Читать онлайн Ритуал испытания, автора - Джой Дейра, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ритуал испытания - Джой Дейра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ритуал испытания - Джой Дейра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ритуал испытания - Джой Дейра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джой Дейра

Ритуал испытания

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 17

Дважды за ночь Джорлан безуспешно пытался убедить Грин не встречаться с Клаудин. Раздраженный, он наблюдал, как она падает в их постель дома, чтобы отдохнуть пару часов.
Еще раз он попытался перед самым рассветом.
— Грин…
— Ни слова больше! Я должна сделать это ради тебя и Аркеуса. Это мой долг — заботиться о вас. Я люблю вас обоих и должна убедиться в вашем благополучии.
— И я тебя люблю, но никогда не ждал бы этого от тебя! Ты не можешь встречаться с этой спесивицей на дуэли — даже на половинном клинке!
l:href="#n_184" type="note">[184]
Грин, ты неопытна. Она назвала это дуэлью вооружения. Что если она выберет клинки-метеоры? Признай, что она очень искусна с ними.
— Полагаю, у второй стороны найдется, что сказать. Ее честь непоправимо пострадает, если она умышленно выберет оружие, в котором противник может не обладать сноровкой. Самое вероятное, что она выберет половинный клинок.
Джорлан не был так уверен.
— Ты хороша с половинным клинком?
— Я — политик, — расплывчато ответила она.
— Он разочарованно выдохнул.
— У тебя не останется шансов против нее!
Ее янтарные глаза затуманились.
— Возможно, и нет. Но не стоит сейчас на этом сосредотачиваться.
Джорлан понял, что не сможет отговорить свою упрямую имя-дающую от дуэли. Он вспомнил ее слова, произнесенные до того, как они покинули сондрево.
— Я желаю только лишь того, чтобы суметь навсегда запомнить каждое прекрасное, нежное слово в точности так, как ты говорил его мне сегодня ночью. Я хочу, чтобы это время никогда не потеряло своей остроты или смягчило свое воздействие.
Он ответил ей:
— Ты запомнишь все потому, что это — внутри тебя, Грин, и оно стало частью тебя. Как и меня.
Джорлан понял, что он не сможет, не позволит Грин пойти на такой риск. Инстинкт защитника тоже был присущ мужчинам, и Джорлан в полной мере обладал им.
Наперекор вялым протестам, он отвлек Грин, позволив себе любить ее снова. Когда она погрузилась в усталый сон, он выскользнул из постели.
Надев одежду, он подошел к своему шкафу и тихо открыл секретное отделение на дне.
Обернув клинки-метеоры вокруг талии, он спрятал их под туникой.
Он собирался сделать то, на что любой мужчина должен был иметь право. Он собирался защитить свою семью.
Он тихо закрыл за собой дверь.
Ресницы Грин слегка вздрогнули, когда Джорлан широкими шагами решительно шел к двери.
Под их сенью понимающе вспыхнул янтарный блеск, после чего они опустились.


Было до смешного легко получить доступ в поместье Д’Анбеэ. Очевидно, несносная Графа даже не думала, что кто-то осмелиться вторгнуться в ее крепость.
Джорлан не удивился, обнаружив ее в личном кабинете, радостно осматривающей массу оружия, очевидно пытающуюся решить, что лучше всего использовать против Грин. Что-то, приемлемое для Высшего Слоя, и в тоже время выгодное с точки зрения ее умений.
Она энергично взялась за пару крестовых клинков, пробуя их прикосновение. Она была дамой, которой нравилась тяжесть оружия на себе. Джорлан мог бы восхищаться этим, будь она любой другой женщиной.
Крестовые клинки были длинным, тяжелым оружием, которое предназначалось для использования в ближнем рукопашном бою. Они были любимым орудием диких Южных племен, чьи женщины вершили правосудие быстро и без просьб о помощи.
Она обернулась на его мягкий шаг, рассчитывая увидеть слугу.
