Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Софи отрицательно покачала головой. Но их взгляды уже встретились… Словно со стороны она услышала свое тихое всхлипывание, когда Эдвард медленно обхватил ее, все крепче и крепче прижимая к своему мускулистому телу. Софи уперлась руками в его грудь, но это был лишь жест беспомощности. Софи просто не могла заставить себя по-настоящему отстраниться от Эдварда.
Если бы только она не любила этого человека… Тогда, может быть, ей бы не так отчаянно хотелось слиться с ним, раствориться в нем. Тогда, может быть, она не пылала бы таким огненным, острым, безумным желанием…
Губы Эдварда коснулись ее губ. Это прикосновение было таким дразнящим, что Софи задохнулась.
— Тебе это нравится, — произнес он с откровенной жаждой в голосе и в то же время торжествующе. Глаза его сверкали. — Я вижу это, я чувствую ответ в твоем теле…
— Нет! — Софи нашла в себе силы солгать, она была в отчаянии и ярости, она знала, как он хочет поцеловать ее, она знала, что Эдвард сумеет добиться своего, и ей было страшно. Он снова ранит ее — а ей просто не вынести еще одного удара.
— Да, — прошептал он, нежно улыбаясь и прижимая свои отвердевшие чресла к ее бедрам. Его пальцы гладили ее плечи, сквозь шелковый халат сжимали ее болезненно напряженную грудь. — Ох Боже…
И Софи знала, что Эдвард думает о том же, о чем и она, — он предвкушает, как войдет в нее, глубоко и сильно… Она почувствовала слабость, у нее слегка закружилась голова. Ей доставляло острое наслаждение прикосновение его мужского естества к ее влажному, раскрывшемуся лону. И она наслаждалась тем, как его пальцы ласкали ее отвердевшие соски — сквозь шелк халата и хлопок сорочки, и его теплым дыханием, щекочущим ей губы.
Софи застонала.
Эдвард, хрипло пробормотав что-то, впился в ее губы, закрыв их жадным поцелуем.
И все исчезло, весь мир растворился и перестал существовать, остались лишь его губы, целующие ее, и его крепкое тело, содрогающееся от желания… И Софи сдалась. Она раскрылась навстречу Эдварду, прижалась к нему. И тут же Эдвард обратился в жадного, пожирающего ее монстра.
Софи отвечала на его поцелуи, ласкала его губы. Она покусывала его, проникала в него… Руки Эдварда скользнули вниз и сжали ее упругие ягодицы. И снова вернулись к груди, и сжимали, ласкали ее упорно и настойчиво, пока из сосков не потекло теплое молоко.
Софи вскрикнула, чувствуя, что ее жажда становится чем-то необъятным, неодолимым. Руки Софи метнулись к его бедрам, настойчиво прижимая их к своему трепещущему телу. Эдвард одним движением сорвал с нее халат и сорочку — ветхая ткань разорвалась почти беззвучно. Софи едва дышала от восторга и наслаждения, когда его губы нашли ее соски. Почти рыдая, она откинула голову, и Эдвард впился в них — в один, в другой…
И больше уже она не могла выдержать. Желание бушевало в ее теле, став настоящим безумием. Ее пальцы гладили твердую выпуклость под его брюками. Неистово дрожа, она сжимала и ласкала его плоть… Эдвард, задохнувшись, оторвался от ее груди. А мгновением позже он уже нес ее в спальню. Распахнув дверь ударом ноги, он положил Софи на постель и сам лег сверху.
И все на свете потеряло свое значение. Софи раздвинула колени, обхватила ногами его бедра. Эдвард быстрым движением расстегнул брюки. Один короткий миг они смотрели в глаза друг другу. И вот уже Эдвард страстно пронзил ее…
Софи вцепилась в его плечи и, яростно двигая бедрами, кричала: «Да, Эдвард, да!..» Ее ногти впивались в его спину. Он замер на секунду, но потом, отвечая на ее бешеный призыв, стал действовать резче и быстрее. У Софи в мозгу билась лишь одна связная мысль: она любит этого человека, она всегда его любила. И чуть позже ее закружил огненный вихрь, безумный и яркий, и она рассыпалась искрами в бесконечном экстазе.
