Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Нью-Йорк, ноябрь 1902 года
Когда на горизонте показалась огромная статуя Свободы и отдаленные очертания Манхэттена, душу Софи наполнило чувство радостного облегчения. Она ухватилась за корабельный поручень, почувствовав легкую слабость в ногах. Никогда она так сильно не нуждалась в своей семье, как теперь. Ей ужасно не хватало родных…
К тому же ей не терпелось показать им Эдану. Софи была уверена, что Сюзанна сразу влюбится в свою внучку. Да и любой полюбит Эдану — ведь малышка такая хорошенькая и ласковая, такая милая.
Софи крепче сжала поручень. Без сомнения, Эдана унаследовала внешность от отца. Софи попыталась представить гнев Эдварда, она постоянно думала об этом с того самого момента, когда среди ночи вместе с Эданой и Рашель покинула Париж. Ее мучило чувство вины, ведь она уверяла Эдварда, что не намерена скрывать от него дочь… И конечно, она говорила правду. Не только потому, что это было бы лишь справедливо по отношению к Эдварду. Софи слишком хорошо помнила, каково это — расти без отца. И она никогда не пожелала бы подобной судьбы своей дочери. Софи совсем не хотела разделять Эдану и Эдварда, нет, не хотела. Но она все же не могла выйти за него замуж. Даже ради Эданы.
Она вспомнила о той ужасной ночи. Путь до Гавра казался бесконечным, и Софи ни на секунду не отпускал страх — ей постоянно казалось, что Эдвард вот-вот возникнет из тьмы, как некий средневековый разбойник с большой дороги, и не даст ей сбежать с их дочерью, а может быть, даже потащит ее силой к ближайшему священнику. Страх прошел лишь на следующее утро, когда они наконец поднялись на борт парохода, точнее, когда пароход отдал швартовы и, дымя трубой, вышел в залив, прочь от пристани, прочь от французской пыли и грязи… Вот тогда-то Софи, видя, как удаляется берег, понемногу успокоилась. И склонилась над Эданой, рыдая и терзаясь сомнениями.
А теперь огромный французский пароход, пыхтя, приближался к порту, моряки возбужденно покрикивали, готовя к спуску трапы. И вот уже они сошли на берег, над их головами кричали чайки, на берегу собралась веселая толпа встречающих. Эдану несла Рашель, потому что она была гораздо крепче своей подруги, совершенно измученной долгим путешествием. Почти всю дорогу Софи не могла уснуть. Она с трудом заставляла себя есть и очень похудела. Но она все же ела, через силу, потому что ей нужно было кормить малышку и Софи постоянно боялась, что у нее пропадет молоко. Рашель хлопотала над ней, как курица над любимым цыпленком. И бранила ее за непослушание. Софи просто не представляла, что бы она делала, если бы Рашель не настояла, что должна поехать с ней…
Они сбежали с одним-единственным чемоданом, в который поспешно сложили вещи, необходимые для ребенка. Носильщик взял этот чемодан и подозвал экипаж. Софи все никак не могла расслабиться. Чтобы отвлечься от неприятных мыслей, она принялась показывать городские достопримечательности Рашель и Эдане. Девочка, которой исполнилось уже пять месяцев, с удовольствием глазела по сторонам.
Они проехали мимо «Тиффани», «Лорда и Тэйлора», мимо здания компании «Горхэм» и, миновав Юнион-сквер, повернули на Мэдисон-авеню. Улыбка Софи угасла. Они были уже совсем недалеко от «Дельмонико».
Ей казалось, что все это происходило лишь вчера, а не год с лишним назад. И стоило прикрыть глаза, как она перенеслась в тот день, в те дивные мгновения ее жизни, когда Эдвард сидел напротив нее, такой красивый, и элегантный, и, казалось, искренний, а Софи вдруг поняла, как сильно она его любит. Это было безумием, но Софи знала, что она и теперь любит его по-прежнему, несмотря ни на что.
— Petite! С тобой все в порядке? — спросила Рашель. Софи глубоко вздохнула.
— Везде тут… я вижу его.
Рашель крепко сжала ее руку.
