Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Софи нервничала, нервничала с самого утра, ожидая встречи с Генри Мартеном. Генри, увидя ее сквозь стеклянную дверь, поспешил навстречу, прежде чем Софи успела постучать. Он широко улыбался.
— Как раз вовремя. Почему бы нам не погулять? Такой день!
Софи кивнула, пытаясь угадать, какие новости приберег для нее Генри — хорошие или плохие, но по выражению его лица ничего нельзя было понять. Генри взял ее под руку, и они спустились вниз. Над городом ярко светило солнце; деревья стояли уже почти голые, зато вдоль тротуаров ветер нес и кружил золотые и красные листья. Прохладный свежий воздух бодрил.
Они пошли вдоль улицы, Генри так и не выпустил руку Софи.
— Я говорил с миссис Ральстон и теперь полностью согласен с вами. Примирение возможно лишь в том случае, если вы пойдете на уступки и выполните ее требования.
Софи бросила на Генри встревоженный взгляд.
— Что она сказала?
Генри замялся:
— Она сказала… что будет удерживать ваши деньги до тех пор, пока вы не вернетесь домой… одна.
Софи вздрогнула. Генри смущенно порозовел. Софи почувствовала, как ее душу наполняет страх. Конечно, Генри ничего не понял. Но как он воспринял слова Сюзанны? И как объяснить ему, почему она так отчаянно нуждается в деньгах? Ей бы стало гораздо легче, если бы она могла поделиться с ним своими страхами, рассказать о своем затруднительном положении, обо всех своих тревогах… Но он может просто ужасно перепугаться. Софи боялась лишиться его дружбы.
— А она может это сделать? Задержать мои деньги?
Генри вздохнул:
— Я взял у ее адвоката копию соглашения об опеке. Ответ — да. Это недостойно, неэтично, но чисто технически — да, она может удерживать ваши деньги. Там, правда, есть кое-какие возможности зацепиться, но это потребует времени. Мы можем начать преследование в судебном порядке, можем подать иск о необходимости назначить другого опекуна вместо миссис Ральстон.
Софи остановилась и, смертельно побледнев, уставилась на Генри.
— Я просто не могу в это поверить!.. Я должна судиться с собственной матерью?! Это ужасно! Чудовищно!
— Да, это неприятно, — согласился Генри, внимательно глядя на Софи.
Она чувствовала, что близка к истерике. Но в то же время в ней нарастал гнев. Боль от предательства матери утихла за последние дни. Ее место заняла ярость: Софи ненавидела Сюзанну за бездушие, жестокость, за то, что та несправедливо обошлась с собственной дочерью и со своей первой внучкой.
— У меня остались кое-какие деньги во Франции. К несчастью, я уезжала в такой спешке, что не успела взять соответствующие бумаги в банке. Я сейчас занимаюсь переводом денег сюда, но без документов это займет много времени, чуть ли не шесть недель… — Голос Софи задрожал. Она слишком тревожилась о будущем, почти не спала ночами и никогда не чувствовала себя более усталой, чем теперь. Она нуждалась в чьей-то поддержке, ей недостаточно было сочувствия Рашель.
Тем более что с каждым днем увеличивалась возможность приезда в Нью-Йорк Эдварда Деланца.
Софи постаралась совладать с собой, чувствуя на себе испытующий взгляд Генри.
— Через несколько недель Дюран-Ру устраивает мою выставку. Очень надеюсь, что она будет иметь успех. Большинство из тех работ, что войдут в экспозицию, Дюран-Ру уже купил у меня, но несколько новых картин возьмет на комиссионных началах. Думаю, он согласится дать мне немного денег авансом, в счет будущей продажи. Я немедленно поговорю с ним.
Галерея находилась всего в нескольких кварталах от них, и Софи готова была броситься к торговцу в ту же минуту. Генри придержал ее за рукав.
— Софи, подождите. Вы слишком расстроены. Вы уверены, что не можете вернуться домой? Возможно, если я выступлю в роли посредника…
— Нет! — яростно выкрикнула она, напугав их обоих. Генри выпустил ее руку.
Софи съежилась, ее била нервная дрожь.
— Генри, вы просто не понимаете, почему я не могу вернуться домой одна.
