Читать онлайн Великолепие, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепие - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепие - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепие - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Великолепие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Отец возвратился домой раньше, чем она ожидала. Кэролайн уже пришла в себя после встречи с Северьяновым. Девушка так и не поняла, выследил ли он ее, когда она бежала от его дома. Если да, то осмелится ли она проникнуть на вечер к Шеффилдам в следующий вторник? Однако это был единственный способ проверить, знает ли князь о ее затее с переодеванием.
Кэролайн охватили страх и радостное возбуждение. Хорошо, что хотя бы Коппервилл ничем не рискует. Он должен сохранить инкогнито во что бы то ни стало.
Вспомнив о своей сатирической рубрике, девушка поежилась. Интересно, видел ли он ее статью? Но может, князь вообще не читает «Морнинг кроникл»? Правда, она не сомневалась, что в конце концов кто-нибудь обязательно скажет ему об этом. Слава Богу, князь не подозревает, что она и есть Коппервилл!
— Как успехи в лавке? — спросил Джордж, снимая сюртук.
— Заходил мистер Хенсон и купил роман «Чувство и чувствительность», автор которого предпочел не раскрывать своего имени.
Кэролайн передала отцу записку с заказами Северьянова. Он прочел ее и покачал головой.
— Неужели кому-то нужен Абеляр в подлиннике? Невероятно! — Джордж удовлетворенно улыбнулся.
— Невероятно или маловероятно?
— И то и другое. — Джордж положил записку на стол. — Вот Бартоломью я, пожалуй, найду. Я видел эту книгу в Праге, в доме одного клиента. Если за книгу готовы заплатить хорошую цену, я, вероятно, заполучу ее. Но кто же сделал такие заказы?
— Ни за что не угадаешь. Не кто иной, как известный русский князь Северьянов!
Джордж насторожился.
— Он был здесь?
— Папа, в чем дело? — спросила девушка, озадаченная его реакцией.
— Кэролайн, ты написала о нем под псевдонимом «Коппервилл», статья опубликована сегодня утром в газете, и этот человек неожиданно появился в нашей лавке. Разве это не повод для беспокойства? О том, что под именем Коппервилла скрываешься ты, известно только твоему редактору да мне.
Кэролайн немного смутилась.
— Что в этом странного? У нас книжная лавка, а ему понадобились редкие книги. Князь не мог соотнести меня с Коппервиллом. Наверное, он еще не прочитал эту статью, возможно, даже не знает о ней. Однако не исключено, что князь выследил меня сегодня утром.
— Это мне не нравится! Раньше ты никогда не заходила так далеко в своих затеях.
— Но князь не обвинил меня ни в том, что я нарушила границы его частных владений, ни в чем-либо другом, — задумчиво возразила Кэролайн. — Если даже он понял, чем я занималась, то почему-то помалкивал об этом.
— Этот человек прибыл сюда, чтобы договориться о союзе между нашими странами, Кэролайн. Он русский князь, полковник и близкий друг императора Александра, — строго заметил Джордж.
Кэролайн нахмурилась.
— К чему ты клонишь, папа?
— По-моему, в своих обличительных статьях ты заходишь слишком далеко. До последнего времени ты писала об экстравагантных вкусах и недозволенных поступках представителей высшего света, но никогда еще не избирала своей мишенью государственного деятеля такого масштаба. Ты совершаешь ошибку и можешь навлечь на себя неприятности, Кэролайн, потому что вмешиваешься в дела государственной важности, тем более в военное время.
Теперь Кэролайн по-настоящему встревожилась. Что правда, то правда, уже несколько лет назад ужесточились законы, ограничивающие свободу слова, особенно по части политики. Однако едва ли кто-то вздумает обвинить ее во вмешательстве в процесс переговоров о заключении союза только на том основании, что она, уличив Северьянова в безнравственном поведении, дискредитировала его в глазах общества. Но Кэролайн понимала причину тревоги отца: ему страшно, когда она рискует, и Джордж хочет оградить ее от неприятностей. Возможно, ей действительно следует проявлять большую осторожность. Кэролайн смутилась. Отец ужасно расстроился бы, узнав, что она затевает. Он никогда ничего не запрещал ей, но, несомненно, будет волноваться и переживать за нее. Поэтому девушка решила утаить от отца, что все-таки попытается проникнуть на праздник к Шеффилдам.