— Я же сказала тебе, что не желаю, чтобы меня тревожили! Как ты посмел войти без моего… — Она остановилась, когда узнала Джорлана. Ее тонкая бровь изучающе приподнялась.
После чего холодные глаза жадно вспыхнули ошибочным предположением. Она посчитала, что Грин отправила его успокоить ее. Глупая Маркель! Она завладеет этим бархатным лепестком и, все равно, примется за Грин.
Джорлан прислонился к столу и скрестил руки на своей черной тунике. Лениво поставил одну лодыжку в ботинке перед другой. Подражая ей, тоже выгнул одну бровь.
— Полагаю, я отважусь на многое, Графа.
Клаудин откинула голову и расхохоталась.
— Отваживайся на все, что тебе хочется, Джорлан. Я смогу убедиться, что задача усмирения тебя — восхитительна.
Он беспечно смахнул воображаемую ниточку с рукава.
— На самом деле, на уме у меня совсем другой вызов.
Клаудин прогулялась до шкафчика с хамиири. Подняв бутылку ликера, она отлила себе в маленький бокал.
— Я бы предложила тебе, мой дерзкий лепесток, но я никогда не пью со слугами.
Его веки опустились.
— Какой позор… для тебя.
Она раздула ноздри.
— Говори, зачем пришел, чтобы мы могли покончить с этим. Полагаю, ты собираешься умолять о моем милосердии к Грин и предложить себя за нее. Что бы ты ни сказал, не изменит моих условий. Полная сдача мне. Полное согласие с моими желаниями.
Он склонил голову набок.
— Полное согласие?
Она покружила хамиири в бокале, скривив рот в безнравственной ухмылке.
Его лицо потемнело от поднимающейся ненависти. Кто дал этой женщине считать по-своему? Что заставило ее думать, что у нее есть право разрушать жизни людей просто для того, чтобы любой человеческой ценой получить желаемое?
Клаудин была худшим образчиком их общества. Она принуждала его бабку, неоднократно пыталась разорить Грин и угрожала его сыну. Титулованная Лордин, испорченная своим несомненным могуществом, без совести и отсутствия необходимости отчитываться пред кем-то.
Сегодня ночью она собиралась свести счеты. С ним.
Он оторвался от стола и начал медленно двигаться к ней.
— На самом деле, на уме у меня кое-что совершенно другое.
— У тебя? — Ее глаза вульгарно пожирали его, пока он подходил ближе. Красивый, мускулистый, в полном расцвете. — Я вся… внимание.
Он мимоходом поднял край туники, позволяя ей увидеть край молотов на клинке-метеоре.
— Мой вызов за Грин.
Вид клинка-метеора на нем был так необычен, что потребовалось несколько мгновений, чтобы его возмутительное предложение дошло до сознания.
Она захихикала.
Как молния, она оказалась на нем. Ее руки поймали противника в локтевой захват. Сверкая глазами, она выхватила изогнутый крестовый клинок из-за пояса и прижала его к горлу Джорлана.
— Глупый мальчишка, видишь, как бестолков какой вызов? Я уже победила тебя! Я воин платинового разряда! Оставь женские дела женщинам. Было бы жаль растратить такой лакомый кусочек на такое ребяческое представление о преданности.
Джорлан повернулся умелым маневром, тотчас же освободившись из ее захвата. Схватив запястье, держащее клинок, он быстро крутанул ее, фиксируя в своей хватке. Вскоре собственный крестовый клинок Клаудин был у ее горла.
Ее глаза в удивлении распахнулись.
— Очень хорошо, Джорлан. Вижу, твоя бабка потворствовала тебе во многом. Итак, тебя учили драться, но управляться с клинком-метеором — совсем другая задача. Только самые искусные воины могут делать это. Подумай дважды о своем вызове — у меня ты не уцелеешь.
Джорлан внезапно освободил ее, сбросив с себя.
Не отводя глаз, он развернул клинок-метеор, сняв его с пояса. Он мастерски стал волнообразно двигать его возле запястья, позволив молоту раскачиваться впереди, приводя веревку в безукоризненную степень натяжения, чтобы начать выполнение форм.
