Читать онлайн Великолепие, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепие - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепие - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепие - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Великолепие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Кэролайн ощущала неловкость, но это не имело никакого отношения к тому, что она была в мужском платье.
Девушка сидела скорчившись в кустах перед кирпичным особняком на Мейфэр, который арендовал Северьянов. Ее коротко подстриженные волосы были гладко зачесаны за уши и прикрыты треуголкой, к подбородку приклеена жиденькая эспаньолка. На ней были сюртук, жилет, сорочка, панталоны, чулки и штиблеты с пряжками. Кэролайн не впервые переодевалась в мужской костюм — только так ей удавалось разузнать о тех, о ком она писала в своей сатирической рубрике в «Морнинг кроникл». Как ни печально, но приходилось признать, что мужчинам куда легче получить нужную информацию, чем женщинам.
Девушка привыкла своими силами выяснять подробности образа жизни людей, которых намеревалась разоблачать, однако сейчас, спрятавшись за кустами перед домом Северьянова, она испытывала странную неуверенность, неловкость и ощущение опасности, хотя последнее было, конечно, полным абсурдом. И все же сердце у Кэролайн неистово колотилось, и ее не покидало смутное предчувствие чего-то не вполне определенного.
Она не знала даже, дома ли Северьянов. Только предполагала, что дома, поскольку было утро. Возможно, он снова провел всю ночь до рассвета у леди Кэррэдин. При воспоминании о том, как вызывающе безнравственно вел себя князь на глазах у беременной жены, сердцебиение у нее снова участилось. Два дня назад Кэролайн, переодевшись лакеем, «присутствовала» на балу у принца-регента. Поразительно, сколько сплетен ходит между слугами и какую ценную информацию эти сплетни предоставляют!
Девушка не спускала глаз с двери особняка, надеясь, что Северьянов появится с минуты на минуту, возможно, пожелав прокатиться по Гайд-парку. Она намеревалась тщательно изучить его распорядок дня и привычки, ибо твердо решила включить князя в круг лиц, которым не давала спуску в своей сатирической рубрике. На ее взгляд, Северьянов был особенно ярким образцом высокомерного аристократа. Безнравственность именно таких особ вознамерилась обличить Кэролайн. Она вела эту рубрику уже полтора года. Поначалу сатирические заметки девушка писала с единственной целью — позабавить себя и своего отца. Джорджу ее статейки показались такими проницательными и остроумными, что он посоветовал дочери предложить их нескольким газетам. В «Морнинг кроникл» с радостью ухватились за ее опусы и снисходительно отнеслись даже к тому, что они написаны женщиной. Правда, редактор поставил одно условие: никто не должен узнать, что автор — женщина, а Кэролайн, в свою очередь, просила не разглашать ее имени.
Интересно, что сказала бы ее бабушка-виконтесса, если бы узнала, как безжалостно бичует Кэролайн пороки ее класса? Но девушку побуждали к работе вовсе не злоба и ненависть. Она стремилась показать падение нравов в среде родовитой знати, считающей себя выше всего общества. Кэролайн хотела пристыдить тех, кто этого заслуживает, надеясь, что в них проснется совесть. Возможно, тогда мужчины, подобные Северьянову, и такие дамы, как леди Кэррэдин, будут меньше думать о собственных удовольствиях и больше о том, чтобы помочь обделенным судьбой.
Кэролайн всегда носила с собой небольшую записную книжку и сейчас достала ее и написала вверху чистой страницы: «Распорядок дня С.». Потом, немного подумав, добавила: «Окружающая обстановка, персональные и другие сведения». Тут она ощутила, как по спине пробежал холодок.
Дверь открылась, и послышались мужские голоса. Увидев двух мужчин, тихо разговаривавших друг с другом, Кэролайн застыла в ожидании. Мужчины приближались. Одним из них был, судя по всему, Северьянов: высокий, красивый, бронзовый от загара — кто же, как не он? Она затаила дыхание и боялась пошевелиться.
Князь остановился неподалеку от ее укрытия. Волосы его — русые, чуть золотистые — были чуть длиннее, чем того требовала мода. Он был не в военном мундире, а в батистовой сорочке, светлом камзоле и серых брюках. Очень высокий рост, широкие плечи, узкие бедра и длинные ноги подтверждали слухи о его привлекательности. Однако в этом человеке было нечто большее, чем физическое обаяние. Каждое движение князя свидетельствовало о том, что он рожден для власти и богатства. Чувство превосходства и уверенность в себе сразу бросались в глаза. Да, князь, несомненно, знал, кто он такой и зачем живет на свете.
