Читать онлайн Любить и помнить, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любить и помнить - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.3 (Голосов: 98)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любить и помнить - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любить и помнить - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Любить и помнить

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Эдвард молчал. Слэйд тоже не выражал никакого желания продолжать спор. К тому же, пытаясь заглушить мысли о брате и золотоволосой красавице, которая никогда не будет ему принадлежать, Слэйд перебрал виски и теперь вообще не был способен о чем-либо мыслить здраво.
Он взглянул сквозь дверной проем на улицу. За время их разговора на дороге уже выросли тени.
Его брат был прав. Каким смешным ни казалось это объяснение, но Слэйд действительно не хотел возвращаться к Рику, так как не мог простить ему пренебрежительного отношения к себе. Рик посвятил всего себя старшему, Джеймсу, который, это следовало признать, действительно был совершенно особенным человеком — добрым, обаятельным, притягивающим к себе буквально всех.
Подобное обаяние было и у младшего брата, Эдварда. Вот только на нем, Слэйде, природа почему-то решила отдохнуть.
Джеймса и Слэйда растила Жозефина, кормилица, экономка и одновременно кухарка в их доме. Когда Рик женился на Виктории, его новая жена словно не заметила, что у хозяина дома были дети, посвятив себя родившемуся вскоре собственному сыну, Эдварду. Мать Джеймса, Кэтрин, скончалась при родах, мать же Слэйда сбежала из дому, когда ее ребенку было всего несколько месяцев, — никто так и не объяснил потом Слэйду почему. В раннем детстве он считал матерью свою кормилицу, негритянку по имени Жозефина.
Джеймс и Слэйд были неразлучны, как близнецы. Когда подрос Эдвард, он тоже начал увязываться за ними во всех их путешествиях. Неразлучность братьев казалась странной, учитывая разницу характеров — Джеймс излучал мягкость и дружелюбие, Слэйд был угрюм и вспыльчив. Все же у них была общая черта — тяга к озорным проделкам; хотя и здесь Джеймс отличался тем, что всегда знал границы допустимого и часто одергивал брата, когда тот позволял себе лишнее.
У Джеймса было очень доброе сердце, и он порой брал на себя вину за шалости Слэйда, но ему никто не верил. В конце концов причиной любой неприятности в доме начали непременно объявлять Слэйда, что тот считал крайне несправедливым, хотя в действительности именно ему принадлежало авторство большинства проделок и именно он был заводилой в их дружной компании.
Сейчас, оглядываясь назад на свои мальчишеские годы, Слэйд мог понять причину своего былого неуемного озорства. Ему отчаянно не хватало внимания окружающих. А внимание ему оказывали лишь тогда, когда он причинял взрослым какие-нибудь неприятности.
Ему до сих пор было тяжело вспоминать тот день, когда Дженна Доил виновным в своей беременности объявила его, а не Эдварда, хотя тот признал, что ребенок должен был быть от него. Но Эдварду было всего двенадцать, и ему никто не поверил. И уж конечно, абсолютно ни у кого не возникло и мысли, что виновным может оказаться Джеймс. Хотя Слэйд вообще до этого дня не касался женщины, наказан был именно он. Сразу после этого он и решил покинуть дом.
В каждый удар плетью Рик вкладывал полную силу.
Слэйд выдержал экзекуцию молча. Эдвард пытался помешать отцу — и был заперт в своей комнате. Боль не дала тогда Слэйду понять, что выкрикивал, работая плеткой, Рик.
Только потом он сообразил, что Рик проклинал мать Слэйда, шлюху, которая породила блудливого сына. Тут Рик был несправедлив — сын и мать походили друг на друга только лишь внешне.
Лишь несколько лет спустя Слэйд догадался, что незаслуженная порка была не причиной, а только побудительным толчком отъезда, вызванного тем, что свою борьбу за внимание отца он проиграл. Рик не стал отговаривать его покинуть дом и разрешил сыну отправиться, куда ему заблагорассудится.