— Подумай снова. Это ты не уцелеешь, Клаудин. — Его аквамариновые глаза сузились от ненависти за каждое преступление совершенное ею. — Поверь этому.
— Больше тысячи лет ни один мужчина не проливал кровь на Форусе. Ты будешь первым? Ты действительно хочешь попытаться намочить землю женской кровью? Сделай так, и ты не проживешь достаточно долго, чтобы порадоваться этому. Септибунал казнит тебя как аномалию.
— Я готов пойти на этот риск.
Клаудин не была дурой. Она признала его мастерство в обращении с оружием. Она была странно возбуждена тем фактом, что должна подчинить его силой, чтобы выиграть. Внезапно она страстно пожелала сразиться с ним.
Закончив, она не проявит к нему милосердия. Она была уверена, что освобождение победы было бы таким же мощным, как и любое другое.
Так было всегда.
А после того, как она убьет драгоценного Джорлана, к ней придет Грин. Маркель никогда не позволит такому оскорблению своего дома пройти мимо. В прошлом утомительное чувство чести Грин Тамрин всегда становилось губительным изъяном, который великолепно укладывался в ее планы.
Джорлан был бы подходящим отвлекающим маневром.
Ее целью всегда была Тамрин.
— Пройдем? — Она отперла дверь, ведущую прямо в сады. Клинки-метеоры редко использовались в помещении. Их смертоносная траектория требовала вращения на высокой скорости. В бою мужчине с ростом Джорлана потребуется размах около двадцати шести футов, чтобы должным образом выполнить многие движения. Проводимая таким образом дуэль на клинках-метеорах являлась смертельным танцем ужасающей красоты. Такие сражения были редки из-за немногочисленности обладающих мастерством взяться за такой бой. Реакция должна быть абсолютно инстинктивной, координация — точной.
Клаудин отошла от него, начав раскачивать свой клинок-метеор небольшими круговыми движениями — прелюдией к бою. Ее шаги были уверенными на вымощенной камнем террасе.
— Я нанесу тебе первый удар, мой нахальный лепесток, просто для того, чтобы показать, какой вежливой я могу быть. — Насмехалась она, уверенная в своей победе еще даже до того, как они начали.
— Как великодушно с вашей стороны, Графа, — Джорлан хлестнул широкой свободной дугой клинком-метеором над своей головой — необычное первое движение.
Тем не менее, выбросив вперед запястье, он не застал ее врасплох, как надеялся. Шары со свистом пронеслись по воздуху только для того, чтобы быть внезапно отбиты вверх клинком, который пересек его бросок.
Веревки их оружия сплелись вместе с разрушительной силой.
Оба дуэлянта отдернули оружие, мастерски распутывая его прежде, чем оно нанесло ущерб любой из двух сторон. Ученики часто погибали в бою от такого маневра даже до того, как начиналось само сражение.
Они оба отшвырнули клинки-метеоры по окружности в противоположные стороны.
— Неплохо для новичка, — Клаудин отступила вправо, упав на одно колено и выполнив безупречную боковую дугу. Ее клинок резанул в стремительном зигзаге прямо возле него.
Джорлан тут же перекатился влево. Одной из многих опасностей битвы с клинками-метеорами была зона поражения. Поскольку радиус поражения был таким огромным, опытная мечница
l:href="#n_185" type="note">[185]
могла разрушить практически все на своем пути в радиусе равном более чем двум своим ростам. Конечно же, в пылу сражения конечные формы были превосходной стратегией.
Джорлан бросил свой клинок в поперечный перехват, ловя ее. Он резко отдернул запястье в надежде вырвать у нее оружие. Не сработало, она была слишком хитрой для этого. Слишком опытной. Она быстро крутанула руку и хлестнула свой клинок вокруг его плеча. Одна из его частей задела его тунику, разрезая ткань.
Быстрый, безболезненный в начале порез стал через мгновение ручейком крови, просочившемся через его одежду. Глаза Клаудин злобно сверкнули.
