Читать онлайн Самозванка, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Самозванка - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 74)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Самозванка - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Самозванка - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Самозванка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Графство Йорк, 1858
В двухместной коляске сидели двое. Обтягивающая сиденья красная кожа потрескалась, латунные подлокотники отказывались блестеть, как бы часто их ни натирали, но сэр Томас Гудвин не собирался покупать новый экипаж. А Виолетте и дела не было никакого до этого. Когда шесть месяцев назад сэр Гудвин привез юную супругу в свое поместье, расположенное рядом с деревней Тамрах, ей и в голову не приходило обращать внимание на то, что кожа потрескалась, а латунь потускнела. Она также не замечала выцветшей обивки на старой мебели и порванных обоев.
Сэр Томас был мелкопоместным дворянином, и было большим чудом, что он посватался к простой продавщице, но еще чудеснее было то, что он женился на ней. Можно было смело утверждать, что сэр Томас спас Виолетте жизнь или — по крайней мере — коренным образом изменил ее.
Конечно, у этого брака были и кое-какие недостатки. Во-первых, по возрасту сэр Томас вполне годился Виолетте в дедушки, если не в прадедушки, во-вторых, это был его второй брак. Его первая жена умерла десять лет назад. Но жизнь Виолетты чудесным образом изменилась именно с того самого момента, когда сэр Томас впервые зашел в магазин, где она работала, и впервые улыбнулся ей. Он принялся ухаживать за ней, нежно и с уважением. Но самое лучшее, что могло быть, так это то, что сэр Томас согласился, чтобы вместе с Виолеттой покинул Лондон и ее друг детства Ральф, который отныне прислуживает в доме сэра Томаса.
Сэр Томас правил изрядно потертым экипажем. Экипаж катился по главной деревенской улице медленно, благодаря тому, что сам же сэр Томас придерживал жеребца. Ловя на себе любопытные взгляды редких прохожих и владельцев магазинов, Виолетта еще выше вздергивала подбородок, пытаясь придать себе независимый вид. Сердце ее слегка екнуло, лишь когда девушка заметила, что на нее из окна большого дома выглядывает дочь сэра Томаса — Джоанна Фелд-стоун. Чтобы избежать ледяного приветствия стареющей женщины, Виолетта поспешно отвела взгляд.
Сперва она совсем не обращала внимания на разницу в возрасте между нею и ее супругом. Это ее вовсе не интересовало. Брак сулил большие жизненные удобства и был скорее деловым, чем любовным соглашением. Это было понятно всем, и они с Ральфом достаточно подробно обсудили этот вопрос. Сперва Виолетта опасалась принимать предложение настоящего джентльмена, который к тому же собирался увезти ее прочь из Лондона и грязной жизни, которую она вела. Она опасалась выходить замуж за титулованного дворянина, ведь ей предстояло стать леди Виолеттой Гудвин. Сэр Томас предложил ей произносить свое имя на французский манер. Виолетта согласилась, не будучи знакома ни с хорошим произношением, ни с письмом.
Итак, они были женаты шесть месяцев. Совсем недавно Виолетте исполнилось восемнадцать.
Виолетта полюбила Йорк. Ей нравились живописные окрестности и само поместье, но деревня ей очень не нравилась. Не то чтобы сама деревня — она была довольно забавной: каменные домики с бревенчатыми крышами и горшки с цветами на подоконниках — неприятным было то, что никто здесь, кроме ее мужа, Виолетту не любил.
И она знала почему. Все эти деревенские думали, что Виолетта оборванка, выскочка, самозванка, что она недостаточно хороша для сэра Томаса и что она вышла за него замуж ради денег. Но все они ошибались. Она вышла за него замуж, чтобы устроить и облагородить свою жизнь. Она вышла за него замуж, чтобы покончить со своим незавидным существованием.
Сэр Томас остановил экипаж напротив аптеки, крошечного домика с большими окнами. Виолетта почувствовала, как у нее пунцовеют щеки. Не то чтобы она беспокоилась, что подумает о ней эта важничающая деревенщина, нет, просто так. Она вышла из коляски, придерживая подол малинового платья, отделанного по низу и по лифу розовыми кружевами. Потом она поправила жемчужное ожерелье. Непослушная прядь черных волос упала ей на лоб, и Виолетта заправила ее под темно-синюю бархатную шапочку, украшенную брошью с изображением птички и какого-то заморского фрукта. Поправив свисающую с руки изящную маленькую сумочку, Виолетта почувствовала себя увереннее.
