Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Вы хотели поговорить со мной?
Сюзанна вздрогнула. Подняв голову, она увидела Эдварда Деланца, стоящего в дверях, но она так глубоко ушла в прошлое, что, хотя Деланца совсем не был похож на Джейка, она увидела вдруг в дверях своего бывшего мужа — высокого, сексуального, надменного, с золотистыми волосами и золотистыми глазами. Она с болью смотрела в давно ушедшие времена и не сразу поняла, что видит перед собой совершенно другого человека, ничуть не похожего на ее давно умершего мужа.
Сюзанна медленно встала. Ей было очень трудно улыбнуться. От Деланца исходила та же раскованная сила, которая отличала Джейка. И, как Джейк, он буквально дышал сексуальностью. Но он не был Джейком. Это был черноволосый, голубоглазый авантюрист, и в отличие от всех ее знакомых дам Сюзанна ее не поддалась очарованию его смуглой красоты и откровенной мужественности.
— Прошу, мистер Деланца, входите.
Он улыбнулся так же фальшиво, как и Сюзанна, и шагнул в комнату. Она быстро подошла к двери, захлопнула ее за спиной Деланца и прислонилась к ней. Осторожно разглядывая Эдварда, Сюзанна пыталась понять, что могло его привлечь в ее некрасивой, эксцентричной дочери, — если, конечно, он и в самом деле нашел Софи привлекательной. И если это действительно так, то необходимо приложить все силы, чтобы держать их подальше друг от друга и оградить дочь от таких же страданий, какие выпали на долю ее самой…
— Доброе утро. Надеюсь, вы хорошо отдохнули?
— Вполне. Как себя чувствует ваша дочь? Ей лучше?
Сердце Сюзанны упало, она ощутила легкую тошноту, но заставила себя улыбнуться и, подойдя к Деланца, чуть кокетливо коснулась его руки. Этим жестом она часто пользовалась в разговорах с мужчинами.
— Вам незачем беспокоиться о моей дочери, мистер Деланца. Могу вас в этом заверить. Софи вчера слишком переутомилась, только и всего. Уверена, сегодня она будет чувствовать себя прекрасно.
Улыбка исчезла с его лица.
— Так вы ее еще не видели?
Сюзанна покачала головой:
— Нет, она не спускалась вниз.
Ноздри Эдварда расширились, глаза потемнели.
— А что, если она чувствует себя ничуть не лучше сегодня утром? Может быть, все-таки стоит зайти к ней, миссис Ральстон?
Сюзанна мягко рассмеялась, но в ее груди зашевелился страх, и тошнота усилилась.
— Я знаю свою дочь, сэр. Действительно знаю. Ничего страшного с ней не случилось, но, если вас это успокоит, я зайду к ней через несколько минут.
— Меня это чрезвычайно успокоит! — ответил он, и на его щеке дернулся мускул.
— Мистер Деланца, вы, кажется, сверх всякой меры тревожитесь о моей дочери! — воскликнула Сюзанна.
— Ваша дочь плохо чувствовала себя вчера вечером, неужели я должен напоминать вам об этом?
Сюзанна, собравшись с силами, снова улыбнулась:
— Мистер Деланца, вы позволите мне быть откровенной?
— Безусловно.
— Вы сочувствуете Софи… Но, надеюсь, вы не всерьез заинтересовались моей дочерью, не так ли?
Он уставился на нее. Его голубые глаза были холодны как лед, и Сюзанну пробрала дрожь. Как и Джейк, этот человек не просто авантюрист — он опасен, если его раздразнить.
— Меня очень интересует ваша дочь, миссис Ральстон, но не в том смысле, какой вы подразумеваете.
Но Сюзанне не стало легче.
— Тогда в чем дело?
— В том лишь, что любой джентльмен может быть внимателен к достойной юной леди. Должен вам сказать, мадам, что, вопреки слухам, я не гоняюсь за восемнадцатилетними дебютантками, — мрачно произнес Эдвард. — Я наконец успокоил вас?
Но он не успокоил ее, ничуть. Он был разгневан и не мог этого скрыть. Сюзанна решила не сообщать ему об ошибке, пусть он думает, что Софи так молода, это пойдет девушке на пользу.
