понимать, что высшее общество представляет собой нечто вроде грандиозного ярмарочного балагана с участием Панча и Джуди, где действие беспрестанно повторяется и где титулованные особы являются самыми настоящими марионетками.
Мэгги сложила записку и взглянула на шторы, скрывающие от взора темную улицу. Где-то там на углу по-прежнему прогуливался подметальщик. Будь проклят Дэнни и его шпионы! Будь прокляты его запугивание, его планы и его ложь!
Заключенная в этом роскошном доме, который всего несколько недель назад казался ей настоящим дворцом, Мэгги все чаще испытывала беспокойство. Она чувствовала себя как в тюрьме, а любая тюрьма, пусть даже большая и благоустроенная, все же являлась тюрьмой. Мэгги хотелось выйти наружу, хотелось пройтись по городу, посетить знакомые места, где все было привычно и понятно. Конечно, она не собиралась идти на Черч-лейн, где Фрэнки каким-то образом удавалось сохранять арендованную квартиру, но ей так хотелось куда-нибудь сходить, повидать подруг.
Мэгги не общалась с Перл Бланк с тех пор, как… стала любовницей Эджингтона, или его ученицей, или как там ее еще можно назвать… Несколько осторожных писем и таких же осторожных ответов убедили Мэгги, что оперная певица готова поделиться с ней секретами вокального мастерства, если только Мэгги осмелится прийти к ней. Может быть, сейчас настало самое время.
Мэгги решительно встала и направилась наверх, в спальню, где быстро переоделась в один из своих старых нарядов. Она задумалась на минуту, снять ли панталоны, поскольку ни одна из уличных девиц не носила такое нововведение. Однако Мэгги привыкла к ним за прошедшие несколько недель, и к тому же они были не видны под юбками.
Ее старое платье теперь сидело на ней не очень хорошо из-за корсета самой модной формы, но Мэгги постаралась не обращать на это внимания.
Мэгги достала из-под матраса револьвер, зарядила его и сунула в карман юбки. Затем покинула комнату и поспешила вниз. Она без помех миновала первый этаж, но в холле столкнулась с миссис Першинг, которая только что вошла в дом и задержалась, беседуя с одним из лакеев, которых Эджингтон прислал для круглосуточной охраны.
Экономка увидела Мэгги и вопросительно подняла брови:
– Собираетесь выйти на улицу, мисс?
– Да, – ответила Мэгги, не утруждая себя объяснениями.
Экономка поджала губы, не сделав попытки возразить.
– Сегодня дежурят Харвелл и Томас, – сказала она. – Они могут пойти с вами.
– Нет, – категорически заявила Мэгги. – Будет лучше, если я пойду одна.
Лицо миссис Першинг приняло напряженное выражение, но она только коротко кивнула:
– Будьте осторожной, мисс Кинг.
– Хорошо, – сказала Мэгги.
Когда экономка покинула холл, Мэгги вернулась в гостиную и притаилась в полумраке у окна. Заглядывая в просвет между шторами, она некоторое время наблюдала за подметальщиком улиц. В данный момент в этом квартале было довольно оживленно: улицу заполнили экипажи и омнибусы, по тротуару сновали пешеходы. Служанки спешили с какими-то поручениями, чинно шествовали клерки в строгих, темных костюмах.
Один из мужчин остановился на углу и заговорил с подметальщиком. После короткого разговора паренек пересек улицу и продолжил работать метлой.
Мэгги быстро вернулась в холл и вышла за дверь. Осмотревшись, она поспешно спустилась с крыльца на тротуар, воспользовавшись тем, что подметальщик занят работой. К тому моменту когда мальчишка принял пенни от джентльмена и снова устремил свой взор на дом лорда Эджингтона, Мэгги уже отошла достаточно далеко и затерялась в толпе.
Ей пришлось довольно долго добираться до Сент-Джеймс-сквер, где находилась квартира Перл Бланк.
Стало уже совсем темно, и над городом сгустился отвратительный влажный туман, затрудняя видимость и заглушая звуки, так что Мэгги едва не столкнулась с полицейским, чей сигнальный фонарь своим слабым светом предупредил ее о его приближении.
Она открыла блестящие стеклянные двери дома, где жила Перл, и, кивнув привратнику, вошла внутрь. Небольшой холл блистал пурпуром и медью, в углах покачивались папоротники, а более нежные растения притаились на подоконниках за бархатными шторами.
– Довольно неприятный вечер для прогулок, – заметил привратник с обычной веселостью.
– Да, – согласилась Мэгги. – Газовые светильники почти позеленели от такой влажности.
Привратник признательно улыбнулся:
– Да, мисс, именно так.
