Читать онлайн Игра, автора - Джойс Бренда, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра - Джойс Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 158)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра - Джойс Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра - Джойс Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джойс Бренда

Игра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

Лэм смотрел вслед Катарине. Хотя благодаря Хью он только что одержал крупную победу и хотя его определенно радовал отказ Хью от Катарины, ему было жаль девушку. Все же он сумел удержаться и не поспешить за ней.
Для Катарины он был не лучше Хью, и, возможно, он нравился ей еще меньше. Хыо она когда-то любила, они были долго и близко знакомы, и этого ничто не могло изменить; возможно, даже несмотря на то, что он от нее отрекся из чисто политических соображений, в глубине души она все еще испытывала к нему теплое чувство. С другой стороны, у него самого с Катариной не было общего прошлого и было мало общих воспоминаний — к тому же воспоминания лишь о похищении и о времени, которое она против воли провела в его постели.
На лестнице раздались шаги Хью. Лэм обернулся.Он был прав — Бэрри отказал Катарине. Хотя сам он на месте Хью поступил бы иначе. Но Хью сделал так, как сделал бы любой аристократ: землевладельцы не женятся на нищенках, в этом все дело.
Бэрри поймал взгляд Лэма, с минуту они смотрели друг на друга. Лэм отлично понимал Хью: тот не хотел жениться на Катарине, так как она потеряла свой титул и состояние, но был полон решимости сделать ее своей любовницей. У них было немало общего.
Подобно двум сцепившимся рогами мощным лосям, они на несколько долгих мгновений скрестили взгляды. Оба были полны решимости. Катарина могла достаться лишь одному из них. Лэм повернулся и пошел к столу. Хью последовал за ним и наполнил пивом кружки.
Итак, О'Нил, ошибалась Катарина или нет? Есть у вас договоренность с королевой?
Лэм отхлебнул пива, хотя предпочел бы терпкое красное французское вино.
— А какое вам до этого дело?
— Мне не нравится принимать в доме англичанина.
Тогда считайте меня ирландцем. Хью уставился на него.
Я бы рад считать вас ирландцем, да боюсь ошибиться.
Лэм улыбнулся, выжидая, чтобы Хью высказался яснее, но он уже догадался, куда тот клонит.
— Вы еретик? — спросил Хью.
— Я протестант.
— Значит, вы последователь вашей протестантки королевы.
Лэм заметил, что, в отличие от других папистов, Хью не осмелился назвать королеву еретичкой.
Я держу нос по ветру. Услышав эти слова, Хью усмехнулся:
Значит, вы не храните верность ни Господу, ни королеве.
Лэм тоже усмехнулся. В его глазах появился блеск.
— И вы хотите предложить мне редкий шанс, лорд Бэрри?
— Не каждый день Владыка Морей стучится в мою дверь. Было бы глупо не воспользоваться таким случаем.
— Я еще не понял, глупы вы или нет, — небрежно сказал Лэм. — Может, ваше предложение и перевесит какую-то чашу весов.
— Здесь идет война.
— Кто же этого не знает?!
— Ирландцы продержались прошлую зиму благодаря Испании. Зима была дьявольски холодной. Без помощи извне умерло бы гораздо больше людей.
Лэм забарабанил пальцами по столу.
Уж не хотите ли вы меня разжалобить? У меня нет жалости ни к кому.
— Это я слышал. Говорят, что вы охотитесь за любыми кораблями, что никому, за кем бы вы ни погнались, не удается уйти. И также хорошо известно, что всем призам вы предпочитаете испанские.
— Вы ошибаетесь. Сокровище остается сокровищем независимо от того, чье оно.
Бэрри наклонился вперед.
— Вы можете нам пригодиться, О'Нил.
— Вам?
Фитцморису и другим могущественным лордам, которые борются за изгнание англичан с нашей земли, за освобождение от власти королевы.
Вы хотите, чтобы я связал свою судьбу с кучкой изменников-папистов? — спокойно осведомился Лэм.
Вы уже стали изменником, О'Нил. Не понимаю, как королева могла простить вам ваши кровавые преступления. Не могу даже представить себе, что вы предложили ей ради прощения. Но если вы снова окажетесь в Тауэре, то скорее всего кончите жизнь на виселице. Это хорошо известно нам обоим.
— Я уже дрожу.
— Вам нечего терять, и вы можете многое обрести, если присоединитесь к нам.
Лэм скривил рот.
— Я вижу большие потери и малые приобретения, Бэрри.
— И у вас нет ни капли сочувствия к родной земле?
Вы уже забыли, что я англичанин ? Бэрри покраснел.
— Шон О'Нил боролся против короны, пока не был убит. Никто не сражался с короной упорнее и смелее, чем он. Он ненавидел англичан, и он ненавидел королеву.
— Как вы упомянули раньше, он был убийца, а вовсе не герой. К тому же дикарь и насильник, — холодно произнес Лэм.
— Мы с ним не встречались.
— Вам очень повезло, — отрезал Лэм. — Меня не проймешь упоминаниями о моем отце. Мне плевать, с кем он сражался и за что.
— Будь на то ваше согласие, я мог бы послезавтра устроить встречу с Фитцморисом, — сказал Бэрри. Его лицо дышало решимостью. — Мне не удалось склонить вас на нашу сторону, а он дьявольски хорошо умеет убеждать, и он убеждал гораздо менее заинтересованных людей, чем вы.
Лэм поднялся на ноги:
Будь он хоть сам дьявол, Бэрри, и предлагай он даже бессмертие, ему не удалось бы уговорить меня перейти на сторону папистов и изменников. Бэрри тоже встал.
— Да вы святоша, черт побери!
— Я не желаю брататься с папистами и фанатиками, которые, глазом не моргнув, сжигают мужчин, женщин и детей на кострах. — Он постарался подавить яркие воспоминания, не только зрительные — в его ушах звучал ужасный, незабываемый женский вопль, ноздри заполнил запах горелого мяса.
— В Ирландии никого не сжигали!
— Пока еще нет. Но Фитцморис вешал не только мужчин, но и подростков, он обрекал женщин и детей на голодную смерть — и все это во имя Господа. Поищите кого другого играть с вами в измену, Бэрри. Я не собираюсь встречаться с Фитцморисом, разве что для того, чтобы выдать его королеве.
Бэрри яростно смотрел ему в спину, пока Лэм шел через холл к разложенному Макгрегором матрасу.
Я вам не верю, — выкрикнул он. — Не верю, что вы храните лояльность королеве. Я не сомневаюсь, что вас можно купить, друг мой.
Лэм ногой придвинул матрас к стене и улыбнулся:
Вы правы, меня можно купить. Но только если цена оправдывает риск, а в данном случае вы не в состоянии заплатить требуемую сумму.
Бэрри снова уселся и налил себе еще пива. Лэм устроился на матрасе, раздумывая над тем, удовлетворил ли Бэрри полученный ответ. Он очень в этом сомневался.
Лежа в сгущавшейся тьме, он вспоминал, как королева боялась и ненавидела Фитцмориса, представлявшего гораздо большую угрозу, чем Фитцджеральд, и как они потеряли всякую надежду захватить его и подавить мятеж. Елизавета была бы очень благодарна тому, кто вынудил бы Фитцмориса сдаться. Кто сумел бы его захватить. Лэм подумал, что человек, которому удалось бы свалить Фитцмориса, мог потребовать любое вознаграждение. К тому же Фитцморис был врагом отца Катарины.
Но если бы паписта поймали в ближайшем будущем, это вряд ли могло повлиять на судьбу Фитцджеральда, который оставался бы неимущим узником дома Легера; разве что появились бы новые обстоятельства, в результате которых он мог вернуть себе титул графа Десмонда и возвратиться в Ирландию. Лэм старался представить себе, какие это могли быть обстоятельства.
Он также размышлял, стоит ли ему затевать смертельно опасную игру, способен ли он стать посредником между борющимися за Южную Ирландию силами. Его охватило необычайное возбуждение. Он заснул, перебирая в голове самые невероятные возможности, чувствуя, что, несмотря на недавние заверения в преданности, он вскоре так или иначе окажется замешанным в папистском мятеже против короны.
Катарина лежала в полной темноте, свернувшись клубочком на матрасе. Глотая слезы, она думала о том, что же ей делать дальше. Она оставила монастырь, чтобы выйти замуж, не зная о положении в котором оказался ее отец, не зная, что у него нет ни средств, ни желания устроить ее брак. К тому же, когда Фитцджеральда осудили за измену и лишили земель, ее дяди и кузены и все вассалы Фитцджеральда тоже все потеряли. Хью был прав, когда говорил, что она станет обузой своим родичам, если направится к ним. Прав, когда сказал, что ей некуда деваться. Он не сказал лишь, что ей не к кому обратиться за помощью, совсем не к кому.
Кроме Лэма О'Нила. Но он был причиной большинства ее проблем и, значит, не мог послужить их разрешению.
В маленькой холодной комнате вдруг стало еще холоднее.
Катарина спала в одежде, укрывшись своим подбитым мехом плащом и найденным на кровати одеялом, но ее пробрала дрожь. Не успела она удивиться, откуда вдруг взялся сквозняк, как услышала легкий шорох и вся напряглась. Ее сердце бешено заколотилось от внезапного приступа страха.
