Читать онлайн Великолепие, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепие - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепие - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепие - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Великолепие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Он знал, что это снится ему. Однако сон казался совершенно реальным. Этот сон всегда сопровождался щемящей болью, предвещающей несчастье. И неизменно лежал снег. За окном все было белым-бело, поэтому не удавалось ничего разглядеть. А снег все шел и шел.
Князь понимал, что если не проснется, произойдет что-то ужасное.
Но проснуться не мот. Он стоял у окна в своем поместье под Тверью и пристально вглядывался в белую метель. В камине гудел огонь, и князь слышал ее голос — сначала резкий и сердитый, потом печальный и наконец испуганный, плачущий.
— Ваше сиятельство, — окликнул его мужской голос.
Николас предвидел это заранее. Он не вздрогнул от неожиданности, поскольку ждал этого, и оглянулся. В дверях стоял молодой слуга — здоровый, рослый парень. Позади него виднелось лицо Мари-Элен — очень бледное в лунном свете. Черные глаза ее были влажны от слез.
— Ники, — пробормотала она, — не слушай его, это все не правда.
Нет, это правда. Князь это давно чувствовал, но не хотел знать — ни сейчас, ни потом. Он попытался сказать Петру, своему слуге, чтобы тот убрался вон, но язык не слушался его. Князю отчаянно хотелось увидеть Катю, прижать ее к себе и держать так, будто тогда он не потерял бы ее.
— Ваше сиятельство, мы должны обсудить с вами одно важное дело, — сказал паренек, переминаясь с ноги на ногу.
Мари-Элен вскрикнула и бросилась бежать.
Важное дело. Да уж, дело важное, ничего не скажешь. Румяное лицо слуги раскраснелось и напряглось, и он, запинаясь и мямля, начал говорить о самом дорогом в жизни Николаса существе — о его дочери Кате. Сердце князя сжалось от острой боли, в глазах потемнело.
Катя! Что с ней? Где его дочь?
Боль сменилась паникой. Паникой и ужасом. Катя исчезла, исчезла навсегда, он не мог найти ее. Теперь князь бежал полем, утопая в снегу, борясь с ветром, продираясь сквозь какие-то заросли, и громко звал ее. Но она исчезла. Снег доходил ему до колен, слезы жгли глаза, замерзая на щеках. Катя не откликалась.
— Ваше сиятельство!
Сон изменился. Кто-то звал его. Но ведь конец у этого сна совсем другой! Сон всегда завершался тем, что князь лежит на снегу, понимая, что дочь потеряна навсегда. Он неожиданно просыпался с мокрым от слез лицом.
— Ваше сиятельство! — снова услышал князь, и кто-то постучал в дверь. Громко и настойчиво. Но Николас был не в силах пошевелиться. Не совсем проснувшись, он пытался вспомнить, что должно произойти во сне дальше…
— Князь!
Николас насторожился. Глаза его открылись, и он на мгновение растерялся, не сразу поняв, где находится. Князю казалось, что он в своем поместье под Тверью, и причиной тому проклятый сон. Николас сел и сразу же понял, что он не в поместье под Тверью и не в роскошном особняке в Санкт-Петербурге, где родилась Катя, а прежде — он сам и его младший брат Алекс. Нет, он сидел на обитом малиновой парчой диване в небольшой, обшитой деревянными панелями библиотеке недавно арендованного им дома в Лондоне. Сквозь незашторенные окна виднелась пышная зелень сада под ясным синим небом.
Он в Лондоне.
Николас вытер увлажнившийся лоб и слезы на щеках. Сердце у него гулко колотилось. Он уснул на диване дома на Мейфэр, который снял три недели назад, приехав в Лондон. Хотя стук в дверь продолжался, князю не сразу удалось стряхнуть с себя сон. Наконец, овладев собой, он напомнил себе, что не стоит размышлять о прошлом, поскольку его нельзя изменить.
Холодная логика не раз выручала его, когда приходилось принимать решения в сложных ситуациях на войне, но сейчас она не помогла ему освободиться от мучительной тяжести на сердце. Князь лишь благодарил Господа, что это всего-навсего сон и на самом деле Катя не потерялась в снежном буране. Он постарался забыть и о Петре. Слуга сейчас жил в свое удовольствие где-то в Мурманске, неплохо заработав на шантаже.
— Ваше сиятельство?
Дверь приоткрылась, и в комнату заглянула Тэйчили, гувернантка дочери. Князя охватило недоброе предчувствие. Мари-Элен лежала наверху при смерти, окруженная врачами и сиделками. На рассвете у нее случился выкидыш. Ребенок от другого мужчины. Николас взглянул на часы: уже больше девяти. Он заснул совсем недавно.
— Папа? — нерешительно окликнул его детский голосок.
Николас вскочил, теперь уже вполне оправившись от сна. Когда ночью он вернулся домой, Катя спала. Мари-Элен была без сознания: она потеряла много крови. Врачи делали все возможное, чтобы спасти ее жизнь. Православный священник, живший при русском посольстве, уже причастил и исповедал ее.
Увидев на пороге свою шестилетнюю дочь, Николас заставил себя улыбнуться. У него замерло сердце, как замирало всякий раз, когда он видел ее.
— Входи, — сказал князь.