Кэролайн, дрожа от нервного напряжения, снова взглянула на его невероятно привлекательное лицо. На этот раз она внимательно разглядела каждую черту: темные, резко очерченные брови, высокие, четко обрисованные скулы, твердую линию подбородка и прямой аристократический нос. Даже на таком расстоянии девушка заметила суровые складки возле чувственных губ.
Да, он буквально излучал силу и чувственность. Впервые в жизни Кэролайн осознала, что теряет способность ясно мыслить. Она на мгновение закрыла глаза. А овладев собой, вспомнила предостережения отца, но почему-то на этот раз она решила пренебречь ими.
Девушка снова взглянула на дорожку: двое мужчин остановились, разговаривая. Кэролайн стало жарко, она глубоко вдохнула воздух. Записная книжка валялась на земле; она и не заметила, как ее обронила. Подняв записную книжку, Кэролайн начала торопливо делать зарисовки — сначала князя, потом его собеседника, похожего на льва. Несколько четких штрихов — и готово! Вот стоит он, возвышаясь над приземистым, коренастым джентльменом, небрежно причесанный, как будто не занимался собой после вчерашних похождений, в помятом камзоле и в сорочке с расстегнутыми верхними пуговицами. Кэролайн изобразила сорочку расстегнутой аж до самого пояса. Поза князя получилась подчеркнуто небрежной, усмешка на чувственных губах слишком дерзкой. Рисуя второго джентльмена, Кэролайн вдруг догадалась, что это врач, потому что в руках он держал докторский чемоданчик. Покраснев от усилий, Кэролайн закрыла записную книжку и убрала ее. Девушка вся дрожала.
Северьянов пошел провожать доктора и теперь с каждым шагом подходил все ближе к ее убежищу. Кэролайн впервые испугалась, что ее обнаружат. Затаив дыхание, она не сводила глаз с мужчин.
Северьянов и доктор приблизились.
— Вы будете щедро вознаграждены за все, что сделали, доктор, — сказал Северьянов глуховатым голосом.
— Ваше сиятельство, я пришлю вам немалый счет за свои услуги.
— Нет, вы заслуживаете особого вознаграждения, — твердо заявил князь.
— Спасибо, ваше сиятельство. Я очень рад, что она осталась жива.
Миновав укрытие Кэролайн, мужчины остановились в конце дорожки у обочины тротуара. Из-за угла дома показался экипаж, вызванный, очевидно, для доктора.
— Я тоже рад. Не знаю, как и благодарить вас за спасение ее жизни. — Лицо у князя было усталое и печальное. Кэролайн насторожилась. Интересно, чья это жизнь была под угрозой? Неужели речь шла о его жене?
— Я почти ничего не сделал, — возразил доктор. — Ваша жена сильнее, чем кажется.
Кэролайн встрепенулась. «Его жена чуть не умерла?» — подумала она. Однако сейчас для размышлений был самый неподходящий момент, потому что Северьянов стоял совсем рядом с ней и глядел в ее сторону. Девушка судорожно глотнула воздух. Она не могла не признать, что он самый красивый мужчина из всех, кого ей случалось видеть. Только теперь Кэролайн поняла, почему дамы лишались чувств, когда их знакомили с князем. Она и сама была близка к обмороку.
Внезапно Северьянов перевел взгляд на кусты, за которыми скрывалась девушка. Кэролайн хотела наклониться пониже, но побоялась, как бы он не заметил движения, а потому лишь затаила дыхание и молила Бога, чтобы ее не обнаружили.
У обочины тротуара, где задержались мужчины, остановилась большая карета с фамильным гербом на дверце: красный волк с обнаженными в оскале клыками над скрещенными серебряными мечами и надпись золотыми буквами по-латыни «Мое собственное» на красном поле. «Что за высокомерный девиз!» — подумала Кэролайн. Два ливрейных лакея открыли перед доктором дверцу кареты и помогли ему сесть. Карета, запряженная шестеркой лошадей, тронулась с места. Северьянов посмотрел вслед удаляющейся карете, стоя спиной к Кэролайн, потом неожиданно резко обернулся и взглянул прямо на кусты. При мысли, что он обнаружит ее, у Кэролайн душа ушла в пятки. Но князь, наклонив голову, решительным шагом направился по дорожке к дому. Он вошел, и дверь плотно закрылась за ним.
Кэролайн, взмокшая от пота, с бешено бьющимся сердцем, села на землю и закрыла глаза, стараясь овладеть собой. Она и не представляла, что внешность этого человека произведет на нее такое впечатление. Сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, девушка наконец овладела собой. Тут она напомнила себе, что Северьянов, этот безнравственный человек, наделен качествами, ненавистными ей как в мужчинах, так и в женщинах. Кэролайн немного успокоилась. Да, князь напоминает древнеримского бога войны, сошедшего на землю, чтобы защитить слабых, бедных и униженных, чтобы покарать зло и установить справедливость, но ей-то известно, каков он на самом деле! Сколь обманчива внешность!