Но вот наконец они проехали мимо двух каменных львов и повернули на полукруглую подъездную дорогу, усыпанную гравием. Перед ними высился величественный особняк Ральстонов. Софи наклонилась вперед, дрожа от нетерпения. Экипаж остановился, и на широком каменном крыльце появился Дженсон. Завидя ее, он вскрикнул.
Софи радостно улыбнулась ему:
— Дженсон! Наконец-то я дома!
Он бросился ей навстречу, сияя, что, безусловно, было недопустимым для вышколенного дворецкого.
— Мисс Софи! Это вы! И как раз вовремя, если мне позволено будет так сказать.
Из экипажа выбралась Рашель с Эданой на руках. Софи с улыбкой повернулась к подруге. И тут вдруг в ее памяти всплыло лицо Сюзанны и ее слова: «Ты не можешь явиться домой с ребенком!»
Внутренне сжавшись, томимая неуверенностью, Софи обняла Рашель за плечи.
— Дженсон, это моя лучшая подруга и компаньонка, Рашель дю Флюри. А это моя дочка, Эдана-Жаклин О'Нил.
Слуги, прослышав о ее возвращении, высыпали в холл. И Софи, несмотря на не оставлявшее ее неловкое чувство, радовалась теплому приему, радовалась ощущению дома. Она обняла миссис Мардок, глаза которой были полны слез.
— Это Рашель, моя подруга и компаньонка, — сказала Софи, чуть подталкивая француженку, чтобы та вышла вперед. — А это моя дочка Эдана.
Глаза миссис Мардок расширились, экономка побледнела. Ей понадобилось куда больше времени, чем Дженсону, чтобы справиться с собой и натянуть на лицо маску вежливого безразличия.
— Прелестная малютка! — Миссис Мардок схватила Софи за руку. — Ох, моя дорогая, а я и не знала!
Софи натянуто улыбнулась.
Миссис Мардок уже превратилась в благопристойную экономку.
— Мы подготовим для вас вашу прежнюю комнату, разумеется, а дитя может спать в соседней, вместе с мадемуазель Рашель. И я сегодня же как следует приберу в вашей мастерской, так что прямо завтра с утра вы сможете приняться за работу!
Софи была искренне тронута.
— Спасибо! — Она откашлялась. — Эдана вообще-то спит со мной, но Рашель лучше устроить в соседней комнате, вы правы.
Миссис Мардок кивнула и отдала распоряжения горничным.
— А что, никого нет дома? — спросила наконец Софи.
— У мистера Ральстона деловое свидание. А ваша матушка ушла на ленч к кому-то из знакомых. Лиза… Лиза в саду.
Софи повернулась к Рашель:
— Идем! Лиза все знает и, конечно, захочет познакомиться со своей племянницей.
Они быстро прошли через холл. Софи на мгновение задержалась в дверях, выходящих на террасу, — отсюда был хорошо виден сад. Софи ожидала, что застанет сестру одну. Но это оказалось не так.
Лизу держал в объятиях мужчина. И он целовал ее…
Софи изумленно раскрыла глаза. С того места, где она стояла, ей отлично было видно обоих, и видно было, что это отнюдь не целомудренный поцелуй. Мужчина, высокий и широкоплечий, крепко обнимал Лизу, склоняясь над ней. Софи негромко кашлянула. Пара мгновенно распалась. Щеки Лизы горели, но явно не из-за чувства вины… Тут она увидела Софи и, вскрикнув, подобрала юбку и бегом бросилась к сестре.
Софи тоже вскрикнула и протянула руки навстречу Лизе. Девушка выглядела на редкость хорошо. В светло-зеленом полосатом платье и темно-зеленых шляпке и перчатках, она казалась просто ошеломляюще прекрасной. Сестры обнялись.
Когда они наконец разомкнули объятия, Софи посмотрела на подошедшего молодого человека. Лиза шагнула к нему и с гордостью взяла его под руку. Софи была поражена, но не только таким открытым проявлением близости, а еще и тем, что кавалер Лизы оказался не просто высок и безупречно сложен, но и фантастически красив: у него были серые глаза и темные каштановые волосы, и он скорее походил на греческого бога, чем на простого смертного. А блеск в его глазах Софи поняла слишком хорошо… Она смутилась. Она-то знала, куда подобные желания могут завести Лизу.