— Виолетта, ступай по своим делам, — мягко поддержал ее сэр Томас.
Юная леди улыбнулась, взглянув на супруга. Он был высоким и худым. Худым он был, потому что у него совсем не было аппетита. Повар все время ворчал, что господин ничего не ест. Лицо у сэра Томаса было бледным, только на щеках горели два ярко-красных пятна. Что касается Виолетты, то она ела за двоих. Сэру Томасу было почти семьдесят или около того, как слышала Виолетта. Лицо у него было очень морщинистым, но глаза лучились добротой. Глаза супруга понравились Виолетте с их первой встречи.
— Обещаю вам не задерживаться, — сказала девушка и бросила взгляд по сторонам. Взгляд ее простирался на добрые десять километров: деревушка стояла на холме, который упирался в высокую гору, на вершине которой громоздились глыбы камней. Там были уже соседние владения, местность, которая называлась Хардинг-Холл, и ее владельцы пригласили сегодня вечером сэра Томаса в гости. Старик мечтал познакомить знатных соседей со своей молодой женой.
Виолетта, приплясывая, вошла в аптеку. Всеми силами она старалась подавить волнение. Она смертельно боялась предстоящей встречи с графом и графиней. Она должна выставить себя перед хозяевами Хардинг-Холла настоящей леди, но Виолетта понимала, что надуть ей никого не удастся. Физического голода она давно уже не испытывала, но время от времени у нее ныло в желудке, как это бывало в дни ее нищего детства. Если эти деревенские так сильно не любят ее, то каково же будет отвращение к ней со стороны лорда и леди Хардинг!
С другой стороны, Виолетта испытывала чувство непреодолимого любопытства. Когда сэр Томас неважно себя чувствовал, а это случалось довольно часто, они с Ральфом катались в экипаже вокруг дворца Хардингов и гадали, каково это жить в такой роскоши.
Виолетта решительно попыталась отогнать мысли о предстоящем визите в Хардинг-Холл в надежде на то, что случится нечто, вынудившее их с сэром Томасом отложить визит.
В аптеке было тускло и мрачно. За прилавком в белом жилете и очках на горбатом носу стоял Хэ-рольд Кипсон, а рядом с ним — Лилит Стэйн, жена приходского священника. Едва Виолетта вошла в аптеку, как эти двое тут же прикусили языки. Одновременно развернувшись в сторону двери, они уставились на Виолетту. Молодая женщина вспыхнула. Особую ее ярость вызвало то, что миссис Стэйн даже не пыталась скрыть своего презрения и нагло осматривала ее сверху донизу. У Виолетты мелко задрожал подбородок. Она чувствовала, что совершила в жизни непоправимую ошибку, но в чем она заключалась, точно сказать не могла. Может быть, в том, что она переступила через ступеньку общественного устройства и теперь принадлежала классу, который всеми силами старался выпихнуть ее из своих рядов.
— Добрый день, мистер Кипсон, добрый день, миссис Стэйн.
— Здравствуйте, леди Гудвин, — состроила гримаску миссис Стэйн, особенно подчеркнув голосом слово «леди». Большинство деревенских не могли выжать из себя это словечко, когда после него надо было сказать «Гудвин». — Какое интересное на вас платье.
Виолетта опустила глаза и бросила взгляд на розы, которыми был вышит подол платья, потом провела пальчиком по лифу, по ободу которого шли такие же розы.
— Благодарю вас, — кивнула Виолетта миссис Стэйн и, обращаясь к аптекарю, сказала: — Мистер Кипсон, яд для крыс уже готов?
Аптекарь кивнул, глядя на молодую леди через толстые стекла очков.
— У вас что… проблемы с крысами, леди Гудвин?
Речь аптекаря была намного приятнее, чем выпады его собеседницы, впрочем, Виолетта уже давно сделала вывод, что с деревенскими мужчинами найти общий язык значительно проще, чем с женщинами. Некоторые из них даже старались быть излишне любезными, но обмануть Виолетту было трудно. Она вовсе не была глупышкой.
