Читать онлайн Сегодня или никогда, автора - Джой Дейра, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сегодня или никогда - Джой Дейра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.17 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сегодня или никогда - Джой Дейра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сегодня или никогда - Джой Дейра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джой Дейра

Сегодня или никогда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13
Завеса начинает приоткрываться

— Но я перепробовала практически все! Этот человек не поддается ни на какие соблазны!
— Ты уверена, Зу-Зу? Действительно все? — Две женщины расположились в оранжерее за чашкой чая.
— О да! Я ловила его в темном коридоре, я практически в открытую приглашала его к себе в комнату, совершенно недвусмысленно касалась его руками — он остался равнодушен!
Графиня де Фонболар задумчиво поджала губы.
— Ты в этом деле специалист, Зу-Зу. Если он отвергает твои ухаживания…
— Уверяю тебя, он даже не смотрит на других женщин! Факты говорят сами за себя, Симона. Почему бы тебе не оставить эту затею?
Графиня с намеренно громким стуком поставила чашку на блюдце.
— Ты неправильно истолковываешь мои намерения, друг мой. Я совсем не этого добиваюсь! Я хочу не поссорить их, а, наоборот, соединить!
— Они и так вместе, — отмахнулась от нее Зу-Зу. — Чего тебе еще нужно?
— Гораздо большего.
Графиня Замбо похлопала подругу по коленке.
— Понимаю, но иногда лучше, когда эти дела идут естественным путем. Вероятно, в данном случае нам не стоит вмешиваться. — Она пожала плечами, выражая этим чисто французским движением свое отношение к странностям любви.
— Глупости! Я ее бабушка и обязана вмешиваться!
Женщины посмотрели друг на друга и рассмеялись.
— Ты замечаешь, что Хлоя почти не разговаривает со мной? Что она должна обо мне думать?
Графиня отмела ее сомнения:
— Хлоя справится со своими чувствами. Она никогда не была злопамятной. В этом отношении малышка очень похожа на свою бабушку, — многозначительно взглянула она на Зу-Зу.
Та недовольно поморщилась.
— Ты так до конца и не простила меня за тот единственный случай с Морисом?
— Я не желаю обсуждать это.
— Послушай, моя дорогая Симона, давай наконец поговорим откровенно. Какое это имеет значение после стольких лет?
Так было всегда: как только они касались запретной темы, графиня начинала сердиться. Зу-Зу безошибочно угадывала это, потому что движения ее подруги становились резкими, речь делалась отрывистой.
— Я же сказала — не будем обсуждать это!
— Нет, будем! — Зу-Зу тоже поставила чашку. — Почему ты не вышла замуж за Мориса? Ты не любишь его?
— Разумеется, я его люблю! Но это совершенно не относится к делу!
— Значит, это все из-за того, что произошло между нами много лет назад?
— Нет! — Графиня сделала глубокий вдох. — Я простила его за это.
— Как благородно с твоей стороны, Симона. Особенно если учесть, что его не за что было прощать.
Графиня недоверчиво взглянула на подругу.
— И ты хочешь, чтобы я в это поверила? Зу-Зу, ты же спала абсолютно со всеми! Почему же Морис стал исключением? Ведь он в ту ночь находился в твоем замке.
Зу-Зу хлопнула ладонью по столу; чай выплеснулся из ее чашки на вышитую скатерть.
— Я не спала со всеми!
Графиня насмешливо фыркнула.
— Ладно… я спала почти со всеми — кроме Мориса.
— Если это правда, то почему?
— Я хотела, можешь не сомневаться. Он был очень красив и обаятелен. Но он не захотел.
Это не могло не удивлять. В молодости Морис имел репутацию гуляки, любителя хорошеньких женщин.
— Но почему?
— Он любил тебя, Симона. — Зу-Зу тяжело вздохнула. — Он всегда любил тебя.
Графиня онемела от изумления. Преданный Морис? В те времена?
Зу-Зу откинулась на спинку стула.
— Я никогда не могла этого понять.
— Ты хочешь сказать, что он никогда…
— Совершенно верно.
Графиня де Фонболар некоторое время молча переваривала эту информацию.
— Но если причина не в той злополучной ночи, то почему же ты не вышла за него замуж, Симона?
— Потому, что это помогает мужчинам сохранять форму. Они обожают охоту, и я полагаю, ожидание только возбуждает их.
— Двадцать лет?
— Я не хочу это обсуждать, — надулась графиня.
— Очень хорошо, — снова вздохнула Зу-Зу. — Ну а что касается Джона, я по-прежнему считаю, что ты должна оставить их в покое. Джон не проявляет ко мне никакого интереса, а Хлоя, похоже, не собирается играть роль ревнивой жены.
Графиня задумалась. Возможно, разумнее позволить событиям развиваться естественным путем.
— Симона?
— Что? — рассеянно откликнулась она.
Замбо в некотором смущении принялась обмахиваться веером, и уголки ее губ дрогнули.
— Как ты думаешь, Жан-Жак не слишком молод для меня?
Подруга подняла на нее изумленный взгляд:
— Зу-Зу!
Отдыхавший в своем обычном убежище в оранжерее Морис Шевано начинал приходить к выводу, что именно здесь раскрываются тайны обитателей «Приюта изящества».