Николас остановился на лестничной площадке третьего этажа своего особняка и прислушался. Здесь находилась детская и классная комната, где Катя ежедневно занималась со своим учителем Раффальди. Здесь же располагались комнаты ее гувернантки и нянюшки Лизы, хотя Николас был уверен, что нянюшка спала на тюфяке в спальне Кати, как делала всю жизнь, где бы они ни жили.
Он напряг слух, но не услышал ни детского визга, ни смеха, ни тихого пения, ни оживленных разговоров, ни даже звуков клавесина или фортепьяно, на которых Катя так хорошо играла. Тяжело вздохнув, князь свернул в коридор.
Дверь классной комнаты была приоткрыта, и Николас увидел Катю. Она сидела за столом, склонившись над книгой. Раффальди сидел напротив нее, перед ним лежала раскрытая тетрадь: он проверял Катину работу.
Гувернантке Тэйчили, по мнению Николаса, полностью лишенной человеческого тепла и сострадания, по настоянию Мари-Элен доверили воспитание Кати. Сейчас в классной комнате ее не было. Николас постучал в створку двери.
— Можно прервать вас?
Раффальди встал. Катя подняла голову от книги.
— Ваше сиятельство, — смуглый итальянец поклонился, — смею доложить, что ваша дочь сделала всего одну ошибку в сочинении.
— Рад это слышать. — Николас не сводил глаз с Кати. — На какую же тему было сочинение?
— Катя, скажи своему отцу, о чем ты писала, — улыбнулся итальянец.
— Об императрице Екатерине.
— Вот как? Серьезная тема, — сказал Николас. — Что же ты о ней написала?
— Она была великой правительницей, потому что стремилась сделать Россию лучше, — серьезно ответила Катя. — Екатерина расширила границы России и хотела, чтобы все чувствовали ответственность за своих крепостных. Она мечтала, чтобы миром правили природа и разум.
— Я поражен.
— Спасибо, папа. — Катя опустила глаза и, кажется, немного покраснела.
«Надеюсь, это оттого, что ей приятна похвала», — подумал князь.
— Не хотите ли почитать ее сочинение? — спросил окрыленный успехами ученицы Раффальди.
— Обязательно, но не сейчас. Мне нужно поговорить с дочерью наедине.
Итальянец поспешно вышел.
Николас подошел к Кате. Она сидела не двигаясь и смотрела на него. Он уселся на маленький стул напротив нее, чувствуя себя ужасно крупным и неуклюжим.
— Тебе понравился мой подарок? — спросил князь.
— Да, спасибо, папа.
Ему очень хотелось бы, чтобы девочка вскочила и, забыв о сдержанности, бросилась ему на шею.
— Ты мне покажешь его? — Князь обвел глазами классную комнату, но котенка не обнаружил.
— Покажу. Но мадам Тэйчили сказала, что я должна держать его в своей комнате.
— Принеси его. Это котик?
Катя кивнула и вышла. Вскоре она вернулась, держа на руках белый пушистый шарик с голубыми глазами. Девочка остановилась перед Николасом и с самым серьезным видом протянула ему котенка.
— Хочешь подержать его?
— Нет, спасибо. — Николас, однако, погладил котенка за ухом. Котенок замурлыкал.
Катя не отрываясь смотрела на отца.
— Как ты назвала его?
— Александром.
Николас чуть не рассмеялся.
— Ты назвала его в честь царя?
— Нет, в честь дяди Алекса.
— Мой брат будет польщен. — Князь чуть не расхохотался.
— Он сказал, что мне надо завести Александру брата и назвать его Николасом, — бесстрастным тоном сообщила Катя.
— Полагаю, одного котенка достаточно. Хочешь поговорить о том, что случилось сегодня утром?
Катя, опустив глаза, молча гладила котенка.
— Я только что разговаривал с доктором. Твоя мама вне опасности. Она будет жить.
Катя молчала. Тишину нарушало лишь мурлыканье котенка
— Она еще слаба, — продолжал Николас, теряя надежду вызвать ребенка на разговор. — Ты сможешь не заходить к ней до завтра, чтобы не тревожить ее?
Не дождавшись ответа, князь повторил вопрос.
— Да. — Катя уткнулась в шерстку котенка.
— А может, навестишь маму вместе со мной сегодня? — спросил Николас, забыв о логике.
Девочка подняла на него черные глаза.
— Я подожду, как ты просил меня, папа.
Князь кивнул и поднялся. Так было всегда: все его слова и чувства натыкались на глухую стену.
— Рад, что тебе понравился Александр, — сказал он. В комнату вошла Тэйчили.
— Ваше сиятельство, — деловым тоном проговорила она, — у Кати сейчас урок музыки.