Кэти? — Хью мягко обхватил ее плечи. Катарина ахнула и перевернулась на спину, чтобы видеть его. Он опустился на колени рядом с кроватью, поставил каганец на пол и улыбнулся ей. Катарина села, приложив ладонь к груди.
Хью! Что ты здесь делаешь? Ты меня напугал. Я решила, что меня собираются убить!
Он издал негромкий смешок и вдруг приложил ладонь к ее щеке. Катарина замерла. Он погладил пальцем ее полную нижнюю губу.
Я пришел не за тем, чтобы убить тебя, Кэти. Я хочу убедить тебя в своей правоте.
Она все поняла. Глупо было сразу не сообразить, что он задумал. Сейчас она совершенно ясно увидела в его глазах похотливый блеск.
Убирайся.
Он рассмеялся. Его рука соскользнула вниз и крепко обхватила ее плечо.
Ну, не так быстро.
Она дернулась, пытаясь вырваться.
— Убирайся!
— Я не сделаю тебе больно, во всяком случае, больно будет только чуть-чуть. У меня были другие девушки, Кэти. Я знаю, что делаю. Он толкнул ее на постель и взгромоздился сверху, упершись коленом в ее колени.
Катарина с криком принялась брыкаться, стараясь ударить его.
Он оборвал ее крик, накрыв ее рот своим, обхватил ее запястья одной рукой, потом быстро задрал ей юбки до талии и раздвинул бедра своими бедрами.
Катарина вырывалась изо всех сил. Теперь она по-настоящему испугалась. Он спустил рейтузы и высвободил свой член. Тяжело дыша, Катарина пыталась его сбросить. Он оторвался от ее рта.
— Кэти, успокойся! Мы же друзья, черт побери! Тебе это понравится!
— Никакие мы не друзья, — выдохнула она, приподнялась и изо всех сил впилась зубами в его руку.
Он вскрикнул и влепил ей тяжелую пощечину. Боль отдалась во всем теле девушки, из глаз посыпались искры. Почти теряя сознание, она смутно ощущала его пальцы, теребившие сухую девственную плоть между ее ногами. Она знала, что надо сопротивляться, но ее ноги и руки словно налились свинцом. Способность мыслить постепенно вернулась к Катарине, и ее охватила паника. Сейчас ее изнасилуют. Она вывернулась… и внезапно почувствовала свободу. Тела Хью уже не было на ней.
В мгновение ока Хью перелетел через комнату и грохнулся головой о стену. Туман в глазах Катарины рассеялся. Она увидела Лэма, который поднял Хью на ноги. Его кулак с громким треском опустился на лицо Хью. Тот крякнул и стал сползать вниз, но Лэм снова поднял его и снова ударил, на этот раз в живот. Хью шумно выдохнул и бесформенной грудой повалился на пол.
В руке Лэма вдруг оказался кинжал. Ногой он перевернул стонущего Хью на спину и посмотрел на Катарину.
Только скажите, и я убью его. Или кастрирую. Как вам захочется.
Не спуская с него глаз, Катарина одернула юбки. Ее сердце все еще бешено билось. Девушку трясло, к горлу подступала тошнота.
Не надо.
Он выпрямился и спрятал кинжал.
Катарина откинулась к стене, потом наклонилась и перегнулась через край кровати, чувствуя позывы крвоте.
Лэм схватил в углу комнаты ночной горшок и поставил перед ней. У нее ничего не вышло. Он отодвинул горшок и положил ладонь ей на спину. Ее тело содрогалось.
Катарина, — хрипло сказал он.
Катарина легла на спину и закрыла лицо ладонями, силясь не разрыдаться. Но это было невыносимо. Она знала Хью с самого рождения. Как ему могло прийти в голову изнасиловать ее?
Катарина, — резко повторил Лэм. — Он вам что — нибудь сделал?
Подавив рыдания, она сумела отрицательно мотнуть головой. Он взял ее ладони и отнял их от лица.
Он вам что-нибудь сделал? — повторил он. Глотая слезы, Катарина снова качнула головой.
— Нет.
При свете фитиля она заметила, как Лэм немного расслабился. Он смотрел ей в глаза, словно не решаясь что-то сделать, потом поднял руку и совсем легко коснулся ее лица. Его пальцы гладили ее по щеке. Не в силах шевельнуться, Катарина смотрела в серьезные серые глаза.
Потом его глаза потемнели. Он повернул ее голову в бок.
Он вас ударил.
Катарина кивнула, изо всех сил стараясь сдержаться, чтобы не броситься безоглядно в его объятия.
Лэм разглядывал ее лицо. На его виске заметно пульсировала жилка. Теперь она почувствовала, как болит и подрагивает щека. Когда он дотронулся до ее челюсти, она невольно дернулась. Лэм убрал руку и встал.
— Пожалуй, я все-таки убью его, — сказал он.
— Нет! — Катарина схватила его за запястье и увидела, что у него рука в крови. Она опустила руку. Их взгляды снова встретились.
— Я… прошу вас. Не надо. Хватит и того, что случилось.
Лэм посмотрел на нее долгим оценивающим взглядом.
— Вы очень смелая женщина, Катарина. Смелая и непохожая на других. Большинство женщин на вашем месте впало бы в истерику. — Он испытующе заглянул ей в глаза.
— Я… у меня истерика. — Она не смогла отвести взгляда.
Он чуть заметно улыбнулся.
— Что-то не похоже. — Помолчав, он сказал: — Я не могу винить Хью за то, что ему до такой степени захотелось вас. В чем я его могу обвинить, так это в недостатке вежливости. — Лэм подошел к приоткрытой двери. — Я позабочусь, чтобы лорда Бэрри поместили в его собственную постель. На дверях вашей комнаты нет засова, поэтому я перенесу свой матрас сюда, в коридор. Хотя этой ночью Бэрри уже не проснется.
— Я знаю, — неуверенно произнесла Катарина. — Лэм, спасибо вам.
Он замер. То, что она назвала его по имени, как будто чем-то связало их. Как это прозвучало!
Наконец он вышел и крикнул слуг голосом, способным и мертвого поднять с постели. Вскоре двое людей Хью вынесли того из комнаты, а Катарина лежала, не в силах заснуть, зная, что Лэм, тоже без сна, томится у ее двери.
Они отправились в путь вскоре после восхода солнца. Стоявшая в последние дни мягкая погода изменилась, и утро наступило сырое, с мелким моросящим дождем. Хью Бэрри не стал их провожать. Он оставался в постели, очевидно залечивая не только свои раны, но и уязвленное самолюбие.
Катарина скакала быстрой рысью рядом с Лэмом с одной стороны и Макгрегором с другой, пытаясь забыть обо всем, что говорил и делал Хью, забыть о том, как Лэм ее спас. Время от времени она задумывалась, не приснилось ли ей это. Не ужасная попытка изнасилования, которой ей в жизни не забыть, но легкое, нежное прикосновение Лэма. Он за нее переживал, в этом она была уверена тогда — и почти уверена сейчас.
Однако этим утром он ей и слова не сказал. Один раз он мельком взглянул на ее представлявшее сплошной синяк лицо и отвернулся. Катарина знала, что выглядит ужасно, и еще раз в этом убедилась, взглянув в зеркало. Одна сторона ее лица распухла и приобрела синевато-багровый оттенок. Катарине ужасно хотелось, чтобы он как-то дал ей знать, что его ночная забота была искренней, но он вел себя так, словно ничего не случилось.
Они придержали лошадей, чтобы пересечь реку вброд. Катарина решила, что настал подходящий момент обсудить то, что не давало ей покоя: куда ей теперь деваться. Лошади осторожно ступали по каменистому дну. Катарина не решалась заговорить, не зная, как ей обратиться к нему после того, как он по-рыцарски спас ее прошлой ночью. Его имя вертелось на кончике ее языка, но она опасалась, что сегодня оно может прозвучать чересчур интимно.
— О'Нил? — неуверенно произнесла она.
Их лошади вскарабкались на противоположный берег. Лэм взглянул на нее.
Мы возвращаемся на «Клинок морей»? — обеспокоено спросила она.
— Да.
Ее сердце неистово заколотилось. Значит, теперь, когда Хью отказал ей, Лэм считает ее своей добычей? Она не решалась задать следующий вопрос, но у нее не было выбора. Ей необходимо знать, что он намерен делать.
— И куда вы меня отправите?
Он пронзил ее взглядом. Мгновение Катарина думала, что он не ответит.
Нам надо поговорить, Катарина. Только не сейчас, — сказал он, не глядя на нее. — Поговорим, когда вернемся на корабль.
Не в силах ждать, девушка воскликнула:
— Вы собираетесь обсуждать мое будущее?
— Верно.
— Тогда мы должны сделать это сейчас!
— Сейчас не время. Округа кишит голодными бродягами, которые только и ищут, чем бы поживиться. — И он резко пустил лошадь быстрой рысью. Кобыла Катарины не отставала. Вне себя от беспокойства, девушка не старалась ее сдерживать.
К полудню они достигли стен города, въехали в него через северные ворота и быстро поскакали по узким улочкам. Вскоре показалась гавань, слева от которой виднелся замок Корк, в котором располагался английский гарнизон. На воде стояло на якоре множество шхун, барков и рыбацких лодок. В середине залива на пологой волне плавно покачивался «Клинок морей». Черный, с изящными обводами, с надуваемыми бризом белыми парусами, он выглядел типично пиратским кораблем. Казалось, ему не терпится, дождавшись попутного ветра, выйти в море.
