Читать онлайн Великолепие, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Великолепие - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.54 (Голосов: 71)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Великолепие - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Великолепие - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Великолепие

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Мидлендс был построен в начале правления безумного короля Георга III. Усадьбу окружали большие зеленые газоны, буйная вьющаяся зелень обвивала стены дома, а поодаль виднелись лесистые холмы Воздух был свеж и чист, над головой простиралось бескрайнее голубое небо. Сегодня Эдит Оусли исполнилось семьдесят пять. Она предпочитала Мидлендс всем другим своим поместьям и за последние десять лет проводила время в основном здесь. Но сегодня виконтесса не чувствовала ни умиротворения, ни радости. Окружающая Эдит красота оставляла ее равнодушной. Она была подавлена.
Виконтесса отложила лондонскую газету. Сегодня даже этот остроумный Коппервилл, статьями которого она обычно зачитывалась, не исправил ей настроения. Она сидела в саду позади дома, кутаясь в легкую шаль, и невесело размышляла в своей быстро промелькнувшей жизни. Что же теперь у нее осталось?
Рано или поздно она умрет — и все унаследует этот тщеславный болван Томас.
В воспоминаниях промелькнул образ Маргарет — такой, какой Эдит видела ее последний раз тринадцать лет назад, в холодный зимний день: бледная, белокурая, озаренная внутренней красотой. Эдит закрыла глаза. С тех пор не было и дня, чтобы она не жалела о своем жестоком решении. Вот если бы Маргарет не сбежала тогда с этим безмозглым Брауном, черт бы его побрал!
Виконтесса вздохнула. Она всегда отличалась неколебимой твердостью характера, поэтому пережила предательство Маргарет и ее смерть. Так же, как тридцать лет назад пережила смерть своего мужа Сеймора, тоже изрядного болвана. Эдит решила больше не выходить замуж, хотя, наделенная красотой и богатством, имела множество поклонников. Она отвергла их всех. Виконтесса наслаждалась своей вновь обретенной свободой. Впрочем, она никогда не позволяла Сеймору ни в чем ограничивать ее. Мужу казалось, что он во всем разбирается лучше других, однако на самом деле он легко поддавался влиянию. Эдит позволяла ему думать, будто всем управляет он сам! Наверное, она по-своему даже любила нежного и доброго Сеймора, безумно влюбленного в нее.
Эдит старалась не вспоминать о прошлом, но каждый день рождения пробуждал воспоминания. Скоро на празднество явятся Томас, его дура-жена и избалованные сыновья, хотя Эдит уже много лет назад сказала, что глупо праздновать завершение еще одного года жизни. Сама того не желая, она снова вспомнила Маргарет, а также ее дочь. Сейчас девушке уже восемнадцать.
Да, восемнадцать лет, и она не замужем. Живет над книжной лавкой своего безмозглого отца, загубившего жизнь Маргарет.
Эдит взяла со столика томик в красивом кожаном переплете — лучшие произведения ЭдмондаБерка. Этот подарок от Кэролайн она получила по почте сегодня утром. Маргарет, должно быть, рассказывала дочери, что Эдит очень любит читать — причем не какую-нибудь чушь, заметьте, а исключительно умные книги, заставляющие думать. Виконтесса читала постоянно и так же постоянно знакомилась с периодическими изданиями и газетами. А Берка она любила.
Кэролайн ни разу не забыла о ее дне рождения. Как когда-то и Маргарет.
Эдит прищурилась, заметив темный экипаж на дороге, вьющейся по склону холма. Он свернул в Мидлендс. Это наверняка Томас со своей дурочкой Доротеей и двумя мальчишками, похожими как две капли воды на своего папашу. Эдит вздохнула и поднялась. Два коккер-спаниеля, спавших у ее ног, запрыгали возле виконтессы, виляя хвостами. И тут же к Эдит подбежали трое слуг. Дворецкий осведомился, не желает ли она чего-нибудь. Эдит жестом отпустила его.