— Мне всегда нравился вид красного на черном. А тебе?
— Я никогда слишком не заботился о сочетании, Лордин. — Джорлан упал на землю, чтобы избежать ее клинка, приближающегося опасно близко к его голове. Он перекатился на спину и хлестнул своим клинком с положения на земле. Клаудин узнала сложную форму, называемую Взлет Бланока. Она удивилась тому, как он мог выучить ее. Веревка налетела на одно ее колено. Графа могла только лишь наблюдать, как она захлестывает вокруг ее ноги, врезаясь в противоположную лодыжку, когда противник дернул запястьем, чтобы освободить обвившиеся клинки.
Порез был неглубок, но Джорлан надеялся, что текущая кровь сделает ее шаг неуверенным.
Он не колебался в том, чтобы убить ее. Всю свою жизнь эта женщина была бы постоянной угрозой Грин и его сыну.
Великолепно обученный воин, Клаудин быстро оправилась от его удара. Она почти поймала его рикошетом.
— Должна сказать, Рейнард, что в тебе намного больше жизни, чем в моих трех предыдущих имя-носящих всех вместе. Как жаль, что твоя бабка не соблюла наш договор. Знаешь ли, мы можем все еще это исправить.
Она поймала его запястье великолепным движением, известным как Сплетение Ночи. Джорлан знал, что у него есть лишь мгновение, чтобы сохранить руку. Он швырнул себя во вращение, отдергивая свой клинок-метеор и подставляя веревки своих собственных молотов.
Маневр остановил поражающее действие. Клаудин должна была отступить или подвергнуться опасности потери своего оружия.
— Меня зовут — Тамрин, — прошипел он ей в ответ. — И всегда буду! Твои бывшие имя-носящие — они не были так опытны с клинками-метеорами? Именно так ты убила их? — Джорлан ощутил кровь, стекающую под туникой вниз по руке. Это скоро повлияет на его точность. Бой клинков-метеоров было лучше заканчивать быстро.
Клаудин засмеялась.
— Не будь таким дурачком. Ни один мужчина никогда не будет сражаться с женщиной. Ни один мужчина, за исключением тебя. На самом деле от них было весьма легко избавиться. Бедняги были так удивлены в последние мгновения. Ну а чего они ожидали?
— Поражен, что ты признаешь это. — Джорлан прислонился к лиственному фону. Там его черная одежда затруднит для нее его вид.
— Ты не выживешь, чтобы рассказать об этом, мой лепесток. Последний, бедный Харинджер буквально умолял меня сохранить ему жизнь. Я швырнула его в гнездо ткачертов. Он визжал часами.
Тихий вздох ужаса раздался в кустах, за Джорланом. Но, он не мог даже на мгновение отвести взгляд от Клаудин для того, чтобы посмотреть, что там.
Он был слишком занят, отклоняя ее стремительные удары. Форма, известная как Грозовой Разряд, была трудной для уравновешивания.
— Я устала от этой игры, Джорлан. Давай покончим с ней.
— Ты хочешь, чтобы я подставил свою шею тебе для срезания?
Она дьявольски оскалилась.
— Обещаю быть быстрой.
— Вот почему я не верю в это? — Он заметил крошечный просвет и быстро ринулся вперед, вырывая клинок-метеор из ее хватки сильным вращением руки.
Клаудин отшатнулась назад, ошеломленная, что он смог сделать это.
— Как ты и говорила, покончим с этим сейчас, так? Я проявлю к тебе милосердие при одном условии…
Клаудин самодовольно усмехнулась.
— Ты ничего не забываешь? — Ее руки потянулись к изогнутым клинкам на поясе, вытягивая их из ножен. — Только один уйдет отсюда сегодня ночью, мой пламенный экс-носящий вуаль. И это буду я.
— Ты ничего не забываешь?
На мгновение Клаудин выглядела озадаченно. Пока не увидела, как он обвивает клинок-метеор, забранный у нее, вокруг другого своего запястья.
Она фыркнула.