— Ну, не могу сказать, что я была встревожена, — солгала Сюзанна.
Он вздернул брови и, отвернувшись от Сюзанны, прошелся по комнате, разглядывая безделушки. Потом оглянулся и сверкнул обольстительной улыбкой.
— А теперь я буду откровенен, миссис Ральстон.
Сюзанна внутренне напряглась.
— Я долго пытался понять, почему вчера вечером никто, ни один человек, не попытался помочь вашей дочери, когда она встала с кресла и вскрикнула от боли.
Сюзанна выпрямилась.
— Что-что?..
— Почему я оказался единственным мужчиной, пришедшим на помощь Софи?
Сюзанна нервно расправила плечи.
— Возможно, вы неверно судите о нас, мистер Деланца, и неверно оцениваете ситуацию. В нашем кругу все слишком хорошо знают, что Софи — калека, так что никто не был удивлен ее слабостью — в отличие от вас. Очевидно, вы действовали инстинктивно, бездумно, тогда как все остальные предпочитают не унижать Софи и делают вид, что не замечают ее уродства.
Губы его скривились в мгновенной улыбке.
— До чего же отвратительное слово — калека. Вы не могли бы выбрать какое-нибудь другое?
— Но она действительно калека, мистер Деланца.
Его глаза сверкнули.
— За несколько секунд вы трижды успели швырнуть в свою дочь один и тот же камень, — жестко сказал он.
Но Сюзанна была испугана, разгневана и к тому же устала притворяться.
— Я не бросаю камней в собственную дочь, сэр.
— Тогда не называйте ее калекой.
Сюзанна задержала дыхание, напоминая себе, что это не Джейк, что этот человек — гость в ее доме, что ничего неподобающего не произошло… Пока что.
— У нее искривлена лодыжка, мистер Деланца.
Эдвард тоже помолчал, прежде чем заговорить. Его левая бровь высоко поднялась.
— В самом деле? Я массировал ей ногу вчера вечером и не заметил, чтобы она была кривой. Разве что вам нравится называть уродством небольшую выпуклость на кости?
Сюзанна с трудом скрывала бешенство.
— Что за игру вы затеяли с моей дочерью, мистер Деланца? Или со мной? Вы что, решили развлечься на наш счет?
Эдвард смотрел на нее, прищурившись.
— Нет, но я вижу, что пытаюсь прошибить лбом стену.
— Что вы хотите сказать?..
— Софи поведала мне, что произошло. Как вы думаете, почему маленькая девочка, сломав ногу, предпочла молча страдать, а не попросила мать о помощи?
Сюзанна побледнела.
— Вас это не касается!
Его голос понизился, в нем явственно зазвучала угроза:
— Но вчера вечером это меня коснулось — как никого другого.
Сюзанна прекрасно знала, что он собой представляет (это был второй Джейк), и тем не менее — а может быть, именно из-за этого — ее сердце отчаянно заколотилось в груди от опасных ноток в его голосе. Более того, она почувствовала, как кровь прилила к ее бедрам, настойчиво пульсируя. Сюзанна не хотела признать, что ее охватило желание, и стояла совершенно неподвижно, стараясь справиться с собой. Но Эдвард был всего лишь очень привлекательным молодым человеком, а не Джейком, и никогда не мог стать Джейком, поэтому опасный момент миновал и бешеный ток крови утих.
Сюзанна вновь обрела голос:
— К чему все это?
— Я как раз хотел задать вам тот же самый вопрос, — мрачно откликнулся Эдвард.
— Я имею право знать о ваших намерениях, сэр.
— А я имею право проявить сострадание к любому человеческому существу.
Сюзанна уже не пыталась быть вежливой.
— Ха! — воскликнула она, останавливая взгляд на бедрах Эдварда. — Мне прекрасно известно, какого рода сострадание вы хотели бы продемонстрировать моей дочери, мистер Деланца! Ваше сострадание слишком явно проявилось вчера вечером!
Он стоял выпрямившись, его голубые глаза сверкали, но на щеках появился чуть заметный румянец.
— Вы не в состоянии объяснить мне причины вашего великодушия. Вы задумали совратить мою дочь, разве не так? — Сюзанна как бы со стороны слышала собственный голос — высокий, почти истеричный.
