Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Эдвард шел по дому следом за Софи. Софи молчала. Она распрямила плечи и высоко вскинула голову. Эдвард слышал, что девушка дышит неровно. Он подозревал, что Софи напугана.
Он хотел бы утешить, успокоить ее, но боялся, что она передумает и не поведет его в свою мастерскую, если он заговорит, а потому молчал. Он просто прибавил шагу и пошел рядом с девушкой, заглядывая в ее напряженное лицо.
В конце коридора они остановились. Софи открыла дверь, но не вошла внутрь. Побледнев, она посмотрела на Эдварда. Он успокаивающе улыбнулся ей. Но она не смогла улыбнуться в ответ.
— Входите, — сказала она. — Входите, если вам этого хочется.
Эдвард переступил порог большой, полной света и воздуха комнаты. В дальней ее стене были огромные двойные окна, открытая дверь вела во второе помещение мастерской. Несколько холстов на подрамниках стояли вдоль стен.
Эдвард быстро прошел вперед, оглядывая картины. Ему в особенности понравился портрет Лизы в бальном платье из пенных кружев — это была романтичная, нежная картина, светлая, написанная в пастельных тонах. Пышная юбка, немного напоминающая балетную пачку, казалось, вот-вот выплеснется с холста.
Эдвард задержался и перед натюрмортом с букетом пылающих красных и пурпурных цветов. Эта работа отличалась от портрета Лизы, как ночь ото дня. Здесь Софи использовала драматическую, почти грубую палитру, в натюрморте преобладали красные и очень темные тона, и кисть ударяла по холсту неистово и акцентировано, задний план скрывался в размытой тени. Эдвард был потрясен. В этой работе не чувствовалось трагичности, которая пропитывала картину, изображающую женщин-иммигранток, но натюрморт пылал страстью и был так же выразителен, как жанровая сцена. Все работы Софи совсем не походили на обычную салонную живопись, они были куда более сильны, они были прекрасны…
И Эдвард впервые по-настоящему ощутил, что за спокойной, серьезной внешностью Софи скрывается нечто гораздо большее. Он догадывался об этом, теперь остатки сомнений развеялись. Софи была способна на дерзость и блеск, на безрассудство и оригинальность, на силу и страсть — и она не должна больше прятать от мира ни себя самое, ни свои картины. Эдвард был более чем уверен в этом.
Он посмотрел на Софи. Какие еще тайны кроются за фасадом банальной благопристойности? Ведь в этой девушке, как теперь понимал Эдвард, совсем нет ничего банального, посредственного. И его пульс участился при мысли, что Софи может оказаться такой же страстной в любви, как и в работе.
— О чем вы думаете? — шепотом спросила Софи, на ее щеках выступил нежный розовый румянец.
— Вы меня изумили, Софи. — Эдвард знал, что слишком уж пристально смотрит на нее, но ничего не мог с собой поделать. И не мог даже улыбнуться.
Она, тоже серьезная, напряженная, внимательно смотрела в его глаза.
— Вам не нравятся мои работы. — Она произнесла это без вопросительной интонации, просто констатируя факт.
Эдвард видел, что она не поняла, какое впечатление произвели ее картины. Он пытался найти нужные слова, его взгляд снова обратился к холстам. И вдруг он замер, присмотревшись к одному небольшому портрету, на который раньше не обратил внимания. Это был портрет молодого человека, написанный в классической манере. Его можно было бы принять за фотографию, если бы не цвет. Мужчина с золотистыми волосами сидел в кресле, глядя прямо на зрителя. Эдвард почувствовал тревогу. Он знал этого человека.
— Софи, кто это?
— Это мой отец — такой, каким я его запомнила. Он умер много лет назад.
Эдвард подошел ближе и вгляделся в необычное лицо человека с золотистыми глазами. Сердце его подпрыгнуло. Боже! Он мог поклясться, что именно этот мужчина толкнул его вчера в «Савое», когда он просматривал почту, — да, именно этот, только на много лет старше!
Но это же невозможно!
— Софи, как умер ваш отец?
Софи вздрогнула.
— Он погиб в огне.
— И была проведена идентификация?
Она даже не моргнула.
— Вы говорите о его теле?
— Мне очень жаль… — мягко сказал Эдвард. — Да.