Девочка была худенькая, с прозрачной, как фарфор, кожей, черными глазами и гладкими черными волосами. Когда-нибудь она станет копией красавицы матери. Катя смотрела на него огромными глазами, слишком серьезными для ребенка ее возраста.
Позади девочки стояла ее гувернантка, высокая дама в очках со строгим выражением лица.
— Ваше сиятельство, — сказала она, — я просила княжну не беспокоить вас.
— Моя дочь никогда не беспокоит меня, — улыбнулся он. — Входи, Катюша.
Ему хотелось броситься к Кате и схватить ее на руки. Но князь не посмел этого сделать. Мари-Элен приложила много усилий, чтобы возвести между ними стену, и преуспела в этом.
Катя вошла в комнату и закрыла за собой дверь. Тэйчили осталась в коридоре.
— Надеюсь, я не потревожила тебя? — серьезно спросила девочка.
— Думаю, нам надо поговорить, — отозвался князь. Она кивнула. Взгляд больших черных глаз сосредоточился на его лице.
— Иди сюда, — сказал он. — Садись рядом, душенька. Катя в красивом белом платьице, отделанном лентами и кружевами, подошла ближе и расположилась в одном из двух массивных кресел, стоявших перед письменным столом. Николас снова опустился на диван. Катино личико не выражало никаких эмоций.
— Твоя мама очень больна, — начал Николас.
— Она умирает, — сдержанно уточнила девочка.
Николас заглянул ей в глаза, но так и не понял, что она чувствует. Поразительно, что столь юное существо так тщательно скрывает свои эмоции!
— Кажется, это так. Но еще есть надежда. Мы с тобой должны вместе помолиться за нее.
Катя молча кивнула.
Они опустились на колени и склонили головы. Князь чувствовал себя лицемером, но понимал, что делает это ради ребенка. Он не часто прибегал к молитвам, хотя считал себя верующим человеком. Николас видел много умирающих, поэтому не верил, что молитва творит чудеса.
— Отец Небесный, — тихо начал он, — мы оба просим тебя сохранить жизнь моей жены, Катиной матери. Пусть она останется жить. — Князь перекрестился. — Аминь. — Потом взглянул на склоненную головку Кати. — Ты хочешь что-нибудь добавить?
Катя подняла к нему побледневшее личико. В глазах ни слезинки, губы стиснуты. Она кивнула.
Как он утешит Катю, если Мари-Элен умрет? Ее едва ли можно назвать хорошей матерью. При каждом удобном случае Мари-Элен, не терзаясь угрызениями совести, оставляла Катю в Твери под присмотром гувернантки и нянюшек, а сама бросалась в вихрь развлечений, порхала из Москвы в Санкт-Петербург, потом оказывалась где-нибудь в Вене, Праге или Риме. Николас не раз заставал Катю у окна, терпеливо ожидавшую возвращения матери.
Но и самой дурной матерью ее не назовешь. Возвращаясь домой, она привозила множество немыслимых подарков и оживленно рассказывала дочери забавные истории о своих приключениях в разных странах. Николас знал, что Катя обожает ее.
— Милостивый Боженька, — тихо проговорила девочка, — не дай моей маме умереть… Пожалуйста! Она такая молодая, такая красивая, и я знаю, что она очень любит меня… и папу тоже. Обещаю сделать все, что ты пожелаешь, Боженька, только пусть мама останется жива. Аминь.
— Аминь, — эхом повторил Николас, едва сдержав слезы.
Он помог дочери подняться. Ему было бы легче утешить умирающего от ран солдата на поле боя, чем собственную дочь, не проронившую ни слезинки.
Николас погладил худенькое плечико Кати.
— Не бойся.
Девочка поежилась от прикосновения и отвела взгляд:
— Может, я больше никогда не увижу ее…
— Если мама попадет на небеса, ты когда-нибудь встретишься там с ней. Только не следует торговаться с Богом, Катя. В следующий раз пообещай ему сделать что-нибудь хорошее не в обмен на жизнь твоей мамы, а просто так.
Она печально кивнула. Князь улыбнулся, но улыбка получилась вымученной.
— Думаю, нам надо подняться наверх и узнать, как чувствует себя мама. Возможно, доктора позволят нам зайти к ней. — Николас понимал, что необходимо проявить осторожность. Ведь если Мари-Элен умерла, пусть лучше она останется в памяти Кати веселой, красивой и живой.
Они молча вышли из комнаты. Наверху стояла мертвая тишина. Дверь в комнату Мари-Элен была закрыта. Князю вспомнилась ночь, когда родилась Катя.
— Подожди здесь, — сказал он и вошел в комнату. Доктора и сиделки обернулись. Один из врачей подошел к нему.
— Княгиня только что пришла в себя, ваше сиятельство.
Николас взглянул в бледное, безжизненное лицо жены, которая казалась очень маленькой на массивной кровати с пологом. Хорошо еще, что белье на постели постоянно меняли, и простыни были белоснежными.
— Ей лучше? — спросил он. Князь от души надеялся, что Мари-Элен придет в сознание. Ему очень хотелось, чтобы Катя попрощалась с матерью. — Есть ли надежда, что она выживет, доктор?
— Нам удалось остановить кровотечение. Но княгиня потеряла слишком много крови. — Доктор-англичанин развел руками. — Я глубоко сожалею, князь. Если хотите поговорить с ней, мы постараемся привести ее в чувство.
— Я хочу позвать сюда дочь, — сказал Николас, — но боюсь травмировать ребенка. — Советую вам привести девочку сейчас.