Он громко вздохнул.
— Нет, не задумал. И даже мысль об этом оскорбляет меня. Боже! Я никогда не стал бы совращать невинную девицу!
— Нет? — Сюзанна недоверчиво рассмеялась.
— Нет. — Он произнес это твердо, его подбородок напрягся. — Я не имею привычки губить невинность, миссис Ральстон, вопреки всем слухам, которые могли дойти до вас.
Но перед глазами Сюзанны стояла пугающая картина: Эдвард обнимает Софи. И это предвещало гибель…
— Так, значит, вы намерены ухаживать за ней и со временем сделать предложение? — насмешливо спросила она.
Глаза Эдварда потемнели.
— Нет.
— Я так и думала! — воскликнула Сюзанна.
— Вы слишком возбуждены, хотя к тому нет причины, — спокойно сказал Деланца.
— Нет! Я не возбуждена! Просто вы ведете себя нагло… неслыханно нагло! — Сюзанна окончательно вышла из себя, что случалось с ней крайне редко — если не считать тех лет, когда рядом с ней был Джейк. — Я знаю вас, мистер Деланца, меня вам не одурачить! Видите ли, вы слишком похожи на моего первого мужа, а он был всего лишь сексуально озабоченным пройдохой, к тому же парвеню, выскочкой. Так что направьте свое обаяние на кого-нибудь другого и в другом месте. Ваше обаяние и вашу похоть. Я вас предупреждаю!
— Вы слишком уж бурно проявляете материнские чувства. Интересно было бы знать истинные причины вашего беспокойства.
— Моя дочь невинна, мистер Деланца! И я не хочу видеть, как она страдает! — Сюзанна задрожала, подумав о Джейке. — А человек вроде вас может причинить ей только страдания!
— Я ничем не огорчу вашу дочь, миссис Ральстон, это я обещаю.
Сюзанна расхохоталась:
— Мужчины вроде вас могут обещать все, что угодно, лишь для того, чтобы нарушить обещание. Слушайте меня внимательно, мистер Деланца. Софи до сих пор не интересовалась мужчинами, а вы намерены пробудить в ней такие желания, которым лучше умереть, не родившись! Я запрещаю вам это!
— Что вас так пугает? — резко спросил он. Взгляд его был тверд, как те бриллианты, что испортили его репутацию. — Если Софи до сих пор не замечала мужчин, то, черт побери, ей пора уже и начать это делать! Тогда, возможно, она забудет о своем нелепом намерении остаться старой девой. И я думаю, именно вам следует пробудить в ней интерес к замужеству. Ведь если этот интерес не проснется, как вы сумеете найти ей мужа?
— Это не ваше дело! — Сюзанна была в бешенстве… и куда больше напугана его вниманием к Софи, чем прежде. Но, сдержавшись, она выразительно добавила: — К вашему сведению, сэр, я поддерживаю намерение Софи остаться незамужней.
Он изумленно уставился на нее:
— Что?!
— Софи страстно любит живопись. И не хочет обзаводиться семьей… никогда. Слава Богу. Это лишь к лучшему, если учесть все обстоятельства.
Эдвард явно не верил ей.
— Это уж слишком предусмотрительно с вашей стороны, миссис Ральстон.
Но с Сюзанны было довольно. Она шагнула вперед.
— Я сумею защитить ее от пройдох вроде вас и от куда более тяжелого испытания… я не позволю ей понять, что ни один мужчина не захочет взять в жены калеку. Так что оставьте нас в покое, мистер Деланца, прежде чем вы зароните нелепые мечтания в ее голову. — И Сюзанна насмешливо закончила: — Ну, разве что вы сами захотите жениться на ней.
Эдвард смотрел на нее как на какое-то невиданное чудовище. Сюзанна продолжала севшим голосом:
— Думаю, для всех будет лучше, если вы уедете. Вы вмешались в жизнь Софи, а мне это не нравится. Мне очень жаль, мистер Деланца, но я вынуждена просить вас покинуть мой дом.