Софи кивнула:
— Он был… обожжен до неузнаваемости, но… но он сидел в тюрьме. Он носил специальную карточку с именем. Она… была пришита к одежде.
— Понимаю… — Тут Эдварду пришла в голову другая мысль. — Он был один, когда погиб?
Софи покачала головой:
— Наверное, до вас дошли слухи… Не верьте им, Эдвард. Мой отец был замечательным человеком. Его мать и сестра погибли, когда британские солдаты сожгли их деревню, он был тогда совсем мальчиком и плохо понимал, что происходит. Джейк О'Нил хотел отомстить. Он бросил бомбу в армейский лагерь. К сожалению, при взрыве погиб солдат, и Джейку пришлось бежать из Ирландии. — Она на мгновение стиснула зубы, ее глаза повлажнели. — Он приехал в Нью-Йорк. Здесь он встретил мою мать, и они поженились. — Софи умолкла, вцепившись в юбку.
Поскольку она явно не собиралась заканчивать рассказ, Эдвард мягко спросил:
— И что произошло потом?
— Он здесь преуспел. Начал как простой рабочий, но вскоре получил контракт на строительство. Конечно, мама на время оказалась вне общества… Он построил для нее… для нас… прекрасный дом на Риверсайд-драйв. И вскоре они уже вращались в высшем свете. Это была случайность, чудовищная случайность… но однажды сюда приехал один англичанин, лорд Каррингтон, отставной военный, который был тогда в том лагере, и он узнал Джейка О'Нила на одном из приемов. Он не только узнал отца, но и вспомнил его имя. Отец совершил глупость, не сменив имени, но ведь ему и в голову не могло прийти, что кто-то узнает его в Нью-Йорке.
— Это уж слишком невероятное совпадение, — согласился Эдвард, осторожно касаясь руки девушки. — Ваш отец к тому времени стал намного старше и выглядел совсем иначе.
— Ему было двадцать четыре, а мне около шести. Видите ли, он был очень молод, когда женился на маме.
— Мне очень жаль, Софи, — ласково сказал Эдвард, беря ее за руку.
Лишь мгновение она позволила ему держать ее руку, но потом отдернула ее.
— Мне было шесть лет, но я никогда не забуду того дня, когда он прощался со мной. — Софи с трудом улыбнулась. — Я была совершенно подавлена. Я не помню его слов, и он, конечно, не говорил мне; что уезжает навсегда, но я это чувствовала. Дети, мне кажется, вообще на удивление проницательны.
Эдвард серьезно кивнул, страдая за нее.
— Прошло меньше года, и его схватили и вскоре после того отправили в Великобританию, в тюрьму, за то нелепое преступление, совершенное им в порыве горя. А еще два года спустя он бежал, вместе с другим человеком… лишь для того, чтобы погибнуть в огне.
— Мне очень жаль, — повторил Эдвард. — А что случилось с другим человеком?
— Его так и не нашли.
Теперь Эдвард знал. Он знал. Он снова повернулся к портрету Джейка О'Нила. «Сукин ты сын, — подумал Эдвард, разрываясь между восхищением и гневом. — Так, значит, ты жив? Жив и скрываешься? И ты не хочешь повидаться со своей дочерью? Да как ты можешь оставаться вдали от нее? И почему ты следил за мной?..»
Джейк О'Нил смотрел на него с портрета золотистыми насмешливыми глазами.
— Эдвард…
Он обернулся и увидел огромные янтарные глаза Софи, ее бледное лицо.
— С вами все в порядке? — спросил он. — Я не хотел расстраивать вас.
— Мне всегда его не хватает, — просто сказала девушка.
И в то же мгновение Эдвард понял, что должен найти Джейка О'Нила и заставить этого ублюдка воскреснуть — ради его дочери. Почему-то Эдварду казалось, что это чрезвычайно важно. Потом его поразила другая мысль. Джейк О'Нил жив, но Сюзанна снова вышла замуж. Эдвард попытался представить, какой произойдет скандал, если Джейк объявит о себе публично, и вздрогнул. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать: множество людей пострадает из-за этого. Ну а если Джейк останется умершим и похороненным, как все эти годы? Наверное, он не хочет причинять горя жене и дочери, наверное, он беспокоится о них… В любом случае Эдвард решил во всем разобраться.