Молодая женщина кивнула.
— К несчастью, да, и наш повар попросил меня купить яду.
На лице миссис Стэйн замерла ледяная улыбка.
— Сейчас я вам его принесу, — услужливо сказал аптекарь. — Сколько вам нужно?
— Не знаю точно, — замялась Виолетта и сникла еще больше, когда в аптеку вошла Джоанна Фелдстоун собственной персоной.
Как раз в это время мистер Кипсон исчез за дверью, ведущей в подсобное помещение. Виолетте было трудно угадать, соизволит ли дочь ее супруга узнать свою юную мачеху или отнесется к ней как к мебели, поэтому она слегка кивнула и искоса посмотрела на новую посетительницу. По возрасту леди Фелдстоун вполне годилась Виолетте в матери. Это была дебелая женщина, всюду сующая свой нос.
— Никогда не слыхала, чтобы в доме водились крысы. У моего отца в жизни не было крыс! Непонятно, что же происходит там теперь! — вознегодовала Джоанна, повернувшись спиной к юной леди Гудвин.
Виолетта сжала кулачки. Молчать она не станет.
— Кот сдох, вот в доме и появились крысы.
Джоанна Фелдстоун повернулась всем своим грузным телом, в изумлении подняла кустистые брови и смерила свою мачеху уничтожающим взглядом. Всласть насладившись видом поверженной молодой женщины, она, весьма довольная собой, опять отвернулась от Виолетты.
К счастью, как раз в это время появился аптекарь, держа в руках склянку с ядом, и сообщил девушке, что смертельного снадобья хватит на целую дюжину крыс. Виолетта раскрыла сумочку, достала кошелечек и расплатилась. Ей нравилось платить наличными. Она протянула аптекарю пять фунтов, которые составляли сумму, выдаваемую ей ежемесячно «на булавки». Деньги она могла тратить по собственному усмотрению.
Расплатившись, Виолетта мило распрощалась с аптекарем, но даже не удосужилась кивнуть двум женщинам, стоявшим возле прилавка. Настала ее очередь показать им, кто она такая.
На улице, возле крылечка, по-прежнему стоял старенький тарантас. Мистер Гудвин беседовал со священником, Джорджем Стэйном. Мужчины увидели Виолетту и замолчали. Молодая женщина протянула супругу мешочек, в котором покоилась склянка с ядом, и вскарабкалась в экипаж. Устроившись на сиденье возле сэра Гудвина, она наконец поняла, куда был устремлен взгляд священника. Пока она поднималась и устраивалась на сиденье, подол ее платья слегка приподнялся и из-под него на несколько дюймов выглянул шелковый чулочек. Виолетта с негодованием одернула юбку.
— Итак, вы уже купили то, что хотели? — поинтересовался сэр Томас.
Виолетта кивнула и сказала, обращаясь к священнику:
— Добрый день, святой отец.
— Добрый день, Виолетта, — отозвался мистер Стэйн. — Я слышал, сегодня вечером вы идете в гости.
Сердце Виолетты затрепетало. Впервые они должны были нанести визит Хардингам сразу после бракосочетания, но тогда сэр Гудвин занемог, и пришлось отправить Ральфа в замок Хардингов с извинениями. Вот и сейчас сэр Томас, нахмурясь, потирал живот.
Виолетта расстроилась.
— У вас болит живот?
Два последних месяца ее супруг слишком часто жаловался на желудочные боли. Похоже, день ото дня ему становилось все хуже и хуже.
— Не волнуйтесь, — успокоил жену мистер Гудвин. — Это пройдет. — И он попрощался со священником.
— Это что, эксперимент? — Граф Хардинг требовал ответа у своего младшего сына.
— Нет, — твердо ответил отпрыск, развалившись в кожаном кресле.
Он дерзко смотрел в лицо отцу, высокому, худому, седовласому мужчине, который, выпрямившись, стоял возле бюро из палисандрового дерева, обитого внутри кожей. Старший брат Блэйка, повернувшись лицом к большому окну, пристально смотрел на поросшие вереском окраины поместья, на которых грязными пятнами выделялись пасущиеся овцы. Там, на воле, был разлит покой, и голубые небеса, казалось, улыбались земле.