Когда Софи, тяжело дыша, открыла глаза, она встретила яркий, настойчивый взгляд Эдварда. Он не двигался, но все еще был внутри нее — твердый и напряженный. Что-то вспыхнуло в глубине его голубых глаз, и он прижался к губам Софи в долгом, нежном поцелуе. Потом внимательно, испытующе взглянул на нее.
— Софи…
И снова начал ласкать ее, крепче и быстрее чем прежде. Несмотря на то что Софи лишь недавно достигла вершины, она почувствовала, как новая волна желания вздымается в ее крови. Эдвард обхватил ее руками и резко, одним движением, проник в самую глубь — и тут же вскрикнул, содрогаясь и зарываясь лицом в ее волосы.
Софи, закрыв глаза, гладила его спину, наслаждаясь ощущением его тела. Сердце ее колотилось, как дикая птичка, попавшая в западню, и она ощущала удары его сердца — тяжелые и быстрые… Ей не хотелось думать. Она прижалась щекой к щеке Эдварда. Ей было хорошо, хотя к радости примешивалось слишком много горечи.
Эдвард пошевелился. Софи замерла, боясь того, что могло произойти теперь. Боже, ведь они совсем чужие друг другу. И всего этого нельзя было допускать — никогда, никогда… Что они теперь скажут друг другу? Привет? Пока? Все было очень мило, спасибо?
Софи моргнула, стараясь удержать подступившие слезы.
Эдвард лег рядом, обнимая Софи одной рукой, так что она уютно устроилась у него под боком. Софи боялась посмотреть на него, но радовалась уже тому, что он не оттолкнул ее. Она чуть напряглась, когда Эдвард погладил ее по плечу, по руке… И тут же почувствовала, как его пальцы исследуют ее талию, живот…
Софи больше не могла делать вид, что не замечает этого, и открыла глаза, чтобы посмотреть ему в лицо. Она и сама не знала, что ожидала увидеть, — возможно, наглое мужское самодовольство, но Эдвард был очень серьезен, почти мрачен. Софи слегка вздрогнула. Неужели он жалеет о том, что произошло?
Софи могла справиться почти со всем на свете, и два последних года доказали это, но ей не вынести его сожалений по поводу их великолепной, всепоглощающей страсти…
— Вообще-то я пришел не за этим, — сказал Эдвард. Софи на мгновение перестала дышать. Прежде она бы не поверила ему — но сейчас, посмотрев в его глаза, поняла, что он говорит правду.
— Так уж получилось, — проговорил Эдвард, по-прежнему держа руку на ее животе. — Но я не хочу извиняться.
Софи смотрела на его большую загорелую руку, лежащую на ее белом, плоском животе, чуть ниже пупка, всего в дюйме от гнездышка золотистых волос. Отодвинув эту руку, Софи села и, взяв халат, завернулась в него.
— Я и н-не хочу твоих извинений.
На щеке Эдварда дернулся мускул. Чуть помедлив, он тоже сел и оделся.
— Нам было очень хорошо, Софи.
Софи отвела глаза, стараясь убедить себя, что Эдвард не хотел причинить ей боли своими словами. Но сама она никогда не сказала бы так о том, что между ними произошло. «…Было очень хорошо». Потрясающе, великолепно, незабываемо — да, но только не «очень хорошо». Но Эдвард, похоже, ждал ответа, и потому Софи пробормотала:
— Да…
— Почему ты такая тощая?
Софи вытаращила глаза: — Что?
— Ты родила ребенка. Но ты сейчас худее, чем была, когда мы встретились. Ты что, совсем не ешь?