Последовало долгое молчание. Сюзанна твердо решила добиться своего. Эдвард не проявлял никаких чувств. Наконец он сказал:
— Если вы и в самом деле не хотите, чтобы она страдала, перестаньте называть ее калекой и обращаться с ней, как с калекой.
Сюзанна задохнулась от такой наглости. Эдвард, холодно улыбнувшись, поклонился:
— Поскольку вы никак не можете успокоиться, миссис Ральстон, я уеду сию же минуту.
С этими словами он вышел из музыкальной комнаты.
Стоя перед домом, Эдвард ждал экипажа, который должен был отвезти его в город. Он небрежно прислонился к обшитой белыми досками стене дома и курил. Сверкающая белизной подъездная аллея, выложенная битыми ракушками, тянулась от широко открытых кованых ворот и, огибая дом, уходила к каретным сараям, конюшням и домикам слуг. За воротами, по дороге, проехало несколько велосипедистов, с полдюжины экипажей; вот к дому свернул блестящий черный «баббл», за рулем которого сидел улыбающийся молодой человек в плаще, кепи и защитных очках. На заднем сиденье автомобиля расположились три молодые леди, также одетые для автомобильной прогулки; они визжали от страха и удовольствия и громко смеялись.
Эдвард чуть улыбнулся, автомобиль отвлек его от неприятных размышлений и гложущего чувства вины. Он не сумел увидеть Софи, хотя очень на это надеялся, и не попрощался с ней.
Она не спустилась к завтраку, не участвовала в утренней прогулке с другими гостями. Эдвард вспоминал, как сильно она хромала прошлым вечером, вспоминал, как распухла ее лодыжка, и гадал, не осталась ли девушка на весь день в постели. Он говорил себе, что его отъезд без прощания не так уж и страшен: все равно он скоро увидит Софи в городе. Он твердо это решил.
Эдвардом двигало странное побуждение защитить Софи. Ему было абсолютно ясно — она нуждается в защите.
Он поморщился, вспомнив о Сюзанне Ральстон. Конечно, в ее желании оградить дочь от его посягательств нет ничего необычного, Эдвард скорее удивился бы, если бы она не бросилась в драку, заметив его внимание к Софи. Но за словами и действиями Сюзанны Ральстон кроется еще и что-то другое, не имеющее отношения к материнскому инстинкту. Эдвард никак не мог разобраться, понимает ли сама Сюзанна, насколько она жестока. Он надеялся, что эта жестокость не намеренная. Зачем Сюзанне сознательно клеймить дочь, называя ее калекой? Но возможно, она что-то выигрывает от этого? И как она могла согласиться с решением Софи не выходить замуж? Каждая мать надеется, что ее дочь удачно построит семью и будет жить в покое и безопасности.
Эдвард тяжело вздохнул. Вопреки желанию ему снова вспомнилась Южная Африка. Перед его глазами возникла бесконечная мерцающая равнина, обожженная немыслимым зноем. Острая вонь ударила в нос — вонь горящей плоти, горящего мяса людей и животных и обуглившейся земли, дерева, зерна…
Политику выжженной земли придумали британцы, но очень скоро и буры подхватили ее. А ведь жертвы этой политики были ни в чем не повинны. Эдвард видел обгоревшие тела детей и взрослых, мужчин и женщин. Он на собственном опыте убедился, что жизнь хрупка и драгоценна.
И он повидал немало калек. Настоящих калек. Он видел мужчин, лишившихся в бою и глаз, и рук, и ног. Однажды он видел даже чудовищный обрубок человека, потерявшего все свои конечности. И этого он никогда не забудет.
А Софи не калека. Эдвард вспомнил, как вчера вечером одно краткое мгновение держал ее в объятиях. Теплая, женственная, прекрасная… Он подумал о ее хромоте. Да, Софи не совершенство, но разве совершенство существует на свете? Она юная, прелестная, очень талантливая и удивительно живая. Но она еще не научилась жить.
Она может думать, что готова посвятить жизнь искусству, — и Эдвард чувствовал, что в этом Софи искренна, — но он чувствовал также, что для нее это просто способ укрыться от собственных страхов, ведь девушка ощущала себя почти отверженной, этому он был свидетелем вчера вечером, в гостиной. Как глупы все эти люди!