Николас, не отрывавший глаз от Мари-Элен, заметил, что у нее дрогнули ресницы. Он замер. Ее глаза медленно открылись, и взгляд сфокусировался на нем.
Князь подошел к ней.
— Мне очень жаль, — искренне сказал он. Жена взглянула на него, и ее губы сложились в подобие прежней улыбки.
— Тебе действительно жаль меня, Ники? Ты обрадуешься, когда я умру, — устало и с горечью возразила она.
— Мне очень жаль, — твердо повторил князь. — И я не стану радоваться. Катя хочет видеть тебя.
Мари-Элен шевельнулась. Казалось, она попыталась пожать плечами и показать тем самым, что ей безразлично, увидит ли она дочь. Потрясенный князь решил, что ему это померещилось.
— Мари-Элен, ты очень больна, возможно, даже умрешь. Неужели ты не хочешь увидеть Катю? Княгиня судорожно глотнула воздух.
— Ты любишь ее, не так ли? — наконец проговорила она. — Хотя все эти годы опасался… Ты любишь ее безумно, но никогда не любил меня.
Пораженный ее словами, князь не нашелся, что ответить. Умирая, жена признается в том, что ревновала его к собственной дочери! Невероятно!
— Знаешь ли ты, сколько мужчин любили меня? — глухо пробормотала она. — Меня. Только меня. И до сих пор я желанна для них. По прошествии многих лет. Они пошли бы на преступление, лишь бы вернуть меня. — Мари-Элен сверлила его взглядом лихорадочно блестевших черных глаз.
— Неужели ты полагаешь, что я ничего не знал о твоих победах? — напряженно отозвался князь, невольно вспомнив о проклятом слуге. Петр, по всей вероятности, был отцом Кати.
— Меня любит даже Александр, — прошептала княгиня. — Он сам говорил мне. — Она замолчала, так и не сказав то, что хотела сказать: «Меня любят все, только не ты».
Князь наконец обрел дар речи.
— Зачем говорить об этом сейчас? Наш брак заключен не по любви — да и кто в наше время женится по любви? — Он направился к двери, чтобы позвать Катю.
— Будь ты проклят, Николас! Будь ты трижды проклят! — крикнула она ему вслед.
Князь замер на месте, ошеломленный ее гневом и ненавистью. Ведь это жена предала его, это он имеет право ненавидеть ее! Оглянувшись, Николас жестом приказал одному из слуг впустить Катю.
Девочка осторожно вошла в комнату, вглядываясь широко раскрытыми глазками в фигурку на постели. Николас сразу же подошел к Кате, готовый защитить ее от чего-то, чего он и сам не постигал.
— Мама? — прошептала она.
Мари-Элен, кажется, не услышала ее, наверное, снова впав в забытье. Катя вскрикнула, бросилась к матери, обняла ее ручонками и спрятала лицо у нее на груди.
Николас почувствовал, как у него по щеке поползла слеза. Мари-Элен умерла… а Катя — не его дочь. Она не принадлежала ему даже в первые месяцы жизни, еще до того, как он узнал страшную правду.
Катя плакала.
И Николас тоже.
Он проводил девочку в ее комнату.
— Мама очень больна, Катя. Нам остается только молиться.
Николас чувствовал себя непривычно беспомощным, не знал, чем утешить ребенка, кроме молитв, в чудодейственную силу которых сам не верил.
Катя молча посмотрела на него сухими, спокойными и серьезными глазами.
— Мама любит тебя, — сказал князь. — Я тоже.
Личико девочки сморщилось.
«К черту молитвы», — подумал князь и, опустившись на колени, обнял Катю, чтобы она могла выплакаться на его груди. Но девочка не заплакала.
Он погладил ее по головке.
— Я знаю, что тебе страшно, и хотел бы прогнать твой страх, но не могу, потому что не такой уж я всесильный. Катя подняла к нему бледное личико.
— Ты веришь в чудеса?
— Верю, — солгал он.
Катя удовлетворенно кивнула.
— Чем тебе хотелось бы сегодня заняться? — спросил князь, с трудом подавив желание ласково погладить ее по щечке.
— У меня сегодня уроки, папа.
— Я поговорю с синьором Раффальди. Сегодня не будет уроков. Ты можешь заняться чем хочешь. Даже пойти в цирк, — сказал он, надеясь увидеть ее улыбку.
Катя вежливо ответила:
— Если не возражаешь, папа, я останусь дома и почитаю.
Князь внимательно посмотрел на красивую, сдержанную девочку, которая не была его дочерью. Почему она всегда такая замкнутая? Полная противоположность своей неизменно оживленной и общительной матери… Теперь князь знал, что сдержанность Катя унаследовала не от него…
— Как хочешь, — наконец отозвался он, — но помни, Катя, если тебе захочется заняться чем-то другим, я позволяю тебе это сделать. — Однако князь знал, что Катя не переменит своего решения.
Он прикоснулся рукой к ее щеке. Ему показалось, что в уголке ее глаза блеснула слезинка. Подойдя к двери, князь позвал Лизу, нянюшку, которая была при Кате со дня ее рождения и в свое время нянчившая и его. Теперь она совсем состарилась и почти ослепла. Но иногда смотрела на князя таким проницательным взглядом, будто умела читать мысли и знала все его секреты.
— Я позабочусь о девочке, ваше сиятельство, не беспокойтесь, — сказала Лиза.
— Спасибо. — Князь испытал огромное облегчение.
И тут старуха произнесла слова, сильно озадачившие его:
— Княгиня спит, милорд, и уже вне опасности. Господь решил, что она будет жить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепие - Джойс Бренда