Остаться просил его один только Джеймс. Вспоминая об этом, Слэйд словно снова видел конюшню, слышал его тревожный голос и тихие всхлипывания Эдварда:
— Ты не можешь уехать. Отец этого совсем не хочет.
— Хочет. У меня на спине шесть шрамов от его кнута. Он хочет этого, — с ненавистью ответил тогда Слэйд.
— Я сейчас приведу Джоджо, — с волнением в голосе продолжал настаивать Джеймс. «Джоджо» они называли Жозефину, к которой относились как к матери. — Она плачет на кухне.
Слэйд и сам был готов разрыдаться. Джоджо была единственным человеком, которому он не был безразличен. Но если уж он решил расстаться, то это следовало делать решительно и быстро.
— Попроси ее не плакать.
— Останься, — снова попросил Джеймс, сжимая рукой плечо Эдварда. — Это не твоя вина. Ты сказал правду.
— Слэйд уезжает из-за меня! — воскликнул Эдвард. — Отец должен был выпороть меня, а не Слэйда!
— Это так, — подтвердил Джеймс. — Слэйд, забудь обо всем. Не уезжай. Я сейчас вернусь с Джоджо. Она смажет твои раны. — В его голосе звучало отчаяние.
— Нет. Она будет плакать еще больше. — Слэйд взял под уздцы чалую лошадь и повел ее из стойла. Рик, по всей видимости, разъярится, узнав, что непокорный сын забрал его любимого скакуна.
Схватив Слэйда за руку, Джеймс повернул его к себе.
— Ты не можешь уехать! Не можешь! Не можешь!
— Могу, — выдавил Слэйд, отводя глаза от Эдварда, у которого слезы лились в три ручья.
— Я приведу отца, — в отчаянии воскликнул Джеймс.
— Только посмей! — пригрозил Слэйд, хотя в глубине души он больше всего хотел, чтобы Джеймс его не послушал.
Внезапно откуда-то из тени появился Рик.
— Ну конечно, он так похож на свою мать. Когда она захотела покинуть этот дом, ничто было не в силах ее остановить. Если он действительно хочет этого, не стоит его удерживать.
После таких слов Слэйду оставалось только вскочить на лошадь. Джеймс попытался схватить его за ногу, но Слэйд с силой толкнул брата, жалея, что этот удар направлен не на отца.
— Пожалуйста, не уезжай, — продолжал умолять и Эдвард. — Прости меня. Пожалуйста, не уезжай.
Слэйд подумал, что остался бы, если бы эти слова произнес отец. Но мольбам брата он не внял. С каменным лицом он выехал из ворот, а позднее, оставшись у костра в компании ветра и ночного тумана, разрыдался, как ребенок. Это был последний раз, когда у него на глазах появились слезы.
Получив письмо Эдварда о гибели брата, Слэйд долго не мог опомниться. Даже сейчас, месяц спустя, он не мог вспомнить, как садился в поезд в Сан-Франциско. Его разум по-прежнему не смирился с тем, что Джеймса больше нет на свете. Другие люди могут умереть — но не его старший брат.
Когда Слэйд появился в Мирамаре, весь дом пребывал в трауре. Рик на протяжении уже нескольких дней неподвижно сидел в своем кабинете. Когда Слэйд увидел отца, то поразился странной неестественности его движений и мертвенной бледности лица. Похоже, Рик вообще не заметил возвращения сына после двухгодичного отсутствия. Но Слэйда это нисколько не задело — он даже старался как мог успокоить отца; однако Рик оставался сух и неприступен. Скоро он поразил Слэйда своей идеей женить его на Элизабет, из чего следовало, что отец хочет использовать его в своих целях.
Эдвард отнесся к смерти брата с удивительной выдержкой, хотя его обычная веселость исчезла. Слэйд видел, что Эдвард в душе глубоко переживает потерю, чего он не мог сказать о матери Эдварда, Виктории. Та изображала скорбь, но Слэйд был уверен, что это всего лишь притворство. Впрочем, другого он и не ожидал с ее стороны.
Отец Джозеф, утешая его, сказал, что время лечит все раны, но дни шли, а боль в сердце Слэйда не проходила. И даже виски оказалось не в силах уменьшить эту боль.