Катарина искоса взглянула на Лэма и заметила, как смягчилось его лицо, когда он увидел свой корабль. Его гордость можно было понять. Хотя «Клинок морей» и являлся орудием пирата, он представлял собой прекрасное, волнующее зрелище. Катарине пришло в голову, что корабль и его хозяин великолепно подходят друг другу.
А нам разрешат отплыть?
Они остановились у края причала. Катарина увидела, как с корабля спускают шлюпку.
Никто не смог бы мне помешать, даже если бы захотел, — сказал Лэм как о чем-то само собой разумеющемся.
А сэр Джон Перро? Лэм взглянул на нее.
Думаю, он захочет побеседовать со мной перед отплытием. Однако поскольку мне нечего ему сказать, то не думаю, чтобы я стал вежливо дожидаться его разрешения на выход в море. — Он улыбнулся. — С таким грубияном не следует церемониться, верно?
Катарина не сумела улыбнуться в ответ. Она не сомневалась, что Перро будет в ярости, когда обнаружит, что «Клинка морей» уже нет.
Вам это нравится, — вдруг сказала она. Это было не столько обвинением, сколько ошеломляющим прозрением.
Лэм вопросительно поднял брови.
Вам нравится опасность. Нравиться бросить вызов и выйти в море, прежде чем Перро узнает о вашем возвращении и прикажет вам остаться. Вас радует опасность! Он засмеялся.
Я никогда над этим не задумывался, но, возможно, вы правы. — Он соскользнул на землю. — Эй, парень!
Оборванный портовый мальчишка подбежал к нему. Лэм дал ему несколько пенни.
Отведи этих лошадей обратно в конюшню. Монеты исчезли как по волшебству.
Хорошо, сэр. Это вы капитан пиратов? — Глаза оборванца были широко раскрыты. На грязной физиономии они казались синими васильками,
Я, — сказал Лэм и скорчил страшную физиономию. — И давай поживее, пока я не забрал тебя с собой!
Мальчишка схватил поводья и быстро ретировался.
Вам доставило удовольствие его напугать? Лэм улыбнулся, отчего его лицо совершенно преобразилось.
Он ничего другого и не ждал от ужасного пирата. Я не хотел его разочаровывать.
Катарина улыбнулась в ответ. Его улыбка тотчас погасла, и он несколько мгновений смотрел на нее, потом резко повернулся в сторону залива. Катарина задумчиво смотрела на его широкую, укутанную в плащ спину. Прошлой ночью он за нее беспокоился — в этом она была почти уверена. А сегодня он относится к ней с полным безразличием, словно чужой. Почему?
Да и зачем ей это знать? Он пират, и она не должна забывать об этом. Он пират и сын Шона О'Нила.
Когда «Клинок морей» направился к выходу из залива в открытое море, Лэм передал штурвал первому помощнику и спустился с полубака. Он стоял на носу, глядя в набегающие серо-стальные волны. Ему нравилось ощущение ледяных брызг на лице. «Клинок морей» без усилия разрезал волны. Он строился для погони и был быстрым, узким и легким. Когда они выйдут в море, Лэм поставит все паруса, и они понесутся, подгоняемые ветром. Но куда?
Лэм знал, что у него остается немного времени. Вскоре он должен познакомить Катарину со своими планами. Кстати, она как раз хотела обсудить с ним свое будущее.
Он боялся. Это было поразительно. Он не испытывал страха перед предстоящими сражениями — только ледяное спокойствие и обострение всех чувств. А теперь он боялся женщины, боялся, что она его отвергнет.
Катарина отвергла Хью, свою детскую любовь. Лэм напрягся, как пружина. Глупо было думать, что взамен она готова будет считать своим покровителем его, печально известного пирата, сына убийцы. Требовалось предложить ей что-то большее, чем то, что он предлагал ей до сих пор.
Тем не менее он чувствовал, что и этого будет недостаточно. Он отлично помнил, как гордо и презрительно вела себя с ним Катарина Фитцджеральд. Но… возможно, прошедшая ночь что-то изменила? При одной лишь мысли об этом — от проблеска надежды — кровь быстрее побежала в его жилах.
И все же Лэм боялся пойти к ней. С бьющимся сердцем стоял он, держась за поручень, не решаясь отпустить его. Умом он понимал, что совершает глупость, ставя перед собой слишком высокую цель, достойную совсем другого, гораздо лучшего мужчины. Но его сердце бросало вызов уму.
Наконец Лэм повернулся и прошел к трапу, чтобы спуститься вниз и откровенно объясниться с Катариной — чтобы просить ее стать его женой.
Катарина стояла у открытого иллюминатора, не замечая дуновения морского бриза, — она ждала прихода Лэма. Наблюдая за быстро удаляющейся линией берега, она с беспокойством пыталась предугадать, что он ей скажет, с не меньшим беспокойством раздумывая о том, что ждет ее в будущем.
Катарина, я хотел бы с вами поговорить.
При звуке его голоса она медленно повернулась.
Он закрыл за собой дверь каюты и стоял, разглядывая ее с непроницаемым выражением на лице. Она почувствовала беспокойство, вспомнив о том, что пытался сделать Хью прошлой ночью и как Лэм ему помешал. Она подумала о кровати под пурпурным балдахином у соседней стенки каюты и о красных с золотом шнурах.
Куда вы меня везете?
Лэм приблизился, остановившись тем не менее в нескольких футах от нее.
Катарина, мне не хочется вас отпускать. Она замерла.
Он внимательно изучал ее лицо, потом посмотрел прямо в глаза.
Знаете, я могу многое дать вам.
Катарина знала, что за этим последует. Ее сердце бешено билось. Она вовсе не желала, чтобы ей сделали очередное сомнительное предложение, не желала подвергаться искушению, даже самому незначительному.
Он не дал ей возразить:
Я смотрел на вас, когда мы проезжали Смитфилдский рынок. — На его серьезном лице мелькнула легкая улыбка. — Видел, как жадно вы разглядывали одежду и другие товары. Заметил радость на вашем лице. Когда мы уезжали, у вас был такой вид, словно вы были ребенком, которого увели с первого в его жизни праздника. Катарина не могла отвести глаз от его красивого лица. Несмотря на гнев и отчаяние, она вспомнила — даже слишком отчетливо — великолепие и вычурность туалетов королевских придворных. Все эти штучки, которых у нее никогда не будет.
Я могу дать вам любое украшение, о котором вы когда-либо мечтали, и все другие, о которых вы даже мечтать не могли. Я не люблю хвалиться богатством, но на этот раз я снизойду до хвастовства. Я богаче иных королей, Катарина. Вам хочется иметь норку и соболей? Или горностая и рысь? Они ваши. Такая женщина, как вы, создана для того, чтобы наслаждаться дорогими вещами. Вы созданы для того, чтобы вас ценили, обожали и уважали не хуже любой королевы. — Он оглядел ее старое, неоднократно чиненное, уродливое платье. — Вы должны одеваться в шелк и бархат, в ленты и кружева. Ваши платья должны быть так же богаты и великолепны, как платья королевы. Вам следует носить бриллианты в ушах и рубины на талии, а волосы украшать сапфирами и изумрудами. Или вы предпочитаете что-то поскромнее? Тогда вам подойдут золото и жемчуг. Катарина, здесь не может быть никаких ограничений. Только скажите, и все это станет вашим.
Он предлагает ей несметные богатства, а она в обмен на это должна стать его шлюхой. Катарина дрожала от гнева, от оскорбления, хотя какая-то глубоко запрятанная частичка ее томилась нетерпеливым желанием. Прошлой ночью он спас ее от Хью. Прошлой ночью он не был пиратом, он был героем, добрым и заботливым.
Хью вел себя как деревенский болван. Я знаю, что происхожу не из знати, но я никогда вас не обижу. Наверняка вы успели в этом убедиться.
Да, в этом она убедилась, но из его предложения явствует, что в конце концов он мало чем отличается от Хью.
Я отказала Хью, отказываю и вам, — хрипло выговорила она. — Я не желаю быть ничьей любовницей.
Лэм смотрел на нее темными, как океан, и такими же бездонными глазами.
Катарина, я не прошу вас быть моей любовницей. Я прошу вас стать моей женой.
Катарина не верила своим ушам. Наверняка ей это почудилось!
Я прошу вас стать моей женой, — повторил он, и теперь она почувствовала, как он волнуется, — на его виске бешено пульсировала жилка.
Потрясенная, Катарина молчала, и Лэм с мрачным видом сказал:
Мой дом находится далеко на севере, на неприступном острове. Там мы будем в безопасности от всех, кто захотел бы нас унизить, хотя, откровенно говоря, я думаю, что вызванный нашим браком скандал вскоре уляжется. — Катарина безмолвствовала. — Разве не вы говорили, что желаете выйти замуж, иметь собственный дом? Хотя я там не живу, на острове есть новый особняк, не хуже любого в Англии. Если он вам не понравится, я снесу его и построю для вас другой. — Как будто подбирая слова, он смотрел на нее потемневшими, угольно-серыми глазами. — Ваш отец желает этого союза. Я мог бы быть ему полезен.
Наконец Катарина обрела дыхание. Ее грудь тяжело вздымалась. Руки судорожно сжались в кулаки. Внезапно ее охватило искушение, огромное искушение, и она попыталась его побороть. Боже, он предлагает ей свое имя. Его имя. Он предлагает ей брак.
Лэм резко продолжил:
Катарина вы должны серьезно обдумать мое предложение. Вы неглупая женщина. Подобного шанса у вас больше не будет. Возможно, вашей руки попросит какой-нибудь фермер или вроде того, но вы никогда не сможете стать подходящей женой фермеру. Может, вам нужно время, чтобы все обдумать? — О'Нил не улыбался, в продолжение всего разговора он хранил серьезность. — Я понимаю, что мое предложение для вас совершенно неожиданно.
Неожиданно — не то слово.
Почему? — Он растерянно заморгал. — Почему, Лэм? Почему теперь вы хотите жениться на мне?
Он стиснул челюсти:
— Я обдумывал это с того момента, как ваш отец сделал такое предложение. Я хочу вас, но я не стану вас принуждать. Я хочу, чтобы вы пришли ко мне по доброй воле.
— Понятно. — По ее щекам наконец потекли долго сдерживаемые слезы, и она с досадой смахнула их.
— Думайте столько, сколько вам потребуется, — сказал он и повернулся, чтобы уйти.
— Нет, — печально произнесла Катарина, — мне не требуется время на обдумывание вашего предложения. — Он замер. — Я не могу выйти за вас замуж, Лэм. Мне очень жаль. Я не могу выйти за пирата. — Дрожа, она обхватила себя руками. — Пусть мой отец находится в отчаянном положении, но я, Катарина Фитцджеральд, осталась прежней. Я благородна по рождению и никогда не смогла бы выйти замуж за пирата. Не имеет никакого значения, что этот союз нужен моему отцу для достижения каких-то политических целей.
Он стоял не двигаясь, словно высеченный из камня. На его лице застыло выражение муки.
Мне очень жаль, — прошептала Катарина.
— Вы не можете отчетливо мыслить, — наконец произнес Лэм. — Вы еще не оправились от событий прошлой ночи. Я пойду.
— Нет, — сказала Катарина, вытирая слезы кулаком.
— Теперь вам не из чего выбирать, Катарина. Лучше моего предложения вам не дождаться. Я прошу вас стать моей женой. Другие мужчины — благородные, вроде Хью, — будут просить вас стать их шлюхой, не более того.
Он был прав. Катарина отвернулась, переживая немыслимое унижение.
— Может быть, хороший сон поможет вам передумать. — Она слышала, как он повернулся и пошел к двери.
— Я не передумаю. О Господи! — Она уткнулась лицом в стену, готовая разрыдаться.
Он сказал:
Мое предложение остается в силе. Подумайте обо всем, что я могу вам дать, Катарина. Может, это перевесит ваше презрение к моему происхождению и ко мне самому. — Он вышел.
Катарина осела на пол. Разве она просила большего, чем любая другая женщина? Почему судьба замыслила лишить ее того, что ей причиталось? Она была благородной женщиной. Дочерью графа. А теперь ее жизнь свелась к бесстыдным домогательствам аристократов вроде Хью и предложениям руки и сердца от пиратов. Катарина сжалась в комок, обхватив колени руками. Она знала, что Лэм прав — лучшего предложения ей уже не получить.
Но она не могла выйти замуж за сына Шона О'Нила. Никогда и ни за что. Даже если бы ей этого хотелось. Глава тринадцатая.
Вскоре Катарина поняла, что у нее есть еще один выбор.
Спускались сумерки. Она торопливо вышла из каюты, нисколько не удивившись, что на этот раз дверь осталась не запертой. На верхней палубе она плотнее завернулась в накидку и огляделась, высматривая Лэма. Он стоял у штурвала. Ее сердце громко забилось. Она поспешила вперед и стала неловко взбираться по трапу на полубак.
Он сразу заметил ее.
Подождите, Катарина. — Он оставил штурвал на попечение матроса, быстро прошел к ней, наклонился и как будто без малейшего усилия поднял ее наверх. Катарина схватилась за него, чтобы сохранить равновесие, потом быстро опустила руки, но ощущение его крепких мышц осталось.
Я хочу поговорить с вами, Лэм. Его глаза блеснули.
— Вы передумали? — В хрипловатом голосе она уловила нетерпеливое ожидание.
— Нет, я не передумала. Я не могу выйти за вас. Не могу.
Он съежился, как от удара.
— У меня есть другой выбор, — продолжала она, полная решимости не обращать внимания на разочарование, которого он не пытался скрыть. — Я хочу обратиться к королеве.
— И положиться на ее милость?
— Да! — воскликнула она. — Лучше положиться на ее милость, чем на милость таких людей, как вы или Хью, или на непостоянство судьбы!
А если она решит отослать вас к отцу? Или обратно в монастырь?
Катарина вздернула подбородок.
— Значит, так тому и быть. — Но она не имела ни малейшего намерения быть сосланной в заточение в Саутуарк или в монастырь. Она была готова на коленях вымаливать свое будущее, если потребуется.
— Значит, я — худшее из всех зол.
Катарина внутренне сжалась. Этого она не говорила.
Вы ведь не собираетесь отрицать, кто вы такой и что вы такое?
На его лице появилась усмешка.
Не стану и пытаться.
Его слова поколебали ее решимость. Его близость лишала ее уверенности.
— Вы пират, О'Нил, и нам обоим это хорошо известно, — рассерженно сказала она. — Вы отвезете меня в Лондон? Или я остаюсь вашей пленницей, несмотря на мой отказ?
— Катарина, если бы вы были моей пленницей, а я просто пиратом, я бы овладел вами без вашего согласия, неважно, силой или нет.
Катарина промолчала, зная, что он прав.
Выходит, существуют разные степени зверства, — сказал он. — Так что дикарь, который не сделал вам ничего плохого, даже спас вас от надругательства, вырвав из рук вашего лучшего и благороднейшего друга Хью, — этот дикарь выполнит ваше желание. — Она не шевельнулась. — Вы хотите просить помощи у королевы? Возможно, вы правы. Может быть, она решит вмешаться и даже устроит ваш брак. Может быть, во всей Англии найдется один джентльмен, которому будет безразлично, что у вас нет гроша за душой, что вы ирландка, католичка и что вы потеряли титул.
Я надеюсь на это, — хриплым шепотом выдавила она.
Он с холодной яростью посмотрел ей в глаза:
— Вы не сдаетесь? Никогда?
— Нет.
— Совсем как ваш отец.
Лэм повернулся и отдал своим людям команду. Матросы стали карабкаться по вантам, и корабль начал медленно поворачиваться. Катарина наблюдала, как он идет обратно к штурвалу. Девушка старалась убедить себя, что она должна добиться справедливости по отношению к самой себе и что не имеет значения, если она будет несправедлива к нему. Он пират, сын Шона О'Нила. Он выбрал себе такую жизнь, а она не имеет возможности выбирать.
Хотя она и поступила правильно, все же, когда корабль наконец взял курс на юг, она не могла не почувствовать растерянности. У нее не было никакой гарантии успеха. Один раз королева Елизавета милостиво отнеслась к ней, но при первой встрече она обвинила ее в заговоре и измене. Будет ли она добра к ней при третьей встрече — об этом оставалось только гадать. Катарина знала, что ее вполне могли отослать в Саутуарк, в пожизненное заточение вместе с отцом. И ее неотвязно мучила мысль — может, лучше все-таки принять предложение пирата?
Двумя днями позже они двигались вверх по Темзе в сторону Уайтхолла. Катарина не могла не поражаться тому, что Лэм решился провести свой корабль прямо к королевскому дворцу. Конечно, его простили и поручили ему сопровождать ее в Ирландию, но все же это казалось чересчур смелым, если вдуматься, кем и чем он был. К тому времени, как они добрались до дворца, их опередили слухи об их прибытии, и путешественников встретил один из приближенных королевы, сообщивший, что ее величество немедленно примет их.
Еще не настало время обеда, и королева не спускалась в свою приемную. Им пришлось почти час ожидать у дверей ее личных покоев, пока она одевалась. Катарина старалась получше сформулировать свою просьбу. С каждым мгновением ее беспокойство и страх усиливались. Лэм, казалось, откровенно скучал.
Королевские двери отворились, и появился высокий, красивый смуглый мужчина. Катарина не могла от него глаз оторвать. Не считая Лэма, это был самый великолепный представитель мужского пола из всех, кого она видела до сих пор. Он заметил ее и тоже внимательно на нее посмотрел, потом улыбнулся и поклонился. Когда он увидел Лэма, улыбка пропала, и через мгновение он вышел.
Катарина посмотрела ему вслед.
— Кто это?
— Роберт Дадли, граф Лечестер.
Катарина была о нем наслышана. В первые несколько лет правления Елизаветы ходило множество слухов, что королева собирается выйти замуж за Дадли, пока она не предложила его своей кузине и сопернице, Марии, королеве Шотландской. Мария отказалась — ведь говорили, что он любовник ее кузины, — и Дадли пришел в ярость. Тогда Елизавета дала ему титул графа, тем самым подняв его положение в обществе до такой степени, когда он мог жениться на членах королевской семьи. Некоторые утверждали, что это предложение было уловкой, благодаря которой Елизавета смогла возвысить и облагородить его, чтобы самой выйти за него замуж. Но все же и теперь, по прошествии многих лет, брак так и не состоялся.