— Да. Я не понимаю.
Софи нервно сглотнула, чувствуя себя на грани обморока.
— Я не могу вернуться домой потому, что моя мать требует, чтобы я отдала своего ребенка чужим людям, навсегда.
Генри онемел.
Софи осмелилась наконец посмотреть в его изумленные глаза.
— Да, у меня есть ребенок. Незаконный ребенок… маленькая дочка, ее зовут Эдана-Жаклин О'Нил, и я люблю ее всем сердцем.
— Боже праведный! — выдохнул Генри, и тут же его лицо запылало от гнева. В глазах мелькнула догадка. — Деланца?! Это он — отец? Этот ублюдок!
Софи всхлипнула, хватая Генри за руку.
— Прошу вас! Я не желаю говорить об отце Эданы, не хочу! — Но она знала, что Генри прекрасно все понял, он прекрасно понял, что никто другой отцом быть просто не мог. И Софи вдруг осознала, что точно так же будет реагировать любой другой человек, узнавший о существовании Эданы.
Генри кивнул, стиснув зубы. Его плечи невольно опустились.
— Да, я вас понимаю.
— Разве вы можете понять?! Я и сама-то не уверена, что мне все понятно… — прошептала Софи.
Раньше она об этом просто не думала. Ее мысли были слишком заняты насущными проблемами, и она не представляла, каковы будут последствия того, что все вокруг узнают имя отца Эданы. Было бы гораздо лучше, подумала Софи, если бы они с Эдвардом как-то договорились о том, стоит ли публично признавать его отцовство, но это нужно было сделать раньше. А теперь, когда она прячется от него, о каких обсуждениях может идти речь? Софи смотрела на Генри, чувствуя себя потерянной, одинокой, все ее чувства пришли в смятение…
— Генри, я люблю мою малышку. И не собираюсь с ней расставаться. С моей стороны не может быть никаких компромиссов. Я в бешенстве из-за предательства моей матери, я ненавижу ее… и никогда не вернусь к ней.
— Вот теперь я и в самом деле понимаю, — медленно произнес Генри.
Софи ожидала, что выражение лица Мартена изменится, что она сейчас увидит в его глазах осуждение, неприязнь, но увидела лишь печаль и сочувствие.
— Вы потрясены, это естественно… но… вы все-таки будете представлять мои интересы?
— Софи, я ваш друг. Разумеется, я продолжу дело и помогу вам, как сумею.
Софи благодарно посмотрела на него, не сказав ни слова. Генри достал носовой платок и протянул ей. Софи вытерла глаза.
— Спасибо, огромное спасибо, Генри.
Он снова взял ее под руку, и они пошли дальше, на этот раз в молчании. Наконец они добрались до Юнион-сквер. Генри подвел Софи к скамейке, стоящей в пустынной аллее, и они сели, распугав гуляющих вокруг голубей. Генри повернулся к Софи, их колени слегка соприкоснулись. Юноша робко кашлянул.
Софи комкала носовой платок.
— Я уверена, Поль Дюран-Ру даст мне небольшой аванс, — снова сказала она, и в ее голосе прозвучали и надежда, и отчаяние.
— Я в любом случае не позволю вам умирать с голоду, Софи. Разве вы не знаете этого?
— Вы более чем добры, — прошептала она.
— Дело не в доброте. — Генри было явно не по себе. — Неужели вы до сих пор не поняли?
Софи настороженно затихла. Генри отчаянно покраснел.
— Я ужасно влюблен в вас, Софи.
Потрясенная, она уставилась на него.
Генри, похоже, почувствовал, что должен как-то объяснить свое признание.
— Видите ли, два года назад, летом, я приехал в Ньюпорт-Бич специально для того, чтобы познакомиться с вами, но причины были не слишком достойными. Однако теперь все изменилось, и я говорю вам правду. Тогда я рассчитывал жениться на вас. Меня поощряла моя тетушка, потому что вы наследница кое-какого состояния. Но вы оказались невероятно милы, просто очаровательны. Хотя поначалу вашей матушке удалось изрядно меня расхолодить и обескуражить.