Граф и двое его сыновей беседовали в кабинете старшего Хардинга. Это было просторное помещение с до блеска натертыми дубовыми полами, которые, тем не менее, были покрыты дорогими восточными коврами. В центре стены, противоположной двери, высился камин, отделанный дорогим зеленоватым мрамором. Высокий потолок комнаты был украшен фресками, а две стены были сплошь заняты книжными полками, и оттуда на обитателей дома смотрели старинные фолианты в кожаных переплетах. Вдоль четвертой стены, один за другим, находились четыре двустворчатых окна, а промежутки между ними были задрапированы нежно-зеленым шелком. Впечатление изысканности кабинету придавали восточные диваны, стулья и кресла в стиле Людовика XIV и несколько столиков, совсем крошечных и среднего размера, расставленных в разных концах комнаты. Тяжелые портьеры были раздвинуты, и в окна лился утренний солнечный свет.
— Это можно рассматривать только как эксперимент! В противном случае надо признать, что ты такой же сумасшедший, как и наш принц. — Граф был вне себя от ярости.
Блэйк встал, потянулся и зевнул.
— Меня успокаивает только то, что я оказался в недурной компании, — лениво отозвался он, показывая ровные белые зубы. Темные волосы Блэйка были коротко подстрижены.
— Видишь ли, Теодор, — хладнокровно заметил граф, — я ведь могу и отречься от тебя.
Услышав это, старший брат, Джон, повернулся лицом к отцу. Взгляд его темных глаз был кротким и миролюбивым. В отличие от отца и брата, волосы у него были светлыми.
— Простите меня и позвольте выступить в роли судьи. Вы не можете теперь отречься от Блэйка хотя бы потому, что это вызовет скандал в свете значительно более сильный, чем негодование общества по поводу строительства домов для бедных. Кроме того, Блэйк и сейчас подвергается нападкам общества из-за скандала вокруг банка, учрежденного им. Разве это не во сто раз хуже, чем само строительство?! — Джон улыбнулся и бросил на брата предупреждающий взгляд, что было приказом прикусить язык и замолчать.
Блэйк вздохнул. Двое против одного, как всегда. Неужели он никогда не сможет сам принимать решения? Отец вечно им недоволен.
— Нет! — прозвучал грозный голос отца Блэйка, Ричарда. — Быть банкиром так же плохо, если не хуже, чем быть строителем. Хардинги не торгуют, черт возьми! Хардинги не плебеи! Теодор, ты пускаешься во все эти сомнительные предприятия, только чтобы досадить мне!
— Хотелось бы мне, чтобы все было так просто, как вы говорите, отец, — ухмыльнулся Теодор. — Отец, я уже взрослый человек. И я ваш младший сын. Как бы вы хотели, чтобы я жил?
— Я выплачиваю вам содержание, а когда я умру, то же самое будет делать ваш брат, — твердо сказал граф. — Пэры не занимаются торговлей. Пэры не занимаются накопительством. Это не в наших правилах.
— Перед вами тот пэр, который не только торгует, продает, покупает и занимается строительством, но и копит деньги, — в сердцах заявил Блэйк. — И я отказываюсь быть в постоянной зависимости от вас и Джона. Кроме того, меня вовсе не волнует, как принято жить в обществе и что оно думает обо мне.
— Мне это стало ясно двадцать лет назад, когда восьмилетним сорванцом ты решил убежать к индейцам. — Граф покачал головой.
— Я вовсе не собирался убегать от вас, — улыбнулся Теодор, — я ведь сообщил вам о своих планах.
— К счастью, — усмехнулся граф.
— Уже в восемь лет Блэйк мечтал о независимости, — вступил в разговор Джон.
— Думаю, что вы мне не поверите, но мне очень хотелось посмотреть мир, и я до сих пор сокрушаюсь, что Талли водворил меня домой.
— Благодарю Бога за то, что он позволил Талли это сделать, — сказал Джон и повернулся к отцу: — Отец, вам не удастся заставить Теодора мыслить иначе, чем он до сих пор это делал. Он никогда не повиновался вам. Он выродок в нашей семье, черная овца, которой он сам себя и провозгласил, разве вы не помните?