С самого начала было ясно, что Елизавета благоволила к Дадли, что она была им увлечена и уделяла ему много времени, во всяком случае, так утверждали слухи. Когда они встретились впервые, Дадли был женат на Эми Робсарт, что исключало возможность брака с королевой, но несколькими годами позже его жена упала с лестницы и сломала шею. Суд решил, что смерть была случайной, но многие считали, что это подстроил сам Дадли, надеясь освободиться, чтобы жениться на королеве. Другие же говорили, что сама королева вместе с ним планировала это убийство. Как бы то ни было, безвременная смерть Эми сделала их брак невозможным, потому что это снова возбудило бы обвинения в убийстве.
Катарина никогда не придавала значения этим слухам, которые доходили до монастыря во Франции — то, что творилось в окружении королевы, всегда интересовало всех, а в особенности заточенных в монастыре девушек. Теперь, глядя вслед Дадли, она могла себе представить, почему королева была влюблена в него. Но убийство? Хотя она только дважды встречалась с Елизаветой, у нее было ощущение, что это просто невозможно.
— Что вы так уставились, Катарина? Он давно ушел, — холодно произнес Лэм.
Катарина вздрогнула и покраснела. Она знала, что ей нечего радоваться этому откровенному проявлению ревности. В конце концов, он не нужен ей ни в каком качестве, не нужны ни его ревность, ни страсть, ни любовь, будь он даже способен на такие романтические чувства, что было маловероятно.
Мгновением позже вышла фрейлина королевы и пригласила их обоих в кабинет. Елизаветы еще не было, так что они молча ждали. Наконец она вышла из спальни. Через открытую дверь Катарина могла рассмотреть комнату, довольно темную, потому что в ней было лишь одно окно, через которое открывался вид на Темзу, где сновали разноцветные барки, плавало множество лебедей и стоял на якоре небольшой военный корабль. Как раз в этот момент галеон произвел пушечный залп в честь королевы.
Катарина не могла удержаться от того, чтобы не посмотреть на личную комнату королевы немного дольше. Потолок был весь позолочен. Но взгляд Катарины привлекла большая кровать, отделанная разноцветным деревом, с покрывалами из шелка и бархата, шитыми золотом и серебром. С подножия кровати свисали индийские шелка.
В спальне королева была одна. Катарина задалась вопросом, не здесь ли она встречалась с Лечестером с глазу на глаз. Если так оно и было, то, насколько девушка успела узнать мужчин, дело не ограничивалось только словами.
Катарина! — Королева с улыбкой подошла к ней, протягивая руку. — Милая Катарина! — Она обняла девушку, все еще не глядя на Лэма. Ее щеки раскраснелись, глаза блестели. — Хотя я очень удивлена вашим появлением, но и обрадована тоже.
Катарина чуть не упала в обморок от облегчения. Она широко улыбнулась в ответ.
— Просто чудесно снова оказаться при дворе, ваше величество, — искренне сказала она. И в самом деле, как только она завидела с реки башни и крыши Лондона, ее сердце взволнованно забилось.
— И вы привезли с собой своего суженого лорда Бэрри? Может, вы уже леди Бэрри, милая?
Катарина вся сникла.
Королева некоторое время смотрела на нее и наконец повернулась в Лэму.
— Что-нибудь не так?
— Ваше величество. — Лэм поклонился. Щеки королевы чуть покраснели.
— Да говорите же, что произошло?
— Лорд Бэрри обручен с другой, ваше величество. Елизавета чуть шире открыла глаза и перевела взгляд на Катарину.
Значит, обручение все же было признано недействительным? Но ваша семья об этом не знала?
Катарина объяснила, как Хью представил контракт ирландскому суду, чтобы решить, считать ли обручение действительным после того, как Джеральда осудили за измену и лишили титула и земель.
— Бедняжка, — сказала королева, похлопав ее по руке. — Значит, вы зря съездили в Ирландию, и теперь вы вернулись ко двору.
Лэм не сводил глаз с Елизаветы, и королева повернулась к нему.
— И как хорошо с вашей стороны, Лэм, доставить это дитя обратно в Лондон. Полагаю, она собирается поехать к своему отцу? Или она уже сообщила ему грустные новости?
— Катарина еще не говорила с Фитцджеральдом, — спокойно ответил Лэм.
Королева вздернула брови и ничего не сказала. Катарина сообразила, что стоит, затаив дыхание, и, глубоко вздохнув, решилась:
— Можно мне сказать, ваше величество?
— Пожалуйста, — улыбнулась Елизавета. Катарина нервно сцепила пальцы.
— Хью счел меня недостойной быть его женой, потому что я больше не дочь графа. Мой отец, без титула и земель, теперь находится в отчаянном положении. Все это мне известно. Но… мои мечты остались прежними. И я сама не изменилась.
Елизавета склонила голову набок.
— Продолжайте.
Катарина сделала шаг вперед.
— Я хочу только того, что причитается женщине, ваше величество. Дом, мужа и детей. Как я желаю эти три простые вещи! Я всегда их желала. Катарина Фитцджеральд нисколько не изменилась, и мои мечты так же живы, как и прежде. Я пошла на риск и покинула монастырь, потому что оставаться там и не иметь ни мужа, ни дома, ни детей было бы все равно, что умирать медленной и мучительной смертью. Ваше величество, я полагаюсь на вашу доброту и широту души. Я знаю, что не могу предложить ничего, кроме себя, а без земли и приданого женщина так мало стоит. К тому же я уже немного старовата, но вы сами видите, что я хорошо выгляжу, и, что более важно, я сильна и хорошо сложена. Я уверена, что смогу родить двух, трех или даже четырех детей. Прошу вас. Когда вы отобрали Десмонд у моего отца, вы сделали то, что считали правильным. Я его дочь, но разве должна я делить его судьбу? И вы говорили, что вы с Джоан были верными подругами. Может быть, вы что-нибудь сделаете ради памяти о ней. Прошу вас! Не могли бы вы подыскать мне какого-нибудь простого, но все же благородного мужчину? Я понимаю, что он не будет знатен или богат, что он скорее всего будет вдовцом, может быть, с детьми. Я люблю детей. Я бы растила детей другой женщины, как своих собственных. Прошу вас, ваше величество. — Катарина молитвенно сложила на груди руки, мысленно умоляя Господа склонить королеву помочь ей. Но она сказала все, что собиралась сказать, и теперь стояла неподвижно, с беспокойством глядя на королеву в ожидании ответа.
Елизавета изучающе смотрела на девушку. Лэм тоже уставился на нее пронизывающим взглядом. На его лице застыло напряженное выражение.
Наконец Елизавета взяла ладони Катарины в свои и крепко их сжала.
— Ваша просьба прозвучала очень убедительно, Катарина. Я ее обдумаю.
Катарина похолодела. Она рассчитывала на немедленный ответ.
— Теперь мне надо заняться государственными делами. — Королева отпустила руки девушки и сказала: — Катарина, вы останетесь при дворе до моего решения. Одна из моих фрейлин покажет вам вашу комнату. Вы, Лэм, тоже останьтесь. Я поговорю с вами позже. — И она величественно вышла, шелестя расшитыми золотом и усеянными жемчугами юбками.
Катарина повернулась и встретила обжигающий взгляд Лэма. Ей было все равно, злился он или отчаивался. Она вздернула подбородок и уставилась на него с высокомерием, которого вовсе не ощущала.
— Дьявол вас побери, — наконец выругался он. — Вы слишком умны, и это не доведет вас до добра. — И он схватил ее за запястья.
— Что?.. — выкрикнула Катарина, но слишком поздно, потому что он заключил ее в объятия. Прижимая ее одной рукой к своей мощной груди, он другой приподнял ей подбородок. — Чересчур умны и чертовски прекрасны. Я все еще хочу сделать вас своей женой, Катарина.
Катарина широко раскрыла глаза, собираясь возразить. Лэм прервал ее протесты жесткими жадными губами. Катарина замерла. Она приехала ко двору, чтобы найти мужа, и это вполне могло быть их прощанием. Ей вовсе не хотелось сопротивляться ему. Сейчас, во всяком случае. Его губы не отрывались от ее губ и приоткрыли их. Его язык проник к ней в рот, и ее ладони сами обхватили ее плечи. Он просунул язык глубже, откидывая ее назад через свою руку. Катарина сдалась и сделала то, что ей давно хотелось сделать, — она сама поцеловала его.
Страстно. Ее губы прижались к его губам, зубы столкнулись с его зубами. Их языки делали яростные выпады. Ее ногти впились ему в плечи.
Катарина поняла, что ее опускают на пол. Лэм упал на колени, продолжая целовать ее, и она так же лихорадочно целовала его в ответ. Пальцы Катарины скользнули под его свободно завязанную рубашку. Ощущение было таким, словно она дотронулась до обтянутого шелком камня, но живого и теплого. Она тяжело дышала в его широко раскрытый рот. Ее рука скользнула вниз по его животу, прощупывая, исследуя, теребя. Лэм ахнул.