— Это мой жених, — с сияющей улыбкой сказала Лиза. Рядом с молодым человеком она казалась особенно маленькой и смуглой и представляла собой изумительное дополнение к его ослепительной красоте. — Юлиан Сент-Клер, маркиз Коннут.
— Лиза, а я ничего не знала! — воскликнула Софи. Она обрадовалась и почувствовала немалое облегчение. Они с сестрой снова обнялись. — Я так рада познакомиться с вами. Я сводная сестра Лизы, Софи О'Нил.
Маркиз не улыбнулся. Он лишь вежливо поклонился. И произнес ровным, холодным тоном:
— Рад встрече с вами, мисс О'Нил. Моя невеста очень много рассказывала о вас.
Софи натянуто улыбнулась и бросила взгляд на Лизу, которая поняла только, что ее жених недоволен появлением Софи так не вовремя. Но тут Эдана громко рыгнула, чем привлекла общее внимание к себе.
Лиза застыла. Софи почувствовала растущее напряжение. Одно дело — показать Эдану Дженсону, миссис Мардок и Лизе, и совсем другое — постороннему человеку. Несмотря на то что Софи год прожила на Монмартре, несмотря на всю ее браваду, она слишком хорошо понимала, что общество косо посмотрит и на ее дочь, и на нее саму.
Но Лиза уже нарушила молчание.
— Ох, Софи! — воскликнула она, ее глаза сверкнули, и в них был вопрос. Софи кивнула, и Лиза, отпустив руку своего жениха, взяла Эдану у Рашель. — Какая прелестная крошка!
Софи украдкой перехватила взгляд маркиза на ее руку — на руку без обручального кольца. Потом он спокойно посмотрел ей в глаза. На его лице ровно ничего не отразилось.
— Могу я представить вам свою дочь? — Софи надеялась, что ее голос звучит достаточно уверенно и не выдает ее внутреннего напряжения. — Эдана-Жаклин О'Нил.
Что-то мелькнуло в глазах маркиза — может быть, он удивился ее храбрости, но безусловно не пришел в восторг. Вскоре Сент-Клер оставил их, сославшись на деловую встречу. Позже он должен был заехать за Лизой, чтобы вместе с ней отправиться на бал.
— Я так рада, что ты наконец-то дома! — воскликнула Лиза, когда они все уселись в маленькой уютной гостиной, предназначенной только для членов семьи. Сестры любовались Эданой, игравшей с погремушкой на полу, на толстом персидском ковре. — Бал по поводу моего обручения состоится на будущей неделе, и ты непременно придешь на него! Без тебя все будет не так, Софи.
— Конечно, я приду, — сказала Софи. — Лиза, а ты давно знакома с маркизом?
— Мы познакомились весной, — ответила Лиза, и глаза ее засияли. — Софи, я в него влюбилась сразу же!
Софи нетрудно было это понять. Разве она сама не влюбилась в Эдварда в то самое мгновение, когда увидела его впервые?
— Он необыкновенный, ведь правда? — восторженно произнесла Лиза.
Ох, как хорошо Софи помнила, что это значит — влюбиться вот так, мгновенно и пылко…
— Он, безусловно, очень красив. И вы вместе представляете просто потрясающую пару.
— Да, мне это уже говорили. — Улыбка Лизы стала чуть неуверенной. — Но, знаешь ли… ты, наверное, еще не слышала об этом… он уже был женат.
— Его жена умерла?
— Да, довольно давно. Ну, по крайней мере так говорил папа. Маркиз… Юлиан… он вообще отказывается разговаривать на эту тему. Я однажды попробовала его расспросить, и… ну, он просто пришел в бешенство. — В глазах Лизы вспыхнула тревога. — Он сказал, что прошлое — это прошлое, и я никогда не должна вспоминать о нем.
Софи помрачнела, подумав, что маркиз мог очень любить первую жену, мог любить ее до сих пор.
— Ну, возможно, когда вы обвенчаетесь, когда получше узнаете друг друга, он расскажет тебе о ней.
