Читать онлайн Подари мне мечту, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Подари мне мечту - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.72 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Подари мне мечту - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Подари мне мечту - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Подари мне мечту

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

«Каса де суэньос»
21.30
— Я бы предположил чуму или моровую язву.
Его голос доносился откуда-то издалека. Перед глазами у Касс все еще стояла милая белокурая девочка, застывшая от горя посреди крепостного двора. Она только что потеряла всю родню.
Нет, не всю! Ее дядя был жив. Ее дядя стал графом Сассекса после смерти отца.
Касс заставила себя открыть глаза и увидела, с какой тревогой следит за ней Антонио.
— Как это ужасно, — прошептала она. — Если это была чума, мы легко сможем все выяснить.
— Завтра, — пообещал он.
Снаружи поднялся сильный ветер. По оконным стеклам шелестел песок.
Касс снова представила себе маленькую Изабель.
— Она осталась сиротой, — мрачно заметила Касс. — Отец умер, а она была племянницей графа Сассекса. Скорее всего, дядя стал ее опекуном, и он же устроил ее брак.
— Наверняка так оно и было. — Антонио не сводил глаз с ее лица. — Изабель получила немалое приданое, чтобы составить приличную партию. С вами все в порядке?
Касс видела, как его оживление угасло: он явно чувствовал, что ей не по себе. Она и сама не ожидала от себя столь бурной реакции на последнее открытие.
Касс слишком увлеклась переживаниями Изабель. Или это наваждение порождено чьей-то чужой волей?
— Кассандра? — Они все еще стояли на коленях совсем близко, плечо к плечу. — Вас что-то беспокоит? В чем дело?
Касс пригубила мартини, стараясь успокоиться. Господи, она так и торчит с ним рядом возле дивана! А вдруг войдет Трейси? И Касс вскочила, снова чувствуя себя виноватой.
— Ее жизнь выглядит настоящей трагедией от начала и до конца. Представляете, восьмилетней девочкой потерять все, а через двенадцать лет погибнуть на костре? У меня не укладывается такое в голове.
— Вполне вас понимаю. — Антонио тоже встал, по-прежнему удерживая ее взгляд. — Возможно, этими объясняется чрезмерная холодность этого дома.
— Вы верите в привидения? — удивилась она.
— Я и сам толком не знаю. Но иногда из любви к романтике очень хочется в них поверить! — Антонио слегка улыбнулся.
— Да, это очень романтично. Но я все еще не разобралась до конца. Ведь Изабель должна была принять католичество, чтобы стать женой Альварадо?
— Да.
— Но тогда как она умудрилась стать еретичкой?
— Как следует из курса истории — я имею в виду нашу историю, — именно новообращенные чаще всего становились жертвами инквизиции.
— А я и не знала. И все же мне почему-то кажется, что она умерла в Англии. Но возможно, вы и правы — возможно, ее казнили здесь. — И Касс невольно вздрогнула. — Ну что ж, по крайней мере теперь понятно, почему ей не лежится в могиле. Я бы на ее месте тоже стала призраком.
— По-вашему, она все еще не покинула эти стены?
— Не знаю, — задумчиво промолвила Касс, глядя ему прямо в глаза. — Надеюсь, что нет. Но…
— Но что?
Касс не успела выложить все свои подозрения, так как ее опередил Грегори:
— Ну, Тонио, наконец-то ты нашел себе достойную пару! Женщину, так же увлеченную прошлым, как и ты! — с улыбкой воскликнул он.
Взглянув на его привлекательное лицо. Касс поняла: на самом деле ему не до смеха. Неужели он невзлюбил ее?
И в этот миг взгляд Грегори, равнодушный и холодный, сменился пронзительным и полным ненависти.
Касс попятилась, стараясь укрыться за спиной у Антонио, явно удивленного таким поведением. Когда же она набралась духу и снова посмотрела на Грегори, его улыбка стала прежней — живым эталоном вежливости и мужского обаяния.
Но ведь ей не привиделось, он действительно смотрел на нее с ненавистью! Почему? Черт побери, они же едва знакомы!
И без того потрясенная, Касс постаралась отойти от Антонио как можно дальше — видимо, интуиция предупредила ее о появлении сестры. Она обернулась к дверям и увидела Трейси.
Перед глазами встала другая картина: Трейси в измятой мини-юбке, растрепанная и босая, выходит средь бела дня из хозяйской спальни. А потом Касс вспомнила, как выглядела Трейси, скорчившаяся в оцепенении под корявым древесным стволом.
В груди у Касс моментально вспыхнула ненависть. Это она, Трейси, стоит между ней и Антонио, это она может в любой момент отнять Алису!
В следующий миг Касс стало жутко; что за дикие мысли?
— Привет, — скованно проговорила Трейси и обвела внимательным взглядом Антонио, Касс и Грегори.
Судя по тому, как остолбенел младший де ла Барка, он был сражен наповал — Касс слишком часто приходилось наблюдать подобную реакцию.
Пока Антонио представлял брата и Трейси друг другу, Касс отошла в сторонку, стараясь унять нервный озноб и проклиная свою недавнюю вспышку. Что это с ней? Скоро она окончательно опустится до уровня инстинктов!
Касс стояла у камина, рассеянно следя за языками пламени, как вдруг оттуда на нее с холодной улыбкой посмотрела Изабель! Касс с криком отскочила в сторону.
— Вы обожглись? — встревожился Антонио.
В ужасе она вцепилась в его руки и вместо озабоченного мужского лица снова увидела эту жуткую злорадную улыбочку! Она дрожала как осиновый лист.
— Вы обожглись? — повторял Антонио, поддерживая Касс под локоть.
У нее все поплыло перед глазами.
— Ей плохо? — Ага, это голос ее сестры! Черт бы ее побрал!
— По-моему, она вот-вот потеряет сознание. — Это Грегори.