Внезапно очнувшись от своих воспоминаний, Слэйд огляделся. Все пережитое всплыло в его памяти так ярко, что сейчас ему показалось странным, что он сидит в полутемном баре, обслуживаемом более чем сомнительного вида официанткой. Эдвард прав — в Сан-Франциско его бы никто не затащил в подобное место. Просто по возвращении домой в нем снова вспыхнули мятежный дух и стремление делать все наперекор здравому смыслу.
В затуманенном мозгу Слэйда всплыло дневное происшествие. Странно, почему его никак не покидает сомнение в том, что эта девушка — невеста Джеймса Элизабет Синклер?
Неужели это она любила Джеймса и, как только память вернется к ней, она будет оплакивать его кончину? Джеймс долго ухаживал за ней. Он стремился выбраться к ней в Сан-Луис-Обиспо при любой возможности. Судя по тому, что писал ему Джеймс, брат любил свою невесту очень сильно. В груди Слэйда холодело, когда он пытался представить себе их встречи — довольно частые до того дня, как Элизабет уехала в Лондон.
Слэйд вспомнил о планах Рика относительно него. После выпитого виски эти планы казались просто смехотворными.
Поскольку теперь Слэйд становился старшим из его сыновей, Рик собирался оставить Мирамар ему. Передавать наследство старшему сыну было традицией калифорнийских семейств еще со времен, когда эти земли принадлежали Мексике. Но за право наследования Слэйд должен был заплатить женитьбой на Элизабет Синклер, тоже богатой наследнице.
Мирамар отчаянно нуждался в деньгах, и наследство Элизабет Синклер пришлось бы как нельзя кстати.
Слэйд попытался отогнать от себя воспоминание об Элизабет, о ее широко распахнутых, проникающих прямо в душу глазах, светящихся признательностью и благодарностью. Он совсем не собирался жениться на ней, как не собирался возвращаться в Мирамар и наследовать фамильное поместье. Рик ни разу не просил его остаться, когда Слэйд наносил в Мирамар короткие визиты. Пусть теперь потрудится, пытаясь его уговорить, — все его попытки будут тщетными.
Нельзя сказать, чтобы он не любил своего фамильного гнезда. Совсем нет. Всегда любил и будет любить. Но Мирамар принадлежал Джеймсу, как и Элизабет Синклер, — и смерть ничего не изменит. Слэйд любил своего брата и не собирался предавать его — даже мертвого.
Завтра же он отправится обратно в Сан-Франциско и продолжит работу, которой занимался уже десять лет. Именно в этом городе у Слэйда теперь был дом. А у Рика останется еще один сын, и, когда Рик станет немощен, у него будет кому передать Мирамар. Впрочем, рассудил Слэйд, речь об этом могла зайти не раньше чем лет через двадцать.
И все же Слэйда не покидала мысль, что только его энергия и опыт работы в Сан-Франциско могут вернуть к жизни медленно приходящее в упадок поместье. Мирамар оказался на краю разорения именно потому, что Рик, как и многие другие владельцы окрестных ранчо, отстал от века. Современная промышленность, новые технологии, подъем культуры сельскохозяйственного производства стремительно изменяли Калифорнию. Мирамар все больше и больше становился похож на неповоротливого динозавра в новом и динамичном мире. Будущее принадлежало таким областям деятельности, как добывающая промышленность, деревообработка, создание высокопродуктивных ферм. В Калифорнии существовало уже несколько огромных сельскохозяйственных предприятий, получавших колоссальные прибыли на производстве апельсинов, лимонов, пшеницы и ячменя. Мирамар имел много плодородной земли, в его садах выращивались самые сладкие фрукты во всей округе, а в подземельях хранилось лучшее вино. Когда-то в поместье был густой лес, неразумно вырубленный, и его можно было бы восстановить, чтобы обновлять и продавать древесину. Наступал двадцатый век, и в него Мирамар не мог войти необновленным. Но хотя Слэйд чувствовал, что способен подтянуть Мирамар к современному уровню, он совершенно не собирался этого делать. Его звал тот большой город, которому он сейчас принадлежал.