— Я на это и рассчитываю. — Лиза снова улыбнулась и, потянувшись к Софи, взяла ее за руку. — Ладно, хватит говорить обо мне. Расскажи лучше о твоей жизни в Париже и об Эдане!
Софи кормила девочку, когда в ее комнату ворвалась Сюзанна.
Это было немного позже. Рашель, утомленная путешествием, прилегла отдохнуть. Лиза отправилась готовиться к балу, на который она должна была поехать с маркизом. Софи, переполненная чувствами, ощущала себя совсем усталой, и ее почему-то тревожило то, что ее дочь находится в доме, где выросла сама Софи, в той самой спальне, которая принадлежала Софи с тех пор, как ей исполнилось девять лет. Почему-то это казалось неправильным. Словно чего-то недоставало… Конечно, Софи понимала, чего именно ей не хватало. Собственного дома. Софи была не в своем доме, а в доме родителей.
И ей снова вспомнилось последнее предложение Эдварда выйти за него замуж…
— Софи!
Софи похолодела и повернулась лицом к матери, смотревшей на нее так, будто до сих пор ей вообще не приходилось видеть женщину, кормящую ребенка.
— Мама…
— Я просто не могу поверить собственным глазам! Что ты делаешь?! — Сюзанна так и стояла на пороге, словно боялась приблизиться к дочери.
— Эдана проголодалась. Я ее кормлю. Я уложу ее спать через несколько минут.
— Нет! — выкрикнула Сюзанна. — О Господи! Да как ты могла притащить ребенка сюда? Ты что, с ума сошла?
На теле Софи выступил холодный пот. С огромным трудом ей удалось сохранить внешнее спокойствие.
— Мама, прошу тебя! Подойди сюда. — В ее голосе слышалось отчаяние. — Пожалуйста, подойди, посмотри на мою дочку. На твою внучку!
Но Сюзанна не шевельнулась.
— Я предупреждала тебя, чтобы ты не смела являться сюда с ребенком! А уж если ты сделала такую глупость, тебе следовало сказать прислуге, что это ребенок твоей компаньонки! Ты что, окончательно сошла с ума?
Софи стиснула зубы. Она осторожно погладила Эдану по головке, сосредоточиваясь, чтобы ответить матери спокойным тоном и не сорваться на крик. Но ее рука заметно дрожала.
— Я не стану говорить людям, что Эдана — дочь Рашель.
— Ты должна! — Сюзанна наконец шагнула вперед, но резко остановилась на достаточно большом расстоянии от Софи. И она упорно не смотрела на Эдану. — Ну, слуги будут молчать… и из преданности, и из страха, что их выгонят без рекомендаций. Кто еще знает?
Софи начала задыхаться.
— Кто еще знает? — повторила Сюзанна со злобой.
— Лиза. И маркиз Коннут.
Сюзанна побледнела.
— Ты дура! — Она затряслась и резко втянула воздух. — Ну, ладно, он почти член семьи, так что, думаю, ему можно доверять. Софи, нам не долго придется притворяться — только то время, которое потребуется, чтобы отдать твоего ребенка приемным родителям.
Софи вскочила, прижимая к себе Эдану, которая, потеряв грудь, тут же принялась протестовать.
— Нет. Нет!
Сюзанна твердо взглянула в глаза дочери:
— Ты должна.
— Нет! — закричала Софи.
— Выслушай меня! — тоже перешла на крик Сюзанна. — Ведь мы обсуждаем твою жизнь! Твою жизнь! Если ты признаешь себя матерью незаконнорожденного ребенка, тебя навсегда изгонят из общества — ты это понимаешь? Тебя никогда и нигде не будут принимать! Я хочу помочь тебе!
— А как насчет Эданы? — Девочка громко хныкала, но Софи не могла успокоить ее. — Как насчет моей малышки? Как насчет ее жизни? Я и есть ее жизнь!
— Ты должна все же попытаться рассуждать здраво, — продолжала Сюзанна почти в истерике. — Я нашла пару в Бостоне, это вполне состоятельные и респектабельные люди, и они с радостью удочерят ее. Если бы ты осталась в Париже, ты бы уже получила мое письмо. Все устроено, Софи, это…
— Убирайся! — заорала Софи. — Убирайся вон! — Одной рукой прижимая к себе плачущего ребенка, другой она схватила затейливый канделябр и швырнула его в Сюзанну. Она промахнулась, и канделябр, с силой ударившись в стену, сорвал шелковую обивку. — Вон отсюда! — еще раз выкрикнула она, срываясь на визг.