У девочки вытянулось личико.
— И пожалуйста, отнеси котенка на место. — Тэйчили нахмурилась.
— Наверное, следует сделать так, как говорит мадам Тэйчили, — вставил Николас. — Поиграешь с Александром после уроков.
— Хорошо, папа.
Он и гувернантка проводили взглядом Катю, которая вышла из комнаты, прижимая к груди персидского котенка.
— Она, кажется, еще более подавлена, чем обычно, — заметил князь.
— Не думаю, — возразила Тэйчили. — Катя — серьезный ребенок, и в этом нет ничего страшного.
— Она что-нибудь говорила о матери?
— Нет. Катя даже не упоминала о княгине.
— Скажите повару, чтобы приготовил на десерт ее любимое сладкое блюдо, — чуть помедлив, попросил Николас.
— Вы избалуете дочь, потакая ей, ваше сиятельство.
— Это мое право, — бросил князь и вышел из комнаты.
Он спустился на второй этаж совершенно расстроенный. Видно, Катина гувернантка слишком толстокожа. Ведь даже дураку видно, что после того как с ее матерью случилась беда, Катя еще больше замкнулась в себе.
Дверь в апартаменты княгини была закрыта. Не заметив двух побледневших от испуга служанок, Николас миновал гостиную и вошел в спальню. Комната была ярко освещена, в камине пылал огонь. Он и сам не знал, что ожидал увидеть, но Мари-Элен полулежала на широкой кровати, откинувшись на огромные подушки. Темные круги под глазами были особенно заметны на ее бледном лице. На столике рядом с кроватью стоял поднос с завтраком, к которому она почти не притронулась, и узкий бокал, наполовину наполненный шампанским. Кто-то прислал Мари-Элен большой букет роз, и они стояли повсюду: на столике возле кровати, на крышке бюро, на подоконнике. Цветов было слишком много, и они раздражали. Воронский остался в России — по крайней мере так думал Николас, — так что розы прислал, видимо, какой-то другой любовник.
— Здравствуй, Ники, — сказала Мари-Элен слабым голосом. — Не хочешь ли выпить со мной шампанского?
Князь сжал кулаки. Целый день он старался не думать о событиях этого утра.
— Рад, что ты в безопасности, но для шампанского еще слишком рано.
Она пристально посмотрела на него.
— Прошу тебя, не сердись на меня, Ники. Я так слаба. Удивительно, что осталась в живых. — По ее щекам покатились слезы. Из всех женщин, каких знал Николас, только Мари-Элен не дурнела, когда плакала.
— Если ты так тяжело больна, тебе лучше воздержаться от шампанского.
Она робко улыбнулась ему.
— Кажется, ты рассердился на меня, Ники. Но я умирала и не понимала, что говорю. — Мари-Элен попыталась сесть, но это ей не удалось.
Князю стало жаль жену. Он подошел ближе и помог ей.
— Спасибо. — Она хотела взять его за руку, но князь чуть отодвинулся.
Он скрестил руки на груди.
— Откуда эти розы? От Саши?
Мари-Элен широко распахнула глаза и побледнела еще больше.
— Ну? Я жду ответа, — неприязненно бросил Николас.
— Они от поклонника — от анонимного поклонника, — ответила она. — Вон там лежит карточка.
Князь подошел к бюро и взял в руки карточку. На ней было написано: «Настоящей красавице — преданный слуга». Он отшвырнул карточку, посмотрел ей в глаза и тихо сказал:
— Ты зашла слишком далеко, Мари-Элен.
— Не понимаю, о чем ты! Князь сверлил жену взглядом.
— Как только поправишься, тебя отправят в Тверь под вооруженной охраной, где ты и останешься… на неопределенное время.
Глаза ее округлились, ноздри затрепетали.
— Ты не можешь насильно заточить меня там!
— Я уже сказал: ты зашла слишком далеко. А Катя останется здесь, со мной.
— Это не правда!
— Что — не правда, Мари-Элен?
— То, что ты думаешь. — Она тяжело дышала.
— Едва ли ты знаешь, что я думаю. — Князь направился к двери.
— Ники! Ты злишься… но что такого я сделала? Ты не можешь отослать меня отсюда! Александр этого не допустит! Он обернулся.
— Царь и мой друг. Едва ли он одобрит все твои поступки. Мари-Элен явно испугалась.
— Но ведь ты не расскажешь ему этот вздор… о Кате?
— Я предпочел бы не говорить.
Она помедлила. Князь видел, что жена лихорадочно обдумывает ситуацию.
— Ты никогда не сделаешь этого. Ты слишком любишь ее. Ты никогда не опозоришь Катю таким образом, Ники.
Она права, но Александру можно довериться, он сохранит тайну. Зная это, Николас усмехнулся.
— Если ты… — Мари-Элен задыхалась. — Я расскажу обо всем Кате… и ты потеряешь ее навсегда… уж я позабочусь об этом!