В общем, Эдвард собирался спасти Софи от нее самой. А почему бы и нет? Не пора ли ему искупить хотя бы часть своих грехов? Вся его жизнь была постоянным поиском наслаждений, он жаждал их снова и снова. Не пора ли сделать что-то и для других? Что-то благородное и достойное? Эдвард был не прочь доказать хотя бы самому себе, что его репутация все же отчасти неверна. И может быть, ему удастся изменить общее мнение о себе.
Он должен помочь Софи стать свободной. Он мог бы избавить ее от неправильной самооценки, поддерживаемой ее матерью. Не исключено, что Сюзанна действует тут в собственных эгоистичных интересах. А в тот день, когда Софи полностью осознает себя, он отойдет в сторону удовлетворенный. Или не отойдет?..
В прошедшую ночь он почти не спал. Его не оставляло беспокойство за Софи. Он хотел бы задать ей множество вопросов, и все они были слишком личными, на такие не отвечают постороннему человеку.
Хилари пыталась его расспрашивать, но он не намерен был делиться мыслями о Софи со своей любовницей. В конце концов Хилари отступилась, но покинула его комнату лишь перед самым рассветом.
Эдвард почувствовал легкое беспокойство, вспомнив, как пылко и умело обращался с Хилари ночью. Но при этом его воображение заполняла Софи, и это были образы чувственные, бесконечно плотские…
Эдвард решительно отбросил темные мысли. Софи нуждается в друге или старшем брате, и он намерен стать ей именно другом. Он будет защищать ее, и ему придется забыть о распущенности собственного ума, задавить в себе половой инстинкт. В конце концов, именно самообладанием, способностью самоконтроля человек отличается от животных. А если он не может совладать с собой, значит, он заслуживает своей репутации.
Двое всадников свернули с дороги и неторопливым аллюром направились к дому. Деланца увидел, что это Хилари с каким-то молодым человеком. Эдвард обрадовался возможности как-то отвлечься от своих размышлений, к тому же он хотел попрощаться с Хилари перед отъездом, несмотря на то что оставил ей записку с объяснениями.
Хилари соскочила на землю, одарив Эдварда веселой и чуть загадочной улыбкой. Спутником миссис Стюарт оказался пухлый молодой адвокат из Бостона.
— Мистер Деланца! — Хилари небрежно бросила поводья подбежавшему груму и легким, упругим шагом направилась к Эдварду. — Вы нас покидаете?
— К несчастью, да, — ответил он. — Доброе утро, миссис Стюарт, доброе утро, мистер Мартен.
— Как это неприятно! — пробормотала Хилари, и улыбка сбежала с ее лица. Она внимательно посмотрела на Эдварда. — Какие-то проблемы?
— Ничего подобного. Просто одно дело, которым я должен заняться немедленно.
— Что ж, возможно, мы встретимся в городе через пару недель, лето ведь подходит к концу, — сказала она после довольно долгого молчания.
— Я очень надеюсь на это. — Эдвард давал Хилари понять, что не намерен бросить ее.
Она улыбнулась:
— Может быть, мы встретимся даже скорее. — И, добавив несколько вежливых фраз, она ушла, оставив мужчин вдвоем.
Генри Мартен молчал все это время, а теперь грустно посмотрел вслед женщине.
— Как она хороша!
— Да, действительно.
Генри повернулся к Эдварду, чуть порозовел и с откровенным любопытством посмотрел на Деланца:
— Вы ей нравитесь, вы знаете?
Эдвард пожал плечами.
— Вы не думаете… ну, я слышал… что она не совсем… э-э… — Генри отчаянно покраснел и внезапно выпалил: — Между вами что-то есть?
Эдвард чуть не застонал.
— Я никогда не болтаю о подобных вещах, — ответил он. — И вам не советую. — Достав из кармана сигареты, Эдвард предложил Генри закурить, но тот отказался. — Мы должны быть достаточно благоразумными.
Деланца спрятал сигареты обратно в карман, курить ему расхотелось. Тут он увидел наконец экипаж, огибающий дом, и в его груди что-то сжалось. Да, ему не хотелось уезжать. Но думал он совсем не о Хилари Стюарт.
— Ну, в конце концов, это не так важно, если вы ей и нравитесь.