Никто из них не заметил в дверях наблюдавшего за ними мужчину. Первым побуждением сэра Уильяма Сесила было откашляться, чтобы дать влюбленным знать о своим присутствии. Но в последние несколько дней он много размышлял над узлом, в который завязался треугольник, представленный Фитцджеральдом, Фитцморисом и Лэмом. Он много раздумывал над тем странным фактом, что О'Нил захватил простой французский корабль — бесполезный с политической точки зрения, — если не учитывать возможную ценность Катарины Фитцджеральд. И теперь, наблюдая своими глазами проявление страсти Лэма, он заподозрил, что Ормонд был прав. Теперь он знал, что делать. Он повернулся и прикрыл дверь. По пути он остановил шедшую навстречу служанку.
— Королевскими покоями займетесь позже, — приказал он.
Ее глаза метнулись к закрытой двери, и в них мелькнуло понимание. Она присела в поклоне и ушла.
Проходя через холл, Сесил думал: «Так кто же Лэм О'Нил сейчас — друг или враг? Как далеко он может зайти в союзе с Фитцджеральдом?» Сесил был уверен в существовании такого союза. Он стал размышлять о том, нельзя ли каким-то образом через девушку управлять Лэмом О'Нилом. А может, Катарина Фитцджеральд уже вертела им как хотела старинным, испытанным веками способом?
Королева улыбнулась стоявшему рядом с троном графу Лечестеру и игриво сказала:
— Я рада вас здесь видеть, Роберт.
— Он улыбнулся в ответ и фамильярно похлопал ее по руке.
— Вы же знаете, ваше величество, что ваши заботы — мои заботы.
Елизавета с довольным видом взглянула на своего мрачно хмурившегося кузена Ормонда и на Сесила, лицо которого хранило безразличное выражение.
— Я только что получила донесение от сэра Джона Перро, — объявила она. — Он утверждает, что девица Фитцджеральд — отъявленная ирландка, не хуже любого мятежника, поддерживает своего отца, и ей нельзя доверять. Он устроил слежку за О'Нилом и девушкой. Они посетили только замок Бэрри и оставались там всего одну ночь. Внешне в этом не было ничего подозрительного, если не считать того, что О'Нил поспешно отплыл из Корка, не дожидаясь своих бумаг, и, конечно, того, что Катарина не выйдет замуж за Бэрри. Но, насколько известно, О'Нил сразу доставил девушку к нам, а это не свидетельствует о заговоре.
«Это был блестящий замысел, как и все, что делает О'Нил», — подумал Сесил, но промолчал.
— С самого начала это было уловкой, — проворчал Ормонд. — Она поехала в Мюнстер не затем, чтобы выйти за Бэрри, а чтобы передать сообщение от своего отца. Ваше величество, Фитцджеральд снова принялся за старое — только на этот раз он вовлек в свои мятежные замыслы Владыку Морей!
Раздраженный Лечестер смерил Ормонда уничтожающим взглядом.
— У нас нет никаких доказательств, Батлер, что О'Нил сотрудничает с Фитцджеральдом. Ваша истерия заводит вас слишком далеко.
— А вы как думаете? И что бы вы предложили? — с вызовом спросил Ормонд. Его лицо стало мрачнее тучи. — Допустить, чтобы среди нас оказался изменник?
Лечестер холодно уставился на своего соперника в борьбе за благосклонность королевы. После того как Фитцджеральда изгнали из Южной Ирландии, там не оставалось лорда влиятельнее Ормонда.
— Фитцджеральд не представляет такой угрозы, как его кузен, Том. Мы все остались бы в выигрыше, если бы он вернул свои земли и вытеснил оттуда этого проклятого паписта.
— Хватит! — отрезала Елизавета, прежде чем Ормонд успел что-либо возразить. — Я думала, что мы покончили с этим делом три года назад, когда решили судить Фитцджеральда за предательство. И я не собираюсь теперь отступать от этого решения. Я хочу двигаться дальше. — Елизавета взглянула на Сесила. — А что скажете вы, сэр Уильям? Состоит мой золотой пират в заговоре против меня или нет?
— Хотя доказательства в пользу этого все добавляются, есть и другое возможное объяснение поведения О'Нила, — ответил секретарь. — Пока я не стал бы утверждать, что он замешан в заговоре против вас, ваше величество. — Его лицо оставалось бесстрастным, не позволяя угадать, о чем он думает и к какому выводу пришел незадолго до этого. Он не имел привычки обременять королеву тем, что ей не требовалось знать.
Ясно, что он замешан в заговоре, — почти выкрикнул Том Батлер. — Боже милостивый, неужели вы все потеряли разум? Зачем бы еще О'Нилу везти девушку к ее отцу? А если Фитцджеральд вербует себе сторонников, война затянется еще не на один год! Вы хотите заполучить в Южной Ирландии еще и мятеж Фитцджеральда вдобавок к мятежу Фитцмориса? — обратился он к королеве.
— Вам известно, что не хочу! — воскликнула она. Лечестер и Сесил переглянулись. Хотя их нельзя было назвать друзьями, потому что каждый из них завидовал влиянию другого на королеву, время от времени они становились союзниками. Это был как раз такой случай.
Лечестер взял Елизавету за руку.
— Наверняка красота девушки вскружила голову О'Нилу. Хоть он и жестокий пират, но все же мужчина. И он известен своими победами. Помните вдовую принцессу Мэриан? — Елизавета поежилась. — Пират, как всегда, ищет двух вещей — золота и удовлетворения своей похоти.
— Вы все еще поддерживаете Фитцджеральда, — тоном обвинителя сказал Ормонд.
— Неужели вы двое всегда должны быть на ножах? — недовольно спросила Елизавета. — Ясно одно. Перро утверждает, что девушке нельзя доверять, что она наверняка поддерживает Фитцджеральда и своих родичей. Я готова положиться на суждение сэра Джона. Но чтобы она передала какие-то сообщения… — Елизавета помолчала. — Думаю, что нет. Нет, Лэм со мной не поступил бы так. Ормонд не выдержал.
— Конечно, передала! Бет, не позволяйте себя одурачить! Поручите ее моей опеке, и с этим заговором будет покончено!
Лечестер сощурил глаза.
— У вас вдруг появились братские чувства к давно позабытой сестре, Том? А может, это чувства не братские, а скорее мужские? — фыркнул он.
Не обращая на него внимания, Ормонд подступил к королеве.
— Милая кузина, позвольте мне ею заняться. Я ее единоутробный брат, и если вы передадите ее под мое покровительство, это не будет выглядеть странно. Я отошлю ее к своим братьям в Килкенни, где она все время будет под наблюдением. Она не сможет связаться со своим отцом, могу вас заверить.
— Она просила меня выдать ее замуж, — сказала Елизавета. — И очень убедительно. Она настаивает, что ее единственное желание — выйти замуж за благородного человека. Если она говорит правду, тогда сговора между ее отцом и О'Нилом не существует.
— Это притворство, — вставил Ормонд.
— Она неглупая девушка, и ее просьба это подтверждает, — пробормотала Елизавета. — Видит Бог, ее мать была очень умна, а отец хитер, как лиса.
— Мой совет — оставить все как есть, — сказал Сесил. — Я тоже думаю, что она ни в чем не замешана. А если это не так, пусть занимается изменами дальше. Фитцджеральд всего-навсего узник, ваше величество, и в этом качестве не может нанести большого вреда. Если девушка виновата, она наведет нас на каждое существующее осиное гнездо. — Сесил высказал все это, не моргнув глазом, исполненный уверенности, что О'Нил достаточно умен, чтобы не быть пойманным сейчас в той смертельно опасной игре, которую он затеял.
Ормонд издал громкий стон. Лечестер молча уставился на Сесила. Сесил ответил ему ясным спокойным взглядом. Хотя Лечестер не нравился Сесилу, сейчас он знал, что они согласны друг с другом. Лечестер — из чисто личных соображений, потому что он не выносил Ормонда. Сесил — потому что хотел обезопасить свою страну и свою королеву.
— Вы могли бы, — небрежным тоном произнес Лечестер, — выдать ее за кого-нибудь близкого вам, кто мог бы присматривать за ней и направлять ее — или использовать, если это потребуется.
Елизавета повернулась и без улыбки уставилась на него.
— Если бы у меня было вас двое, Роберт, я могла бы выдать ее за одного из вас. — Ее взгляд был тверже алмаза.
Он блеснул улыбкой, ослепительной на фоне смуглого лица.
— Но я всего лишь один-единственный, и если вы решите, что я должен обзавестись женой, я буду безутешен.
Елизавета не мигая вглядывалась в него. Постепенно ее взор смягчился.
— Мы приняли решение, — объявила она. — Мы используем все высказанные здесь идеи. Пока девушка останется незамужней, а если мы все же посчитаем возможным выдать ее замуж, это надо будет тщательно обдумать. Она останется с нами при дворе. — Елизавета улыбнулась. — В качестве одной из наших фрейлин. — И мы предоставим ей некоторую свободу и позволим навещать отца в надежде, что сумеем выведать его намерения. А чтобы быть уверенными, что мы ничего не упустим, мы приставим к ней служанку, которая будет следить за каждым ее движением и каждый день докладывать нам.
Все согласно заулыбались. Катарина станет фрейлиной королевы и поможет им уничтожить осиное гнездо заговора и измены.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Игра - Джойс Бренда