Софи вздрогнула:
— Она… она…
— Да. Она умеет озадачить. Но вы самая искренняя, самая добрая женщина, какую мне когда-либо приходилось встречать, и храбрая. Я был бы счастлив жениться на вас, Софи. Я говорю это от всей души. — Он стал просто-таки пунцовым. — Я давно влюблен в вас. Более чем влюблен. Вам бы не следовало так удивляться.
— Генри… но я не знала…
— Да, я понимаю. Вы смотрели только на него.
Софи промолчала, потому что Генри был прав. Она думала об Эдварде и сейчас, и ее переполняла боль. Неужели он навсегда останется ее единственной любовью?..
Генри тихо продолжал:
— Я никогда прежде не говорил женщинам ничего подобного. Но я не могу видеть, как вы страдаете. Вам нельзя оставаться одной. Вам нужен муж, а ваша дочь нуждается в отце.
Софи встряхнула головой, отгоняя мысли об Эдварде. И взяла Генри за руку.
— Я просто не знаю, что сказать. Я так глубоко тронута…
— Скажите «да». Вы станете моей женой? Конечно, я еще не видел Эдану, но поверьте, Софи, я буду ей хорошим отцом. И нам с вами никогда не помешает прошлое.
Софи чувствовала, что Генри действительно мог бы стать прекрасным отцом и прекрасным мужем. Добрым, любящим, верным. Софи закрыла глаза, ее пронзили одновременно боль и страстное желание. Как она может выйти за Генри, если любит другого? Но как хочется иметь свой дом и любящего мужа, и как хочется любить самой…
— Я очень благодарна вам за ваше предложение, Генри, но прошу вас, дайте мне время подумать.
Генри серьезно кивнул.
Софи не могла пропустить бал в честь обручения Лизы. Домой она не возвращалась с того дня, когда после разговора с отчимом сбежала, едва поняв, что он одобряет планы Сюзанны. У нее хватало собственных проблем и забот, так что в последнюю неделю она почти не думала о сестре. Должно быть, все это время Лиза была как на иголках…
Днем, перед балом, Софи осмелилась поехать домой, оставив Эдану и Рашель в гостинице. Она тщательно рассчитала время. Сюзанна в это время уходила на ленч к приятельнице, и Софи была уверена, что не встретится с ней. Она вообще не хотела больше видеть свою мать, а уж тем более — спорить с ней.
Лизу Софи нашла лежащей в ванне с лечебной грязью из Саратоги.
— Привет, сестренка! Я пришла позаимствовать какое-нибудь платье на вечер.
— Софи!
Софи невольно рассмеялась при виде сестры. Из черной грязи торчало лишь личико Лизы, и картина в целом выглядела и забавной, и отвратительной. Софи села на табурет.
— Неужели эта грязь и вправду полезна для кожи?
Лиза, побарахтавшись, села в ванне.
— Софи, где ты пропадала? Боже, я так беспокоилась о тебе и малышке!
И Лиза расплакалась.
Софи склонилась к сестре и осторожно погладила плечо, вымазанное грязью.
— Со мной все в порядке. В самом деле в порядке!
Лиза подавила рыдания:
— Твоя мать просто ведьма! И мой отец не лучше! Да как они смели обойтись с тобой так жестоко!
— Они просто хотели сделать как лучше.
— Ты же их еще и защищаешь?!
— Нет, — вздохнула Софи.
— Но вы обе действительно как-то устроились? — спросила Лиза, хватаясь за края ванны.
— Да. Мы устроились. Сюзанна отказала мне в деньгах, но Генри Мартен ссудил, сколько нужно, и Поль Дюран-Ру.
С Дюран-Ру Софи повидалась сразу после того, как Генри Мартен сделал поразившее ее предложение. Поль все понял и с радостью оказал помощь.
— Да, знаю, — сказала Лиза. — Все вокруг только и говорят что о тебе.
Софи не понравилось, как это прозвучало.
— Когда я получу в следующий раз свои карманные деньги, я тоже отдам их тебе, — твердо заявила Лиза. — Так ты все-таки придешь сегодня?
— Я ни в коем случае не пропущу такое событие, Лиза, и спасибо тебе, — печально улыбнувшись, ответила Софи. — Знаешь, я сейчас не столько одинока, сколько напугана… Похоже, все на свете против меня!