Ничего подобного, Касс всегда умела держать себя в руках и ни разу в жизни не падала в обморок! Но она так и не успела сказать этого вслух: все поглотила бездонная чернота.
«Моровая язва…»
«Вы верите в привидения?..»
«Она вызывает нас всех, чтобы собрать вместе…»
Голоса не давали покоя, вызывая головную боль и тошноту. А в следующий миг эти же голоса ворвались в ее уши наяву, а в нос ударил резкий тошнотворный запах. Касс закашлялась и очнулась.
Это Антонио держал перед ней нашатырь. Он снова намочил ватку, но Касс поспешно отвернулась:
— Я в порядке!
— Вряд ли, — сердито возразил он. — Вы довели себя до предела!
— Насколько мне известно, она никогда в жизни не хлопалась в обморок; — сообщила Трейси. Они с Грегори стояли у нее в ногах.
Касс хотела сесть, но комната снова поплыла перед глазами.
— Лежите смирно! — велел Антонио.
Она удивилась: неужели его действительно так встревожил ее обморок?
— Ничего страшного! — Ее голос предательски дрогнул от радости. — Сама не понимаю, что на меня нашло… — Она растерянно умолкла.
Касс вспомнила: лицо Изабель в языках пламени!
— Тетя Касс! — воскликнула испуганная Алиса.
— Милая, я просто потеряла сознание. — Касс никак не могла избавиться от вновь возникшего видения. Наверняка это из-за чрезмерного увлечения Изабель. — Это от усталости. Все уже прошло!
Алиса протиснулась к ней, и Касс крепко прижала девочку к себе.
— Вам больше не стоит пить мартини, — решительно сказал Антонио. Зазвонил телефон, но он отмахнулся: — Альфонсо ответит, — а сам обнял Касс за плечи и помог ей сесть.
Касс покраснела и оглянулась на Трейси. Сестра не сводила с них прищуренных глаз. Все оставалось по-старому.
Или уже нет? Грегори тоже не спускал с них глаз.
На пороге библиотеки появился Альфонсо, осанистый старик с густой гривой седых волос. Он обратился к Касс:
— Сеньора! Телефон! — и к Антонио: — Сеньор! Это срочно.
Поняв, что Антонио вот-вот прикажет принять сообщение, Касс поспешно сползла с дивана. Почему-то она не сомневалась, что звонит ее тетка. Пока она собиралась ответить, Антонио сказал:
— Ужин уже подан. Мы будем ждать вас в столовой.
Касс торопливо кивнула, и все вышли, оставив ее одну.
— Тетя Кэтрин?
— Ах, как я рада… это ты! — Связь была плохая, в трубке без конца что-то трещало и гудело. Чем дальше, тем хуже — ее голос тонул в помехах.
— Тетя Кэтрин, я совсем ничего не слышу! — закричала Касс. — Связь очень плохая! Как ты себя чувствуешь?
— Прекрасно, — кажется, ответила та. Она продолжала говорить, но Касс ничего не разобрала.
— Тетя Кэтрин, я ничего не понимаю! Ты меня слышишь?
В ответ прозвучала длинная фраза, в которой Касс уловила слова «вылетаю» и «Мадрид».
— Тетя Кэтрин! — Касс остолбенела, словно кто-то взвалил ей на плечи ужасный груз, от которого помутилось в глазах. Она что, снова падает в обморок? — Что ты сказала?!
— Кастилия… — донеслось до нее, — … завтра!
Час от часу не легче! Ее тетка уже в Мадриде и завтра приедет в Кастилию!
«… и скоро к нам приедет тетушка Кэтрин…»
— Нет! — закричала она. — Тетя Кэтрин, не приезжай сюда, мы на днях вернемся домой… Бесполезно — связь давно оборвалась.
И в тот же миг в библиотеке погас свет. Касс, судорожно сжимая телефонную трубку, застыла от ужаса. Ее тетка едет в «Каса де суэньос»!
Сначала прикатили они с Трейси и Алисой, потом Грегори, а теперь и тетя Кэтрин…
— Хватит! — оборвала она себя, положила трубку на место, нащупала настольную лампу и нажала кнопку — без толку. Страх нарастал. Но ведь ей нечего бояться, это просто старый, запущенный дом с пришедшей в негодность проводкой! Касс двинулась к двери и тут же налетела на кресло. Колено пронзила острая боль… а в спину уперся чей-то холодный взгляд. Она обернулась, едва владея собой:
— Изабель?
Теперь Касс ясно ощущала запах фиалок: все ближе, ближе…
— Изабель? — Она вовсе не думала, что ведет себя как дура. Скорее как жуткая трусиха. — Это ты?
Душный запах заполнил легкие. В камине громко треснуло полено.
Вряд ли этот треск можно было считать ответом, но он помог Касс скинуть оцепенение. Она заморгала и осмотрелась. Комната как комната. Здесь нет никого, кроме нее.
Что-то мягкое вкрадчиво опустилось ей на плечо.
Касс закричала, подскочила на месте, оглянулась — это был край тяжелой портьеры!
Теперь ее взгляд привлекли окна: они были плотно закрыты, и в доме не было кондиционеров. Почему же эти чертовы портьеры колышутся?
Они колышутся!
«Она здесь!» — промелькнула отчаянная мысль. «Ну кто может здесь быть? Что за глупость?!»
— Изабель! — Касс не сводила глаз с портьер. Вроде бы они больше не двигались. — Ты чего-то хочешь? Я тебе не враг! Я друг! Что ты хочешь?
Она и сама не знала, что должно случиться.
— Кассандра!
Услышав голос Антонио, она вздрогнула. Он стоял на пороге со свечой в руке. Язычок пламени горел совершенно ровно: в доме не было ни малейшего сквозняка.
— С кем это вы говорили? — спросил он.
— Антонио, я передумала, — глухо призналась она, обливаясь холодным потом. Оказавшись возле него на пороге, Касс едва удержалась от того, чтобы не прижаться к нему всем телом и снова ощутить себя живой.