— Если не можешь сделать меня шестидесятипятилетней, уходи, Уинслоу. Пора встречать гостей. — Она бросила на дворецкого сердитый взгляд. Он был ее ровесником, если не старше.
Для женщины такого возраста у Эдит была легкая, решительная походка. Виконтесса считала, что сохранить бодрость ей помогла привычка дважды в день и в дождь, и в снег ездить верхом. Она любила ходить и редко пользовалась тростью.
Мысли о прошлом не покидали ее. Вспоминать о прошлом слишком больно. К тому же ее постоянно преследовала мысль, что все сложилось бы иначе, если бы ей удалось разлучить Джорджа Брауна с дочерью. Это было одно из самых серьезных поражений в жизни Эдит.
Стоя на ступенях парадного крыльца, виконтесса ждала гостей. Наконец экипаж подъехал, распахнулась дверца, и вышла Доротея. Томас никогда не отличался хорошими манерами, и у него не хватило ума предложить жене руку. Но чему удивляться? Он похож на свою мать Джорджию. У той тоже были куриные мозги. Джорджия на праздник не приехала. Она из тех женщин, у которых всегда болит то одно, то другое. Эдит, конечно, догадывалась, в чем дело. Джорджия побаивалась мать и предпочитала держаться подальше от нее. Эдит относилась к этому спокойно.
Маргарет была единственной умницей в семье — по крайней мере так считала виконтесса до того злосчастного дня, когда дочь сбежала из дома.
Эдит нахмурилась, увидев, как Томас вылезает из экипажа. Он, кажется, еще потолстел. Виконтессу раздражали люди, неспособные отказываться от лишнего куска. Сама она сохранила прежнюю стройность и осанку. «Интересно, что сделает Томас, когда я скажу, как решила распорядиться своим состоянием?» — Эдит улыбнулась.
— Бабушка! — Томас озарился улыбкой и бросился к Эдит. — С днем рождения!
— Не стоит напоминать мне о возрасте, — сердито бросила виконтесса, высвобождаясь из его объятий.
— Извини. Но ты выглядишь чудесно! — Томас обернулся к жене. — Поцелуй бабушку, Дотти!
— Хватит подлизываться! — раздраженно сказала Эдит, позволив робкой Дороти приложиться к своей щеке, и тут же забыла о ней. — Дай-ка мне взглянуть на мальчиков.
Томас подвел своих смущенных отпрысков шести и семи лет от роду, явно расположенных к полноте.
— Поздравьте прабабушку с днем рождения, — проговорил он.
— С днем рождения, мадам. — Генри поцеловал руку Эдит.
— Желаю вам всего наилучшего. — Том последовал примеру брата.
Эдит улыбнулась красным и потным мальчикам. Рубашка у младшего была вымазана шоколадом.
— Что вы с ними сделали? Почему они оба дергаются? Почему Генри такой толстый? Почему они не смотрят мне в глаза? И что там у Тома в кармане? Неужели остатки пирожного?
— Перестаньте дергаться, — потребовал Томас. — Генри ест слишком много сладкого. Том, что у тебя в кармане? Боже мой! Выбрось сейчас же эту дрянь! И смотрите в глаза леди Стаффорд, мальчики!
Мальчики подчинились. Эдит не заметила в них ни малейших признаков характера или интеллекта. От их учителей, которых она тайно расспросила обо всем, виконтесса знала, что оба плохо учились. Оба были ленивы, избалованны, требовательны, шумливы и заносчивы. Мало того, учителя потеряли надежду добиться положительных результатов. Выяснив все это, Эдит пришла в отчаяние. Ведь до совершеннолетия Томаса, наступившего три года назад, она оплачивала все его расходы, включая обучение детей.
Да, Эдит приняла правильное решение, ибо Томас просто растранжирил бы состояние, сколоченное ею за долгие годы, а если этого не сделает он, именно так поступят его сыновья. Все вошли в дом. К облегчению Эдит, Доротея, сославшись на головную боль, сразу же удалилась в отведенную ей комнату, а мальчики, несмотря на протесты гувернера, умчались в сад вместе со спаниелями. Томас, расплывшись в улыбке, подал Эдит маленькую коробочку.