— Софи, но ты не одна! — рассердилась Лиза. — Мы с Юлианом в мае обвенчаемся, и вы с Эданой будете жить с нами!
Предложение было на редкость соблазнительным, но Софи, ошеломленная смелостью Лизы, посмотрела на нее с испугом:
— Лиза, подумай, что ты говоришь! Ты начинаешь семейную жизнь — и вдруг оказывается, что рядом постоянно болтаются сестра и племянница!
— Я этого хочу, — упрямо сказала Лиза.
— А маркиз?
— Я уверена, он тоже будет в восторге, — улыбнулась сестре Лиза.
Но Софи в этом сильно сомневалась. Она отлично знала, что во время медового месяца влюбленные бывают полностью поглощены своей страстью. И маркизу вряд ли придется по душе мысль о посторонних в доме в такое время.
— А как вообще твой великолепный жених?
Улыбка девушки угасла.
— Лиза! Что-то не так?
— Ох, Софи! Я люблю его, я в него влюбилась с первого взгляда, но, видишь ли, теперь я, похоже, начинаю понимать… Он меня не любит!
Софи видела маркиза Юлиана Сент-Клера лишь однажды, в день своего приезда в Нью-Йорк. Но она отлично помнила его холодную учтивость — и то, как быстро он приметил отсутствие на ее пальце обручального кольца. А теперь вспомнила и то, что ни разу не видела его улыбки. И если бы она не застала их с Лизой в момент пылкого поцелуя, если бы не заметила огня в его глазах, то подумала бы, что маркиз холоден, как ледяная глыба.
А ведь Лиза — не просто хорошенькая молодая девушка. Она умна, добра и невероятно великодушна. Только дурак мог не влюбиться в нее. Но с другой стороны… Сент-Клер слишком напоминал Софи Эдварда.
Да, он напоминал Эдварда, хотя и был золотоволосым, — просто он был другим вариантом мужского совершенства. Такие мужчины всегда сами выбирают женщин, даже если не обладают обаянием, и глупо думать, что Сент-Клер жил как святой. А потому можно не сомневаться, что он увлечен Лизой. Но Софи отлично знала, что плотская страсть — еще не любовь.
— Почему ты так думаешь, Лиза?
Девушка какое-то время колебалась.
— Знаешь, Софи, он никогда не улыбается. Он безупречно вежлив, но он не улыбается — даже мне. И… он говорит только о пустяках.
— Ну, надеюсь, он и другим женщинам не улыбается?
— Нет. Хотела бы я знать… Возможно, он и в самом деле не любит женщин, — неуверенно произнесла Лиза. — Но разве такое возможно? Ведь он так страстно целует меня! Когда он такой… — Лиза порозовела. — Такой мужественный!
— Все может быть, — сказала встревоженная Софи, вспомнив вдруг о первой жене маркиза. — А что еще ты знаешь о нем?
— Я знаю, что он единственный сын графа Кейта и что его мать давно умерла.
— Лиза, возможно, ты просто паникуешь, — мягко сказала Софи. Но ей тоже не понравилось полное отсутствие каких-либо сведений о маркизе.
Глаза Лизы наполнились слезами.
— Но я люблю его… до безумия люблю! Если бы я могла, я бы прямо сегодня за него вышла. Я надеюсь, он просто по-британски сдержан, и после свадьбы я узнаю его по-настоящему… и увижу, что он меня любит.
Софи огорчили слова Лизы.
— Думаю, тебе стоит как можно скорее серьезно поговорить с ним, Лиза. Будь откровенна и настойчива, выскажи ему все те сомнения, которыми поделилась со мной. Думаю, тебе надо побольше знать о его прошлом и о его первой жене.
Лиза испуганно посмотрела на сестру.
— Но я не увижу его до вечера, до обручения!
— Значит, тогда и придется поговорить. — Софи постаралась, чтобы ее голос звучал как можно бодрее.
Лиза побледнела.
— Мне пора уходить, — сказала Софи, вставая. — Эдана скоро проголодается, да к тому же мне не хотелось бы встречаться с мамой.