— Эдвард… — неуверенно произнесла Софи. — Так что же вы думаете о моих работах?
Эдвард взял девушку за руку и подвел к натюрморту с цветами. Еще раз всмотрелся в горящие краски.
— Вот это мне нравится больше всего. Даже не понимаю, как несколько цветков могут настолько взволновать.
— Мама видела эту работу в мае, — медленно произнесла Софи, и ее щеки чуть порозовели. — Она сказала, что это вообще не похоже на цветы, что пятилетний ребенок нарисовал бы лучше.
— Не могу поверить, что она такое сказала.
Глаза Софи сверкнули.
— Вы с ней не согласны?
— Черт побери, конечно, нет! Мне это нравится больше всего.
— Вам вообще нравятся мои картины?
— Очень нравятся. Вы просто великолепны, Софи.
Девушка опустила голову. Эдвард понял, что ей нечасто приходилось слышать похвалы в этом доме. Он отвернулся, прошелся по комнате, выглянул в окно, в сад. Но когда подошел к открытой внутренней двери, заинтересовавшись, что же находится во втором помещении мастерской, Софи неожиданно вскрикнула:
— Эдвард!
Это звучало как предостережение.
Он резко остановился. Софи сильно побледнела.
— Вы не хотите, чтобы я туда заходил? Но ведь там тоже ваша мастерская?
Девушка, похоже, была не в состоянии произнести ни слова.
Теперь уже Эдварда всерьез охватило любопытство, потому что он в очередной раз понял — Софи что-то скрывает от него.
— А что там, в той части студии, Софи?
Девушка открыла рот, но ни звука не сорвалось с ее губ. Наконец она хрипло выдавила:
— Там… там незаконченные работы.
Эдвард просто не в силах был устоять. Он шагнул к двери, слыша за спиной тихий стон Софи. Но на пороге второй комнаты Эдвард замер, потрясенный до глубины души.
Очевидно, работала Софи именно в этой комнате. Эта часть мастерской оказалась меньше, но сильнее освещена — одна из стен представляла собой сплошное окно от пола до потолка. И здесь почти ничего не было, если не считать большого портрета, стоящего на мольберте в центре помещения, и маленького столика, на котором громоздились тюбики с краской, палитры и кисти всех размеров. Очень сильно пахло маслом и скипидаром.
— Боже!.. — прошептал Эдвард, зачарованный. Она написала его!
И это была потрясающая работа. Холст как будто дрожал от напряжения, от насыщенного цвета, и Эдварду показалось, что его изображение может в любой момент шагнуть прямиком в комнату.
— Неужели я и вправду такой? — услышал он собственный голос.
Софи не ответила.
Эдвард подошел к портрету ближе и снова замер. В работе жила такая сила, такая страсть, что Эдвард был ошеломлен. И в то же время его охватила радость. Он повернулся, чтобы посмотреть на Софи, но девушка отвела взгляд. Она отчаянно покраснела.
Эдвард принялся рассматривать портрет. Лицо и фигура выписаны подробно, объемно, но в то же время казалось, что Софи писала в ярости, ее кисть била по холсту коротко и уверенно, яркие краски трепетали… Но задний план неопределенный, это почти коллаж радужных тонов, в котором преобладают мягкие синие и желтые оттенки. Работа выглядела живой, яркой и роскошной. Она была радостной и полной надежд. И Софи изобразила Эдварда героем, а не тем испорченным человеком, каким он сам себя знал.
— Скажите что-нибудь, — попросила Софи.
Эдвард повернулся к ней, не находя слов. Наконец он выговорил:
— Но, черт побери, я совсем не герой.
Софи подняла глаза:
— Я написала вас таким, каким запомнила.
Эдвард снова повернулся к холсту и принялся рассматривать свое изображение, гадая, неужто в его глазах и в самом деле можно увидеть такое плутовство, и веселье, и понимание… Вряд ли он и вправду так интересен, и лукав, и тревожаще силен, как ей это показалось.
Но постепенно он понял: если Софи написала его таким, значит, она любит его.