Его бедная жена чуть не умерла? Разве можно уйти отсюда, не разузнав обо всем подробнее? Не выяснив, что же все-таки произошло прошлой ночью?
Кэролайн задумчиво поглядела в сторону дома, пытаясь сообразить, каким образом пересечь газон так, чтобы не попасться на глаза ни слугам, ни хозяину.
Николас с пером в руке склонился над письменным столом. За закрытой дверью библиотеки ждал курьер, который отвезет его послание Александру, находившемуся сейчас в действующей армии, в расположении новой ставки в Дриссе. Барклай был в Первой армии, и Николас знал, что, если бы его не отправили в Лондон, когда началось нашествие, он тоже был бы там вместе со своим батальоном.
Князь вздохнул и отложил перо. Слишком многое мешало ему сосредоточиться, тем более что он не имел никаких хороших вестей для царя. Николас, весьма расстроенный тем, что пока не добился ничего, не хотел сообщать царю, насколько трудными оказались переговоры. Слухи, ходившие о баснословном упрямстве Каслеро, полностью оправдались. Но и Николасу упорства не занимать. Если есть хоть малейшая надежда на подписание официального договора, который поло-: жил бы конец состоянию войны между их двумя странами и обеспечил бы России небольшую финансовую поддержку, он ее не упустит. Однако пока князю так и не удалось узнать, кто именно в британском правительстве упорно противодействует подписанию этого договора.
Наконец князь написал короткое письмо, предупредив Александра, чтобы он не слишком рассчитывал на успешное завершение переговоров в ближайшее время, и в очередной раз обратился к царю с просьбой позволить ему вернуться в действующую армию под командованием Барклая. Когда Николас ставил подпись под посланием, кто-то, не постучавшись, открыл дверь. Князь оглянулся, готовый сделать строгое внушение тому, кто нарушил его уединение.
В дверях, улыбаясь, стоял высокий темноволосый мужчина. Одежда его была помята и покрыта дорожной пылью и грязью.
— Привет, Ники. Я помешал тебе? Князь вскочил, пересек комнату и обнял своего младшего брата.
— Алекс? Вот так сюрприз! Я думал, что ты в Вене, играешь в кошки-мышки с Габсбургами.
Было бы правильнее сказать «в кошки-собаки». Смуглое лицо Алекса озарилось белозубой улыбкой.
— Я свою работу сделал. Мы получили от Австрии кое-какие, пусть даже незначительные, гарантии. И я попросил предоставить мне краткосрочный отпуск. Давненько не гулял я по Оксфорд-стрит!
Николас усмехнулся.
— Ты не бывал в Лондоне с детских лет.
— Верно. — Алекс, войдя в комнату, снял с головы шляпу с узкими полями и швырнул ее на диван. Как и вся его одежда, шляпа была забрызгана дорожной грязью. — По правде говоря, я подумал, что могу тебе здесь пригодиться.
— Сейчас мне необходимо узнать, кто в правительстве Каслеро так отчаянно противодействует подписанию этого договора. А какие гарантии дали австрийцы?
— Они не станут особенно рьяно помогать Наполеону, вторгшемуся в нашу страну. — Алекс уселся на диван и с наслаждением вытянул длинные ноги. — Однако австрийцы не намерены объявлять войну Бонапарту, потому что по-прежнему боятся его.
Николас воздержался от комментариев — могло быть и хуже. Подойдя к буфету, он налил две стопки водки и протянул одну из них брату. Алекс сразу осушил полстопки. Николас отхлебнул глоток и сказал:
— Мари-Элен здесь. Она привезла с собой Катю. На красивом лице Алекса появилась неприязненная гримаса.
— Представляю, как ты обрадовался ее появлению! Наверное, тебе следует узнать последние сплетни о твоей жене.
Николас снова отхлебнул водки и почувствовал, как горячая волна разлилась внутри.
— Я не обращаю внимания на сплетни. И тебе не советую.
— Обычно мне тоже безразлично злословие. Но на сей раз это важно, Ники.
— О чем же говорят теперь?
— Говорят, что отец ребенка, которого она носит, — Воронский.
Николас с деланным равнодушием поднялся и поставил стопку на стол.
— Ты не стал бы передавать мне эту сплетню, если бы сам не верил ей.
— Ты слишком снисходителен к жене.
— У нее много проблем.
— Но каков Воронский? Наш кузен и наш друг? Может, у него тоже проблемы? И они оправдывают его предательство по отношению к тебе? — возмущенно воскликнул Алекс.
Николас молчал. Ему вспомнилось детство в Санкт-Петербурге, когда он, брат и кузен были неразлучны. Хотя Саша Воронский знал, что у Николаса с Мари-Элен нет ничего общего, кроме имени и дочери, его поступок, если подтвердятся слухи, настоящее предательство. Николаса охватил гнев.