— В каком смысле?
— Помните ваш вопрос о привидениях?
Он долго смотрел на нее, прежде чем возразил:
— Я уверен, что неполадки со светом объясняются плохой проводкой, а не ее кознями.
— Вы не забыли тот цветочный запах? — Нет.
— Так вот, это ее запах! Это ее духи! Изабель!
По крайней мере Антонио не поднял ее на смех, а просто сказал;
— Завтра я непременно вызову электрика. Свет погас по всему дому. Грегори и Альфонсо ищут перегоревший предохранитель.
— А здесь есть подвал?
— Конечно.
— В старых замках всегда имелись подземные казематы. — Касс снова напряглась от страха. — Я как-то не придавала этому значения, но…
— Этот дом когда-то считался крепостью. Вы угадали. Под нами есть старые казематы.
— Только этого не хватало… — выдохнула Касс. — Кстати, телефон тоже не работает!
— Мы будем ужинать при свечах. — Антонио осторожно прикоснулся к ее локтю.
Но Касс было не до еды. «Вызов». Черт побери, она совсем зациклилась на этом слове! Шагая рядом с ней по коридору, Антонио вдруг сказал:
— Пожалуй, все же пора открыть вам правду. — Он остановился. Касс, затаив дыхание, смотрела ему в лицо. — По-моему, я тоже чувствую, что она здесь.
Касаясь друг друга плечами, они стояли у входа в столовую. Здесь повсюду горели свечи, но это мало успокаивало из-за плясавших по углам зловещих теней. Какая уж тут романтика!
— Что вы хотели сказать? Как вы ее чувствуете? — прошептала Касс.
— Кажется, сильнее всего это ощущаешь наверху, у нее в спальне. Я до последнего надеялся, что это все воображение. — Наверное, Антонио покраснел от смущения, признаваясь в таких вещах. — Но в этой комнате всегда делается так тяжело… Она словно напряглась и выжидает… И вся пропитана горечью и болью. — Он растерянно пожал плечами.
— Горем пропитан весь этот дом! — подхватила Касс. — Но с другой стороны, вы только представьте себе, каким горем было для Изабель замужество!
— Ну, даже несмотря на то что у нее были веские причины восстать из могилы и поселиться в этом доме, все это с трудом укладывается в голове. — Он скупо улыбнулся. — Получается, что ее призрак бродит в этих стенах уже четыреста сорок пять лет!
Они все еще стояли на пороге столовой, и Трейси пожирала их неприязненным взглядом. Она сидела за столом с детьми. И Алиса, и Эдуардо выглядели испуганными. Касс шепнула:
— Меня тревожит то, что тетя Кэтрин тоже направляется сюда, а значит, все представители рода де Уоренн и де ла Барка скоро окажутся в полном сборе, если не считать вашу матушку. — Не понимаю, к чему вы клоните.
— А что, если нас собрали здесь неспроста? И это как-то связано с прошлым? И с ней? Похоже, что всякий раз, когда пути наших семейств пересекаются, происходит трагедия. А теперь мы и вовсе собрались все. — И Касс мрачно добавила: — По-моему, Изабель ненавидит ваш род.
— Изабель давно мертва, — веско возразил Антонио. — Но, признаться, я и сам все чаще задумываюсь над этими совпадениями.
Их взгляды встретились.
— Мы нашли распределительный щиток, но толку от этого мало, — громко сообщил Грегори. Он подошел к ним сзади, светя фонарем. — Тебе надо обзавестись автономным генератором, Тонио! Предохранители полетели все до единого — я впервые такое вижу!
— А здесь нет еще одного электрического щита? — со слабой надеждой спросила Касс.
— Альфонсо искал, но ничего не обнаружил, — сказал Антонио. — Ну что ж, может, мы все же перекусим? — Он тронул Касс за плечо, приглашая пройти за стол, и в этот миг погас фонарь у Грегори.
Энергично чертыхаясь по-испански, он несколько раз щелкнул кнопкой.
— Невероятно! У тебя нет запасных батареек?
— Не знаю. — Антонио задумчиво уставился на мощный автомобильный фонарь, ни с того ни с сего вдруг переставший работать.
Грегори застонал.
Касс мельком оглянулась на тех, кто сидел за столом, и тут же насторожилась: что-то было не так. Она более внимательно всмотрелась в испуганные детские лица… и перевела взгляд на спокойную, довольную физиономию Трейси. Чему она радуется?
— Ничего страшного! Завтра вы все почините! — беззаботно проговорила Касс, а сама судорожно сопоставляла: свет в спальне у Изабель, ее компьютер, фонарик, свет по всему дому, фонарь Антонио… Это лицо в языках пламени — пусть даже оно привиделось… Но ведь это неспроста! Вероятность того, что Изабель все еще обитает в этом доме, возрастала прямо на глазах. Нет, не вероятность, а очевидность!
Но с другой стороны — а что дальше? В конце концов, Изабель — не более чем трагический, но бесплотный дух. Что она может им сделать?
— Да, — внезапно поднялась из-за стола Трейси, — не случилось ничего страшного!
Касс очень не понравился странный тон сестры. Она же едва успела прийти в себя после того жуткого припадка!
— Трейс?
— Я не хочу есть, — улыбнулась ей Трейси. — Устала, пойду прилягу!
— Может, подождешь нас с Алисой? — Касс ни в коем случае не хотела отпускать Трейси одну. — Мы мигом, только поужинаем!
— Ты что, Кассандра? — с выражением детской непосредственности удивилась Трейси. — Стала бояться темноты?
— Отчасти, — призналась старшая сестра. — Особенно в такую ночь, как эта.
— А я люблю темноту, — беззаботно улыбнулась Трейси. — Доброй ночи! — И она скрылась в темном холле.
Касс долго смотрела ей вслед и не сразу сообразила, что сестра никогда в жизни не называла ее Кассандрой и всегда боялась темноты.