Слэйд возвращался в гостиницу уже затемно. Кафе вот-вот должно было закрываться, но, рассмотрев, кто идет мимо, миссис Барк открыла дверь, приглашая Слэйда войти. На столе в мгновение ока появились большая чашка с крепким кофе и тарелка с толстенным бифштексом, а что касается расторопно поданного яблочного пирога, то Слэйд смог осилить лишь половину предложенного ему куска. У него создалось впечатление, что хозяйка кафе находит удовольствие в хлопотах вокруг него, и он совершенно не мог взять в толк, что было тому причиной. Будучи подростком, он доставлял этой женщине немало хлопот своими проделками. В конце концов Слэйд пришел к выводу, что она сочувствует его потере.
— Приходи еще, — прошептала миссис Барк, когда Слэйд направился к двери.
Он кивнул, поблагодарил за ужин и вышел на улицу, чувствуя на себе ее долгий взгляд. Только здесь он сообразил, ради чего его приглашали, но не мог понять, почему это пришло в голову именно миссис Барк. Она была довольно привлекательна, примерно его возраста, но между ними никогда не было даже намека на симпатию.
Взяв ключ у гостиничного клерка, Слэйд медленно, чувствуя невероятную усталость, двинулся вверх по лестнице.
Вдруг он вспомнил, что комната Элизабет расположена как раз напротив лестницы, и эта мысль мгновенно стряхнула с него сонное оцепенение. Слэйд решил, что у него есть еще одна причина покинуть город завтрашним же утром.
Но, дойдя до верхней площадки, он не удержался от того, чтобы не остановиться у притягивающей его двери. В его памяти всплыло лицо Элизабет с миндалевидными, золотистыми в солнечном свете глазами. Вопрос, которого Слэйд старательно избегал все утро, вновь завладел им: действительно ли та девушка, которую он нашел возле железнодорожного полотна, — Элизабет Синклер?
Он снова, в который уже раз, постарался изгнать из головы эти сомнения. Какой смысл думать об этом сейчас? Завтра он отправляется в Сан-Франциско, а эта девушка будет продолжать жить своей жизнью.
Слэйд с силой сжал ключ в кулаке, стараясь не вспоминать, что она рыдала у него на плече так, словно он был принцем из волшебной сказки, сумевшим избавить ее от дракона. Его можно было назвать кем угодно, только не волшебным принцем.
В этот момент одна из дверей, скрипнув, открылась и в коридор шагнула высокая фигура, облаченная в толстую пижаму.
— Я думал, что уже не увижу тебя. — Рик бросил внимательный взгляд на лицо сына.
— Я собираюсь спать. — Слэйд, однако, не двинулся, надеясь услышать, узнал ли Рик в спасенной девушке Элизабет.
— Ты был в баре?
Молодой человек кивнул.
— Тебе надо принять ванну. От тебя пахнет табаком, виски и дешевыми духами.
Слэйд подумал, что он определенно не может пахнуть дешевыми духами, но противоречить не стал. Если отец считает, что он навещал шлюх, нет смысла его разубеждать. Отец всегда думал о нем самое худшее.
— Я не хочу, чтобы Элизабет увидела тебя в таком виде.
Значит, это действительно Элизабет. Бывшая невеста Джеймса.
— Мне надо поговорить с тобой. — Рик словно не замечал настроения сына.
— Я не расположен к беседам. Мне смертельно хочется спать.
— Ты, похоже, уже с кем-то переспал.
— Тебе-то какое дело? — взорвался Слэйд. Не было еще случая, чтобы Рик не вывел его из себя. — Это моя забота, а не твоя.
— У тебя мораль, как у мартовского кота. Я не хочу, чтобы Элизабет знала об этом.
Слэйд хотел было возразить отцу, но затем выбросил из головы это намерение. Рик все равно ему не поверит.
— Ничего, пусть узнает, — буркнул он. — Все равно я не женюсь на ней.
— Тогда ты не получишь Мирамар! — выкрикнул Рик.
— Не получу, потому что не хочу!
— Ты лжешь. Хочешь. И всегда хотел. Сейчас у тебя появился шанс. — Внезапно Рик схватил Слэйда за руку и потащил его в свою комнату.
Слэйд вырвал руку.
— Ты, старый дурак, — презрительно прошипел он сквозь зубы. — Какой у меня может быть шанс? Мирамар должен был принадлежать Джеймсу. Мне не нужно чужое.