Сюзанна позеленела от страха.
Софи всхлипнула, чувствуя, как ее охватывает бешенство.
Сюзанна резко повернулась и выбежала из спальни.
— Софи!
Софи баюкала Эдану, захлебываясь от рыданий. Она подняла голову и посмотрела на вошедшую в комнату Рашель.
— Мы уходим отсюда.
— Уверена, твоя мать не будет настаивать против твоего желания.
Софи, охваченная жаром, облизнула губы.
— Будет. — И снова заплакала. — Она даже не взглянула на малышку, ни разу. Мы должны уйти. Немедленно!
Рашель кивнула. Она была бледна, словно привидение. Но и Софи выглядела не лучше. Лишь Эдана ни на что не обращала внимания, потому что, наевшись, заснула.
Софи выглянула из гостиничного окна. Рассвет едва занимался над городом, но улицу внизу никак нельзя было назвать пустынной. По ней катили в тележках молочники и бакалейщики. Пронесся на велосипеде мальчишка-газетчик, проехали два конных полицейских на великолепных гнедых. Где-то неподалеку громко залаяла собака.
Софи так и не сумела заснуть. Чудовищная стычка с матерью снова и снова всплывала в ее памяти. Ей даже в голову не приходило, что Сюзанна до сих пор считает необходимым отдать Эдану в чужие руки. Софи страдала от горькой боли в сердце, она чувствовала себя преданной, хуже того, она боялась.
Все ее чувства, все инстинкты чрезвычайно обострились с тех пор, как она стала матерью. Она бы насмерть дралась за свое дитя, если бы потребовалось. Она понимала, что до этого дело не дойдет, но все внутри нее кричало об опасности, о необходимости ее избежать… Софи знала, что ей не жить, если ее разлучат с дочкой.
Она уже потеряла одну любовь, и с нее этого достаточно. Эдану она не потеряет.
Софи передернула плечами и прижалась носом к холодному оконному стеклу. Где-то сейчас Эдвард? Софи почти не сомневалась, что он уже на пути в Нью-Йорк. Если бы только она могла выйти за него замуж, если бы он любил ее… Потом Софи подумала, что ей нужно как-то пережить боль, причиненную жестокостью матери, ее чудовищным предательством.
Софи чувствовала себя диким зверьком, загнанным в угол, почти уже угодившим в ловушку. Это казалось почти непостижимо, но мать превратилась в ее врага, и Эдвард стал ее врагом тоже. Он наверняка будет искать ее в Нью-Йорке. И хотя Софи сбежала от него по вполне понятным причинам, он все же имел право найти ее. Он ведь отец Эданы. И Софи понимала, что ей надо подготовиться к предстоящим сражениям. Она должна быть готова к тому, чтобы убедить Эдварда отказаться от намерения жениться на ней и дать Эдане свое имя.
Внезапно Софи засомневалась, правильно ли она поступает… а даже если и так, хватит ли у нее сил снова бороться с Эдвардом? Ведь еще совсем недавно у нее было намерение никогда не возвращаться в Нью-Йорк, а теперь она ощущала себя бездомной сиротой. Она-то надеялась найти любовь и поддержку. К тому же Эдана нуждалась в отце, более того, малышка не заслужила, чтобы ее на всю жизнь заклеймили как незаконнорожденную. А если бы Эдвард стал ее мужем, и Сюзанне пришлось бы признать Эдану.
Но Софи слишком хорошо знала, что погубит себя, что душа ее увянет и высохнет, если она выйдет за Эдварда под давлением обстоятельств. Каждый раз, когда он будет возвращаться домой от другой женщины, она будет невыразимо страдать, и эта агония будет длиться вечно. Каждый день, проведенный вместе с ним под крышей фальшивого дома, станет ножом, повернутым в ране…
Софи просто не знала, что ей делать.