— Как, черт побери, тебе удалось забрать его у нее?
Хлоя только что вручила Джону модель парусника. Они отдыхали перед обедом в своих апартаментах. Она самодовольно улыбнулась.
— Я заключила с ней небольшое пари на результат заезда.
На чувственных губах Джона заиграла легкая улыбка.
— Ты ставила на меня, сверчок? Даже после того, как видела вороного?
— Конечно!
Джон со смехом покачал головой.
— Тебе повезло, что Шнапс оказался на дороге. В противном случае… или так и было задумано — вывести шейха из игры? — Он насмешливо поднял бровь.
Хлоя рассмеялась.
— Честно говоря, я об этом не думала. Я была полна решимости снять парусник с ее головы. Она очень неохотно расставалась с ним.
Джон посадил ее к себе на колени.
— А как тебе удалось уговорить ее заключить пари? — Он ткнулся носом ей в щеку.
— Это было совсем нетрудно. Помнишь ту старую уродливую лошадку на твоем письменном столе? Металлическую, с желтыми глазами из стразов? Она сказала, что эта вещица будет выглядеть потрясающе в ее волосах, особенно во время скачек. Я, естественно, согласилась.
Джон неожиданно замер.
— Ты ведь не на нее спорила, правда? — слабым голосом спросил он.
— На нее. — Хлоя повернулась к мужу, обеспокоенная его странным молчанием. — В чем дело? Тебе что, это старье нравится, да?
— Лошадка принадлежала моей матери, — тихо ответил он.
Хлоя почувствовала угрызения совести.
— О, Джон, я же не знала!
— А глаза у нее не из стразов, а из желтых бриллиантов.
Хлоя во все глаза смотрела на мужа, не в силах скрыть своего изумления.
— И эта статуэтка была с тобой все те годы, когда ты бедствовал… когда ты голодал? Это же ценная вещь! Почему ты не продал ее? По крайней мере тебе было бы на что жить.
— Я был мальчишкой и боялся, что если я покажу ее кому-нибудь, то у меня ее украдут или еще как-нибудь обманут. — Он помолчал в нерешительности. — Впрочем, я совсем не поэтому хранил ее.
— А почему?
— Это все, что осталось… от меня прежнего. Много лет назад отец подарил ее моей матери, и это была единственная вещь, с которой она не смогла расстаться. Умирая, она крепко сжимала статуэтку и шептала его имя. — Лоб Джона прорезала неглубокая морщина. — Даже после всего того, что он сделал с нами, она… она прощала его.
Он тяжело вздохнул и добавил:
— Я этого никогда не мог понять.
Хлоя погладила его по щеке, и глаза ее наполнились слезами. Он не понимал, но все же хранил маленькую лошадку. Почему?
Джон хранил статуэтку, потому что любил свою мать.
— Прости, Джон. Я понятия не имела. Хорошо, что ты победил.
Она попыталась улыбнуться мужу.
Его мысли вновь вернулись к ней.
— В любом случае я бы ее не отдал. Даже если бы мне пришлось уплатить в сто раз больше, чем она стоит.
Хлоя еще больше расстроилась.
— Мне очень жаль, — прошептала она. — Я просто хотела вернуть тебе кораблик.
До Джона внезапно дошло, как сильно она переживает.
Он наклонился и поцеловал ее в кончик носа.
— Я знаю. Не расстраивайся, Хлоя. Я благодарен тебе.
Хлоя обхватила ладонями лицо любимого и притянула к себе, требуя еще одного поцелуя.
— В будущем при заключении пари мне следует быть более осторожной.
— Это очень мудрая мысль, — пробормотал Джон, закрывая ей рот поцелуем.
И только спустя несколько часов Хлоя поняла, что он хранил лошадку точно так же, как хранил ее амулет-морковку.