Слишком много постельных сцен, а так нечего.
Игра - Джойс Брендамося
18.05.2012, 16.26





Главный такой терпеливый, а героиня просто дура и постельных сцен немного
Игра - Джойс Бренданатали
18.05.2012, 19.42





Хороший роман)))
Игра - Джойс БрендаЕлена
13.06.2012, 9.23





Согласна про терпение и дуру.
Игра - Джойс БрендаKotyana
21.06.2012, 14.35





Согласна и про "дура", и про "терпеливый". А про "постель" - нормально, без экстрима.
Игра - Джойс БрендаKotyana
21.06.2012, 14.35





Таких пиратов не бывает. Сцена, когда он метнул кинжал в стену возле ее головы -вообще смешно. Короче абсолютно типичный розовый роман без тени реализма, такая пудренная романтика. Мне нравятся более правдоподобные истории.
Игра - Джойс БрендаНора
31.07.2012, 1.36





Ох и досталось главному герою, столько всего пережил. Как жестоко с ним героиня в конце второй части поступила. "9" я поставлю.
Игра - Джойс БрендаMermaid
31.07.2012, 16.25





Головокружительный роиан, включающий в себя калейдоскоп исторических и политических событий,и захватывающий сюжет, в котором переплетаются неземная любовь, которой не страшны преграды, и жестокая реальность, где каждый является пешкой в чьей-то большой игре!Роман на 100 баллов.Читайте, не пожалеете
Игра - Джойс БрендаНочь
23.09.2012, 23.22





Мне книга понравилась, читается на одном дыхании, оставляет массу приятных впечатлений и местами трогает до слез.В этом романе прослеживается противоречивая политика Елизаветы, когда правили ее фавориты, а она думала, кому бы себя подарить, забывая о стране.В книге такая любовь, о которой можно лишь мечтать...пусть даже сказка,но ее часто не хватает в нашей повседневной жизни.Рекомендую.
Игра - Джойс БрендаЛена
29.09.2012, 22.35





Лэм очень терпеливый и влюбленный, а Катарина глупая и расчетливая, совершенно не вызвала симпатии. Хорошо описана эпоха того времени.Очень долго не могла дочитать, слишком затянут роман.
Игра - Джойс Брендамарина
4.10.2012, 19.20





Суперский роман!!!
Игра - Джойс БрендаМаша
6.11.2012, 17.42





Роман очень интересный!
Игра - Джойс БрендаОльга
11.03.2013, 13.59





героиня, действительно, дура, каких свет не видовал. Я в бешенстве..
Игра - Джойс Брендаnatys
15.08.2013, 18.25





Она его не заслуживает.
Игра - Джойс БрендаЛика
5.09.2013, 12.26





Роман хороший,но героиня невозможная дура!Думает только как по-скорее замуж выскочить,она не заслуживает Главного Героя!!
Игра - Джойс БрендаSakura
9.11.2013, 13.04





гг-й просто умничка, но полюбил такую стерву эгоистичную, которая думает только о себе, да еще и истеричка. в общем, гг-й мне очень понравился и достойны уважения его поступки и поведение. а вот гг-ня вызвала только отрицательные эмоции и от этого книга оставила неприятный осадок
Игра - Джойс БрендаLili
12.02.2014, 10.10





Я честно говоря даже запуталась....
Игра - Джойс Брендамари
14.02.2014, 11.55





Увлекательный исторический приключенческий роман,сильные Ггерои,запретная любовь,дворцовые интриги.прекрасная Катарина-голубой крови,лишившаяся всего,и могущественный сильный умный и дерзкий пират,мечта самой королевы.очень красивая история любви.на мои взгляд слишком откровенные постельные сцены,а так очень понравился!полностью одобряю поведение главной героини,тк ей 18,и она воспитана своим временем,поэтому ее попытки во что бы то ни стало жениться на только на благородном мужчине продиктованы ее абсолютной неопытностью и в жизни,и в любви.она ведь себе все намечтала будучи в монастыре,а реалии жизни оказались совсем не такие.10баллов!
Игра - Джойс БрендаСашенька С
14.02.2014, 20.18