— Подожди! — воскликнула Лиза, вставая. — Софи, где ты поселилась? Где я могу тебя найти?
— Мы устроились в гостинице Лексингтона, на Тринадцатой улице, — ответила Софи.
Лиза выбралась из ванны и завернулась в большое полотенце.
— Он был здесь на прошлой неделе.
Софи похолодела. Может быть, она просто не поняла…
— Кто?
— Эдвард Деланца приходил сюда, искал вас. Меня не было дома. Сюзанна прогнала его. Миссис Мардок сказала мне, что твоя мать ему соврала, будто ты уехала в Бостон к родственникам.
Софи понимала, ей следовало бы порадоваться тому, что Сюзанна направила Эдварда по ложному следу. Но вместо этого ее охватило отчаяние.
— Чего он хотел?
— Только видеть тебя. А он знает об Эдане? — спросила Лиза.
Софи кивнула.
Лиза широко раскрыла глаза:
— Софи, ты должна повидаться с ним! Немедленно!
— Я не могу.
— Да почему же? — закричала Лиза. — Он отец твоего ребенка! Черт побери, Софи, ты должна выйти за него замуж!
Софи никогда прежде не слышала, чтобы Лиза ругалась.
— Он просил меня, — проговорила она хрипло. — Но я отказалась.
Лиза чуть не лишилась дара речи.
— Ты отказалась! Почему?!
— Потому что я люблю его. Потому что я ему не нужна. Потому что ему нужна только Эдана. Потому что мне не вынести мысли о том, что я стану его женой — а он будет по-прежнему развлекаться с другими женщинами.
— Софи, если он вернется…
— Нет! Не смей говорить ему, где меня найти! — закричала Софи.
Лиза промолчала. Но Софи не понравился блеск в ее глазах, а потому чуть позже, днем, они с Рашель и Эданой перебрались из гостиницы в меблированные комнаты неподалеку от реки.
Одеваясь к балу, Софи решила, что при встрече с матерью и отчимом должна хранить выражение вежливой отстраненности, как это делают Дженсон и миссис Мардок.
Софи уверяла себя, что ничего дурного на балу случиться не может. Сюзанна будет слишком занята гостями, ведь ожидалось около пятисот человек. И Бенджамин тоже. Им обоим просто не представится возможности увести ее куда-нибудь в сторонку и наброситься с дурацкими требованиями отдать в чужие руки Эдану. А если постараться, то можно вообще избежать встречи с ними… и повеселиться в свое удовольствие.
Слишком много времени прошло с тех пор, как она бывала в обществе. Софи погрустнела, вспомнив о своем дне рождения в прошедшем мае. Хотя она и отказалась танцевать с Жоржем, ей было весело смотреть на других. И вдруг Софи вспомнила, что вообще ни разу в жизни не бывала на настоящем балу.
И она не сомневалась, что этот бал станет для нее первым и последним.
— Софи, ты изумительно выглядишь! — воскликнула Рашель.
Софи обернулась, вздернув брови.
— Эдана спит, не тревожься… А ты просто прекрасна.
Софи даже и не пыталась разглядеть себя как следует, ведь у них с Рашель было всего лишь одно-единственное маленькое зеркальце. В захудалом, запущенном доме, где они поселились, девушкам удалось снять две меблированные комнаты вместо одной, очень дешево, но каждая из этих комнат представляла собой всего лишь конурку, в которой стояла узкая кровать с тощим матрасом, поношенными простынями и древним одеялом, еще тут были небольшой комод, умывальник и лампа.
Софи взяла у сестры платье нежного кораллового цвета — этот цвет, как заметила Лиза, безупречно подходил к золотистым волосам Софи, ее янтарным глазам и необычному цвету лица. Как только она увидела это платье в гардеробе Лизы, то просто влюбилась в него. Правда, оно было гораздо ярче всего, что до сих пор носила Софи, но Лиза настояла, чтобы сестра взяла именно его.
— Яркие цвета такие веселые, это не то что твои синие юбки и белые блузки, вечно ты одеваешься, как старушка! — заявила Лиза. — У меня, например, вообще нет ни одного серого платья. О, ну сегодня, конечно, я буду в простом серебряном платье — с очень глубоким декольте!