– У мисс Бланк есть сегодня посетители?
– Сегодня нет. Полагаю, ты будешь первой, – ответил Нед с сияющей улыбкой.
Мэгги кивнула и пересекла холл, чтобы подняться наверх по лестнице. Она неслышно ступала по толстой ковровой дорожке, которой была покрыта лестница; блестящие гладкие перила под рукой казались теплыми. На каждом этаже располагались четыре квартиры; Перл жила на самом верхнем, четвертом этаже.
Мэгги постучалась в дверь. Служанка провела девушку в богато обставленную гостиную. Перл говорила, что чрезвычайно неравнодушна к красивым вещам, но ее художественная восприимчивость была прямо пропорциональна денежной оценке предмета. Мэгги знала, что каждая картина, каждая антикварная ваза тщательно оценивались, документировались и застраховывались. Перл жила в роскоши. Красивые предметы скрашивали одиночество. Но одинокой ее все же нельзя было назвать – Перл обеспечивала двух незаконнорожденных дочерей. Девочки жили в графстве Корнуолл и в скором времени должны были переехать в пансион благородных девиц. Мэгги вошла.
– Дорогая! – воскликнула Перл, увидев подругу. – Я едва смогла поверить, когда узнала, что лорд Эджингтон так внезапно похитил тебя. Ты даже забыла свой платок и шляпу! Должно быть, он унес тебя на руках! А потом стали приходить письма, из которых я узнала лишь твой новый адрес, и никаких подробностей. Все это кажется мне весьма таинственным! Ты стала его любовницей? Если так, то почему носишь эти старые тряпки?
Служанка благоразумно удалилась, и Мэгги обняла подругу.
– Я еще не совсем его любовница. А старое надела, чтобы не привлекать внимания. Ведь я пришла сюда пешком. Барон не знает, что я здесь.
– Он не знает? – удивилась Перл. – Значит, он не хочет, чтобы ты общалась со своей подругой? – В ее голосе прозвучал упрек.
Мэгги была тронута.
– Я рада, что ты считаешь меня подругой, Перл, а не очередной протеже.
Певица хмыкнула:
– Нет, дорогая. Мы знакомы слишком давно и потому можем быть либо подругами, либо врагами, но ты не враг мне. А теперь сядь и ответь на один вопрос. – Она усадила Мэгги в кресло.
– Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал о моем общении с тобой, потому что лорд Эджингтон взял меня к себе не в качестве любовницы, а для того, чтобы устроить розыгрыш, – сказала Мэгги. – Я должна изображать молодую невинную леди благородного происхождения, когда меня представят друзьям барона. Если кто-нибудь из знакомых лорда Эджингтона заметит, что я встречаюсь с тобой…
Перл внимательно посмотрела на Мэгги:
– Вижу, ты делаешь успехи. Речь звучит чисто, манеры как у леди.
– Стараюсь, – ответила Мэгги, сознавая, что ей еще многое предстоит постичь. Прошло три недели с тех пор, как Эджингтон взял ее в свой дом. Это половина отведенного срока. Справится ли она с поставленной задачей? Сумеет ли измениться до такой степени, чтобы достоверно сыграть свою роль?
– Но он к тому же твой любовник, не так ли? – продолжала допытываться Перл.
Мэгги закусила губу и кивнула. Перл удовлетворенно вздохнула.
– А ты предохраняешься?
Мэгги снова кивнула. После первых двух встреч с бароном она добросовестно предохранялась, стараясь, чтобы Эджингтон ничего не заметил. Мэгги не хотела, чтобы барон узнал о ее предусмотрительности. Она боялась, что он разозлится или обидится, однако должна была заботиться о том, чтобы не влипнуть, как Нэн… или как ее собственная мать.
– Он спрашивал меня о вероятности зачатия, и я сказала, что не знаю, насколько это вероятно, так как месячные у меня бывают два или три раза в год. Казалось, он был удовлетворен.
Перл хмыкнула:
– Он не дурак. Однако не доверяй своему телу. Теперь ты хорошо питаешься и уже не выглядишь голодной пташкой. Если ты забеременеешь, – она пожала плечами, – все может резко измениться.
Мэгги опять кивнула.
– Так, значит, ты на его содержании? – продолжала интересоваться Перл.
– Вроде того, – ответила Мэгги, отводя глаза.
– И что же он предоставил тебе? – не унималась певица.
– Гардероб стоимостью в сотню фунтов, – сказала Мэгги. – Возможность пользоваться наемным экипажем и домом на время задуманного им фарса. Я учусь манерам леди, а также занимаюсь пением под руководством миссис Лэдд. Барон оплачивает все расходы и дополнительно платит мне два фунта в неделю.