Софи встревоженно замерла. И, осторожно выбирая слова, ответила:
— Ну, видишь ли, мне было бы нелегко поправиться. Я ведь почти не спала все это время, ребенок требует больших забот, хотя Рашель и помогает мне. И… я в постоянной тревоге. У меня нет аппетита.
Глаза Эдварда потемнели.
— Но ведь ты кормишь Эдану!
Софи вспыхнула, подумав не о дочери, а о том, как Эдвард ласкал ее налитую молоком грудь.
— Да, конечно.
Эдвард встал с кровати, засунул руки в карманы и повернулся к Софи спиной. Он долго смотрел в окно. На улице шел снег.
— Но теперь тебе не о чем беспокоиться, ты же знаешь.
Софи хотелось, чтобы он обернулся, ей нужно было видеть его лицо.
— О чем ты, Эдвард?
Он, резко развернувшись, шагнул к ней.
— Эдана — моя дочь. Ты ее мать. Это дает мне определенные права. И одно из моих прав — помогать ей… и тебе тоже.
Софи тяжело сглотнула и проговорила:
— И у тебя есть право пользоваться моим телом?
Он вздрогнул.
— Милая моя, но ведь и ты точно так же пользуешься мной!
Софи лишь махнула рукой, не найдя слов.
Но Эдвард уже рассердился и продолжал:
— Не помню, чтобы мне хоть раз в жизни приходилось встречать такую горячую, чувственную женщину!
Софи сморщила губы. Что она могла сказать? Что страсть, которую она испытывает к нему, питается любовью? Что она будет желать его даже тогда, когда состарится и поседеет?
Взгляд Эдварда остановился на тяжело дышащей груди Софи.
— Да, таких горячих женщин мне никогда не приходилось встречать.
— Прекрати!
— У тебя были хорошие учителя, Софи.
— Ты был моим учителем.
Он рассмеялся:
— Это дело давнее. Тогда ты была девственницей, а не соблазнительницей.
— Прекрати, прошу тебя!
— Почему? Потому что правда не слишком красива? Потому что она не соответствует твоей благопристойной внешности? — В его взгляде горело бешенство. — А Генри знает, как ты горяча? Он это знает?
— Прекрати! — закричала Софи.
— Нет! — тоже сорвался на крик Эдвард. Софи похолодела. — Нет! — Его рука вдруг взметнулась и одним ударом сбросила с бюро все стоящие на нем безделушки. Стеклянные флаконы и фарфоровые вазочки с грохотом разлетелись на мелкие осколки.
Софи задрожала от страха.
Эдвард шагнул к ней, кипя от ярости, и резко остановился возле самой кровати.
— Ты собираешься встретиться с ним сегодня? — рявкнул он.
Софи, прижав к себе подушку, во все глаза смотрела на него, слишком напуганная, чтобы отвечать.
— Ты собираешься?! — снова заорал он.
— Н-нет… — прошептала Софи. — То есть я хотела сказать, я не знаю…
— Ты не знаешь! — Он развернулся и врезал кулаком по изумительной бело-синей восточной лампе, слетев на пол, она разбилась.
Софи прижалась к спинке кровати.
— Ты собираешься выйти за него замуж? — ревел Эдвард, словно раненый бык.
Софи знала, что ей хотелось бы ответить на это, но… Слезы хлынули из ее глаз.
Эдвард выругался. Он бросился к бюро и с такой силой выдернул один из ящиков, что тот рухнул на пол. Эдвард нагнулся и схватил квадратный бархатный футляр, потом ногой отшвырнул ящик в угол. Он подошел к Софи и бросил ей футляр. Тот ударился о колени Софи.
— Открой!
Софи посмотрела на футляр, лежащий у ее ног, ей страшно было дотронуться до него, страшно заглянуть внутрь…
— Открой, черт побери! — снова заорал Эдвард.
Всхлипнув, Софи потянулась к футляру, взяла его и открыла. Сердце в ее груди перевернулось. Внутри оказалась пара изумительных серег-подвесок с бриллиантами, стоившими целое состояние. Там лежало еще и бриллиантовое ожерелье, и кольцо с солитером. И это было обручальное кольцо.