Прошло несколько дней, и Джон с Хлоей решили возобновить свои ночные дежурства с намерением поймать Черную Розу.
С момента его последнего визита прошло уже достаточно времени. Этот человек, вероятно, уже отдохнул и был готов предстать перед французской армией с новым дерзким планом спасения приговоренных к смерти.
Они замаскировались недалеко от дома и приготовились ждать всю ночь. Джон заметил, что жена забыла свой плащ.
— Сходи за ним, Хлоя. Ночи еще холодные.
— Ничего страшного, — заявила она, не желая пропустить волнующий момент, когда появится таинственный незнакомец.
— На улице очень сыро, а мы собираемся пробыть здесь всю ночь. Совершенно неизвестно, появится ли он сегодня. Я не хочу, чтобы ты простудилась. Иди.
Хлоя подбоченилась:
— Ты не имеешь права мне приказывать!
Он молча взглянул на нее, изогнув бровь.
— Право, Джон, ты становишься невыносим.
— Благодарю вас, миледи, — усмехнулся он, сверкнув в ночи белыми зубами.
— А если я что-нибудь пропущу?
Он раздраженно фыркнул.
— Что ты можешь пропустить за пять минут? Игру лунного света на дороге?
— Очень остроумно, милорд. Ты обещаешь подождать меня, если что-нибудь произойдет?
— Да, я тебя подожду. А теперь иди и принеси плащ.
Хлоя с неохотой оставила мужа одного и вошла в дом через боковую дверь. Поднявшись по черной лестнице, она бегом бросилась к себе в комнату и взяла плащ.
Накинув его на плечи, Хлоя подумала, что быстрее будет вернуться через восточное крыло дома, потому что черная лестница располагалась неподалеку от того места, с которого они с Джоном наблюдали за дорогой.
Она быстрым шагом пересекла погруженный в темноту холл, направляясь в восточную часть замка.
Слава Богу, время было позднее, и большинство гостей уже спали. Несмотря на то что плащ скрывал ее необычную одежду, Хлое совсем не хотелось пускаться в объяснения, что она делает в коридоре одна в такое время. Неизвестно, какие бы сплетни это вызвало. В первую очередь задумались бы, почему леди Секстон не находится рядом с мужем, а затем стали бы строить предположения, к кому это она направляется.
Вероятность повстречаться с кем-нибудь была крайне мала, и поэтому Хлоя очень удивилась, когда одна из дверей внезапно открылась. Из комнаты вышел мужчина и осторожно закрыл за собой дверь.
Распахнутая белая рубашка открывала его смуглую мускулистую грудь. Длинные иссиня-черные волосы шелковистой волной падали ему на плечи. Он был невероятно красив.
Кто же это такой?
Хлоя никак не могла вспомнить никого из гостей с такой внешностью.
Вне всякого сомнения, он возвращался к себе в комнату после любовного свидания. Хлоя взглянула на дверь, из которой он вышел, пытаясь вспомнить, кого сюда поселили.
Ах да, хорошенькую вдову, леди Кортни. Неудивительно, что этот мужчина увлекся ею.
Когда она поравнялась с ним, он как раз повернулся к ней лицом, закрыв за собой дверь. Он не меньше Хлои удивился, что в коридоре, кроме него, есть кто-то еще.
Его глаза были голубые, как яйцо малиновки.
Даже в темноте коридора они ярко сверкали, контрастируя с черными волосами. Засмотревшись на эти глаза, Хлоя чуть не столкнулась с ним. Странно — но они почему-то казались ей знакомыми.
— Прошу прощения. — Хлоя заговорила первой. — Я не видела вас.
— Ничего страшного, мадам, — ответил ей глубокий спокойный голос.
Теперь, когда она оказалась совсем рядом, Хлое наконец удалось рассмотреть его. Это был потрясающий мужчина. Дьявольски красивый.
Ненадолго задумавшись, с кем бы он мог приехать, она пожала плечами и быстро двинулась дальше по коридору. Ее ждал Джон, и ей совсем не хотелось пропустить появление Черной Розы.
Мужчина посторонился, давая ей дорогу, и пошел в противоположную сторону.
Его лицо медленно расплылось в чувственной улыбке.
Она даже не узнала его…
Из его груди вырвался тихий смешок.