– Этого мало, слишком мало, – пробормотала Перл. – Ты молодая, красивая девушка, моя дорогая, и теперь к тому же имеешь хорошую одежду и получаешь образование… А он не дарит тебе драгоценностей или произведений искусства?
– Нет. Может быть, он сделает это потом, после окончания розыгрыша. – Мэгги была уверена, что ничего подобного не будет потом, однако высказала такую возможность для успокоения Перл. – Барон сделал еще кое-что для моих подопечных. Благодаря ему Гарри теперь станет адвокатом, а Джайлса он отправил в школу. Нанял Нэн и Салли и даже в некотором роде маленькую Молл в качестве служанок.
Перл долго молчала, задумчиво постукивая элегантно наманикюренным пальцем по верхней губе.
– Это действительно чего-то стоит. И все же мне не нравится твое положение, – сказала она.
– Я не могу просить у него большего… – начала Мэгги, но Перл прервала ее:
– О, мне не нравится такая ситуация, но это не то, о чем я хочу поговорить с тобой. – Она вздохнула. – Видишь ли, Мэгги, если бы несколько недель назад я узнала, что ты находишься в затруднительном положении, то с радостью устроила бы для тебя прослушивание без всяких указаний, которые неожиданно получила в письме.
– От Дэнни? – предположила Мэгги, и внутри у нее все сжалось.
Перл пожала плечами:
– Письмо было написано на дорогой бумаге, хорошим почерком. Кто его послал, я не поняла. Но тон этого письма вызвал у меня дрожь, дорогая. – Она порылась в выдвижном ящике комода, достала листок бумаги и передала его Мэгги с таким видом, словно рада была избавиться от него.
Бумага была плотной, с водяными знаками и действительно считалась очень дорогой. Мэгги развернула листок, чувствуя тяжесть в груди, и быстро прочитала содержание. Кто-то написал крупным изящным почерком:


Девушка, известная вам как Мэгги с Кинг-стрит, оказалась в затруднительном положении. Ее уволили с прежней работы, и она не может найти новую. Вы поступили бы весьма благородно, если бы устроили для нее прослушивание 29 мая. Вы будете щедро вознаграждены.


Подписи не было, почерк не принадлежал Эджингтону, и все же…
– Здесь нет ни угрозы, ни грубости, – взволнованно сказала Перл, – но если за мое содействие последует вознаграждение, что будет, если я откажусь? Я не хочу, чтобы у тебя были неприятности.
– Что ты! Ничего не бойся! – уверила Мэгги подругу, заставив себя улыбнуться, хотя вся похолодела. – Неприятностей не будет.
Перл с тяжелым вздохом опустилась на диван.
– И все же меня смущает странное совпадение, – сказала она. – Через меня тебя с какой-то целью приглашают на это прослушивание, а потом лорд Эджингтон увозит тебя для выполнения задуманного плана… Ты действительно веришь в случайность всего этого? – Она посмотрела на Мэгги взглядом опытной женщины, многого добившейся в этом мире благодаря собственным усилиям. – Почему ты думаешь, что Дэнни О’Салливан не приложил к этому руку?
Мэгги покачала головой.
– Знаешь, лучше я оставлю при себе мои подозрения, – сказала она. – Если даже это Дэнни, то не думаю, что он снова побеспокоит тебя. – «Нет, Перл он не тронет. У нее слишком много влиятельных друзей». Расставаясь с очередным любовником, певица всегда сохраняла с ним добрые отношения.
Перл пожала плечами:
– Хорошо, будем считать, что ты меня успокоила. Кстати, у меня твои шляпа и платок. – Она поднялась, выдвинула другой ящик и достала вещи. – Правда, судя по тому, что ты рассказала, все это едва ли снова тебе понадобится…
– Я тоже так думаю, – согласилась Мэгги, игнорируя скрытый намек на продолжение доверительного разговора. – Спасибо, Перл, – сказала она и протянула подруге письмо. Но Перл отмахнулась, давая понять, что Мэгги может оставить его себе.
Мэгги сунула письмо в карман, а через некоторое время покинула квартиру певицы в сопровождении ее служанки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Голоса ночи - Джойс Лидия



Симпатичная главная героиня: пытается выжить в трущобах, заботится о сиротах и создает подобие семьи, стремится стать оперной певицей. Запомнилось, как о8ец главного героя изнасиловал и погубил гувернантку. Соответствует рейтингу.
Голоса ночи - Джойс ЛидияВ.З.,66л.
5.03.2014, 9.15





сказка)))
Голоса ночи - Джойс Лидияюля
12.12.2014, 21.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100