— Почему бы не спросить у нее? — язвительно заметил Алекс. — Она, конечно, пустит в ход свои обычные уловки, мило расплачется, будет все отрицать и уверять, что любит
Только тебя,
— Я спрошу у Саши, — сдержанно сказал Николас.
— А что потом?
— Отошлю жену в Тверь на всю зиму. И на весну. И на следующее лето.
— Неплохая мысль. — Алекс встал с дивана. — Я знаю, что Катя любит ее, но твоя жена опасна. Лично мне кажется, что она выбрала Воронского намеренно, поскольку понимала, что, если ты узнаешь, это причинит тебе боль.
— По-твоему, я расстроен? — холодно осведомился Николас. — Нет, я зол. Мари-Элен вольна выбирать кого угодно себе в любовники, но только не из числа моих друзей и родственников.
— Она хочет причинить тебе боль, Ники. Я вижу это по ее глазам. Отошли ее лучше в Сибирь. Тверь слишком близко от Москвы. И пусть она живет там, пока не станет седой старухой.
— Алекс, я ценю твою заботу, но у тебя нет детей и ты кое-чего не понимаешь. Катя обожает мать. Что-бы не причинять страданий Кате, я не наказываю Мари-Элен… Ведь на самом деле она и сама не более чем эгоистичный, своенравный ребенок.
— Слава Богу, что царю не пришло в голову женить и меня! — воскликнул Алекс, направляясь к буфету, чтобы снова наполнить свою стопку. — Если я когда-нибудь решусь на такой шаг, то хочу быть уверенным в том, что всегда смогу развестись и за это меня не сошлют в Сибирь и не подвергнут пыткам. Да, развод — это выход.
— Спасибо, что напомнил о выходе, — сказал Николас. На самом деле он никогда не думал о разводе, да и зачем бы? Брак не ограничивал его личную свободу и был таким же, как и большинство других браков. В политическом же отношении этот брак устраивал всех, в том числе и самого Николаса. В отличие от многих мужчин Николас не жаждал иметь сына, считая своей наследницей Катю. Он вздохнул. — Прошлой ночью у жены случился выкидыш, и сама она чуть не умерла.
Алекс смутился.
— Прости, что я тут так разболтался.
— Не извиняйся. Ты всегда презирал Мари-Элен, и на твоем месте я, наверное, относился бы к ней так же. — Николас украдкой взглянул на брата. — Она потеряла много крови, но, видимо, будет жить. Слава Богу, — добавил он, думая не о Мари-Элен, а о Кате.
— Жаль, — отозвался Алекс.
— Я беспокоюсь о Кате, Алекс, — признался Николас, расхаживая по комнате.
Алекс подошел к брату и положил руку ему на плечо.
— Прости, я не подумал. Бедняжка Катя. Она, наверное, расстроена? Где она? Я хочу видеть ее.
— Она наверху с Лизой, — сказал Николас и задумался. Интересно, что на самом деле известно Алексу? Пять лет назад, когда Николас начал подробно расследовать похождения Мари-Элен в прошлом и настоящем, до Алекса, несомненно, доходили кое-какие слухи, но сам Николас, как человек чрезвычайно сдержанный, ни словом не обмолвился ни брату, ни кому-либо другому о том, что Катя, возможно, не его дочь. И даже сейчас он не мог заставить себя поделиться своими подозрениями даже с близким человеком.
Николас подошел к раскрытому окну.
— Как по-твоему, Катя — счастливый ребенок?
— Не знаю, что и сказать, Ники. Она очень замкнутый ребенок.
— Мне кажется, она несчастлива, но я не знаю причины. Я стараюсь почаще бывать дома. К тому же, несомненно, я более любящий отец, чем многие мои знакомые, совершенно игнорирующие своих детей, особенно дочерей. Мари-Элен не отличается от других мамаш, интересующихся приемами, драгоценностями и любовниками несравненно больше, чем собственными детьми. Может, мое беспокойство излишне?
— Не знаю. У меня нет опыта. Ты по крайней мере по-настоящему любишь свою дочь.
— Что ты имеешь в виду? — резко спросил Николас. Алекс вспыхнул.
— Не знаю. Лучше поднимусь наверх. А что, если позднее нам с тобой выпить и прогуляться по городу? — задержавшись в дверях, с улыбкой предложил Алекс.
— Что ж… возможно.
Сейчас Николас не имел желания ни бражничать, ни развлекаться с женщинами. Но что хотел сказать Алекс? Неужели то, что Мари-Элен не любит свою дочь? Николас не мог поверить этому. Он задумался, глядя в окно.
— Ладно, оставляю тебя любоваться пейзажем. Увидимся позже, большой братец.
— Знаешь, а вокруг дома, пожалуй, рыщет шпион, — заметил Николас так небрежно, словно говорил о погоде.
— Шутишь?
Николас повернулся к брату.