— Это я приготовил для тебя, — хрипло проговорил Эдвард. Софи, сдерживая слезы, застилавшие ей глаза, посмотрела на него, держа в руках открытый футляр, не зная, что делать с драгоценностями… и с Эдвардом.
— Этого с тебя довольно? — резко спросил он. — Разве не этого ты желаешь? Разве не этого желают все женщины? Или ты по-прежнему хочешь выйти замуж за проклятого Генри Мартена?
Лицо Эдварда покраснело от гнева.
— Я никогда не говорила, что хочу выйти замуж за Генри, — едва слышно прошептала Софи.
Но Эдвард был слишком взбешен, чтобы расслышать ее слова. Он подошел к стене и сорвал с нее картину — прекрасного Давида, — за которой оказался скрыт сейф. Пальцы Эдварда нервно повернули замок. Металлическая дверца со щелчком распахнулась. Эдвард, зажав что-то в кулаке, повернулся к Софи.
— Ты все еще думаешь о том, чтобы выйти за Генри? — спросил он и швырнул в нее чем-то.
Софи вскрикнула от испуга, когда на нее посыпались какие-то маленькие предметы. Наконец она поняла, что это бриллианты — всех размеров и форм, ограненные, пылающие огнем, и теперь эти бриллианты рассыпались по кровати вокруг Софи, подмигивая ей.
— Так в чем дело, Софи? — выкрикнул Эдвард. — Черт бы тебя побрал! Черт бы тебя побрал! Я для тебя недостаточно хорош, да, так? Но неужели и вот это не сделает меня годным для тебя? — Он резким жестом указал на сверкающую драгоценностями кровать. Потом, взяв несколько бриллиантов и прихватив заодно полу шелкового халата Софи, поднес руку к лицу девушки, при этом обнажив ее ноги до самых бедер.
Софи уткнулась лицом в ладони и зарыдала.
Эдвард выругался. Софи вскрикнула, когда он резко одернул на ней халат, потом с силой схватил ее за плечи и поднял. Софи оказалась стоящей нос к носу с Эдвардом. Никогда в жизни она не видела людей в такой ярости.
— Ты не выйдешь за Генри Мартена! — выдохнул он и отпустил Софи так внезапно, что она свалилась на подушки, как тряпичная кукла. — Черт бы тебя побрал! — снова выкрикнул Эдвард и вышел из комнаты.
Через секунду громко хлопнула входная дверь номера.
Софи, дрожа, сползла с кровати. Бриллианты впивались в ее ноги, в бедра, кусаясь и царапаясь. С горьким, сердитым возгласом Софи смахнула с постели сверкающие камни, и они застучали по полу.
— Черт бы тебя побрал! — прошептала она вслед Эдварду. — Черт бы тебя побрал!
Эдвард стоял, ожидая лифта, его руки были засунуты глубоко в карманы, челюсти сжаты. Отчасти его гнев уже улегся, как пыль после налетевшего и умчавшегося шквала, но все же он еще не до конца успокоился. Где-то в глубине все еще кружились последние пылинки…
Да, Эдвард раскаивался в том, что позволил себе так сорваться, но он ничуть не жалел о том, что отдался своей страсти. Несмотря на то что Софи жила в среде свободных художников, она не обладала таким опытом, как Эдвард, и потому не могла понять, как уникален их союз. Но Эдвард прекрасно это понимал. И он понимал, почему их взаимная страсть так отличается от всего, что ему довелось испытать. Он никогда еще не занимался любовью с женщиной, за которой гонялся бы почти два года… с женщиной, души и тела которой он так долго искал.
Эдвард снова вздрогнул, но на этот раз не от гнева, а от боли и твердой решимости. Да как она может вообще думать о том, чтобы выйти за Генри Мартена, — и отказывать ему?.. Это было просто непостижимо. Ему хотелось сейчас же повернуться, промчаться по коридору, вышибить дверь ее номера, разгромить там все, а потом потащить ее за волосы к ближайшему городскому судье.