— Я вижу, ты совсем забыл об уважении, — повысил голос Рик. — Ко мне, к Мирамару, к своим предкам, к традициям. У тебя нет выбора. Теперь ты — самый старший из наследников. Мой отец тоже был вторым сыном. Он участвовал в войне за независимость Мексики, и ему пожаловали это поместье. Всю жизнь после того, как он получил Мирамар, он упорно работал — но не для себя. Он хотел оставить наследство мне — а значит, и тебе. Теперь ты — мой наследник, а позднее им будет твой сын. Это традиция, а традиции не меняются по чьей-то прихоти!
— Ты остался жить в эпохе, которая больше не существует. Оглянись вокруг! Через несколько месяцев мы шагнем в двадцатый век!
— Тогда сделай это ради Джеймса, — понизил голос Рик. — Он знал, как ты любил Мирамар. Мы не раз говорили с ним об этом. Я не сомневаюсь, что он бы хотел, чтобы именно ты получил Мирамар.
— Откуда ты знаешь, что сказал бы Джеймс? — возразил Слэйд, чувствуя, что его охватывает гнев. В его голову закралось подозрение, что Рик выделял Джеймса только потому, что видел в нем наследника. На самом же деле больше всех своих сыновей он любил Мирамар.
Рик снова схватил Слэйда за руку.
— Если ты не женишься на ней, мы потеряем поместье.
Слэйд некоторое время удивленно молчал.
— Ты шутишь…
— Ранчо заложено. У меня не было выбора — наши дела идут все хуже и хуже. Депрессия девяносто третьего года нанесла нам страшный удар, но я никогда не думал, что все станет так плохо.
Ошеломленный Слэйд не произнес ни звука.
— Я уже два года не в состоянии оплатить закладную. С меня этого особенно и не требовали, пока недавно в «Бэнк оф Сан-Франциско» не появился новый управляющий. Он угрожает забрать наше поместье. Единственное, что сдерживало банк до сих пор, — это известие о предстоящей свадьбе Джеймса с Элизабет, у которой большое приданое. В банке еще не пронюхали, что Джеймс мертв. Когда они об этом узнают, для нас все будет кончено. Они заберут поместье, чтобы разбить всю землю на отдельные участки и сдать их в аренду. Ты должен жениться на Элизабет, и немедленно. Если ты не сделаешь этого, наше поместье исчезнет.
Слэйд никак не мог обрести дар речи.
— Это правда, — произнес Рик, выпуская его руку. Шагнув в сторону, он обернулся и бросил пристальный взгляд на сына. — Мы не просто потеряем поместье. Мы станем банкротами.
Слэйд все еще не мог поверить в то, что услышал.
— Если ты не женишься на ней, это сделает Эдвард. Нам нужны ее деньги, и как можно скорее.
Слэйд услышал сорвавшиеся с его собственных губ слова:
— Эдварду Мирамар всегда был безразличен.
— Ты прав. Все, что его интересует, — это женщины и карты. Но ему это простительно — он еще молод. Однако Эдвард, я думаю, сделает то, что должен. — Рик поднял глаза на сына, как бы добавляя: «В отличие от тебя».
— Думаю, Викторию это очень обрадует, — саркастически заметил Слэйд. Мать Эдварда всегда хотела видеть сына состоятельным. Впрочем, Эдвард может на это и не пойти. А может ли? Рик был прав — преданность традициям всегда была отличительной чертой семьи Деланса.
— Ну?
Теперь Слэйду было гораздо труднее дать отрицательный ответ. Он не хотел оставаться, не хотел наследовать Мирамар, который должен был бы достаться лежащему в могиле Джеймсу. Но одна лишь мысль, что его Мирамар исчезнет навсегда, казалась ему дикой, нелепой и пугающей. А еще больше ему не нравилось предположение о свадьбе Эдварда и Элизабет.
— Что, черт побери, тебя смущает в женитьбе на прелестной молодой девушке? Ты же всегда этого хотел, — раздраженно произнес Рик.
— Это не так, — быстро возразил Слэйд. Если бы у него хватило мужества ответить отцу честно, ему пришлось бы признаться, что тот прав. В глубине души он действительно всегда желал то, что никогда не могло бы ему принадлежать. Теперь эта прежде недостижимая мечта стала осуществимой. Потому что умер его брат.
Молча повернувшись, Слэйд направился к двери. Но прежде чем уйти, он обернулся. Его лицо было хмурым.
— Я подумаю об этом. Дай мне немного времени.
Рик был так же мрачен, а его ответ — столь же немногословен.
— Времени у нас нет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любить и помнить - Джойс Бренда