Как ей противостоять Эдварду и матери? Ведь как бы ни было чудовищно предложение Сюзанны, все же она не сомневалась, что действует во благо своей дочери. А Софи не помнила, чтобы ей хоть раз удалось переспорить мать, если та была убеждена в своей правоте. Но на этот раз она должна победить. Однако она уже так устала, а сражение едва начиналось… и сразу на два фронта.
Рашель пошевельнулась, вздохнула и села.
— Софи? Ты что, совсем не спала?
Софи посмотрела на широкую кровать, предназначенную для них троих.
— Нет.
— Ох, бедняжка, — пробормотала Рашель. А потом спросила: — Что мы теперь будем делать?
Софи уныло взглянула на подругу:
— Думаю, мне следует поговорить с Бенджамином. Уверена, он не поддержит мою мать. Может быть, он уговорит ее, заставит передумать?
Рашель вспыхнула от гнева:
— Удивляюсь, что тебе вообще хочется возвращаться туда.
Софи посмотрела на Рашель и, стараясь ничем не дать понять, насколько она встревожена, спокойно сказала:
— Я должна. У нас очень мало денег, Рашель.
Бенджамин закрыл дверь своего кабинета. Софи заметно нервничала, хотя Ральстон и не позволил Сюзанне участвовать в их разговоре. Он сел за письменный стол. Софи опустилась в большое кожаное кресло напротив него, крепко вцепившись в подлокотники. Сюзанна успела одарить дочь мрачным предостерегающим взглядом. Софи все поняла. Этот взгляд означал, что Софи должна прийти в себя и поскорее уступить матери.
Вчерашнее потрясение и горе немного утихли. Но их место занял гнев.
— Твоя мать рассказала мне обо всем. Думаю, ты немного погорячилась.
Софи сдержанно кивнула.
— Сюзанна хотела присутствовать, но она сейчас просто в смятении, так что я подумал — нам лучше поговорить наедине. И немедленно.
Софи снова кивнула.
— Думаю, я понимаю, как тебе трудно. Оказаться невенчанной матерью в твоем возрасте… — Его карие глаза прямо смотрели на Софи, и в них светилась доброта. — И я полагал, когда ты покидала Нью-Йорк в прошлом году, что вы с матерью уже решили: отдать ребенка — наилучший выход.
Софи нервно вздохнула.
— Мы никогда не решали ничего подобного! Я отказалась тогда — и отказываюсь теперь! — Софи встала, ее трясло. И еще ее охватила слабость. Она кормила Эдану и поздно вечером, и рано утром, но сама не съела ни крошки.
Бенджамин удивленно вздернул брови.
— Софи, дорогая, но я просто не могу понять, как ты собираешься жить? Незамужней матери в Нью-Йорке придется несладко. С тобой никто не станет разговаривать, даже здороваться. Ты окажешься вне общества. Превратишься в парию!
— Я всегда была парией.
Бенджамин тоже встал.
— Дорогая, ты никогда не была парией, ты просто не хотела бывать на людях. Если бы ты интересовалась обществом, у тебя не было бы отбоя от кавалеров, я абсолютно уверен в этом. Да ты и теперь можешь найти хорошего мужа, тебе ведь всего двадцать один! Я рад был бы помочь. Но если ты не изменишь своего решения, свет отвернется от тебя, и тебе не выйти замуж.
— Я не хочу выходить замуж! — закричала Софи, но это была неправда. — Я хочу жить сама по себе, с моей дочерью, и заниматься живописью!
Бенджамин смотрел на нее так, словно перед ним стоял совершенно незнакомый ему человек.
— Но я ведь думаю не только о том, что хорошо для тебя, я думаю и о пользе для девочки. Тебе не кажется, что Эдане гораздо лучше было бы расти в полноценной семье, в качестве дочери почтенных родителей? Уверяю тебя, мы навели подробнейшие справки об этой паре, они действительно достойные люди. Та женщина бесплодна и отчаянно хочет ребенка. Она уже любит твою малышку.