— Никто не владеет двумя клинками! Никто, за исключением Золотого Мастера, а, говорят, она — вымысел, таинственный воин, познавший, в конце концов, пути Гле Киан-тен!
— В самом деле. — Он начал вращать двойными клинками, попеременно скрещивая их в воздухе.
— Говорят, она тайно управляет нами с женской мудростью, что ее сила не имеет себе равных, поскольку это сила, рожденная знанием когда уступить, а когда — сразиться. Это не можешь быть ты!
— Я так никогда и не говорил. — Молоты щелкнули и он приготовился к своему последнему удару. — Возможно, ты решила, что это была бы ты?
Он догадался правильно. Взбешенная, Клаудин ринулась к нему с изогнутыми клинками, метнувшись в убийственный путь.
Она перерубила один из молотов до того, как второй нашел свою цель и глубоко погрузился в ее спину, разваливая ее от шеи до пояса.
Джорлан вырвал у нее второй клинок, ловя в свои объятия до того, как она упала.
Он не нашел радости в убийстве. Он был первым мужчиной за более чем тысячелетнюю историю Форуса, пролившим кровь.
— Что заставляет тебя так ненавидеть Грин? — прошептал он больше для себя, чем для кого-то иного.
С последней частицей силы Клаудин Д’Анбеэ открыла глаза. Изогнув сардонически губы, она произнесла свои последние слова:
— Ненавидеть ее? Глупый… лепесток… что… заставляет… тебя… неизменно… считать… что… я… ненавижу… ее?
Ошеломленный, Джорлан опустил ее тело на землю, даже не желая думать о смысле ее слов.
Легкий шорох сзади вынудил его повернуться на пятках, стиснув оружие рукой.
Сияние огнесвета озарило маленькое личико, в молчании пристально смотревшее на тело на земле.
Девочка, красивый ребенок примерно двенадцати лет с длинными черными волосами и серыми глазами. Дочь Клаудин.
Она разглядывала его блестящими серыми глазами, глазами, которые ярко сияли потрясением и отвращением. Джорлан сглотнул. Он не знал, что Клудин имела дочь. Девочка видела, как ее мать умерла на его руках. Он протянул ей ладонь, чтобы предложить хоть какое-то утешение.
С рыданием она повернулась и убежала в ночь.
Его плечи горестно опустились.
Девочка слышала признание вины своей матери, в этом он был уверен. Он вспомнил ее тихий вздох ужаса. Она была свидетелем, который посмотрит на это происшествие либо как на ужасное преступление, либо просто жестокое обращение. Как она поступит с ним?
Не имеет значения. Грин и Аркеус были в безопасности.
Возвращаясь в Тамрин Хаус, Джорлан обнаружил листву особого растения, которое искал.
Он прижал лист к себе под рубашкой.
Кровотечение на руке почти сразу же прекратилось. К тому времени, как он вошел в спальню, рана зажила так, как будто бы ее никогда и не было.
Сбросив одежду, он молча скользнул между шелковых покрывал.
Грин все еще крепко спала.
Аватар не стала бы будить ее на рассвете. Привлекая ее ближе в свои объятья, он забылся беспокойным сном.


— Вы слышали о Графе Д’Анбеэ? — Матерс суетилась вокруг Джорлана, накладывая ему чашу вкусного сногглехаундского пудинга.
— Нет, не слышал. Хотя я знаю, что Грин не была призвана на дуэль. — Его рука накрыла на столе ладошку имя-дающей.
Она улыбнулась ему, отвечая Матерс.
— Ее обнаружили мертвой в своих садах. Говорят, был очевидец.
Джорлан сглотнул и тихо прокашлялся.
— Да?
— Оказывается, Графа упражнялась в движениях в саду, когда клинок рванулся назад и разрезал ей спину.
Джорлан попытался не слишком громко выдохнуть.
— Мерзкие штуки, их клинки-метеоры. Терпеть их не могу. — Передернулась Матерс.