Очень интересный!такая сильная и верная любовь!столько событий и-сюжет очень непредсказуемый!прочитала взахлеб!Лэм О'нил просто супер мужчина!мечта!10баллов.
Игра - Джойс БрендаДиана
16.02.2014, 11.11





Довольно увлекательнный исторический роман. Интересно было почитать о жизни Елизаветы, как королевы и как женщины. Очень понравилось описание главной героини - вспыльчивой и решительной ирландки, заносчивой и гордой леди. Да, она делает ошибки, но не боится их исправить и идет до конца. Герой бесконечно терпелив с ней, что не очень похоже на безжалостного пирата, но, учитывая его происхождение и воспитание, его можно понять. Есть несколько ляпов, стиль оставляет желать лучшего, но в целом понравилось: 8/10.
Игра - Джойс Брендаязвочка
16.02.2014, 19.59





САШЕНЬКА С! Полностью согласна с Вами.Роман мне очень понравился.9баллов.
Игра - Джойс БрендаНаталья 66
22.02.2014, 20.42





Длинно и много политики.
Игра - Джойс БрендаКэт
7.04.2014, 15.55





мне очень понравилось. роман на 10 баллов! все есть, заводит, интересует,взбудоражит чувства... героиня чуть бесила, гл.герой очень хорош.
Игра - Джойс Бренданаиля
19.06.2014, 19.24





Это один из лучших романов на этом сайте. Сюжет, сцены секса (если кто-то любит горячие сцены, эта книга для них), чувства героев - всё выше всяческих похвал. Мне показалось был небольшой перебор с политикой и упрямство героини уж слишком автор затянула. Героиня могла бы "прозреть" немного раньше. Поэтому поставлю девять баллов.
Игра - Джойс БрендаНефер
30.06.2014, 3.31





Вы навеоное лучшего не читали. Рада за Вас, все еще в переди !!!
Игра - Джойс Брендасветлана
30.06.2014, 4.07





Страсти между ГГ много, но еще больше политики. Слишком нудно......
Игра - Джойс БрендаАнна
20.11.2014, 11.16





Очень сильный роман. Почему такой маленький рейтинг? в топе очень много хлама, которые и не возможно даже читать, а этого романа нету в списке. Читала каждую строчку не отрываясь, даже не смотря на политические события, которые читаются с интересом.Любовь, страсть, интриги. СУПЕР.читайте. 10.
Игра - Джойс БрендаАнна П.
22.11.2014, 0.13





Очень хороший роман. Мне понравился характер главной героини, что она не растаяла в объятиях ГГ при первом поцелуе, как это часто бывает в романах. Очень сильный характер и яркий образ. А ГГ благороден и трогает его любовь к ГГ.Мне нравится, как ГГ его покорила. В общем, на 10 баллов.
Игра - Джойс БрендаAnita
22.11.2014, 19.27





По-моему, прекрасный роман. Характеры героев прописаны потрясающе. Именно с точки зрения раскрытия характеров настоящих мужчины и женщины. Слегка гиперболизировано, но это же испытанный метод в литературе, чтобы даже "зрителю в 17 ряду было видно". Мужчина - сильный, умный, волевой, мужественный, страстный, выносливый, великодушный по отношению к слабым, просчитывающий все на 10 ходов вперед. Женщина - красивая, чувственная, способная к состраданию, но в то же время упрямая, своенравная, вся на эмоциях, не видящая дальше собственного носа и постоянно вопрошающая "я хочу! разве я не заслужила? Неужели я многого требую?"... rnНу как тут местами не узнать себя? :)rnА сюжет классный! Да, и страстные сцены - выше всяких похвал!rnЕсли хочется прочитать про героинь, которые не тупят - очень рекомендую Джулию Гарвуд (напр., Свадьба). У меня ее героини всегда вызывают уважение.
Игра - Джойс БрендаАнютка
23.11.2014, 16.35





О,Боже-это фуфло а не роман о любви. Тут все плохо- герои дебиловатые,диалоги вообще ужас,читать скучно,не увидела никакой любви и страсти.На одном описании внешности героя далеко не уйдешь.Как тут вообще нашли бурю страсти.
Игра - Джойс Брендапани пони
24.11.2014, 7.08





Пани Пони согласна с Вами полностью! Как этот бред можно считать прекрасным романом. Очень часто читаю романы по хорошим отзывам, а прочитав этот шедевр понимаю,что мне уже трудно угодить.
Игра - Джойс БрендаСветлана
24.11.2014, 10.34





Читаю 12 главу, героиня выбесила вконец своим ослиным высокомерием.. Мужик перед ней душу почти вывернул наизнанку, а она "я же дочь графа! как же я могу выйти замуж за пирата?!".. только себя и жалеет, и пофигу ей что отец ее сидит в тюрьме и как-нибудь помочь ему она не пытается... посмотрим что будет дальше...
Игра - Джойс БрендаJane
25.11.2014, 18.21





Захватывающий, феерический роман. Читала - как будто фильм смотрела. Золотой век, Елизавета - королева девственница. Но женщина, хоть и девственница желает быть любимой, хочет любить и хранит, то что ей дорого всеми средствами. Героиня умница - в столь юном возрасте понимает, что для женщины главное дети, семья, дом. С любимым рай в шалаше, только если шалаш 5-ти звездочный. Герой - мечта любой женщины...Найти бы такого пирата себе! Ну и конечно же море страсти - постельные сцены во всем многообразии. Читайте обязательно, это один из самых интересных романов, что я прочитала за последние 2 года.
Игра - Джойс БрендаНюша
26.11.2014, 18.05





я в восторге от этого романа. уверена буду периодически перечитывать.10
Игра - Джойс БрендаАнна
9.12.2014, 13.11





Вначале роман кажется очень милым и интересным' оба гг красивые..... но проходит пару десятков листов,как героиня начинает бесить так что по хорошему ее об стенку стукнуть надо,под конец романа вообще задалбыват истерить... нормальный бы мужчина послал ее!бред один 4 балла максимум!!!
Игра - Джойс БрендаЖеня
12.02.2015, 0.26





прочитала ком интересно стало неужели такая тупая гг-я,и г-й так и не послал такую тупую куда подальше.Напишу как прочитаю.
Игра - Джойс Брендатанюшка
23.10.2015, 16.50





мало написано про еблю...
Игра - Джойс Брендаанжела
13.11.2015, 22.39





мало написано про еблю...
Игра - Джойс Брендаанжела
13.11.2015, 22.39





Второй раз прочла и удовольствие получила огромное!
Игра - Джойс БрендаНаталья 66
24.12.2015, 20.21





В самом начале про монастырь, как так то послушницы "лишние" дочери или бесприданницы, а все поголовно в шелках мехах и служанками.
Игра - Джойс БрендаА.....
24.12.2015, 21.44





Ну, до постельных сцен я так и не дошла, хотя все тут пишут, что их слишком много...Какой там секс, когда пока я читала, весь сюжет состоял, как героиню уламывали отдаться, а она: "Я не такая, я жду трамвая" Не дочитала вообще. Устала от героини. Герой её всё возил по странам, то к отцу, то к жениху, то к королеве ( даже не один раз), она всё не могла поверить, что сама она никто и звать её никак. Ни титула, ни денег, ничего! Причём гордыня непомерная ( очень большой грех в библии) Аристократам она не нужна, а за фермера она замуж не пойдёт. А гонору-то, гонору. Неприятная какая-то особа. Всё-таки, надо знать свои возможности и цену. Самомнение слишком завышено. И непонятно: чего она хотела? То она хотела пирата, то богобоязненного мужа, то служить королеве при дворе, то помогать отцу-изменнику.
Игра - Джойс БрендаМарина
2.05.2016, 23.24





Которую книгу Б.Джойс читаю, гл. героини ее такие непроходимые тупицы и эта Катарина, раздражает свой глупостью, все шаги ее - тупые. Зачем не пойму автор рисует таких героинь? не уж-то такие бабенки ей импонируют, или она сама не понимает, как выглядят их поступки глупо.
Игра - Джойс БрендаАнна
9.11.2016, 10.25





Которую книгу Б.Джойс читаю, гл. героини ее такие непроходимые тупицы и эта Катарина, раздражает свой глупостью, все шаги ее - тупые. Зачем не пойму автор рисует таких героинь? не уж-то такие бабенки ей импонируют, или она сама не понимает, как выглядят их поступки глупо.
Игра - Джойс БрендаАнна
9.11.2016, 10.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100