— Ничуть. Это молодой паренек. Он уже давно крутится здесь и что-то вынюхивает. Вот я и думаю, как мне поступить: разделаться с ним сейчас или немного позднее. После событий прошлой ночи у меня нет настроения играть в такие игры. — Николас был бы и в самом деле не прочь схватить шпиона за тощую шею и трясти его, пока не скажет, что здесь вынюхивает. Но опыт и хитрость побуждали его воздержаться от крайних мер. Николас решил сам поиграть со шпионом в кошки-мышки. — Пожалуй, сначала просмотрю утренние газеты и позавтракаю, а потом разберусь с этим соглядатаем.
— Ладно, делай как знаешь. А я тем временем поднимусь к племяннице. — Алекс улыбнулся и быстро вышел.
Николас, чуть помедлив, последовал за ним. Едва он открыл дверь библиотеки, как перед ним появился Жак.
— Ваше сиятельство, завтрак подан. — Расторопный француз-слуга, похоже, умел читать мысли хозяина. — Я приготовил вам свежую одежду. Не хотите ли перед завтраком принять ванну? — Он деликатно откашлялся. — Сейчас уже довольно поздно, а вы сегодня обедаете с лордом Стюартом Дэвисоном, ваше сиятельство.
Николас не забыл об этом. Дэвисон — сотрудник министерства иностранных дел, работал в тесном контакте с Каслеро. Князь уже встречался с этим человеком, на словах полностью поддерживавшим подписание договора между двумя странами, но Николасу показалось, что он себе на уме.
— Я приму ванну, — сказал он. — Кстати, Жак, у меня есть для тебя одно поручение. Купи котенка.
— Для княжны Катрин? — улыбнулся Жак.
— Да. Найди такого, чтобы она полюбила его… с хорошим характером. Я хочу сегодня вечером сделать ей подарок.
— Как прикажете, ваше сиятельство.
Николас отправился в малую столовую — уютную комнату с обтянутыми веселенькой тканью в цветочек стенами. Впрочем, на вкус князя, эта ткань придавала комнате слишком легкомысленный вид. Он вообще не очень любил этот городской особняк, даже отдаленно не походивший на те великолепные дома, которые принадлежали ему в России. Уж не говоря о фамильном особняке в Санкт-Петербурге, роскошном новом дворце, недавно построенном князем в Москве, и поместье под Тверью — огромной усадьбе его далеких предков.
Дом в Лондоне Николас арендовал, а прислугу привез сюда из России. Он не доверил бы свою кухню английскому повару, который мог бы отравить его, польстившись на хорошие деньги. Европейский континент был охвачен войной, союзы заключались и распадались, и тайные агенты развивали бурную деятельность в каждом крупном городе. Николас, просматривая газеты, рассеянно отправлял в рот кусочки жареной вырезки с гарниром из красной капусты. Он развернул «Морнинг кроникл», и в этот момент спиной почувствовал на себе чей-то взгляд.
Он насторожился и разозлился: неужели даже позавтракать не дадут спокойно? Наверное, шпион пробрался к окну и подсматривает за ним. У него возникло искушение сию же минуту расправиться с наглым соглядатаем.
Но, подумав, Николас решил сделать вид, что не замечает шпиона, и продолжал просматривать газету. Неожиданно он замер, увидев в газете свое имя.
Отложив нож и вилку, князь взглянул на заголовок статьи: «Великосветские лицемеры».
— Что за чертовщина? — воскликнул он и начал внимательно читать статью, вникая в каждое слово.
Его охватила ярость.
Чарльз Коппервилл! Этот сукин сын слишком наивен и романтичен, но Николас был либералом и до сих пор даже соглашался с некоторыми его высказываниями. Он даже с удовольствием читал кое-что из опусов Коппервилла, особенно один, где тот высмеивал двух весьма авторитетных лордов за неблаговидные интриги в парламенте, причем изображал обоих как тщеславных, самонадеянных болванов. Но в последнее время — черт бы побрал этого парня! — Коппервилл избрал мишенью Николаса, постоянно так или иначе задевая его. А это уже совсем другое дело.
Это не сойдет ему с рук.
Интересно, знаком ли он с этим писакой? Может, Коппервилл — псевдоним и этот человек — его старый приятель?
Николас даже вздрогнул от гнева. Коппервилл изобразил его пресыщенным, безнравственным распутником, тогда как Мари-Элен представил невинной жертвой.
— Черт побери! — прорычал Николас, скомкал газету и, отшвырнув ее, выскочил из-за стола.
Круто повернувшись к окну, он оказался лицом к лицу с белокурым молодым человеком с жиденькой бородкой, в треуголке, небрежно сдвинутой набок. Их разделяло только оконное стекло.
Николас на мгновение замер от неожиданности. Юный шпион побелел от испуга, а глаза его буквально вылезли из орбит.
Князь вдруг недобро усмехнулся. Ко всем чертям игру в кошки-мышки! С него довольно! Шпион присел и исчез из виду.
Николас, рассвирепев, выругался и решительно бросился к окну.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепие - Джойс Бренда