— Кажется, ты действительно вздумала воевать со мной? Слезы снова хлынули из ее глаз. Она откинулась на подушки. Николас вышел из комнаты.
Князь нашел брата в библиотеке. Тот налил две стопки водки и одну из них подал брату. Николаса очень встревожило поведение жены и ее угрозы. Впрочем, своим поведением он тоже был недоволен, но разве у него оставался выбор? Соблазнив Сашу, Мари-Элен зашла слишком далеко. Такого удара ниже пояса князь не мог простить.
Правда, Саша всегда отличался слабостью к женщинам, особенно красивым и соблазнительным, вроде Мари-Элен. Однако это не оправдывало ни его, ни ее. Наверное, когда-нибудь острая боль от предательства пройдет. В конце концов он позволит жене вернуться домой. Князь надеялся, что к тому времени она станет умнее и осмотрительнее. Но близкие отношения с Сашей уже никогда не восстановятся, хотя Николасу было жаль терять друга.
Он задумчиво сделал глоток водки. Его мысли неожиданно изменили направление. Ему вспомнилась белокурая Кэролайн Браун — ее имя князь узнал у соседки, — и губы его тронула улыбка. Неужели она, всерьез вознамерившись перехитрить его, ведет какую-то свою, непонятную пока игру? Николасу не хотелось бы этого — всяческих интриг предостаточно и дома. Однако эта девушка не похожа на тех, кто играет в игры — шпионские или другие, а он неплохо разбирался в людях.
Николас взглянул на брата:
— Шпион, которого я обнаружил утром, оказался женщиной. Причем явно не профессионалкой.
Алекс, собиравшийся сесть в обитое золотистой парчой кресло, замер на месте. Потом лицо его осветилось белозубой улыбкой, и он опустился в кресло, вытянув длинные ноги.
— В таком случае тебе нечего беспокоиться.
Николас присел на краешек письменного стола, вытянув такие же длинные, как у брата, ноги, и начал размышлять вслух о загадочной Кэролайн Браун.
— Рыскала, видишь ли, вокруг моего дома и удрала, когда ее застукали за этим занятием! Почему бы ей не подождать какого-нибудь празднества и не попытаться соблазнить меня? Она даже не оглянулась и не посмотрела, не преследую ли я ее…
Представив себе, как соблазняет его Кэролайн, князь усмехнулся. Уж очень забавной показалась ему эта картина. Кэролайн явно не роковая женщина, хотя, как ни странно, весьма привлекательная.
— Бедная овечка, — сказал Алекс с притворной озабоченностью. — Надеюсь, она по крайней мере не дурнушка.
— Если тебе нравятся коротко подстриженные белокурые кудряшки, юный возраст и довольно худенькая фигурка, то ее, наверное, можно назвать миловидной.
Николас был уверен, что Кэролайн никогда и никого еще не соблазнила. Это и простаку ясно. Почему-то этот вывод доставил ему удовольствие, и он подумал о Мари-Элен, столь искушенной в любовных играх. А эта девушка еще и Абеляра прочла в одиннадцать лет! Князь терялся в догадках.
— Что до меня, так я предпочитаю рыженьких и полногрудых, — заметил Алекс.
Николас удивленно посмотрел на него. Любовница брата была такой же белокурой, как и Кэролайн Браун, и довольно миниатюрной.
— Теоретически, — поспешно добавил Алекс.
— Интересно, почему британцы направили такую невинную овечку следить за мной? — вслух размышлял Николас. — Любопытно, участвует ли в этой игре ее отец? Он книготорговец. Возможно, я установлю слежку за ними обоими.
Алекс положил ногу на ногу.
— Если шпионке поручили выведать государственные тайны, чтобы повлиять на нашу позицию в переговорах, она наверняка в самое ближайшее время попытается затащить тебя в постель. Надеюсь, ты готов к такому повороту событий, — Алекс с трудом сдерживал смех.
— А если я соблазню ее, чтобы выведать государственные тайны? — усмехнулся Николас. Такой вариант казался ему весьма привлекательным.
— Это было бы забавно, — отозвался Алекс.
— Пожалуй.
Николас поставил стопку на стол. Ему не терпелось снова увидеть Кэролайн. Если девушка явится переодетой, он тут же разоблачит ее. А если нет, возможно, попробует соблазнить. Как бы то ни было, но князь почувствовал, что давненько не ждал так напряженно встречи с женщиной.
Бедняжка Кэролайн Браун! У нее нет ни малейшего шанса устоять перед ним. Слишком неравны силы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепие - Джойс Бренда