— Нет ничего плохого в добром клинке! — проворчала Аватар, бросая Хьюго комок пудинга. Сногглехаунд перехватил его в воздухе, исполнив бестолковое короткое сальто восторга. Не зря пудинг был назван в честь этих зверьков.
— Скажи это несчастной Графе. — Джорлан пристально смотрел вниз на тарелку.
— Несчастной? — брызнула слюной Матерс. — Я скажу, что это провидение! Это омерзительная выскочка. Благодарю Основательницу, что моя Лордин в безопасности! — Матерс промокнула глаза краем скатерти, заставив Аватар неодобрительно нахмуриться.
— Не могу сказать, что мне жаль, что я не должна встречаться с ней лицом к лицу, — тихо заметила Грин. — Полагаю, что я, без сомнений, обязана этому клинку-метеору долг благодарности за его поступок, которым он защитил мою семью. Если кто-то действительно воспользовался оружием, я тоже бы обязательно поблагодарила этого человека за демонстрацию такого бесстрашия.
Джорлан внимательно следил за ней краем глаза, но ничего не сказал. Он вернулся к поеданию своего пудинга.
— Кто свидетель? — спросила Аватар.
— Родная дочь Д’Анбеэ, — ответила Матерс. Она поставила «сопящий» десерт
l:href="#n_186" type="note">[186]
перед Аркеусом, который радостно загукал до того, как схватить и сунуть его себе в ухо.
Нахмурившись при виде несвоевременного утреннего десерта и размышляя, как удержать Матерс от того, чтобы испортить ее сына, Грин поправила ручку малыша и направила ее к его ротику. Аквамариновые глазенки округлились, когда восхитительный вкус достиг органов чувств Сензитива.
Он благодарно загулил.
Грин захихикала. Сын своего отца, все правильно.
Аватар подавилась соком лимо.
— Дочь Д’Анбеэ? Как ужасно для молодой женщины быть этому свидетелем!
— Да, так и есть. Девочка заявляет, что мать выгнала ее из кровати, чтобы заставить наблюдать за своей тренировкой с клинком-метеором. — Матерс покачала головой. — Говорят, что Д’Анбеэ постоянно придиралась к бедной девочке. А сейчас она исчезла и, вроде как, никто не может ее найти. Считают, что она сорвалась в Западные Регионы: караванная проводница заявляет, что она видела кого-то, отвечающего описанию девочки, едущего верхом в одиночку в направлении запада. Она подумала, что это странно и окликнула ее, но малышка не обратила внимания и ускакала прочь.
— Одна? — Грин нахмурилась. — Это очень опасное путешествие для такой юной девочки.
— Для любого. Кроме того, этим утром Септибунал получил подписанное признание от выскочки Оппера. Кажется, Д’Анбеэ тоже держала его в руках! Страшное дело, с какой стороны ни посмотри. По крайней мере, ее ребенку будет позволено сохранить свои титулы и земли, хотя не говорится, как она отреагировала на это все или вернется ли когда-нибудь, чтобы потребовать их. — Матерс забрала поднос и поспешила из комнаты.
Джорлан издал вздох облегчения. Девочка не выдала его. За это он в долгу перед ней. Он захотел, чтобы был какой-нибудь способ, которым он смог бы отплатить ей — но понимал, что его не было. Хотя он не сожалел о том, что случилось с Клаудин, он испытывал огорчение из-за того, что девочка была свидетельницей признания и смерти своей матери. Он помолился, чтобы у нее все было хорошо.
Мужчина наклонился и смахнул несколько крошек с подбородка малыша. Сын одарил его сонным взглядом, храбро пытаясь держать свои глазенки открытыми. Джорлан с любовью улыбнулся ему. Аркеус почти заснул. Порой гиперчувствительность к ощущениям творила такое с Сензитивами. Казалось, замечательный вкус «сопящего» десерта был слишком ошеломляющим для его младенческого вкуса.
— Ну, Маркель, думаю, схожу-ка я, проверю наши запасы. — Аватар встала. — Почем знать, когда нам потребуется что-нибудь на рынке. — Она подмигнула Грин и покинула комнату.