Чудесная книга, рекомендую почитать
Великолепие - Джойс Брендататьяна
22.10.2011, 20.20





Просто ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!!!
Великолепие - Джойс БрендаKotyana
20.06.2012, 16.57





Да, потрясающий роман!А какой финал замечательный!
Великолепие - Джойс Брендапланета
5.09.2012, 8.03





ГГ не понравилась, осуждала и презирала жену князя, а сама ничем не лучше. Начало романа понравилось, а конец- чересчур затянут и нудноват.
Великолепие - Джойс Брендачитатель
4.10.2012, 18.56





Книжка так себе начало многообещающе а конец неочень
Великолепие - Джойс БрендаРуся
4.02.2013, 0.10





Мне очень понравилась. Прочитала на одном дыхании!
Великолепие - Джойс БрендаАнна
6.03.2013, 13.47





Одна ложь на слаживается на другую. Неа. Поверит только тот, кто захочет. А если нет доверия, то и нет удовольствия от прочитанного. Жаль
Великолепие - Джойс БрендаМожет быть
10.05.2013, 6.10





книга класс!!!!!!!!!!
Великолепие - Джойс Брендалюси
4.10.2013, 20.30





Начало романа понравилось, а конец- чересчур затянут и нудноват.8 б
Великолепие - Джойс Брендатая
24.10.2013, 21.15





Такое впечатление, что начинал писать роман один автор - остроумный, страстный и т.д., а заканчивал писать студент, набирающий необходимый объем текста для курсового. 8 баллов - и то за хорошее начало.
Великолепие - Джойс БрендаНюша
14.04.2014, 0.36