Эдвард закрыл глаза, пытаясь справиться с новой горячей волной безумного гнева. Никогда прежде он не испытывал подобной ярости. Он был достаточно разумен, чтобы понимать: его недавняя вспышка представляла собой просто детскую выходку, и все же она непростительна. Но ведь он и не любил никогда прежде… И пожалуй, если бы он не злился так сильно, то нашел бы ситуацию весьма забавной.
Женщина, которую он любил, уже дважды отвергала его предложение, впрочем, если считать сегодняшнее утро, то трижды. Мало того, она выносила и родила его ребенка, не потрудившись сообщить ему об этом до самого последнего момента, когда было уже слишком поздно… Он и понятия не имел, что у него есть дочь, и увидел ее лишь несколько месяцев спустя после ее рождения. А теперь Софи задумала выйти замуж за другого!
Нет, смеяться тут нечему, совершенно нечему. Все это слишком сложно и тяжело, тут надо плакать. Как Софи могла обмануть его, как могла сбежать от него вместе с Эданой? Как могла без колебаний отвергнуть его, отказавшись даже подумать над его предложением руки и сердца? Боже… Много лет подряд он постоянно слышал от десятков самых разных женщин намеки, что они были бы просто счастливы, сделай он им предложение, любая из них хотела стать его женой! Взглянув на указатель, Эдвард обнаружил, что лифт еще только на третьем этаже. Он обругал лифт, он обругал Софи.
А может быть, он и в самом деле не знает Софи О'Нил? Он ведь никогда и предположить не мог, что она способна вести себя подобным образом. Но ведь он не мог и предположить, что Софи способна жить жизнью богемы, и не поверил бы в это, если бы не увидел собственными глазами. Эдвард затрясся от ревности, вспомнив того француза, Жоржа, так откровенно увлеченного Софи. Не он ли — один из тех, кто научил ее быть открытой в страсти? Лифт наконец остановился перед Эдвардом, и он вошел в отделанную деревянными панелями кабину.
Он твердил себе, что прошлое не имеет значения. Действительно важно лишь то, что Софи родила его ребенка, что он любит ее, что может заставить ее полюбить себя — он был уверен в этом — и что он намерен повести ее к алтарю, так или иначе. Еще несколько дней в его номере в «Савое» — и она будет скомпрометирована так, что у нее просто не останется выбора. К тому же на этот раз Эдвард собирался не спускать с Софи глаз. Да, он верил, что она искренне раскаивается в своем бегстве из Парижа, но лучше все-таки присмотреть за ней и не оставлять ей шансов. Ставки слишком высоки. Эдварда терзали горячие, дикие чувства. Он знал, что ему просто не выжить, если он потеряет их обеих навсегда. Он должен следить за Софи как следует, он должен быть уверен, что она не сбежит снова или, хуже того, не ускользнет лишь затем, чтобы выйти за Генри Мартена.
Эдвард вышел из лифта на втором этаже, внезапно почувствовав себя усталым, опустошенным. Он почти не спал прошлой ночью. Он ликовал из-за того, что наконец-то отыскал Софи и свою дочь, и бесконечно злился, когда думал о ее бегстве из Парижа или о ее взаимоотношениях с Генри Мартеном. А уж когда вспоминал, как соблазнительно она выглядела в бальном туалете, как отзывались ее губы, ее тело на прикосновение его рта, то разрывался на части от жгучего желания, почти терял самообладание. И слишком остро чувствовал, что Софи спит совсем неподалеку, в его собственном номере, в его постели…
И вот сейчас его гнев наконец иссяк, на него навалилась огромная усталость — физическая и эмоциональная.
Эдвард достал из кармана ключ и в то же мгновение замер, поняв, что дверь его номера не заперта. Он посмотрел на пол. Так оно и есть: спичка, которую он воткнул между дверью и косяком, когда уходил, лежала на ковре. Кто-то заходил в его комнату — а может быть, и сейчас находится там.