Под утро усталые супруги тащились вверх по лестнице, направляясь в свои комнаты.
Они прождали почти всю ночь, но Черная Роза так и не появился.
Около половины пятого Джон заявил, что пора уходить, поскольку теперь он уже вряд ли появится. Близился рассвет, и Черная Роза не станет рисковать, показываясь при дневном свете.
Хлоя, хоть и разочарованная тем, что им так и не удалось увидеть загадочного незнакомца, была рада добраться до кровати. Глаза слипались, а ночная сырость, казалось, пробрала ее до самых костей. Джон оказался прав насчет плаща; хорошо, что она вернулась за ним.
Они быстро разделись и нырнули под теплое одеяло, чтобы согреть друг друга в эти предрассветные часы.
Хлоя почти сразу же заснула. Джон, хоть и устал не меньше жены, никак не мог расслабиться.
Он продолжал вертеться с боку на бок, а затем повернулся и стал смотреть на спящую Хлою.
В тусклом утреннем свете Джон едва различал ее милые черты.
Она лежала на боку лицом к нему. Одна ее рука покоилась на подушке. Ладонь была повернута вверх, а пальцы слегка согнуты. Во всей позе Хлои было что-то детское и доверчивое.
Джон слабо улыбнулся самому себе. С самого детства Хлоя спала в такой позе. Его поразила мысль, как давно они знают друг друга. Почти половину его жизни, а ее — почти всю. Он чувствовал настроение Хлои, знал ее вкусы и пристрастия, понимал ее юмор, взгляды, обостренное чувство справедливости. После женитьбы он узнал ее еще лучше. Он узнал ее так, как мужчина узнает женщину. Ее страстность и раскрепощенность. Ее прикосновения. Ощущение ее тела. Ее вкус. Ее запах. Дрожь, пробегавшую по ее телу, когда он овладевал ею…
Его взгляд упал на губы Хлои. Эти полные мягкие губы, которые он так…
Что происходит в ее душе?
Джон молча смотрел на Хлою.
Она что-то скрывает от него.
Джон точно не знал, когда эта мысль впервые пришла ему в голову, но последнее время он никак не мог избавиться от нее. Она не давала ему покоя — какое-то постоянно присутствующее раздражение.
Голос этот звучал в нем все громче и громче.
Осторожно, чтобы не разбудить Хлою, Джон поцеловал ее сладкие сочные губы. Губы, которые знали, как доставить ему райское наслаждение.
Он выскользнул из-под одеяла, стараясь не потревожить ее сон.
Накинув свой зеленый халат, Джон босиком пересек комнату, осторожно открыл стеклянную дверь и вышел на балкон.
Солнце только-только начало появляться из-за горизонта. Его лучи пронзали сады и парки «Приюта изящества», освещая мягким золотистым светом верхушки деревьев и дальний лес. Повсюду царили мир и покой.
Все застыло в ожидании пробуждения.
Холодок пробежал у него по спине.
Он с такой силой ощутил себя частью окружающей природы, что подумал…
Джон тряхнул головой, отгоняя необычные ощущения. По лужайке прыгал маленький кролик, подергивая рыжеватыми ушами.
Крольчонок. Хлоя.
Джон ласково улыбнулся, и мысли его вернулись в прежнее русло.
Тогда, ночью, они вышли на этот балкон. Он посадил Хлою на парапет и любил ее прямо здесь. Она купалась в серебристом лунном свете, точно так же, как он сам теперь был залит золотыми лучами солнца.
Он понял, как ему нужны эта жизнь, это поместье, это…
Джон задумчиво провел пальцем по краю каменного парапета, где она тогда сидела, глядя на него сверху вниз с таким характерным кошачьим выражением на лице. Ему показалось, что холодный камень все еще хранит тепло ее тела.
Что же она от него скрывает?
Неизвестно. Но что бы это ни было, решил лорд Секстон, он должен узнать.