— Разве можно об этом забыть, — взволнованно произнес граф и рубанул рукой воздух. — Вы совершали поступки один другого хуже, — сказал граф, обращаясь к младшему сыну, — и я надеялся, что это прекратится, когда ты повзрослеешь. Но разве что-нибудь изменилось? Сперва я был вынужден объяснять всему свету, что мой сын торгует в Китае. Семь лет назад это было главной темой кулуарных обсуждений во время заседаний палаты лордов. Но через три года мне пришлось объяснять уважаемым лордам, что вы прекратили торговать и купили банк. Все были в шоке! Премьер-министр даже переспросил меня, правильно ли он понял, что мой сын принялся ссужать деньги под проценты.
— Да, отец, я делал деньги! — ответил Теодор. Джон едва не зарычал.
Граф покраснел от гнева:
— Не смей произносить эти слова, пока ты находишься в этом доме! Потому что теперь мне приходится объяснять, что ты начал строить дома в Ист-Энде.
— Отец, вы когда-нибудь были в Ист-Энде? — насмешливо спросил Блэйк. — Вам когда-нибудь приходило в голову заглянуть в Сент-Джилс, Саутварк?
Старший Хардинг замер. Затем он стукнул кулаком по бюро:
— Мне бы хотелось, чтобы ты, Теодор, кое-что понял. Я был одним из первых и немногих, кто способствовал принятию «Акта 32 — х», после чего стало возможным принять некоторые законодательные меры в поддержку бедных. За последние двадцать лет я входил в тридцать комиссий по проверке разных областей жизни беднейших слоев населения нашей страны, я изучал жизнь фабричных рабочих, шахтеров, коммивояжеров, женщин и детей. Поэтому не спрашивай меня, бывал ли я на задворках Лондона!
— Неужели вы там были? — с вызовом спросил Блэйк.
Джон широко раскрыл глаза. Граф не шелохнулся. В кабинете воцарилось тяжелое молчание, прерываемое только тиканьем напольных часов. Даже Блэйк пожалел о своей несдержанности.
К счастью, как раз в это время распахнулись массивные тиковые двери, и на пороге появилась графиня. Сюзанна переводила глаза с мужа на своих двух сыновей. Она была лет на десять моложе графа. Волосы у нее были такие же светлые, как у Джона. На графине было светло-голубое утреннее платье, в ушах сияли сапфировые серьги, руки украшало только обручальное кольцо.
— Сначала я слышала голоса, доносящиеся отсюда, но потом меня поразила совершенно неестественная тишина.
Голос графини был тихим и мелодичным и вполне соответствовал ее облику.
— Здравствуйте, мама! — Первым навстречу графине подался Блэйк. Он в несколько прыжков пересек кабинет, поймал руку матери и нежно прикоснулся губами к ее щеке. — Простите мне мой вид, но дорога была долгой и грязной. А вы прекрасны как всегда.
— А ты как всегда быстр и ироничен, — с улыбкой ответила Сюзанна Блэйк, графиня Хардинг. — Ты вовсе не выглядишь изможденным долгим путешествием. Думаю, что за время пути ты успел сразить два-три дамских сердца.
— Я отношу вашу похвалу на счет своего портного. Что касается сердец, то мне это неизвестно.
Сюзанна улыбалась, глядя на младшего сына.
— Я так рада, что ты, Блэйк, приехал. Мы так давно не собирались все вместе! Да, кстати… я вам не помешала?
Граф с треском захлопнул крышку бюро.
— Дорогая, ты не ошиблась, задав этот вопрос. Знаешь ли ты, что твой сын занялся строительством домов?! Чего еще от него ждать?!
— Может, небеса упадут? — шутливо спросила графиня.
Джон и Блэйк рассмеялись. Граф нахмурился. Сюзанна подошла к мужу и тронула его за плечо.
— Каковы наши планы, мадам? — спросил Хар-динг, выпустив, наконец, пар. Как и Джон, он был одет в простые брюки и сапоги.
— У нас гости — сэр Томас Гудвин и его молодая жена. Я оставила их на попечение Катарины. Пожалуйста, пойди и поздоровайся с ними.