Чудесная книга, рекомендую почитать
Великолепие - Джойс Брендататьяна
22.10.2011, 20.20





Просто ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!!!
Великолепие - Джойс БрендаKotyana
20.06.2012, 16.57





Да, потрясающий роман!А какой финал замечательный!
Великолепие - Джойс Брендапланета
5.09.2012, 8.03





ГГ не понравилась, осуждала и презирала жену князя, а сама ничем не лучше. Начало романа понравилось, а конец- чересчур затянут и нудноват.
Великолепие - Джойс Брендачитатель
4.10.2012, 18.56





Книжка так себе начало многообещающе а конец неочень
Великолепие - Джойс БрендаРуся
4.02.2013, 0.10





Мне очень понравилась. Прочитала на одном дыхании!
Великолепие - Джойс БрендаАнна
6.03.2013, 13.47





Одна ложь на слаживается на другую. Неа. Поверит только тот, кто захочет. А если нет доверия, то и нет удовольствия от прочитанного. Жаль
Великолепие - Джойс БрендаМожет быть
10.05.2013, 6.10





книга класс!!!!!!!!!!
Великолепие - Джойс Брендалюси
4.10.2013, 20.30





Начало романа понравилось, а конец- чересчур затянут и нудноват.8 б
Великолепие - Джойс Брендатая
24.10.2013, 21.15





Такое впечатление, что начинал писать роман один автор - остроумный, страстный и т.д., а заканчивал писать студент, набирающий необходимый объем текста для курсового. 8 баллов - и то за хорошее начало.
Великолепие - Джойс БрендаНюша
14.04.2014, 0.36





Не хватает перчинки, сухо. Но весьма интересно 8/10
Великолепие - Джойс БрендаИрина
19.04.2014, 13.04





Читаю-читаю, жду-жду,вот уже скоро и конец,а ничего интнресного-то не происходит(((
Великолепие - Джойс Брендан
17.11.2014, 0.33