— Я разочаровался в вас.
Семь красивых черноволосых голов стыдливо понурились.
— Но мы перепробовали все, маркиз Шевано! — Адриан, как обычно, говорил за всех братьев. — Ничего не действует.
— Да, — подал голос Жан-Жак. — Мы ее совершенно не интересуем.
Морис всплеснул руками и поднял глаза к потолку, как бы обращало за помощью к Всевышнему.
— Разумеется, не интересуете! Но надо было заставить Джона думать, что интересуете! И вы еще называете себя французами!
Семь курчавых голов опять поникли.
— Что мы еще можем сделать? — Жан-Клод обратился за советом к старшему, умудренному опытом мужчине. Ходили слухи, что маркиз был весьма сведущ в искусстве любви.
Морис вздохнул.
— Вы должны вызвать у Джона ревность! Устройте так, чтобы он застал кого-нибудь из вас с его женой в компрометирующей ее ситуации!
— Но это может повредить Хлое, — серьезно произнес Жан-Жюль. — А что, если он станет обвинять ее?
Маркиз покачал головой и принялся бормотать вполголоса по-французски.
— Современная молодежь ничего не умеет! И о чем только думал ваш отец! Неспособны заставить англичанина приревновать к вам свою жену!
Семь голов склонились еще ниже.
— Может, заманить ее в лабиринт? — предложил Жан-Клод.
— Да! А потом мы снимем рубашки, как будто…
— Боже мой! Все вместе? Он вытащит пистолет и тут же перестреляет вас!
Синдреаки смертельно побледнели и одновременно сглотнули.
Морис с трудом сдерживался, чтобы не рассмеяться. Шаловливым щенкам вот-вот прищемят хвосты, а они даже не догадываются об этом.
Он печально покачал головой:
— Нет-нет, теперь я вижу, что это не сработает. Лучше нам отказаться от своего плана.
Братья резко выпрямились на стульях.
— Но мы полны желания помочь вам!
— Вы были лучшим другом нашего отца.
— Графиня всегда была так добра к нам.
— Мы придумаем способ…
Морис вскинул руки вверх, чтобы остановить поток искренних излияний.
— Я вижу, мои мальчики, что вам еще предстоит много узнать о загадочной сущности любви.
— Мы живем ради любви! — хором воскликнули братья.
— Хорошо. Это хорошо. Француз должен жить ради любви. Тем не менее… кое-какие тонкости вам еще предстоит узнать. Вообще-то этому должен был научить вас отец, но, к несчастью, этого не случилось.
Морис сделал паузу, чтобы дать время юношам осмыслить его слова.
Адриан потер ухо.
— Вы правы. Руководство старшего нам не помешало бы.
Морис кивнул.
— Маркиз, учитывая давние хорошие отношения между нашими семьями… не согласились бы вы взяться за наше обучение?
— Я? — спросил Морис, разыгрывая удивление.
— Да. Вы хорошо разбираетесь в этом предмете, и отец всегда доверял вам.
— Хм… — Морис сделал вид, что обдумывает их предложение. Братья подались вперед, с нетерпением ожидая его ответа; их лица светились надеждой.
— Хорошо, я согласен.
На лицах молодых людей появились одинаковые улыбки.
— На определенных условиях, разумеется, — практично добавил Морис.
— Условиях? Каких условиях, маркиз? — Жан-Поль бросил на него обеспокоенный взгляд.