Грин захихикала. Она знала, старушка убралась, чтобы снова встретиться со смотрителем кухни Рейнардов.
Внезапно комната показалась неестественно тихой. Грин заметила, что Аркеус внезапно задремал, а Джорлан молча поглощает свой завтрак.
В тишине комнаты она произнесла:
— Благодарю тебя, мой яркопламенный дракон.
Он пристально уставился на нее из-под полуопущенных век.
— За что?
Она отплатила его осторожному взгляду своим понимающим.
— За то, кто ты есть. За то, что полностью отдаешься этому скреплению. За то, что являешься намного большим, чем просто имя-носящим. За твою любовь. И больше всего за твою силу.
Однако, он ждал. Ждал чего-то большего. Грин потянулась за рукой мужчины, переплетая свои пальцы с его.
— Ты — по-настоящему моя вторая половинка, Джорлан, и я никогда не смогла бы жить без тебя.
Наконец-то. Этими несколькими словами, она передала ему самый бесценный дар на луне Форус! Признание его равенства.
Его аквамариновые глаза засияли так ярко, что осветили ее душу.


Движения Грин Тамрин были точны.
Внутренняя сила управляла таинственной последовательностью поз, порождающих мощную абстракцию на выстланных камнях.
Затихающие движения в рассеянном предрассветном сумраке подражали шороху ветра, пока все в доме спали.
Это было самое лучшее время, нечем не нарушаемое время. Время, чтобы возродить ее проницательность. Время, чтобы очистить ее разум.
Самое лучшее время для переоценки.
Сквозь деревья доносилось эхо смертельного треска парных клинков-метеоров. Запущенное рукой мастера, их неминуемая траектория вобрала в себя скорость и силу движения в классическом положении Гле Киан-тен. Плетеные веревки образовывали арки и растягивались. Как любовники, они двигались вместе, когда первый лучи, символизирующие начало дня, увенчали горизонт.
Лес зашелестел, вдыхая в том же самом пульсирующем ритме. Природа задрожала в ожидании, когда наступит рассвет, возвещая величие незатейливо живого существа.


Утренняя песня Форуса.
Воспевала великолепную гармонию Золотого Мастера.
Она была тенью.
Она была оружием.
Она была ветром, который мог измениться.
Снова и снова проходил обряд, складываясь в танец смертельной красоты. Взмах. Наклон. Поворот. Прыжок. Мастерство никогда не заключалось просто в выполнении обрядов, оно было в обряде выполнения.
Она была связана не с Форусом, а со схожим знанием, берущим начало из его источника. Ее невидимый танец заключался в понимании того, когда необходимо шагнуть, а когда — остановиться.
Когда сражаться и когда ждать.
И когда позволить другим закончить раунд для блага всего дела.
Все обернулось так, как она и надеялась.
Угроза была уничтожена. Страсть разоблачена. Гордость сохранена. Новая жизнь наступила, чтобы принести радость. И, в конце концов, всем своим детям непредвиденно открыла себя древняя, вышедшая из моды любовь.
Тем не менее, было еще что-то необычное, пока что не обнаруженное…
Но Аркеус был почти готов взойти.
Поэтому Маркель из рода Тамринов приготовилась слушать эту наступающую утреннюю зарю, чье звучание не имело значения.


В честь того, что она была первой женщиной с огненным сердцем и мудростью понимать, этот танец, которому мы следуем, навсегда является нашим истинным ритуалом доказательства.
И он никогда не сможет быть представлен на суд какой-либо страны. Только лишь на суд нашей духовностих.
l:href="#n_187" type="note">[187]




Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Ритуал испытания - Джой Дейра



Этот автор одна из любимых, ее серия матрица судьбы просто на голову превосходит все л-ф романы других авторов. Но про эту книгу незнаю, что сказать, дочитать не смогла. Остается только удивляться такому вооброжению.
Ритуал испытания - Джой ДейраK.F.
30.06.2014, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100