И Софи согласилась надеть на бал коралловый наряд. А сейчас она смотрела на Рашель.
— Знаешь, когда это платье висело в шкафу, оно казалось не таким смелым, — заметила она, с неудовольствием оглядывая декольте, открывающее верхнюю часть ее полной груди.
— Но ты же кормящая мать. Ты просто не можешь скрыть грудь при таких обстоятельствах, — со смехом сказала Рашель. — Ты выглядишь чрезвычайно аппетитной, дорогая. Месье Мартен просто выпучит глаза!
Софи, хоть и чувствовала себя полуголой, тоже рассмеялась:
— Наверное, ты хотела сказать — он будет бросать на меня нежные взгляды, а?
Рашель беспечно пожала плечами:
— «Выпучит», «нежные» — какая разница? Вот я сейчас готова бросать на тебя нежные взгляды. Я никогда не видела тебя такой — похожей на обольстительницу-сирену!
— Ох, прошу тебя, Рашель! Ну какая из меня обольстительница? — Софи подошла к кровати и села. — Слава Богу, платье хоть не жмет нигде.
— Да, ты слишком уж похудела, — неодобрительно заметила Рашель. — Иначе бы ты просто не влезла в Лизин наряд. Генри уже ждет тебя внизу.
Софи вскочила, ее сердце заколотилось от волнения.
— Да почему же ты раньше не сказала! — Она схватила расшитую бисером атласную сумочку, которую взяла у сестры вместе с платьем, и черную бархатную накидку. — Как мои волосы?
— Если учесть, что ты причесывалась без зеркала, — блестяще.
— Лежат ровно?
Рашель расхохоталась и расцеловала ее в обе щеки.
— Все прекрасно! Вперед! Повеселись как следует!
Софи забежала в соседнюю комнату, чтобы поцеловать спящую дочь.
— Я вернусь не слишком поздно, — пообещала она.
— Если ты явишься домой раньше двух часов ночи, я тебя просто не впущу! — вслед ей угрожающе крикнула Рашель.
Софи, торопливо спускаясь по лестнице, усмехнулась.
Генри шагал взад-вперед по крошечному вестибюлю. В черном фраке и лакированных ботинках молодой адвокат выглядел очень эффектно. Заслышав стук каблучков, он поднял голову. Софи чуть приостановилась. Генри и правда «выпучил глаза» от искреннего восторга. Софи на сей раз сама почувствовала себя почти прекрасной. И, против собственного желания, она на мгновение вообразила, что это Эдвард ждет ее, чтобы проводить на бал.
Когда они приблизились к дому Ральстонов, Софи невольно замедлила шаг. И поймала себя на том, что изо всех сил цепляется за руку Генри.
— С вами все в порядке? — озабоченно спросил он. Софи подняла на него глаза.
— Я нервничаю. У меня какое-то предчувствие… дурное предчувствие…
— Мы можем не ходить туда, — предложил Генри. Софи через силу улыбнулась:
— Это великий момент в жизни Лизы, важнее только сама свадьба. Я обещала ей, что приду.
— Я восхищаюсь вами, Софи, — сказал Генри.
Непривычно польщенная, Софи вздохнула немного свободнее, и они вошли в дом. Дженсон, восторженно глядя на девушку, принял ее накидку.
— Как Лиза? — спросила у него Софи.
— Она весь день плохо себя чувствовала, бедняжка.
— А моя мать?
— Она на кухне, у нее чуть ли не истерика.
Софи напряженно кивнула.
— Идем, — бросила она Генри, желая поскорее очутиться в бальном зале и затеряться среди гостей, прежде чем Сюзанна ее увидит.
— Я не на кухне, — послышался вдруг громкий голос Сюзанны, и ее каблуки простучали по мраморному полу. — Софи! Остановись!
Но Софи и без того уже застыла на месте. И медленно повернулась к матери. Они долго молча смотрели друг на друга.
— Мы должны поговорить, сейчас же! — сказала наконец Сюзанна.
— Нет, — твердо ответила Софи. Сюзанна бросила взгляд на Генри:
— Сэр, вы нас извините? Мне нужно перекинуться парой слов с моей дочерью.