В душе Софи вспыхнуло сочувствие, жалость. Картина, возникшая перед ее глазами, причинила ей подлинное страдание. Молодая женщина, не способная зачать собственного ребенка… Она плачет в подушку, она мучается от неудовлетворенного желания, она молится о том, чтобы кто-нибудь отдал ей своего ребенка. И ее муж, тоже страдающий от их общей беды. Прекрасный дом, прекрасная обстановка… А потом она увидела рядом с ними Эдану. Этого Софи не могла вынести.
Она повернулась и побежала вон из кабинета.
— Софи! — закричал ей вслед Бенджамин. — Софи, подожди же!..
Она, спотыкаясь, промчалась по коридору. Миссис Мардок попыталась заговорить с ней, но Софи не замедлила шага. Дженсон тоже что-то сказал ей, но она даже не расслышала, что именно, хотя в его голосе звучало искреннее сочувствие. И Сюзанна помчалась за Софи, выкрикивая что-то — одновременно гневно и требовательно, истерично и испуганно. Экипаж, который Софи наняла на последние карманные деньги, ждал перед домом, и она впрыгнула в него. Со стуком захлопнула дверцу и крикнула кучеру, чтобы трогал. Экипаж покатил прочь от дома. Софи бессильно откинулась на спинку сиденья.
Она не могла вернуться в гостиницу, не разрешив самой насущной проблемы. Этой проблемой были деньги.
Во Франции у нее остались две тысячи франков, но, поскольку Софи уехала из Парижа ночью, у нее не было возможности забрать их, и до Нью-Йорка они втроем добирались на те деньги, что были дома. Да и в любом случае двух тысяч франков не может хватить надолго — ведь их трое! Обычно Софи получала деньги от матери раз в три месяца — и это была часть наследства, оставленного отцом. Следующее поступление ожидалось первого декабря. Но Софи боялась, что Сюзанна придержит деньги с целью сломить волю дочери.
Следовало найти выход из положения. Немедленно. Нужно разобраться, как обстоят дела с наследством. И раз уж деньги принадлежат Софи, в такой необычной ситуации должна существовать возможность как-то обойти Сюзанну. Софи решила, что ей нужен адвокат, к тому же такой, который не потребует от нее аванса.
И тут ей вспомнилось доброе лицо Генри Мартена.
В душе Софи родилась надежда. Она знала, Генри поможет ей. Она вспомнила, что его новая контора располагается где-то неподалеку от Юнион-сквер. Софи никогда там не была, но обратила внимание на адрес, указанный на визитной карточке Генри, — он оставил ее в тот день, когда пригласил девушку на верховую прогулку в парк. Она велела кучеру ехать в деловую часть города.
Софи по чистой случайности заметила контору Генри на Двадцать третьей улице, в нескольких кварталах от площади — заметила, когда уже почти миновала ее. Контора помещалась на втором этаже старого кирпичного здания, над магазином мужской одежды. Кучер остановил экипаж, Софи вышла и рассчиталась с ним, потому что, если бы он стал дожидаться ее, у нее могло не хватить денег.
Софи молилась, чтобы Генри был на месте. Она торопливо поднялась по узкой лестнице и остановилась перед тяжелой стеклянной дверью, переводя дыхание. Она очень устала. В конторе она увидела Генри, сидящего за письменным столом, заваленным папками с бумагами. Софи показалось, что сердце бьется у нее прямо в горле. Она осторожно постучала.
Генри поднял голову, открыл рот, чтобы сказать: «Войдите», но не произнес ни звука. Вытаращив глаза, он встал. Потом широко улыбнулся — сначала немного неуверенно, а потом радостно. Подошел к двери и распахнул ее.
— Софи! То есть я хотел сказать, мисс О'Нил! Вот так сюрприз… Прошу вас, входите!
Софи облегченно вздохнула: Генри был явно рад ее видеть.
— Добрый день, мистер Мартен. Надеюсь, я не слишком вам помешала?
— Да ничуть! — Он проводил Софи к столу и придвинул стул, не сводя с нее теплого, доброго взгляда. — Я и понятия не имел, что вы вернулись из Франции. Ваше обучение, вероятно, уже закончилось?
Софи села, сцепив руки на коленях, чтобы Генри не заметил, как дрожат ее пальцы.
— Надеюсь, я никогда не перестану учиться.
Похоже, Генри это немного огорчило.