Пока все чинно прощались на ночь, стоя посреди холла, Алиса все отчаяннее цеплялась за тетку. Касс и самой стало не по себе, когда Антонио, Эдуардо и Грегори направились в противоположное крыло дома. Эта ночь была не просто душной. Она таила в себе опасность.
По крайней мере, улегся ветер, шелестевший гравием за окном.
Однако мертвенная тишина тоже действовала на нервы.
— Как тихо! — прошептала Алиса. — Тетя Касс, а нам обязательно спать наверху? Касс улыбнулась племяннице, идя по мрачному, полному неясных теней коридору при неровном свете свечи. От одного этого коридора кровь стыла в жилах. Ей постоянно хотелось оглянуться. Уже сейчас было ясно, что сегодня ночью им обеим будет не до сна.
— А где же еще?
— Не знаю, — беспомощно протянула Алиса.
Второй этаж встретил их такой же чуткой тишиной, что и первый. Дверь в спальню Трейси была заперта. Касс проскочила мимо нее, внутренне сжавшись, словно ожидая удара. Не стоило оставлять сестру одну в таком состоянии! Однако и испуганная, бледная Алиса требовала внимания.
Выходя из своей спальни, они оставили дверь распахнутой настежь. И теперь Касс испуганно застыла на пороге.
На нее смотрел оживший экран компьютера.
Алиса тут же почувствовала испуг тетки и нервно вцепилась в ее руку.
Касс едва понимала, что происходит. Она же помнила, как выключила компьютер из сети, как опустила крышку-экран. А кроме того, электричество отключилось но всему дому, не так ли?
Первым порывом было повернуть выключатель у дверей, но люстра под потолком не засветилась.
Черт побери, да ведь ее компьютер мог работать от встроенных аккумуляторов! Но она выключила его и закрыла крышку! Или нет?..
— Что это с ним? — тревожно спросила Алиса.
Касс прошиб холодный пот. Только не поддаться, только не позволить себе поверить в глупый дурацкий вывод. Антонио был прав: если даже Изабель и слоняется по этому дому целых 445 лет, это еще ничего не значит! Подумаешь, большое дело! Да в Англии призраки водятся в каждом втором старинном замке!
Призраки не умеют поднимать крышку компьютера и включать загрузку. Всему этому должно быть какое-то разумное объяснение.
— Я не хочу здесь спать! — вдруг заныла Алиса. — Не хочу!
Что-то коснулось спины Касс, и она с воплем подскочила на месте.
Это была всего лишь Алиса. Однако от резкого движения погасла свеча.
— Ну вот, у нас даже света нет! — Алиса явно была на грани истерики.
— Милая, этой свечки нам все равно не хватило бы до утра! — спокойно заметила Касс.
Единственным источником света оставался экран компьютера. Она решила не выключать его. Внимательно осмотрелась, однако не различила ничего, кроме неясных силуэтов и теней.
— У меня возникла мысль! Давай возьмем одеяло, подушки и пойдем спать вниз… в библиотеку! — Касс утешала слабая надежда, что им с Алисой будет спокойнее в том же крыле дома, где находятся все остальные.
— Хорошо! — с готовностью отвечала племянница.
Через минуту они уже спускались вниз.
— Ну и что ты собираешься делать? — нетерпеливо осведомился у Антонио младший брат, как только они уложили Эдуардо.
— Что ты имеешь в виду?
Братья говорили по-испански вполголоса, чтобы не потревожить ребенка.
Грегори многозначительно улыбнулся и скрестил руки на груди.
— Твою несравненную подружку. Она же совершенно не в твоем вкусе!
— Ты прав.
Теперь улыбка Грегори стала торжествующей. Он наконец-то получил подтверждение тому, о чем догадывался с самого начала.
— Честно говоря, старина, зная тебя так же хорошо, как себя, я бы скорее предположил, что ты неравнодушен к Кассандре! — Несмотря на досадные обстоятельства своего возвращения в «Каса де суэньос», Грегори не мог не увлечься небольшой драмой, разворачивавшейся у него на глазах.
Антонио смерил его взглядом.
— С чего это ты стал интересоваться моей личной жизнью? — наконец спросил он, правда, без тени упрека.
— Да потому, что я младше тебя всего на семь с половиной минут! И являюсь твоим вторым «я»! — поддразнил Грегори. Уж если кто-то из братьев и мог прослыть сердцеедом, то скорее Грегори, чем Антонио. — Потому что я давно не видел, как ты улыбаешься по-настоящему! — серьезно добавил он, потрепав Антонио по плечу.
Братья переглянулись, и оба подумали об одной и той же женщине — жене Антонио. Антонио отвернулся.
— Ложись-ка ты спать. Наверное, вымотался за день. — Антонио направился к дверям, прихватив с собой свечу. — Да, кстати. Мы с Кассандрой друзья, но и только!
Грегори кивнул. Его брат по-прежнему избегал разговоров о Маргарите. Но по крайней мере снова стал проявлять интерес к женщинам.
— Интересно, — игриво заметил Грегори. — Стало быть, они сестры? Хм-м-м…
— Спокойной ночи, — отчеканил Антонио и захлопнул дверь у него перед носом.
Грегори расхохотался и с размаху швырнул на кровать пиджак. Хорошо, что Альфонсо не забыл принести из машины его несессер! Однако через минуту Грегори снова стал серьезен. И как его угораздило снова явиться в этот дом? Он не был здесь с тех пор, как умер отец!
Вся радость от встречи с родными растаяла без следа. Он терпеть не может «Каса де суэньос» — пожалуй, даже сильнее, чем сам Антонио…
До сих пор Грегори до самых мельчайших подробностей помнил, как тридцать пять лет назад прятался в мамином гардеробе от… чего? Или кого?
Его психоаналитик твердит, что детская фантазия не имеет пределов и что дети всегда заводят себе воображаемых товарищей для игр. И напрасно Грегори пытался втолковать этому типу, что он воображал вовсе не товарища для игр, что это был настоящий демон! Демон в облике красивой женщины, всякий раз застававший его врасплох и повергавший в паническое бегство!