— Сегодня графиня устраивает пышный прощальный бал в надежде, что гости поймут намек на окончание развлечения и разъедутся. После бала я сам покину этот дом и отправлюсь в свое поместье в Сомерсете.
Адриан был озадачен.
— А графиня знает об этом?
— Еще нет, — с загадочным видом ответил Морис. — Впрочем, это не ваша забота. Если вы хотите, чтобы я стал вашим наставником, то должны слушаться меня, как собственного отца, — на меньшее я не согласен.
Синдреаки встретили это требование молчанием.
— Естественно, вы можете развлекаться на балу в свое удовольствие, но потом сразу же отправитесь со мной в Сомерсет. Там вас обучат манерам, подобающим людям вашего положения.
Его слова не очень-то понравились молодым людям. Они привыкли пользоваться полной свободой. Они выросли с ней.
— Как вы предполагаете найти себе богатую невесту? Что вы ей можете предложить?
Они, похоже, не задумывались об этом.
— Мы… у нас нет поместья. У нас все отобрали, — печально произнес Адриан.
— Я возьму вас под свою опеку — но только на этих условиях.
Морис обещал братьям, что их будет поддерживать имя маркиза Шевано, но только в том случае, если они согласятся полностью отдать себя под его бдительное око.
Синдреаки колебались, не решаясь на такой ответственный шаг.
Морис вытащил из кармана часы и открыл крышку, намекая, что он слишком занят и не намерен долго ждать.
— Вы согласны?
Синдреаки переглянулись.
— Нам придется прекратить все ссоры между собой?
— Да.
Они вздохнули.
— Ваш отец хотел этого, — тихо сказал Морис.
— Очень хорошо, — ответил за всех Адриан. — Мы согласны.
— Я получил слово всех Синдреаков?
— Да, — мрачно кивнули братья, вовсе не уверенные в этом.
— Прекрасно. А теперь вы отправитесь готовиться к балу, и я надеюсь, что сегодня вечером вы будете вести себя прилично.
— Да, маркиз Шевано, — хором ответили Синдреаки.
— Ну, так чего же вы ждете? Марш отсюда! — рявкнул он.
Раздался скрип отодвигаемых стульев — братья разом вскочили и бросились к двери.
Морис улыбался, покачивая головой. Они великолепны, но им нужен наставник. Теперь, что касается графини…
Он принялся напевать свою любимую песенку о мышке, которая проглотила кота.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сегодня или никогда - Джой Дейра



Мне очень понравился этот роман. Сюжет с юмором, интригойи волнующей историей любви.
Сегодня или никогда - Джой ДейраАнастасия
5.04.2011, 12.36





Начало мне тоже понравилось, но вот дальше...если честно, то даже не дочитала, и даже желания такого не возникает ;)
Сегодня или никогда - Джой ДейраEshtar
23.04.2011, 15.49





почитать можно интригуючий
Сегодня или никогда - Джой Дейраи л
22.05.2011, 8.01





Секстон, Лорд Страсти- как это замечательно, выскочить из постели любовницы с воплем: Хлоя вернулась! Ну, куда, куда удалилась Ваша фантазия во второй части романа, автор?
Сегодня или никогда - Джой ДейраЭлис
15.05.2013, 10.17





Понравилась, но только первая часть
Сегодня или никогда - Джой ДейраМари
26.05.2013, 11.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100