— Могу я предложить вам кофе? Я только что сварил свежий.
За кабинетом, в маленькой комнатке, Софи увидела крошечную плиту и раковину с краном.
Софи покачала головой — нет. Генри присмотрелся к ней повнимательнее и, обойдя стол, сел на свое место. Он отодвинул бумаги, освобождая пространство.
— У вас какое-то дело, мисс О'Нил?
Софи облизнула губы.
— Ох, мистер Мартен, боюсь, что это действительно так, — воскликнула она, теряя самообладание.
— Что случилось, Софи? Я могу называть вас Софи?
Она кивнула и достала из сумочки носовой платок, чтобы промокнуть повлажневшие глаза. Генри был так добр к ней… Софи попыталась вспомнить, почему она в тот день так и не отправилась с ним на прогулку в Центральный парк. Ох, ну конечно же, Эдвард пришел, чтобы позировать для портрета. Эдвард. Если бы…
— Генри, у меня кое-какие трудности.
Он ждал, глядя на нее уже профессионально-внимательным взглядом.
— Я осталась совсем без денег, хотя и в родном городе. У меня состоялся очень тяжелый разговор с матерью и ее мужем. — Софи посмотрела в глаза Генри. — Я получала деньги от матери каждые три месяца, это часть наследства, оставленного мне отцом. И я боюсь, что она больше ничего мне не даст.
— Когда вы должны получить деньги?
— Первого декабря.
— И сколько?
— Пятьсот долларов.
— Миссис Ральстон — ваш опекун?
— Да, — грустно сказала Софи.
— Когда контроль над состоянием должен перейти в ваши руки, Софи? — Говоря, Генри делал какие-то заметки на листе бумаги.
— Когда мне исполнится двадцать пять. Или когда я выйду замуж.
— А сколько вам сейчас? — Он даже не порозовел. — Это необходимый вопрос, вы понимаете.
— Да, разумеется. Мне двадцать один. В мае исполнится двадцать два.
— Так, ясно. Есть ли какая-нибудь возможность мирного соглашения между вами и вашей семьей?
— Не думаю.
— Может быть, с помощью третьих лиц?
— Едва ли.
— Что ж, думаю, я смогу ответить на ваши вопросы через день-два.
— Это было бы прекрасно. — Софи заколебалась. — Генри… а вы не могли бы подождать с оплатой ваших услуг до тех пор, пока я не получу деньги? — Ее голос прерывался. — Я сейчас совсем на мели…
— Софи, я не намерен брать с вас плату вообще, о чем вы говорите! — воскликнул он, на этот раз краснея. — Вы мой друг!
Софи захотелось заплакать. Она шмыгнула носом.
— Спасибо, — мягко произнесла она. Генри немного замялся.
— Софи, что-нибудь еще не в порядке?
Она вздохнула, подумав об Эдане, наверняка уже проголодавшейся. Рашель придется кормить ее коровьим молоком из бутылочки. Эдане пока что это не слишком нравилось. Софи знала, что ей надо поспешить домой и самой накормить малышку. К тому же впервые за весь день ее собственный желудок напомнил ей, что он абсолютно пуст. Но у Софи осталось всего несколько долларов, которых могло хватить на один-два обеда для нее и Рашель. Как они продержатся целых три недели, до первого декабря?
— Софи… — Генри не отрывал от нее внимательного взгляда. — Могу я дать вам немного взаймы? Пока вы не встанете на ноги?
Софи неуверенно посмотрела на него.
— Наверное, через день-два мне и вправду придется немного занять, — призналась она смущенно. Генри ведь и в голову не приходило, что ей нужно накормить еще два рта. Будет ли он добр по-прежнему, когда узнает, что Софи добывает деньги на пропитание своей незаконнорожденной дочери?
Генри встал и полез в нагрудный карман.
— Вот. — Обойдя стол, он вложил в руку Софи несколько банкнот. — Пожалуйста, возьмите это. У вас очень усталый вид. Боюсь, вы просто заболеете, если будете так тревожиться, как сейчас.
Софи с трудом улыбнулась.
— Вы так добры…
Генри на мгновение застыл. А потом сказал:
— А разве может быть иначе, Софи?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100