— Можно я вручу тебе подарок сейчас? — спросил он.
— Мне все равно. — Эдит раскрыла ладонь. — Похоже, это ювелирное изделие.
— Открой коробку, бабушка.
Она достала из коробки красивую двойную нитку черного жемчуга. Конечно, Эдит отлично знала, что, в сущности, оплатила этот подарок сама, ведь Томас не заработал ни единого пенни, а владения Оусли приносили большие доходы благодаря ее заботам за последние тридцать лет.
— Спасибо, — сказала Эдит, подумав о Кэролайн. Та, не получив от бабушки ничего, все же прислала ей подарок. — Ты очень внимателен. — Эдит знала, что внук не поймет ее сарказма.
— Я очень стараюсь, — ответил он. — Мы все хотим, чтобы ты была счастлива.
Эдит небрежно махнула рукой, выразив этим жестом презрение к нему.
— Как ты себя чувствуешь, бабушка? Они вошли в самую маленькую из трех гостиных усадьбы Мидлендс. Эдит улыбнулась.
— Лучше, чем когда-либо. — Это было правдой. На Пасху, когда она последний раз виделась с Томасом и его семейством, ей нездоровилось. Эдит заметила, что слова ее огорчили внука.
— Рад слышать.
«Ей-богу, ему не терпится прибрать к рукам мои деньги! Вот болван!»
— Кстати, отправившись покупать тебе подарок, зашел в лавку Брауна.
Эдит замерла и не без труда овладела собой.
— Продолжай! — потребовала она. — Ты видел ее? Свою кузину?
Томас растерялся.
— Почему ты кричишь, бабушка? Я расстраиваю тебя?
— Томас, ты расстраиваешь меня всякий раз, когда переступаешь порог этого дома. Между прочим, она прислала мне книгу. — Эдит улыбнулась.
— Но я подарил тебе очень редкий жемчуг, — заметил озадаченный Томас.
— Помню. А что Кэролайн делала, что говорила?
— Она вела себя очень грубо и почти выставила меня из лавки.
— Вот как? — Эдит знала, что Томас не обманывает ее. Наверное, он несносно вел себя, поэтому Кэролайн прогнала его. — Как она выглядит? — Эдит старалась не показать, как сильно это ее интересует.
Томас нахмурился.
— Я бы сказал, странно. Она подстрижена слишком коротко, будто сама себя обкорнала ножницами. Кэролайн высокая и худая. И конечно, в каком-то ужасном платье, похожем на отрепья. — Томас ухмыльнулся. — Да, странная внешность.
Эдит не доверяла мнению внука. Тут она подумала, что уже стара и с каждым днем стареет все больше, а между тем не видела Кэролайн с похорон Маргарет. Да, неплохо бы съездить в город и взглянуть на внучку своими глазами. Так, конечно, чтобы никто не знал об этом.
Эта мысль воодушевила виконтессу.
— Сядь, Томас. Я хочу поговорить с тобой. — Очень довольный собой, он втиснул свое грузное тело в обитое парчой кресло. Эдит стояла перед ним, размышляя о том, как внук отреагирует на ее слова. — Томас, я изменила завещание. За тобой, конечно, останутся все поместья Оусли и все титулы, но своим состоянием я распоряжусь иначе.
Томас побледнел.
Кэролайн была одна в лавке. После посещения оперы прошло три дня. Девушка не находила себе места, не могла ни на чем сосредоточиться и прекрасно знала причину этого. Каждый раз, когда по улице проезжала карета или над входной дверью звякал колокольчик, она замирала в ожидании. И каждый раз когда карета оказывалась почтовой или когда открывалась дверь, а на пороге появлялся незнакомец, Кэролайн не удавалось скрыть разочарования. Видимо, Северьянов забыл о ее существовании. Но она не забыла его.
Да и как забыть? Кэролайн привели в смятение последние две встречи с ним и все, что она узнала за это время о нем и его семье. Девушка понимала теперь, что для всех посторонних его жизнь — тайна за семью печатями. Она полагала, что за внешним лоском скрывается пустота, но ошиблась. У князя серьезные проблемы с дочерью, и он, конечно, изведал печаль и горе. Кэролайн прониклась сочувствием к его маленькой дочери. Девочка не по-детски молчалива, стало быть, несчастлива. Разумеется, все это было не ее делом. Однако она не переставая думала о них… о нем.