Чудесная книга, рекомендую почитать
Великолепие - Джойс Брендататьяна
22.10.2011, 20.20





Просто ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!!!
Великолепие - Джойс БрендаKotyana
20.06.2012, 16.57





Да, потрясающий роман!А какой финал замечательный!
Великолепие - Джойс Брендапланета
5.09.2012, 8.03





ГГ не понравилась, осуждала и презирала жену князя, а сама ничем не лучше. Начало романа понравилось, а конец- чересчур затянут и нудноват.
Великолепие - Джойс Брендачитатель
4.10.2012, 18.56





Книжка так себе начало многообещающе а конец неочень
Великолепие - Джойс БрендаРуся
4.02.2013, 0.10





Мне очень понравилась. Прочитала на одном дыхании!
Великолепие - Джойс БрендаАнна
6.03.2013, 13.47





Одна ложь на слаживается на другую. Неа. Поверит только тот, кто захочет. А если нет доверия, то и нет удовольствия от прочитанного. Жаль
Великолепие - Джойс БрендаМожет быть
10.05.2013, 6.10





книга класс!!!!!!!!!!
Великолепие - Джойс Брендалюси
4.10.2013, 20.30





Начало романа понравилось, а конец- чересчур затянут и нудноват.8 б
Великолепие - Джойс Брендатая
24.10.2013, 21.15





Такое впечатление, что начинал писать роман один автор - остроумный, страстный и т.д., а заканчивал писать студент, набирающий необходимый объем текста для курсового. 8 баллов - и то за хорошее начало.
Великолепие - Джойс БрендаНюша
14.04.2014, 0.36





Не хватает перчинки, сухо. Но весьма интересно 8/10
Великолепие - Джойс БрендаИрина
19.04.2014, 13.04