Эдвард похолодел, медленно повернулся и уставился на девушку, сердце его забилось с опасной силой. Что ему сделать, чтобы эта страсть осталась лишь девчоночьим увлечением, школьным обожанием? Да и хочет ли он, чтобы все было именно так?
— Вы так на меня смотрите… — неуверенно проговорила Софи. — Вы потрясены?
Эдвард не сразу смог ответить. Он был в ужасе от собственных преступных мыслей. Да, он был потрясен, но не Софи тому причиной, а он сам.
— Да.
Она отвернулась.
— Я так и думала.
Эдвард подошел к ней, взял за руку.
— Софи… я потрясен, но это не то, что вы думаете. — Их взгляды встретились. Эдвард очень остро ощущал пальцы девушки в своей руке, ощущал близость их тел, ощущал трепет ее полуоткрытых губ. — Это большая честь для меня, Софи, — тихо сказал он.
Софи смотрела на него немигающим взглядом.
Эдвард понимал, что она работала над его портретом с огромной силой, с огромной страстью. И гадал, что будет, когда эта страсть прорвется в иной форме, в чувстве, в любви…
— Я потрясен, потому что никак не ожидал увидеть здесь свой портрет, и хотя я и не знаток искусства, все же вижу — это чертовски здорово!
Софи, все еще не отрывая от него глаз, судорожно вздохнула. Эдварду показалось, что между ними пронеслась пламенная вспышка, он почти увидел ломаную линию молнии…
— Вы только что закончили его?
— Да, утром.
— Вы работали над моим портретом прошлой ночью?
— Да. — Голос Софи звучал низко, хрипло. — Обычно мне нужно несколько дней, даже несколько недель, чтобы закончить работу маслом, но ваш портрет я начала вчера вечером и закончила к рассвету.
Эдвард стиснул зубы. Его тело охватил огонь. Он забыл о своем изображении на холсте, стоящем у него за спиной. Его руки коснулись плеч Софи. Она заметно вздрогнула, но не отпрянула и не сделала попытки сбросить его ладони.
— Софи, я более чем польщен, я счастлив.
Ее губы полураскрылись, когда он медленно привлек ее к себе.
— Эдвард… — прошептала она.
Он улыбнулся, скользя руками по ее худощавой, но крепкой спине, пульс Эдварда бешено бился в висках.
Софи нервно втянула воздух, когда он прижал ее к своему мускулистому, возбужденному телу. Его руки спустились ниже, к соблазнительным выпуклостям ее ягодиц.
— Расслабься, — прошептал он, склоняясь к ее уху. — Я собираюсь поцеловать тебя, Софи, и я хочу, чтобы ты расслабилась и получила удовольствие.
Из ее горла вырвался звук, похожий на рыдание, и она взглянула на Эдварда — на ее лице были написаны и желание, и отчаяние.
— Я не уверена, — с болью в голосе проговорила она. — Я не могу справиться со своим разумом…
Эдвард не понял ее слов и решил не раздумывать об этом — не сейчас. Не сейчас, потому что он почувствовал, как Софи тает в его руках вопреки собственным словам, а ее пальцы вцепились в отвороты его пиджака. Он на мгновение почувствовал, как ее мягкая грудь коснулась его, и все его тело отозвалось на это прикосновение, и его мужское естество напряглось, касаясь теплого, нежного живота… Обоих охватил жар, словно между ними непрерывно тек электрический ток…
— Это для тебя, Софи, только для тебя… — бормотал он, проводя губами по ее щеке. А потом коснулся ее губ, мягко и осторожно, и тут же нежность превратилась в бешеное желание.
Страсть охватила его так внезапно, что Эдвард оказался не в силах противиться ей. Он захватил ртом губы Софи, и та чуть не задохнулась, когда его язык ворвался внутрь. А Эдвард почувствовал, будто он вдруг взлетел на небеса, и впился в губы Софи именно так, как ему виделось в мечтах все эти дни.
И пока длился их поцелуй, язык к языку, его возбужденные, горячие чресла прижимались к бедрам Софи. Проникая языком в глубину ее рта, Эдвард словно хотел показать девушке, что он мог бы сделать своей плотью. Язычок Софи трепетал под его напором. Вдруг Эдвард, то ли застонав, то ли зарычав, неожиданно для самого себя сжал пальцами ягодицы Софи и изо всех сил прижал ее к своему паху. Он ожидал, что Софи попытается оттолкнуть его, испугавшись такой близости, но девушка даже не вздрогнула. Наоборот, она лишь с яростной силой ответила на его поцелуй. Эдвард услышал ее тихий стон.