И что еще хуже, интерес к нему и эти мысли едва ли можно назвать благородными и нравственными. Она никогда не забудет его поцелуй, объятие, прикосновение. Наконец-то Кэролайн узнала, что такое страсть… в объятиях человека с репутацией распутника.
К тому же князь женат, пусть даже каждый из супругов живет своей жизнью. Кэролайн жалела, что ей пришлось встретиться с его прекрасной, но жестокой женой. И хотя девушка не одобряла супружеских измен, она решила, что несправедливо осуждать Северьянова. Наверное, даже к лучшему, что он забыл о ней, хотя она совсем потеряла голову, уподобившись тем дамам, что без ума от него.
С этими печальными мыслями Кэролайн сидела за конторкой, залитая теплыми лучами летнего солнца. Все окна в магазине были распахнуты. На конторке перед девушкой лежал красиво переплетенный томик лучших произведений Берна — точно такой же, какой она послала бабушке.
Звякнул колокольчик. Кэролайн вздрогнула, но это был Джордж. Он тяжело дышал и, сняв шляпу, вытер платком лоб. — Лето обещает быть жарким, — сказал Джордж. Кэролайн улыбнулась с нарочитой бодростью, но промолчала. — Чем ты занимаешься? — спросил отец, снимая сюртук. Он подошел к Кэролайн и через плечо заглянул в раскрытую книгу. — Прекрасное чтение. Но ты, кажется, читала почти все произведения Берка, не так ли, дорогая?
Кэролайн кивнула.
— Я отослала такой же томик бабушке на день рождения.
— Вот оно что! Поэтому ты так приуныла? Кэролайн закрыла книгу и провела пальцем по кожаному переплету, украшенному золотым тиснением.
— Если бы она хоть раз написала мне, что получила подарок!
— В таком возрасте поздно менять свои привычки.
— Я хотела сказать, что была бы рада, если бы она вспомнила о моем существовании. — Кэролайн взглянула на отца. — Бабушка, должно быть, ненавидела маму.
— Она любила Маргарет. Ее нельзя было не любить. На свете не встретишь более искреннего и доброго человека. Старая Оусли презирала меня. И презирает до сих пор.
Кэролайн все это слышала и раньше. Она знала эту историю во всех подробностях. Но сегодня это угнетало ее. Сегодня был день рождения бабушки!
— Это несправедливо, — отозвалась Кэролайн.
— Ты не ребенок, дорогая. Жизнь редко бывает справедливой. Зачем ты вспоминаешь все это сейчас? Мы в ней не нуждаемся. И никогда не нуждались. — Джордж замолчал. Кэролайн показалось, что он думает, как часто ему нечем было платить по счетам и кормить семью. — Давай поговорим о чем-нибудь другом. Сегодня повесили луддита, Кэролайн. Человека повесили как мятежника, тогда как он боролся за справедливость.
— Я знаю, — печально сказала девушка.
Однако сегодня ей не хотелось обсуждать драконовские законы против рабочих объединений, особенно тех, что выступали против частной собственности или уничтожали ее. Она подумала о Северьянове. Интересно, сколько у него крепостных? Сотни, а может, тысячи? Кэролайн нахмурилась,
— Ты еще встретишься с Энтони Дэвисоном? — спросил Джордж. — Он приятный юноша. И завидный жених.
— Он всего лишь друг, папа, и я не из тех девиц, которые охотятся за женихами. Кому, как не тебе, знать это.
— Я пошутил. Мне хотелось развеселить тебя. На самом-то деле это ему здорово повезло бы, если бы удалось заполучить тебя.
— Мы с ним принадлежим к разным слоям общества, — возразила Кэролайн, думая о Северьянове. — Сомневаюсь, чтобы сын пэра снизошел к дочери владельца книжной лавки.
Джордж тяжело вздохнул.
— Кэролайн, не в твоей воле изменить решение бабушки.
— Я не понимаю и никогда не понимала этого! Ведь она моя бабушка! Осенью мне исполнится девятнадцать лет. А вдруг она умрет? И мы так никогда и не поговорим? По-моему, она считает меня виновной в выборе, который сделала мама. Или ненавидит за то, что я напоминаю ей об этом?