Эдвард удивленно вздернул брови.
— Я хочу сказать… вы ведь нравитесь очень многим женщинам, верно? — Генри снова вспыхнул. — Я слышал все эти истории об алмазах, о женщинах… Вы настоящий пират! Это все знают!
Генри так откровенно восхищался Эдвардом, что тот не в состоянии был обидеться и промолчал — да и что он мог сказать? Он не сомневался, что истории о нем наполовину состоят из выдумок, но при этом его ничуть не огорчала тайная зависть мужчин и открытое восхищение женщин.
Генри вздохнул:
— Моя кузина считает, что мне следует жениться на мисс О'Нил.
Эдвард вздрогнул.
Генри выглядел удрученным.
— Я ведь не такой, как вы… Вы понимаете, о чем я говорю? На меня женщины не слишком-то обращают внимание. Я был бы счастлив жениться на наследнице даже небольшого состояния.
Эдварда охватил гнев настолько сильный и внезапный, что он даже не подумал о том, насколько странным это может показаться собеседнику.
— Так, значит, вы хотите жениться на мисс О'Нил ради денег?
— А разве большинство не женится именно из-за денег? Но я не знаю, — сказал Генри, разглядывая свои бриджи, явно совсем новехонькие. — Я не могу решить, что мне делать.
— Почему же?
Генри посмотрел на него.
— Ну, эта ее хромота… и к тому же она какая-то странная.
Эдвард, бешено скривив губы, уставился на юношу.
— Значит, вы находите ее отталкивающей, так? И все же намерены сделать предложение?
Генри колебался. Видя холодный, злой взгляд Эдварда, он понял, что совершил какую-то оплошность, но какую — никак не мог понять.
— Значит, вы женитесь на ней, даже если вам будет противно? — с угрозой в голосе произнес Эдвард.
Генри побледнел.
— Я вас чем-то обидел, сэр? — запинаясь, выговорил он.
— Ответьте на мой вопрос, тогда и видно будет.
— Я не знаю… Мне бы не хотелось жениться на калеке. Правда, она лишь едва заметно хромает, говорят, ничего серьезного там нет. Но это не важно, она ведь довольно хорошенькая, вам не кажется? Но она слывет затворницей и эксцентричной особой, вы знаете об этом? Ч-черт! Вот проблема!
Эдвард скрипнул зубами.
— Мне не нравится слово «калека», мистер Мартен. На самом деле мисс О'Нил никакая не калека.
— Что?!
— Вы слышали. — Эдвард в упор смотрел на молодого адвоката. — Просто ее правая лодыжка неправильно срослась после перелома, это случилось много лет назад, вот и все. Она талантлива, и хороша собой, и так же нормальна, как любой из нас, — но только гораздо красивее многих, мне кажется.
— Вы… она вам нравится? — вытаращил глаза Генри.
— Очень нравится, — сдержанно произнес Эдвард. И гораздо мягче добавил: — Она будет невероятно интересной женщиной, я в этом не сомневаюсь.
Генри Мартен второй раз за это утро совсем растерялся. Тут Эдвард взялся за свой чемодан, и юноша опомнился.
— Мне очень жаль, сэр! Я не хотел вас обидеть. Я бы хотел стать вашим другом.
— Не нужно извиняться передо мной, — сказал Эдвард, шагая к экипажу. Не обратив внимания на кучера, готового ему помочь, он забросил внутрь чемодан — так, словно тот весил не больше перышка. — Вы должны принести извинения не мне, а мисс О'Нил, мистер Мартен. Надеюсь, у вас хватит на это мужества. — Он чуть наклонился к Генри и добавил: — И Бога ради, не вздумайте жениться на ней. Ей не нужна ваша жалость, этого добра она уже повидала достаточно. Она нуждается в чем-то совсем непохожем на жалость.
Генри долго смотрел вслед экипажу, уносящему Эдварда Деланца. У юноши кружилась голова. Возможно ли это? Не ослышался ли он? Эдвард Деланца, несравненный покоритель женщин, контрабандист, похититель алмазов, пират нового времени и живая легенда, если верить сплетням и слухам, — заинтересовался мисс О'Нил?
Генри мог поклясться, что так оно и есть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100