Прижав к себе Софи, Эдвард принялся раскачиваться, он был уже на грани того, чтобы окончательно утратить контроль над собой. Его руки сжимали, терзали Софи… Но тут к нему вернулись остатки здравого смысла.
Он закрыл глаза и позволил себе еще мгновение запретного наслаждения, позволил себе еще на секунду продлить влажный, проникающий поцелуй и еще раз ощутил трепет ее тела — и сам он дрожал, сердце его, казалось, вот-вот выскочит из груди. Софи тяжело дышала. Он уже получил слишком много, и дальше заходить было нельзя. Но ему хотелось бы услышать, как она стонет в страсти, в экстазе. В полном самозабвении. Однако Эдвард не осмелился сделать другую попытку из боязни, что не сумеет остановиться.
А если он совратит Софи, то не сможет жить с этим.
Эдвард с трудом оторвался от ее губ, заставил себя открыть глаза. Его бедра все еще прижимались к Софи, и ему очень не хотелось прерывать эту близость, но все же он справился с собой, и между их напряженными, разгоряченными телами образовалось пространство в несколько дюймов. Ошеломленная Софи вскинула ресницы, и он увидел в ее глазах желание.
Эдварду никогда не приходилось испытывать подобного искушения. И он никогда прежде не сопротивлялся потребностям своего тела. Не таким образом. Но конечно, он и не играл в подобные игры, ему не доводилось целовать женщину лишь затем, чтобы пробудить ее к жизни, а не к любви. Он тяжело сглотнул и наконец совсем отодвинулся от Софи, прижавшись щекой к стене и не обращая внимания на протестующий вскрик девушки, лишь усиливший его возбуждение.
Прошло немало минут, прежде чем Эдвард смог сдвинуться с места. Софи уже отступила в сторону. Наконец он выпрямился, тяжело вздохнул и обернулся. Софи стояла спиной к нему, крепко обхватив себя руками.
— Софи?..
Она вздрогнула, потом медленно повернулась.
Эдвард боялся, что она придет в бешенство, но в ее лице не нашел и следа гнева. Наоборот, она была на удивление спокойна, куда спокойнее его самого. Но теперь он знал, что Софи просто закрылась маской достоинства и спокойствия, как завернулась бы в широкий плащ с капюшоном. Эдвард улыбнулся:
— Если вы назовете меня хамом и грубияном, Софи, я не стану вас порицать.
Она посмотрела прямо ему в глаза. Губы ее распухли.
— А вы грубиян и хам, Эдвард?
Его улыбка растаяла.
— Потому что украл у вас поцелуй? Да. Безусловно.
Софи облизнула губы, и Эдвард понял, что она все еще так же разгорячена, как и он, но куда сильнее нервничает.
— Я… я ничего не имею против.
Эдвард изумленно уставился на нее.
— Значит ли это, что я могу еще раз позволить себе подобную вольность?
Она колебалась, все еще охватывая себя руками.
— Да.
— Софи! — Он шагнул вперед, внутренне крича себе, что этого делать не следует. — Софи, вы не должны позволять мужчинам целовать вас так, как это сделал я! Никогда. И мне тоже не позволяйте!
Софи молчала, глядя на него неподвижными глазами.
Эдвард пытался успокоиться, взять себя в руки, но ему это не удавалось.
— Я не хотел заходить так далеко, — искренне и грустно признался он.
— Тогда чего вы хотели?
— Просто поцелуя — легкого, краткого…
Она глубоко вздохнула.
— Софи?
— Эдвард, я думаю, что могу спросить и сейчас… не все ли равно когда? — Ее лицо порозовело. — Каковы ваши намерения?
Ей никогда не узнать правды! Ведь Софи горда, она просто придет в бешенство — и немедленно вышвырнет его вон. А потому Эдвард улыбнулся и осторожно взял ее за руку:
— Я намерен стать вашим лучшим другом — таким, какого вы никогда не забудете.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100