Читаю-читаю, жду-жду,вот уже скоро и конец,а ничего интнресного-то не происходит(((
Великолепие - Джойс Брендан
17.11.2014, 0.33





Полностью согласна с мнением читателя: роман мне тоже не понравился. Главная героиня (интеллектуалка, верящая в любовь и супружескую верность) тем не менее пренебрегла соими принципами и переспала с женатым князем в его доме фактически под боком жены и дочери. Мало чем отличается от поведения его жены, которая открыто гуляла от мужа, который в общем то тоже не хранил ей верность. Да и описание жены как то черезчур надуманное чтоли... И ужасная жена, которая изменяла и только думала о своей внешности, и ужасная мать, которая не любила ребенка - не верится... Уже в начале романа понятно, что жена умрет - иначе брак героев невозможен. И вот до конца романа и ждешь этого, а умирает она только с третьей попытки, так сказать, и то как то глупо... Книга разочаровала главная героиня не вызвала симпатии, понравилась только историческая часть книги, неплохо описаны события 1812 г.
Великолепие - Джойс БрендаКоше4ка
11.01.2015, 23.20





Мне показалась вся эта история скучноватой. Вообщем-то, проблемы тут я не увидела, чего они так маялись? Может я и циник, но, у девушки было два пути: стать любовницей или расстаться. Чем ей так плохо было быть любовницей? Причём, любимой любовницей, не абы кем... С женой любимый не спит уж давным-давно, так что делить с другой его не надо. Жена, вообще, в другом месте проживает, так что нос к носу не столкнуться. Свет её не примет? Так она и так простолюдинка и никакой свет ей не светит. Надоест любовнику и тот её бросит? Ну, так он и жену может бросить и в деревню упечь. Не думаю, что князь любовницу без средств оставит. Что ещё... Дети будут незаконнорожденными, так отец может их признать, хоть и без титула, но, может выделить им состояние. А если любовница любимая, то и дети будут самыми любимыми. Ну, что сама без титула и без имени, ну, тут уж чем-то надо пожертвовать: или любовь, или титул. Я бы даже особо не раздумывала, тем более героине и без князя титул не светил, ещё раз повторюсь- она просто торговка.
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 19.43





Не согласна с Кошечкой, что жена тут описана ужасной. Нормальная жена, такие и были в большинстве в русской аристократии. Даже если вспомнить первую жену Пьера Безухова ( Война и мир)- прямо точно такая и была. Любящая только балы, драгоценности, совершенно равнодушная к детям. Хотя, в этом романе, как раз написано, что жена князя была мамой, вообще, не плохой и дочь по-своему любила. Так что, ничего тут странного и ужасного я не увидела. А ещё надо учесть, что жена князя была очень обижена на мужа, поскольку он ею откровенно пренебрегал и был равнодушен. Отсюда все её эскапады, выходки и любовники. Она была по психотипу сама, как ребёнок ( про это говорилось в романе) и пыталась обратить так на себя внимание.Характер жены прописан очень хорошо даже...
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 20.15





Не хотела сначала дочитывать, даже успела два комментария написать выше, но, всё-таки решила "добить" роман... Только расстроилась, потому что, фу, какой папаша героини отвратительным оказался. Во-первых: предатель родины, многим людям не хватает денег и у многих трудности бывают материальные всякие, но, не каждый согласится родиной торговать. И, главное, ему сошло всё с рук! Все его в финале обнимали и вообще, он нашёл себе местечко в Петербурге и в полном шоколаде. Вот, не зря его бабка не любила и называла пустым никчёмным человеком. А во-вторых, мне жутко не понравилось, что папаша, спасая свою шкуру, позволяет влезть в предательство уже не только страны, но и любви всей её жизни. Ведь он прекрасно понимает, что её после одного раза не отпустят уже и будет она вечно на верёвочке. Пока её не повесят. А без князя и после его предательства- она моральный труп. И он молчит и даже подталкивает дочь, когда князь заходит в лавку, папашка тактично удаляется, хотя раньше бушевал. Мол, давай дочка, действуй. Родители, ради детей, иногда сознаются в убийствах, которые даже не совершали, а этот мудила не мог сознаться и сдаться властям, раз уж так дело завернулось. Конечно, своя шкура дороже, а дочь пусть пропадает. Очень я была разочарована таким финалом романа.
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 21.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100