Не хватает перчинки, сухо. Но весьма интересно 8/10
Великолепие - Джойс БрендаИрина
19.04.2014, 13.04





Читаю-читаю, жду-жду,вот уже скоро и конец,а ничего интнресного-то не происходит(((
Великолепие - Джойс Брендан
17.11.2014, 0.33





Полностью согласна с мнением читателя: роман мне тоже не понравился. Главная героиня (интеллектуалка, верящая в любовь и супружескую верность) тем не менее пренебрегла соими принципами и переспала с женатым князем в его доме фактически под боком жены и дочери. Мало чем отличается от поведения его жены, которая открыто гуляла от мужа, который в общем то тоже не хранил ей верность. Да и описание жены как то черезчур надуманное чтоли... И ужасная жена, которая изменяла и только думала о своей внешности, и ужасная мать, которая не любила ребенка - не верится... Уже в начале романа понятно, что жена умрет - иначе брак героев невозможен. И вот до конца романа и ждешь этого, а умирает она только с третьей попытки, так сказать, и то как то глупо... Книга разочаровала главная героиня не вызвала симпатии, понравилась только историческая часть книги, неплохо описаны события 1812 г.
Великолепие - Джойс БрендаКоше4ка
11.01.2015, 23.20





Мне показалась вся эта история скучноватой. Вообщем-то, проблемы тут я не увидела, чего они так маялись? Может я и циник, но, у девушки было два пути: стать любовницей или расстаться. Чем ей так плохо было быть любовницей? Причём, любимой любовницей, не абы кем... С женой любимый не спит уж давным-давно, так что делить с другой его не надо. Жена, вообще, в другом месте проживает, так что нос к носу не столкнуться. Свет её не примет? Так она и так простолюдинка и никакой свет ей не светит. Надоест любовнику и тот её бросит? Ну, так он и жену может бросить и в деревню упечь. Не думаю, что князь любовницу без средств оставит. Что ещё... Дети будут незаконнорожденными, так отец может их признать, хоть и без титула, но, может выделить им состояние. А если любовница любимая, то и дети будут самыми любимыми. Ну, что сама без титула и без имени, ну, тут уж чем-то надо пожертвовать: или любовь, или титул. Я бы даже особо не раздумывала, тем более героине и без князя титул не светил, ещё раз повторюсь- она просто торговка.
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 19.43





Не согласна с Кошечкой, что жена тут описана ужасной. Нормальная жена, такие и были в большинстве в русской аристократии. Даже если вспомнить первую жену Пьера Безухова ( Война и мир)- прямо точно такая и была. Любящая только балы, драгоценности, совершенно равнодушная к детям. Хотя, в этом романе, как раз написано, что жена князя была мамой, вообще, не плохой и дочь по-своему любила. Так что, ничего тут странного и ужасного я не увидела. А ещё надо учесть, что жена князя была очень обижена на мужа, поскольку он ею откровенно пренебрегал и был равнодушен. Отсюда все её эскапады, выходки и любовники. Она была по психотипу сама, как ребёнок ( про это говорилось в романе) и пыталась обратить так на себя внимание.Характер жены прописан очень хорошо даже...
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 20.15





Не хотела сначала дочитывать, даже успела два комментария написать выше, но, всё-таки решила "добить" роман... Только расстроилась, потому что, фу, какой папаша героини отвратительным оказался. Во-первых: предатель родины, многим людям не хватает денег и у многих трудности бывают материальные всякие, но, не каждый согласится родиной торговать. И, главное, ему сошло всё с рук! Все его в финале обнимали и вообще, он нашёл себе местечко в Петербурге и в полном шоколаде. Вот, не зря его бабка не любила и называла пустым никчёмным человеком. А во-вторых, мне жутко не понравилось, что папаша, спасая свою шкуру, позволяет влезть в предательство уже не только страны, но и любви всей её жизни. Ведь он прекрасно понимает, что её после одного раза не отпустят уже и будет она вечно на верёвочке. Пока её не повесят. А без князя и после его предательства- она моральный труп. И он молчит и даже подталкивает дочь, когда князь заходит в лавку, папашка тактично удаляется, хотя раньше бушевал. Мол, давай дочка, действуй. Родители, ради детей, иногда сознаются в убийствах, которые даже не совершали, а этот мудила не мог сознаться и сдаться властям, раз уж так дело завернулось. Конечно, своя шкура дороже, а дочь пусть пропадает. Очень я была разочарована таким финалом романа.
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 21.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100