Грегори застыл, не успев снять рубашку. Не послышались ли ему шаги в коридоре?!
Нет, показалось. В конце концов, он больше не затравленный малыш, а взрослый мужчина, глава солидных финансовых корпораций, у него есть прекрасный дом в Мадриде и еще один в Марбелье, на Коста-дель-Соль. И психоаналитик недаром получает от него денежки и говорит правду: Грегори выдумал эту даму, хотя она и не была его товарищем для игр. Кстати, он до сих пор не помнит, почему так пугался одного ее вида!
И все же ему было не по себе. Наверное, он продолжает ненавидеть этот дом по привычке. Так, что ему даже трудно дышать. А красоту этой ясной звездной ночи портит то, что они внезапно оказались и без света, и без телефона — как будто их отбросило на тысячи лет назад в какую-то варварскую эпоху.
В мозгу громоздились какие-то сумбурные, кровавые картины. Почему-то представлялась окровавленная, растерзанная Маргарита. И отец, изувеченный колесами грузовика на улице Педрасы.
Чушь какая-то! Ведь он не видел, как умерли его невестка и отец!
И тут перед ним всплыло женское лицо. Грегори судорожно пытался бороться с навязчивым видением, но призрак не желал исчезать, хотя выглядел не таким живым, каким казался в детстве.
Кто-то заскребся в дверь. Грегори замер.
И тогда услышал снова: кто-то провел ногтями по его двери.
Это она! В один миг взрослый мужчина снова превратился в испуганного, растерянного четырехлетнего малыша.
Касс и Алиса, нагруженные одеялами и подушками, шли в библиотеку — и вдруг застыли посреди коридора. Потому что с другой стороны туда же направлялся Антонио. На руках у него лежал спящий Эдуардо, закутанный в одеяло.
Оказывается, перед этим Антонио так осветил библиотеку свечами, что даже в коридоре Касс заметила смятение у него на лице. Только потом до нее дошло, что он не видит, кто стоит перед ним, и вышла в полосу света.
— Что вы тут делаете? — машинально спросила Касс.
— Я мог бы задать вам тот же вопрос! — улыбнулся Антонио.
— Мы решили здесь переночевать.
— А я хочу еще кое-что почитать.
Касс вопросительно кивнула на Эдуардо. Неужели ему тоже не захотелось оставлять ребенка без присмотра? Антонио помрачнел.
— Я решил не оставлять его наверху, хотя мой брат спит в соседней комнате.
Они переглянулись, придя к молчаливому согласию. Однако Касс тут же захотелось объясниться с ним начистоту, и чем скорее, тем лучше. Детей устроили на диване возле рабочего стола Антонио.
— Ну как? — спросила Касс у Алисы, чмокнув племянницу в щечку. Эдуардо сонно хлопал глазами рядом с ней.
— Намного лучше. — Девочка засыпала на ходу.
Касс выпрямилась и обнаружила, что Антонио следит за ними — то есть за ней — каким-то странным взглядом.
Она замерла. Как-то сразу подумалось о том, что сейчас глубокая ночь, а они остались наедине в этой комнате. Почему-то двое спящих детей не шли при этом в расчет. Ее сердце учащенно забилось. «Это опасно!» — подумала Касс. Вовсе не потому, что вспомнила про Изабель де Уоренн.
Касс честно пыталась взять себя в руки. Они взрослые, разумные люди, наверху спит Трейси, и то, что они оказались наедине в столь поздний час, еще не значит, что непременно должны вытворять какие-то глупости.
— Какая необычная ночь, — мягко промолвил Антонио.
— Удивительная. — Она подошла и встала рядом. — Ночью этот дом полон видений, и я не решилась оставить Алису одну.
Их глаза встретились. Кажется, прошла целая вечность, прежде чем Касс услышала его голос:
— Честно говоря, мне намного приятнее принимать здесь гостей, чем оставаться одному.
— Вполне понимаю вас… Антонио, она действительно здесь? Или мы оба не в своем уме? Его взгляд медленно скользил по ее лицу.
— Я мало что запомнил из раннего детства. Но одно воспоминание осталось очень ярким: я подслушал, как ужасно ссорятся родители в этом самом доме.
— И о чем же был спор? — чутье подсказало Касс, что знает ответ и так.
— Моя мать плакала. Я никогда не видел ее в таком смятении. По сути говоря, она вела себя так всего один раз в жизни — когда ей сообщили о гибели отца. В тот вечер она пыталась уговорить отца переехать в Мадрид и повторяла, что терпеть не может это место. — Мрачное лицо Антонио побледнело и осунулось. На виске билась тонкая жилка.
— Это все, что вы запомнили?
— Пожалуй, нет, — нерешительно промолвил он. — Кажется, еще она кричала, что боится.
— Похоже, я готова сделать слишком поспешный вывод, — прошептала Касс, затравленно оглядываясь.
— Не сомневаюсь. Вы просто очаровательны! — Антонио ласково коснулся ее руки.
У нее захватило дух. Не зная, что делать и говорить, Касс затараторила невпопад:
— Вы говорили, что ваша мать вышла замуж во второй раз. А где она живет? Я могла бы с ней поговорить?
— Она живет в Севилье. — Антонио неохотно отпустил ее руку, — Ее муж умер несколько лет назад. Боюсь, она покажется вам не слишком общительной. Тем более если речь зайдет о прошлом, связанном с этим домом, или об Изабель. — И он веско добавил: — Одного вашего имени будет достаточно, чтобы настроить ее против вас.
Касс словно готовилась нырнуть в омут. Она больше не считала возможным держать его в неведении.
— Антонио, моя тетка считает себя виновной в гибели вашего отца. И не знаю почему. — Ну вот, главное сказано… у нее полегчало на душе.
— Я бы хотел поговорить с ней, — глухо промолвил он.