— Пожалуй, твои предположения верны. — Джордж обнял дочь за плечи и прижал к себе. — Нельзя заставить человека поступать так, как он сам не желает поступать. Такова жизнь, Кэролайн. — Он направился к лестнице.
Кэролайн смотрела ему вслед. Она понимала, что отец прав и бесполезно думать о бабушке до ее следующего дня рождения. Внезапно лицо девушки просветлело. Она достала из ящика лист писчей бумаги, взяла перо и в верхнем углу страницы поставила дату: « июля года».
«Дорогой Северьянов, — писала Кэролайн дрожащей рукой, — прошло уже несколько дней с тех пор, как мы познакомились на балу у Шеффилдов. Завтра состоится одно из последних событий сезона: скачки на приз в Ньюмаркете. Если пожелаете присоединиться ко мне, я буду в ложе . — Немного подумав, она добавила:
— Буду очень рад снова увидеться с вами». — И подписалась: «Чарльз Брайтон».
Кэролайн закрыла глаза. Раз уж ей не удается забыть о Северьянове, придется снова прибегнуть к переодеванию. Она молила Бога, чтобы Северьянов откликнулся на ее приглашение. Интересно, что принесет следующее свидание?
Алекс вошел в библиотеку и, прищурившись, посмотрел на брата.
— Почему сидишь без света?
Николас взглянул на него. Вечерело, и в комнате стало темнеть, но он так и не зажег лампы.
— Я задумался.
Алекс усмехнулся, чиркнул спичкой и зажег лампу на письменном столе.
— А мне показалось, что ты тоскуешь.
— Верно, — улыбнулся Николас.
— О чем же ты думаешь? Ну кроме Кати и этой удивительной мисс Браун?
Николас пристально взглянул на Апекса, удобно устроившегося в кресле.
— Уж не читаешь ли ты мысли, как цыганка?
— Ничуть. Просто я видел, как ты смотрел на нее.
— Вот как?
— Боюсь, тебя поразила стрела Амура, большой братец. — Алекс ухмыльнулся.
— Ты совсем спятил — такой же сумасшедший, как наш покойный папаша.
Алекс нахмурился.
— Извини. — Николас выругал себя за неосторожную реплику. Давно ходили слухи о том, что Алекс — не сын Ивана Северьянова. Это было вполне вероятно, потому что их мать, красивая и деспотичная, имела множество любовников.
— Пустяки. — Алекс сверкнул зубами. Но глаза у него не улыбались. Николас понимал, что, сам того не желая, разбередил старую рану.
— Признаться, я размышлял о том, чтобы взять компаньонку для Кати.
— Но у нее есть гувернантка, — удивился Алекс.
— Тэйчили нельзя назвать ни доброй, ни заботливой. Когда я отправлю Мари-Элен в Тверь, а это случится в ближайшее время, Кате понадобится добрый и любящий человек, к тому же умный, образованный и безоговорочно преданный. Я хотел бы, чтобы компаньонка подчинялась только мне и заменила Кате мать или, если угодно, стала для нее ангелом-хранителем.
— Похоже, у тебя уже есть кто-то на примете? Кажется, я даже догадываюсь, какая именно женщина обладает всеми этими превосходными качествами. Это она, не так ли?
— Да, я намерен предложить эту должность Кэролайн Браун. — Николас чувствовал, как бурно пульсирует кровь у него в висках.
Алекс издал сдавленный смешок и вынул из кармана конверт.
— Кстати, если уж речь зашла об этой леди, возьми вот это. Письмо только что доставили, судя по всему, оно от Чарльза Брайтона. — Алекс весело рассмеялся.
Бросив сердитый взгляд на хитрую физиономию младшего брата, Николас сломал восковую печать и начал читать записку.
— Ну? — спросил Алекс. — Что же он хочет? А может, лучше сказать «она»?
— Он — то есть, конечно, Кэролайн — приглашает меня завтра в три часа на скачки. — Сердце у Николаса забилось сильнее.
— Ну? И ты пойдешь?
— Разве можно устоять… тем более отказаться? — Николас улыбнулся. — Думаю, настало время разоблачить Чарльза Брайтона. Что ты на это скажешь?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Великолепие - Джойс Бренда