Я не любитель историй про Америку, на характер графской дочки впечатлил! Она куда более стойкая, нежели ее муж. И его достоинства тоже явно выше среднего - из сбежавшего парнишки без гроша в значимого и достойного человека. Уважаю таких. И спасибо автору.
Любить и помнить - Джойс БрендаKotyana
22.06.2012, 16.11





Роман хорош.
Любить и помнить - Джойс БрендаОксана
22.06.2012, 22.17





Хороший роман , НО , длинный ужас ...и очень уж много всяких приключений , на бедную голову , главных героев ...можно было и два романа сделать :) 7 баллов
Любить и помнить - Джойс БрендаВикушка
17.06.2013, 0.16





Ага, это роман про млад сестру Николь(скандальная любовь ), Регину . Надеюсь, что тоже будет интересно.
Любить и помнить - Джойс Брендаольга
11.12.2013, 19.51





Ага, это роман про млад сестру Николь(скандальная любовь ), Регину . Надеюсь, что тоже будет интересно.
Любить и помнить - Джойс Брендаольга
11.12.2013, 19.51





Регина - дочь Николаса из "Темного Огня"???
Любить и помнить - Джойс БрендаКвака
17.03.2014, 18.50





Великолепный роман, после него осталось множество впечатлений, перечитывала несколько раз. Писательница просто прекрасна. Столько правды, столько мыслей и чувств. Спасибо вам, за ваши прекрасные произведения. Советую читать всем.
Любить и помнить - Джойс БрендаАлла
17.04.2014, 13.05





Книга понравилась. НЕ "АХ", но понравилась :) И герой, и героиня, и сюжет. И даже второстепенные герои тронули. Откровенные сцены тоже. Девять баллов.
Любить и помнить - Джойс БрендаНефер
9.08.2014, 16.28





Понравилась гл.героиня, ее выдержка и настойчивость в сохранении брака, но сильного впечатления не получила.
Любить и помнить - Джойс БрендаЖУРАВЛЕВА, г. Тихорецк
17.05.2015, 1.49





Хороший роман
Любить и помнить - Джойс БрендаЧита
17.05.2015, 20.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100