Касс не могла ему возразить, хотя знала, что Кэтрин не вы держит и взвалит всю вину на себя.
— Как только починят телефон, я постараюсь связаться с ней и убедить побеседовать с вами. — Антонио имел в виду свою мать.
Касс таяла от одного его взгляда, от звуков бархатного, глубокого голоса….
— Обещаю закончить разговор, как только почувствую, что могу ее расстроить! — с готовностью пообещала она.
— Я знаю, что вы никогда не позволите себе причинить боль ни ей, ни кому бы то ни было — по крайней мере, осознанно.
— Спасибо, — шепнула Касс, обмирая от восторга.
— У вас очень добрая душа, Кассандра, — промолвил он, и ей показалось, что сейчас Антонио потянется к ней, но этого не случилось. Вместо этого он повернулся и отошел, оставив ее едва живой. — Этот дом имеет длинную историю, и я должен разобраться в ней до конца. — Он нетерпеливо прошелся взад-вперед возле стола, остановился и взглянул на нее. — Кассандра, я никогда в жизни не был до такой степени одержим какой-то целью. Но в моей жизни накопилось столько вопросов… и все ответы спрятаны где-то здесь.
Касс твердила себе, что должна думать о теме разговора, а не о том, с кем говорит.
— Мне тоже так кажется, — кивнула она. — Ваш дом как будто наделен какой-то магией. Он притянул нас всех к себе как магнит и не желает отпускать!
Ее сердце тревожно екнуло, не успела слететь с уст последняя фраза. «Она вызывает нас всех сюда, чтоб собрать вместе…»
— Мне нужна ваша помощь! — сказал Антонио. Касс широко распахнула глаза. Меньше всего она ожидала услышать его предложение повторно!
Антонио вкрадчиво спросил:
— Вы подумали, не сможете ли остаться?
— Я бы очень этого хотела, — услышала Касс свой голос как бы со стороны. Что она делает?! Но ведь это правда. Она готова на все, лишь бы остаться здесь, и не только ради Изабель. Она хочет остаться, хотя ей страшно. Она хочет остаться, потому что впервые за долгие годы почувствовала в себе то, что считала умершим, запретным, — к мужчине, который принадлежал ее сестре!
— Значит, договорились, — прошептал он.
Его низкий завораживающий голос околдовал Касс.
Наверное, Антонио не отдавал себе отчета в том, что приближается к ней, судя по тому, как резко он попятился. Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Касс засунула руки в карманы джинсов. Ситуация грозила выйти из-под контроля. И она решила, что непременно должна покинуть этот дом в понедельник утром.
Но как заставить себя это сделать? Как?!
Надо постоянно повторять, что под угрозой их отношения с Трейси. Что под угрозой возможность воспитывать Алису.
А если к тому же тетка права? И ее самые дикие страхи окажутся обоснованными? И мать Антонио знала, о чем говорила? Боже милостивый, неужели их всех действительно кто-то сюда вызвал?!
— Антонио, я бы очень хотела остаться, но это было бы крайне неразумно с моей стороны… — начала Касс.
— Мы уже договорились, — с нажимом сказал он.
Но ведь Касс ничего не успела ему пообещать. Ладно, впереди целых два дня для принятия окончательного решения…
— Если я действительно останусь, — с сомнением промолвила она, — может, лучше будет отослать детей домой с моей теткой? По-моему, им нечего здесь делать. — И Касс тут же залилась краской: вдруг он вообразит, будто она старается избавиться от лишних свидетелей?
Кажется, ему не пришла в голову такая мысль.
— Эдуардо всю зиму мечтал провести со мной целое лето. Это очень важно для нас обоих. — Антонио протянул к ней руки. Его ладони легли на плечи Касс, и у нее помутилось в глазах. — Кассандра, она ничего не сможет нам сделать, — раздельно произнес он. — Она может причинить некоторые неудобства, но ведь мы к этому готовы, не так ли? — Его глаза смотрели Касс в самую душу.
— Может, вы и правы, — неохотно уступила она.
— Завтра при свете дня, когда починят электричество и телефон, вам сразу станет легче. — Антонио все еще держал руки у нее на плечах.
— Да, наверное. — Хотя Касс не особо на это надеялась. Что она делает? Касс смущенно потупилась.
Он погладил ее по щеке. Ошеломленная, она снова подняла на него взгляд.
— Вы нужны мне, Кассандра! Вместе мы наверняка разобрались бы и в судьбе Изабель, и в том роке, что якобы навис над нашими семьями. — Его низкий обволакивающий голос лишал ее самообладания своей странной, загадочной бесстрастностью.
Она таяла под его взглядом.
— Нечестно, — выдохнула Касс. Ее уговаривал блестящий, неотразимый мужчина, одержимый загадками прошлого под стать ей самой. Он делал на это ставку и не скрывал своих намерений. — Вы поступаете нечестно и сами это знаете.
— Знаю. — Его ладони по-прежнему лежали у нее на плечах.
Они долго смотрели друг на друга.
«Сейчас самое время броситься к нему на грудь, — звенело у Касс в мозгу. — Никто не узнает!» Ведь они уже успели поцеловаться, и это сошло им с рук!
— Вы стараетесь соблазнить меня, — решительно заявила она. Но ей и в голову не пришло отстраниться.
— Я стараюсь соблазнить ваш разум, — уточнил Антонио с едва заметной улыбкой. — Потому что вы такая женщина, у которой сначала следует завоевать разум, а не тело.
О, он так прав… и так не прав! Касс отшатнулась, стараясь совладать со своими чувствами. Антонио отпустил ее.
Касс сделала несколько неверных шагов.
— Кассандра. Она застыла, напрягшись всем телом.
Он резко развернул ее, и она сама не заметила, как оказалась в его объятиях, отвечая на страстный, жадный поцелуй.