Но Софи не позволила Генри ответить. Ее вдруг захлестнул гнев, она задрожала.
— Нет! Нам нечего сказать друг другу, нечего, ты меня слышишь? Ты жестока и эгоистична, ты ни о ком не думаешь, кроме самой себя! — Казалось, слова будто сами собой вырывались из груди Софи, словно говорил кто-то, сидящий внутри нее. — Много лет подряд я делала то, чего хотела ты, — всегда только то, чего хотела ты! Ты хотела, чтобы я пряталась от всего мира, потому что я калека, — и я пряталась! Конечно, пряталась, чтобы не смущать тебя! Ты захотела, чтобы я не выходила замуж, и я согласилась, потому что легче было согласиться, чем бороться, искать счастья, искать любовь! Я слушалась тебя, доверяла тебе! Я доверяла тебе настолько, что думала — ты полюбишь Эдану, когда увидишь ее, и я вернулась домой, потому что нуждалась в тебе! Но ты предала меня — ты предала меня еще раз, и я не думаю, что когда-нибудь смогу простить тебя за то, что ты сделала!
Лицо Сюзанны залила смертельная бледность.
— Софи, я люблю тебя! Все, что я делаю, я делаю для тебя!
— Все, что ты делаешь, — жестко сказала Софи, не в силах остановиться, — ты делаешь только потому, что так лучше для тебя и ни для кого больше.
— Я люблю тебя! — всхлипнула Сюзанна. Софи подавила рыдание.
— А я люблю Эдану.
Сюзанна метнула взгляд в Генри.
— Он знает, мама, он все знает.
— Ты просто дура, — выдохнула Сюзанна.
— Нет. Это ты дура, раз пытаешься отобрать у меня дочь.
Софи резко повернулась и зашагала прочь от матери, а Генри поспешил за ней.
Она дрожала и никак не могла сдержать эту дрожь. Из бального зала доносилась музыка — там играл оркестр, слышались оживленные, веселые голоса гостей. Софи не помнила, чтобы когда-нибудь прежде бывала так зла. Она твердила себе, что ей надо высоко держать голову и улыбаться, никто не должен догадаться, как она расстроена сегодня из-за того, что наговорила чудовищных вещей — хотя и правдивых — собственной матери…
Да, Софи чувствовала себя очень плохо. Не важно, что ей было больно, что она была разгневана, — мать все равно оставалась матерью… И Софи стыдилась собственных слов, зная, что они жестоко ранили Сюзанну.
И еще ей было грустно. Сможет ли она когда-нибудь снова почувствовать себя дочерью Сюзанны?
Дурное предчувствие, сосущее чувство страха, преследовавшее Софи весь вечер, усилилось. Генри снова взял ее под руку, когда они подошли к трем широким мраморным ступеням, ведущим вниз, в бальный зал — огромное помещение, сверкающее натертым паркетом, с белыми колоннами и высоким бледно-желтым потолком, украшенным изящной лепниной. В этом зале без труда размещалось пятьсот человек, и сейчас, без сомнения, именно столько их там и было.
Софи старалась убедить себя: страх вызван стычкой с матерью, то есть тем, что уже произошло, а не тем, что еще только может случиться.
— Я могу что-нибудь сделать для вас? — спросил Генри.
— Меня успокаивает одно ваше присутствие, Генри, — искренне призналась Софи. — Мне очень жаль, что вам пришлось присутствовать при такой неприятной сцене.
Не успел Генри произнести в ответ хоть одно слово, как оркестр вдруг перестал играть и толпа гостей затихла.
— Вот она, — прошептал кто-то рядом с Софи.
Она обернулась — и замерла от восторга, увидя Лизу, появившуюся на пороге зала. В облаке белых кружев, Лиза была невероятно хороша. Возле нее стояли улыбающиеся Сюзанна и Бенджамин, Ральстон, казалось, весь раздулся от отцовской гордости. Но лицо маркиза хранило мрачное, неподвижное выражение. Софи, всмотревшись в него, внезапно похолодела. Неужели маркизу отвратительна мысль о женитьбе на Лизе? Неужели для него это — брак по расчету?..