Чудесная книга, рекомендую почитать
Великолепие - Джойс Брендататьяна
22.10.2011, 20.20





Просто ЗАМЕЧАТЕЛЬНО!!!
Великолепие - Джойс БрендаKotyana
20.06.2012, 16.57





Да, потрясающий роман!А какой финал замечательный!
Великолепие - Джойс Брендапланета
5.09.2012, 8.03





ГГ не понравилась, осуждала и презирала жену князя, а сама ничем не лучше. Начало романа понравилось, а конец- чересчур затянут и нудноват.
Великолепие - Джойс Брендачитатель
4.10.2012, 18.56





Книжка так себе начало многообещающе а конец неочень
Великолепие - Джойс БрендаРуся
4.02.2013, 0.10





Мне очень понравилась. Прочитала на одном дыхании!
Великолепие - Джойс БрендаАнна
6.03.2013, 13.47





Одна ложь на слаживается на другую. Неа. Поверит только тот, кто захочет. А если нет доверия, то и нет удовольствия от прочитанного. Жаль
Великолепие - Джойс БрендаМожет быть
10.05.2013, 6.10





книга класс!!!!!!!!!!
Великолепие - Джойс Брендалюси
4.10.2013, 20.30





Начало романа понравилось, а конец- чересчур затянут и нудноват.8 б
Великолепие - Джойс Брендатая
24.10.2013, 21.15





Такое впечатление, что начинал писать роман один автор - остроумный, страстный и т.д., а заканчивал писать студент, набирающий необходимый объем текста для курсового. 8 баллов - и то за хорошее начало.
Великолепие - Джойс БрендаНюша
14.04.2014, 0.36





Не хватает перчинки, сухо. Но весьма интересно 8/10
Великолепие - Джойс БрендаИрина
19.04.2014, 13.04





Читаю-читаю, жду-жду,вот уже скоро и конец,а ничего интнресного-то не происходит(((
Великолепие - Джойс Брендан
17.11.2014, 0.33