В Африке Эдвард всегда носил с собой складной нож и небольшой пистолет. В Нью-Йорке он редко ходил вооруженным, и уж во всяком случае — не днем. Насторожившись, Эдвард толчком открыл дверь, сам оставаясь в коридоре. В поле его зрения оказались узкая кровать и тумбочка возле нее.
Эдвард сделал шаг вперед, все еще не переступая порога. Ему стало видно больше — обтянутое парчой кресло у окна с красными полосатыми шторами, бюро и гардероб на противоположной стороне комнаты. Тот, кто был в номере — если он вообще там был, — должен стоять, прижавшись к стене за дверью.
Эдвард решил проверить, есть ли там кто-нибудь. И изо всей силы толкнул дверь ногой, ожидая, что человек, стоящий у стены, закричит от боли, когда его ударит тяжелая кленовая дверь. Но никто не закричал, вместо этого кто-то схватил Эдварда, напав на него сзади. Да, посторонний в номере был, но он стоял не с той стороны, куда открывалась дверь. Эдвард готовился атаковать, но опоздал — и был атакован сам. Человек, схвативший Эдварда, рывком развернул его, и в одно мгновение он получил оглушительный удар в челюсть и второй — в живот… Задохнувшись от боли, Эдвард упал на бюро. Что-то свалилось на пол и разбилось.
От следующего удара из его глаз посыпались белые искры.
— Сопротивляйся же, ты, чертов ублюдок, доставь мне удовольствие!
Эдварда рывком подняли на ноги. Он был изумлен, ошарашен — но все же схватился за руку напавшего на него мужчины, пытаясь остановить его. К несчастью, незнакомец оказался так же высок, а возможно, и выше, и так же мускулист и поджар, как он сам. Но Эдвард был очень силен, и в конце концов ему удалось отшвырнуть от себя незнакомца.
В то же мгновение Эдвард сам изготовился к атаке. В глазах у него окончательно прояснилось. И он понял, что перед ним тот самый человек, который несколько месяцев назад толкнул его в холле отеля, когда он перебирал свою почту. Но, поскольку незнакомец уже поднялся на ноги, у Эдварда не оставалось времени на обдумывание этой загадки. Он выбросил вперед кулак и нанес основательный удар в живот противника — однако этот живот оказался твердым, как стиральная доска, незнакомец даже не вздрогнул.
— Я намерен разорвать тебя на части, да, и буду наслаждаться этим! — проревел он.
Эдвард отразил следующий удар. Он бросился вперед, прижав противника к стене. Они начали молотить друг друга, рассчитывая на собственное преимущество в весе и силе. Они оказались теперь почти вплотную один к другому и яростно смотрели друг другу в лицо. В какое-то мгновение Эдвард, заглянув в золотистые глаза незнакомца, вдруг спросил:
— Да кто вы такой?!
Но он уже знал.
Мужчина слегка ослабил хватку и замер, тяжело дыша.
— Я отец Софи, — сказал он с угрозой в голосе. Дикое удовлетворение блеснуло в его глазах. — Наконец-то я дождался случая, и я заставлю тебя все исправить! Да, я намерен насладиться, разрывая тебя на части, косточка за косточкой! А потом ты женишься на ней!
Эдвард не отрываясь смотрел в его полные ярости глаза.
— Боже!.. — прошептал он наконец.
Джейк О'Нил не мертв. Эдвард уже подозревал это раньше и оказался прав.
Но он слишком расслабился, и это было ошибкой.
— Ну, сопротивляйся! — заорал Джейк О'Нил. Его кулак взметнулся в воздух. Голова Эдварда откинулась назад от удара, и он полетел спиной вперед через всю комнату.
Джейк довольно рыкнул, кидаясь следом.