Хуже того, Лиза смотрела прямо перед собой невидящими глазами, и Софи поняла, что сестра чем-то страшно расстроена. Ее улыбка была неестественной… К тому моменту, когда Ральстон, откашлявшись, начал говорить, на глазах Лизы заблестели слезы.
Бенджамин представил маркиза, после чего объявил о помолвке.
Софи не слушала. Она пыталась поймать взгляд сестры, надеясь хоть как-то, несмотря на разделявшее их расстояние, помочь ей успокоиться, но Лиза ни на кого не смотрела. Софи страдала за сестру, забыв о себе, и безмолвно призывала ее держаться. Потом Софи огляделась по сторонам. Бальный зал являл собой море прелестных дамских туалетов — красных, голубых, зеленых, — вперемешку с черными и белыми фраками и смокингами. Десятки огромных хрустальных светильников пронизывали пространство сверкающими переливчатыми искрами.
Но тут взгляд Софи задержался на госте, стоявшем в стороне от толпы, неподалеку от двери, ведущей на террасу. Придя в полное замешательство, она не могла отвести от него глаз. Мужчина был примерно тех же лет, что и ее мать, возможно, чуть старше, у него были рыжеватые волосы, слишком густые и длинные, причесанные не по моде. Его лицо покрывал бронзовый загар. Высокий и стройный, он выглядел невероятно элегантным в своем черном смокинге и ослепительно белой манишке. И он пристально смотрел на нее.
Софи, сконфуженная, отвела взгляд. Лицо этого человека показалось ей странно знакомым, но она никак не могла вспомнить, кто же он такой и где она могла с ним встречаться. Должно быть, это приятель Сюзанны или Бенджамина. Но почему он смотрит на нее так внимательно?
Внезапно он отошел в сторону и смешался с толпой. Софи снова взглянула на площадку, где стояла Лиза с маркизом, отцом и Сюзанной. Толпа гостей зааплодировала. К удивлению Софи, мать смотрела туда, где только что стоял незнакомец, — и при этом смертельно побледнела…
Маркиз достал из кармана маленькую коробочку и небрежно открыл ее. Толпа изумленно ахнула. Кольцо оказалось сказочно прекрасным, в него был вставлен огромный рубин, обрамленный бриллиантами, запылавшими тысячами огней. И когда маркиз надел кольцо на палец Лизы, гости снова зааплодировали.
Софи тоже хлопала в ладоши, молясь, чтобы Лиза пришла в себя и отменила венчание, пока еще не поздно. Теперь она знала, что Лиза права. Маркиз Сент-Клер не любит свою невесту, более того, он явно несчастен из-за того, что ему приходится жениться.
Оркестр снова заиграл. Маркиз вывел Лизу на середину зала, обнял ее все с тем же холодным отсутствующим выражением лица, и они закружились в вальсе.
Да, они представляли собой изумительную пару. Он был так высок и силен, так красив и мужествен… Она была так нежна и хрупка, так смугла и изысканна… Снова вокруг послышались аплодисменты. И только Софи, глядя на застывшее лицо сестры, на ее невидящие глаза, понимала, что Лиза отчаянно борется со слезами.
Теперь уже танцевали и другие пары, Бенджамин кружился с Сюзанной. Но Софи отрицательно покачала головой, когда Генри пригласил ее. Она на краткое мгновение поддалась острой тоске и болезненному чувству одиночества. Ей казалось, что все эти люди, вальсирующие с легкостью бабочек на сверкающем паркете, имеют свою половину, настоящую половину, все, кроме нее.
Софи выпрямилась. Жалеть себя теперь, когда она уже смогла вынести многое — слишком многое, — было просто глупостью.
И вдруг Софи почувствовала, как волосы шевельнулись у нее на голове. А сердце остановилось. Ее захлестнул ужас. Но в этом ужасе, в его напряженной глубине, крылась неописуемая радость…
Софи знала, что в зале появился Эдвард. И в следующее мгновение она увидела его.
Эдвард шел прямиком через зал — неотразимо элегантный в черном смокинге, он шагал широко и свободно, глядя прямо на Софи.
— О Боже… — прошептала Софи и вцепилась в руку Генри.
Глаза Эдварда сверкали бешенством. Он шел к ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100