Полностью согласна с мнением читателя: роман мне тоже не понравился. Главная героиня (интеллектуалка, верящая в любовь и супружескую верность) тем не менее пренебрегла соими принципами и переспала с женатым князем в его доме фактически под боком жены и дочери. Мало чем отличается от поведения его жены, которая открыто гуляла от мужа, который в общем то тоже не хранил ей верность. Да и описание жены как то черезчур надуманное чтоли... И ужасная жена, которая изменяла и только думала о своей внешности, и ужасная мать, которая не любила ребенка - не верится... Уже в начале романа понятно, что жена умрет - иначе брак героев невозможен. И вот до конца романа и ждешь этого, а умирает она только с третьей попытки, так сказать, и то как то глупо... Книга разочаровала главная героиня не вызвала симпатии, понравилась только историческая часть книги, неплохо описаны события 1812 г.
Великолепие - Джойс БрендаКоше4ка
11.01.2015, 23.20





Мне показалась вся эта история скучноватой. Вообщем-то, проблемы тут я не увидела, чего они так маялись? Может я и циник, но, у девушки было два пути: стать любовницей или расстаться. Чем ей так плохо было быть любовницей? Причём, любимой любовницей, не абы кем... С женой любимый не спит уж давным-давно, так что делить с другой его не надо. Жена, вообще, в другом месте проживает, так что нос к носу не столкнуться. Свет её не примет? Так она и так простолюдинка и никакой свет ей не светит. Надоест любовнику и тот её бросит? Ну, так он и жену может бросить и в деревню упечь. Не думаю, что князь любовницу без средств оставит. Что ещё... Дети будут незаконнорожденными, так отец может их признать, хоть и без титула, но, может выделить им состояние. А если любовница любимая, то и дети будут самыми любимыми. Ну, что сама без титула и без имени, ну, тут уж чем-то надо пожертвовать: или любовь, или титул. Я бы даже особо не раздумывала, тем более героине и без князя титул не светил, ещё раз повторюсь- она просто торговка.
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 19.43





Не согласна с Кошечкой, что жена тут описана ужасной. Нормальная жена, такие и были в большинстве в русской аристократии. Даже если вспомнить первую жену Пьера Безухова ( Война и мир)- прямо точно такая и была. Любящая только балы, драгоценности, совершенно равнодушная к детям. Хотя, в этом романе, как раз написано, что жена князя была мамой, вообще, не плохой и дочь по-своему любила. Так что, ничего тут странного и ужасного я не увидела. А ещё надо учесть, что жена князя была очень обижена на мужа, поскольку он ею откровенно пренебрегал и был равнодушен. Отсюда все её эскапады, выходки и любовники. Она была по психотипу сама, как ребёнок ( про это говорилось в романе) и пыталась обратить так на себя внимание.Характер жены прописан очень хорошо даже...
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 20.15





Не хотела сначала дочитывать, даже успела два комментария написать выше, но, всё-таки решила "добить" роман... Только расстроилась, потому что, фу, какой папаша героини отвратительным оказался. Во-первых: предатель родины, многим людям не хватает денег и у многих трудности бывают материальные всякие, но, не каждый согласится родиной торговать. И, главное, ему сошло всё с рук! Все его в финале обнимали и вообще, он нашёл себе местечко в Петербурге и в полном шоколаде. Вот, не зря его бабка не любила и называла пустым никчёмным человеком. А во-вторых, мне жутко не понравилось, что папаша, спасая свою шкуру, позволяет влезть в предательство уже не только страны, но и любви всей её жизни. Ведь он прекрасно понимает, что её после одного раза не отпустят уже и будет она вечно на верёвочке. Пока её не повесят. А без князя и после его предательства- она моральный труп. И он молчит и даже подталкивает дочь, когда князь заходит в лавку, папашка тактично удаляется, хотя раньше бушевал. Мол, давай дочка, действуй. Родители, ради детей, иногда сознаются в убийствах, которые даже не совершали, а этот мудила не мог сознаться и сдаться властям, раз уж так дело завернулось. Конечно, своя шкура дороже, а дочь пусть пропадает. Очень я была разочарована таким финалом романа.
Великолепие - Джойс БрендаМарина
12.02.2016, 21.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100