Эдвард рухнул на пол, начиная понемногу осознавать, что его противник не понимает — у него нет никаких причин убивать Эдварда. Когда Джейк бросился на него сверху, Эдвард резко откатился в сторону. И тут же ловко, как дикий кот, вскочил на ноги, не решаясь нанести ответный удар отцу Софи…
— Я не намерен драться с вами, — выдохнул он.
Джейк медленно поднялся на ноги. Двое мужчин топтались по кругу, словно беспощадные боксеры-профессионалы на ринге.
— Ну, тебе ничего другого не остается.
Эдвард решил, что пора внести ясность.
— Но я люблю вашу дочь, я всегда ее любил!
Джейк грубо расхохотался.
— Я просил ее выйти за меня замуж, просил дважды… трижды, если считать сегодняшнее утро.
Джейк помолчал немного, потом сказал:
— Я тебе не верю.
Эдвард одернул брюки, все еще будучи настороже, готовясь уклониться от внезапного удара О'Нила.
— Вы, очевидно, знаете, что у нее ребенок от меня.
— Да.
— А известно ли вам, что я получил ее сообщение о рождении ребенка лишь после этого события? А известно ли вам, что я уже делал ей предложение два года назад? А знаете ли вы, что я снова сделал ей предложение, когда мы наконец встретились в Париже? Знаете ли вы, что она не просто отказала мне, она сбежала от меня вместе с нашей дочерью?! — Теперь уже Эдвард не в силах был скрыть свой гнев, и боль, и горечь, накопившиеся в его сердце. Его кулаки сжались сами собой, он весь дрожал. — Это ее вам бы следовало перекинуть через колено, мистер О'Нил, и отшлепать как следует! Ее, а не меня! Это она лишает меня моих отцовских прав, лишает меня моего ребенка! Это она задумала выйти замуж за другого человека!
Кулаки Джейка разжались, руки опустились.
— Э, да ты и в самом деле ее любишь, — удивленно сказал он.
— Я намерен жениться на ней, — заявил Эдвард, сверкая глазами. — Даже против ее воли!
Джейк внимательно всмотрелся в него, рукавом вытирая со лба пот.
— А почему она отказывает тебе? Что ты такого сделал, что она сбежала от тебя?
— Ничего! — заорал Эдвард. Он изо всех сил пытался совладать с собой. — Ваша дочь говорит, она не выйдет за меня замуж потому, что не любит меня! Она предпочла жить среди богемы на Монмартре, заниматься живописью и выбирать любовников, каких ей вздумается!
Джейк бешено глянул на него:
— Я тебе не верю!
— Тогда, наверное, вам следует пойти и спросить у нее самой, — жестко сказал Эдвард. В его улыбке промелькнула угроза. Похоже, они поменялись ролями, теперь нападал Эдвард. — Но вы ведь не можете этого сделать? Потому что вы мертвы.
Джейк пожал плечами:
— Да, верно.
Эдвард шагнул вперед, его лицо исказилось от нового приступа гнева.
— Но почему все так произошло, мистер О'Нил? Ваша дочь нуждается в вас… вы всегда были нужны ей. Но вас рядом с ней не было, сукин вы сын!
Джейк посмотрел на него, и какая-то тень затуманила его взгляд. Он ничего не ответил, не сделал даже попытки как-то оправдаться.
— Вы исчезли из ее жизни, и этому нет прощения, — хрипло произнес Эдвард.
Джейк скрипнул зубами.
— Да кто ты такой, черт побери, чтобы судить меня?
— Я люблю Софи, и это дает мне право! — зло выкрикнул Эдвард.
Неожиданно Джейк схватил его за руку.
— Ч-черт, может, ты и прав. — Его глаза подозрительно повлажнели. — Знаешь, идем-ка выпьем. Я угощаю. И поговорим как следует.
Эдвард посмотрел в его безумные глаза и увидел в них слишком много призраков… и сожалений…
— Хорошо, — уже спокойнее сказал он. И чуть заметно улыбнулся. — Но угощаю я, мистер О'Нил.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100