Граф со вздохом направился к двери.
— Боже, я и не подозревал, что Гудвин еще жив. В прошлом году мы, кажется, с ним не виделись, не так ли?
— Тогда он был болен. Но сегодня он весьма оживлен, хотя выглядит не очень хорошо.
— Мама, сэру Томасу уже семьдесят, — напомнил Джон.
Сюзанна слегка замялась, остановившись возле двери, и, помедлив, сказала:
— Думаю, нелишне вас предупредить: его жена — совсем не то, что вы думаете.
— А что мы думаем? — словно предвкушая развлечение, спросил Блэйк.
— Не думаю, что леди Гудвин уже успела отметить свое восемнадцатилетие, — после изрядной паузы сообщила графиня.
Блэйк и Джон переглянулись и расхохотались.
— Не плохо для семидесятилетнего старика! — прищелкнул языком Блэйк.
— Я и не подозревал, что старик Гудвин в такой степени в своем уме! — ухмыльнулся Джон.
— Кроме того… она… немного не такая… — добавила Сюзанна. Вид у нее был озабоченный.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Самозванка - Джойс Бренда



Красивый роман.Меня он захватил,как и все романы Бренды Джойс.великолепная писательница.Очень люблю её книги.Советую.
Самозванка - Джойс БрендаОльга
22.01.2012, 17.20





Перечитывала несколько раз, очень нравится!
Самозванка - Джойс БрендаЮлия
31.01.2012, 17.47





Роман на тройку. Замысел хороший, но почему то очень долго читаеться, как то неинтересно. герои вялые, мне не понравился гл.герой. его образ не совпадает с образом моего идеального мужчины. мало страсти, мало чувств.Вобщем, не стоит читать. Вместо этой книги прочитайте Великолепие - вот в ней настоящие чувства)
Самозванка - Джойс БрендаЛюдмила
12.07.2012, 13.32





скучный роман.Не реальный.Смешно читать,как в семье лордов все без исключения положительно отнеслись к нищенке, и приняли её в семью.Г.Г-я любит одного, а флиртует с другим.Я думаю, что когда любишь по настоящему, других мужчин не существует.оценка 3.
Самозванка - Джойс БрендаВ.А.
16.09.2012, 16.59





И мне не понравился,роман вообще никакой.По-моему здесь и любви то нет...
Самозванка - Джойс Брендас
9.07.2013, 18.45





Замечательный роман,4 раза перечитывала на одном дыхании!!!
Самозванка - Джойс БрендаОльга
29.03.2014, 20.02





Нормальный роман, правда поведение героини бесит .А так все вполне прилично, стоит почитать.
Самозванка - Джойс БрендаMarina
8.04.2014, 8.04





На 4 части мое терпение иссякло. Героиная беспросветная дура, а гг-й борется между желанием задрать ей юбку и быть джентельменом. Провал полный, а не роман. Вообще у этой авторши много несуразных романов. У нее вся мотивация героев - желание заняться сексом
Самозванка - Джойс БрендаАнна
23.01.2016, 3.44





На 4 части мое терпение иссякло. Героиная беспросветная дура, а гг-й борется между желанием задрать ей юбку и быть джентельменом. Провал полный, а не роман. Вообще у этой авторши много несуразных романов. У нее вся мотивация героев - желание заняться сексом
Самозванка - Джойс БрендаАнна
23.01.2016, 3.44





Роман не понравился. То, что у автора главная мотивация героев- это заняться сексом, так это ж не плохо. Что в этом дурного? Я её романы читаю в общем-то с интересом. Только вот этот показался откровенно скучным. Герои всю дорогу "водили хороводы"...Особенно тупила героиня. "Я его люблю, но, брошу, чтобы не потерять своё лицо и лучше выйду замуж за нелюбимого, а дочка пусть будет незаконнорожденной." Отличный ход! Не поговорить, не объясниться по-человечески, просто мрак. А что касается секса, то, его тут вообще не было. Только "а на утро они проснулись"...и т.п.
Самозванка - Джойс БрендаМарина
14.02.2016, 16.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100