Полностью согласна с мнением читателя: роман мне тоже не понравился. Главная героиня (интеллектуалка, верящая в любовь и супружескую верность) тем не менее пренебрегла соими принципами и переспала с женатым князем в его доме фактически под боком жены и дочери. Мало чем отличается от поведения его жены, которая открыто гуляла от мужа, который в общем то тоже не хранил ей верность. Да и описание жены как то черезчур надуманное чтоли... И ужасная жена, которая изменяла и только думала о своей внешности, и ужасная мать, которая не любила ребенка - не верится... Уже в начале романа понятно, что жена умрет - иначе брак героев невозможен. И вот до конца романа и ждешь этого, а умирает она только с третьей попытки, так сказать, и то как то глупо... Книга разочаровала главная героиня не вызвала симпатии, понравилась только историческая часть книги, неплохо описаны события 1812 г.
Великолепие - Джойс БрендаКоше4ка
11.01.2015, 23.20





Мне показалась вся эта история скучноватой. Вообщем-то, проблемы тут я не увидела, чего они так маялись? Может я и циник, но, у девушки было два пути: стать любовницей или расстаться. Чем ей так плохо было быть любовницей? Причём, любимой любовницей, не абы кем... С женой любимый не спит уж давным-давно, так что делить с другой его не надо. Жена, вообще, в другом месте проживает, так что нос к носу не столкнуться. Свет её не примет? Так она и так простолюдинка и никакой свет ей не светит. Надоест любовнику и тот её бросит? Ну, так он и жену может бросить и в деревню упечь. Не думаю, что князь любовницу без средств оставит. Что ещё... Дети будут незаконнорожденными, так отец может их признать, хоть и без титула, но, может выделить им состояние. А если любовница любимая, то и дети будут самыми любимыми. Ну, что сама без титула и без имени, ну, тут уж чем-то надо пожертвовать: или любовь, или титул. Я бы даже особо не раздумывала, тем более героине и без князя титул не светил, ещё раз повторюсь- она просто торговка.
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 19.43





Не согласна с Кошечкой, что жена тут описана ужасной. Нормальная жена, такие и были в большинстве в русской аристократии. Даже если вспомнить первую жену Пьера Безухова ( Война и мир)- прямо точно такая и была. Любящая только балы, драгоценности, совершенно равнодушная к детям. Хотя, в этом романе, как раз написано, что жена князя была мамой, вообще, не плохой и дочь по-своему любила. Так что, ничего тут странного и ужасного я не увидела. А ещё надо учесть, что жена князя была очень обижена на мужа, поскольку он ею откровенно пренебрегал и был равнодушен. Отсюда все её эскапады, выходки и любовники. Она была по психотипу сама, как ребёнок ( про это говорилось в романе) и пыталась обратить так на себя внимание.Характер жены прописан очень хорошо даже...
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 20.15





Не хотела сначала дочитывать, даже успела два комментария написать выше, но, всё-таки решила "добить" роман... Только расстроилась, потому что, фу, какой папаша героини отвратительным оказался. Во-первых: предатель родины, многим людям не хватает денег и у многих трудности бывают материальные всякие, но, не каждый согласится родиной торговать. И, главное, ему сошло всё с рук! Все его в финале обнимали и вообще, он нашёл себе местечко в Петербурге и в полном шоколаде. Вот, не зря его бабка не любила и называла пустым никчёмным человеком. А во-вторых, мне жутко не понравилось, что папаша, спасая свою шкуру, позволяет влезть в предательство уже не только страны, но и любви всей её жизни. Ведь он прекрасно понимает, что её после одного раза не отпустят уже и будет она вечно на верёвочке. Пока её не повесят. А без князя и после его предательства- она моральный труп. И он молчит и даже подталкивает дочь, когда князь заходит в лавку, папашка тактично удаляется, хотя раньше бушевал. Мол, давай дочка, действуй. Родители, ради детей, иногда сознаются в убийствах, которые даже не совершали, а этот мудила не мог сознаться и сдаться властям, раз уж так дело завернулось. Конечно, своя шкура дороже, а дочь пусть пропадает. Очень я была разочарована таким финалом романа.
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 21.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100