Касс почувствовала, как его сильные, твердые бедра раздвигают ей ноги и вжимаются в пах. И в тот же миг в ней проснулось такое желание, о котором она только читала и иногда грезила по ночам. Касс сама стиснула его ногу и стала двигаться — резко, откровенно.
Он пробормотал что-то по-испански. Грубые, горловые звуки.
А Касс уже почувствовала первые искорки разрядки, предвестники настоящего взрыва, и вскрикнула от восторга.
Антонио откликнулся таким же хриплым криком, подхватил ее под ягодицы и поднял. Кажется, она оказалась на его рабочем столе — не важно, главное, что их языки продолжали ту страстную игру, в которую так стремились вступить разгоряченные, возбужденные тела. И вдруг он застыл.
Касс лежала на спине. Это был действительно его рабочий стол, и что-то упало и покатилось по полу со страшным грохотом. Но Антонио уже лег на нее, так что ей в живот уперлось твердое, готовое к бою мужское копье. Она застонала от наслаждения и широко развела ноги.
Антонио нетерпеливо рванул застежку на ее джинсах.
Просунув руку, стал гладить разгоряченные чуткие складки кожи.
Касс замерла и взорвалась от экстаза — дико, неистово…
Кто-то из детей вскрикнул во сне.
Двое на столе тут же замерли.
— Дети! — запоздало спохватилась Касс.
Миг — и Антонио уже был на ногах и помогал ей подняться. Касс видела, что он потрясен и растерян не меньше ее.
Эдуардо снова беспокойно дернулся и вскрикнул.
Не смея двинуться с места, Касс машинально застегнула джинсы. Она боялась, что своим громким дыханием может разбудить весь дом. Антонио поспешил к сыну и забормотал вполголоса что-то успокаивающее. Она следила за его сильным, проворным телом с возраставшей алчностью. При одной мысли о том, чтобы почувствовать его твердое горячее копье внутри себя, у нее все плыло перед глазами.
Касс зажмурилась и забылась настолько, что едва успела подавить хриплый стон. Ведь теперь она не сомневалась: Антонио хочет ее так же, как она его.
Когда Касс открыла глаза, Антонио стоял к ней спиной, обернувшись к окну, но в ярком лунном свете она видела его странную напряженную позу. Он все еще тяжело дышал. И все еще был возбужден. Антонио все еще хотел ее! Это было невыносимо!
А потом в ее мыслях возник полный сумбур: Касс вспомнила, что Антонио — любовник Трейси, и поразилась его неестественной позе. А тут он вдруг закричал.
Только тогда Касс догадалась проследить за его взглядом — и ее душа ушла в пятки.
Ибо она увидала в оконном проеме зловещую женскую фигуру с длинными волнистыми волосами и бледным овальным лицом, подсвеченную со спины яркой луной. Ее волосы были жутко растрепаны, а лицо искажено дикой гримасой. И это была не Изабель.
Грегори решительно двинулся к двери и распахнул ее настежь. Он чуть не подскочил от неожиданности, увидев перед собой вместо старого демона в женском обличье, к встрече с которым был почти готов, Трейси.
— Я знаю, что вы сочтете меня гадкой, попросту гадкой, — сокрушенно промолвила она, — но я не могу заснуть! Антонио порвал со мной, а с сестрой мы поссорились! — Ее прекрасное лицо выражало искреннюю боль. Трейси держала в руке бутылку красного вина.
Грегори моментально понял, чего она хочет, или по крайней мере считал, что понял. Он почувствовал это еще вечером, несмотря на то, что Трейси старательно держалась от него на расстоянии. Антонио признался, что эта девочка не в его вкусе. Но ведь она любовница его брата! Господи Иисусе! Что за дикие мысли?!
— Вот так сюрприз, — растерянно отвечал Грегори. Он должен сию же минуту отослать ее отсюда! И все-таки интересно, как давно они в последний раз занимались любовью с Антонио?
Трейси изящно повела плечиком и протянула два бокала:
— Честное слово, мне не до сна. Да и вам тоже!
При виде такой красотки нельзя не возбудиться. Но Грегори выразительно покосился в сторону хозяйской спальни и заметил:
— Это не лучшая мысль.
Ее робкая улыбка угасла. Взгляд стал серьезным, загадочным.
— Мы расстались с Антонио. Ему нужна моя сестра.
— Похоже, вы стойко встречаете невзгоды, — заметил Грегори.
— По-моему, мы с самого начала не подходили друг другу, — изрекла Трейси и снова улыбнулась. Синие глаза надолго задержались на его губах, а потом медленно, откровенно заскользили по телу.
— Действительно, у вашей сестры с ним гораздо больше общего, — машинально откликнулся Грегори, из последних сил борясь с собой. — Трейси, я с превеликим удовольствием выпил бы с вами, честное слово, но только не сейчас и не здесь, под крышей моего брата. Почему бы нам не обменяться телефонами? Недели через три я буду в Лондоне по делам и позвоню вам, если вы не передумаете…
Трейси лишь молча взглянула на Грегори и скользнула в комнату, как бы ненароком задев его бедром. Он чуть не взорвался от возбуждения. Грегори остолбенел, потрясенный этой неистовой вспышкой желания.
А она уже сидела на кровати, картинно закинув ногу на ногу и улыбаясь.
«Подумаешь, бокал вина! Что тут такого? Ты же взрослый мужчина, ты умеешь владеть собой!» — Мысли молниями вспыхивали у него в мозгу.
— Это же всего бокал вина: — прошептала Трейси. — Я не прошу вас переспать со мной! — И она снова улыбнулась.
— Я бы не стала этого делать. То есть я хочу сказать, что они с сыном совсем рядом — в соседней спальне…
— Всего бокал вина, — эхом отозвался Грегори, не смея больше противиться силе, тянувшей его к этой женщине. Он взял у нее бокалы и налил вина, вдруг оказавшись на кровати рядом с ней.
Она подвинулась так, что шелк платья плотно облепил округлые колени. Грегори так и пожирал ее глазами.
— Ваше здоровье, — промолвила она, чокаясь с Грегори.
— Ваше здоровье. — Он с трудом понимал, что происходит. Трейси околдовала его своим лицом, своим телом, своими духами. От их запаха ему стало трудно дышать.
А она уже стояла перед ним на коленях, позабыв про вино, и придвинулась вплотную. Грегори больше не в силах был рассуждать.
Он заставил Трейси улечься и впился в ее губы, задирая подол и лаская горячее, страстно пульсирующее тело. А потом повалил ее на спину и овладел ею, заставив кричать от экстаза и впиваться в его спину ногтями.
Миг — и все было кончено, когда они, полуодетые, рухнули без сил на кровать, Грегори испытал запоздалое раскаяние: «Боже мой! Что я натворил?!» Он резко выпрямился и невольно потянулся рукой к спине.
— Черт побери! У меня кровь идет!
— Извини! — прошептала она.
Он окинул взглядом ее холеное дивное тело: ноги все еще раздвинуты, подол закручен где-то возле пояса. Трейси медленно подняла ногу так, чтобы он мог поцеловать нежные пальчики. — Что это у тебя за духи? — пробормотал он.
Их взгляды встретились, и ее огромные синие глаза вспыхнули так неистово, что Грегори, ослепленный, замигал и потупился.
— Это фиалки, — отвечала она. — Мои любимые цветы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Подари мне мечту - Джойс Бренда



Вроде бы как бы и не плохо.Но посоветовать прочитать не могу
Подари мне мечту - Джойс БрендаНаташа
12.11.2011, 21.27





Роман Б. Джойс на половину состоит из современных событий и событий исторических. Скажем так, линия потусторонних сил очень впечатляет и заставляет переживать за всех героев романа. Неплохо - прочесть можно.
Подари мне мечту - Джойс БрендаН@т@лья
20.06.2012, 13.49





Сюжет на любителя.Почитать можно.Не поняла суть проклятия.Изабель сама виновата во всех своих несчастиях: отказала завидному жениху, изменила мужу,прелюбодействовала с женатым кузеном.В итоге получила то, что заслужила.
Подари мне мечту - Джойс БрендаПланета
6.10.2012, 23.25





Роман просто потрясающий, аж дух захватывает!Да, Я согласна, что Изабель во многом виновата сама!Но, ведь ею управляла Любовь-искренняя, настоящая!Она верила в неё всем сердцем!Она всего лишь несчастная девушка, которая, как и все в этом Мире, мечтала обрести своё Счастье!Семья, дети, любовь-во всё это Она верила, и даже в последний момент перед своим сожжением, Она не утратила этой веры!Чтобы Вы сделали на Её месте?Как бы Вы поступили, если бы ни дай Бог Вас предали бы также жестоко как и Её?!По-моему, Вы уже и Сами знаете как бы Вы поступили в этой ситуации!Не думайте, что Я согласна с теми действиями, которые Она сотворила в Кастилии между двумя семьями!В этом плане Я Её не оправдываю!Мне кажется, что те Читали, которые внимательно прочитают этот роман, поймут, что когда Изабель была призраком, Ею управляла исключительно только жестокость, месть-отмщение, за то предательство, к которому её подвергли!И Изабель верила в это долгие столетия, ведь Она забыла, что означает то чувство Любовь, в которую Она так верила всю свою жизнь!Ведь Все, кто подвергался Её внушению-доказывали Ей, что Она права: как жена убила своего мужа, Кэтрин убила отца Антонио-Эдуардо,даже Трейси была слаба перед ужасающей силой Изабель!Видите Они Все доказали Ей, что Жестокость-Выше и сильнее всего на свете!Пока Касс не доказала ей обратное!Она доказала, что есть и другая Сила, по сравнению с которой, не сравниться ни что на Свете!Это сила-Любовь!Ведь Касс не послушалась приказа Изабель и тем самым Она освободила Её душу!rn В который уже раз Я убеждаюсь, что Любовь-наивысшая Сила, которая существует в Нашем Мире!Любовь будет жить до тех пор, пока Мы в неё Верим!!!rn PS: Любовь Была, Есть и Будет!!!
Подари мне мечту - Джойс БрендаВалерия
2.06.2013, 13.51





Полная чушь,читала по диагонали,историческая часть в романе заинтересовала,вот и читала.Не советую.
Подари мне мечту - Джойс БрендаНаталья
8.10.2013, 21.45





Полностью согласна с Валерией! Можно читать и не понимать того, о чём читаешь. Легко рассуждать, когда тебе не грозит ничего за твою веру или её отсутствие; легко рассуждать правильно или не правильно поступила Изабель, когда тебя, читатель, насильно не отдают замуж и твоему ребёнку не грозит смерть! Изабель при жизни была просто женщиной со своими слабостями и силой. Кто из теперешних женщин ждёт своих возлюбленных много лет, когда письма приходят раз в несколько месяцев??? Кто идёт на ужасный риск, чтобы увидеться с любимым человеком? Как пережить крах надежд и предательство человека, ради которого живёшь? Поэтому, мне кажется, стоит воспользоваться заповедью "не суди, да не судим будешь". И демон Изабель, рождённый её болью и страхом, мог быть действительно побеждён только силой настоящей Любви! Читайте!
Подари мне мечту - Джойс БрендаИрина
17.10.2013, 21.06





Ерунда. За всеми этими потусторонними делами и ужасами столько ляпов и нестыковок. Никакой логики. Дочитала только из-за того, узнать чем в конце концов все закончилось. Не захватило.
Подари мне мечту - Джойс Брендаиришка
26.02.2014, 14.54





Я скорее согласна с Валерией. Но затрудняюсь в выборе оценки: читать было и страшно, и увлекательно, но... Что- то не понравилось
Подари мне мечту - Джойс БрендаЛенванна
30.04.2016, 0.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100