Читать онлайн Ритуал испытания, автора - Джой Дейра, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ритуал испытания - Джой Дейра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.57 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ритуал испытания - Джой Дейра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ритуал испытания - Джой Дейра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джой Дейра

Ритуал испытания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Кли, которого Джорлан назвал Шринга, сделал себя частью Тамрин Лейн.
Другими словами, его услугами пользовался только Джорлан. Он отдыхал на хорошей подстилке из листьев тиллы всякий раз, когда решал, и ел всякий раз, когда хотел.
Кибби безумно ревновала и проводила кучу времени, громко шипя и мявкая, протестуя — пока несколько женщин Миары не пригрозили забрать Клу и использовать в качестве тренировочной мишени.
Однажды, когда Грин только вступила во второй ускоренный триместр, в дверях показалась Матерс с Хьюго на поводке.
Грин была в шоке.
— Матерс, что ты делаешь здесь?
Старая мажордома сварливо задрала подбородок.
— Я присутствовала при рождении вашей матери и при вашем, Маркель. Два поколения Тамринов. Да буду я проклята, если пропущу появление следующей наследницы! Я привезла с собой ленту Тамринов, чтобы набросить на нее, когда она родится.
Грин тряхнула головой и ласково улыбнулась, крепко обнимая старушку. Как она неизменно переносила такую суровую поездку.
— Матерс, тебе не следовало.
Хьюго был чрезвычайно возбужден, увидев их. Бешено виляя хвостиками, он понесся к Грин, его маленькая головка мельтешила вокруг женщины, фыркая и обнюхивая. Головенка зависла над округлым животом, после чего разразилась радостным тявканьем.
Джорлан вошел в комнату, улыбаясь, увидев их.
— Я думал, что узнал эти громкие повизгивания.
Хьюго кинулся к нему, возбужденно крутясь вокруг. Джорлан любезно приласкал дергающуюся головку.
— Все-таки Хьюго — шумный парень, правда? — Матерс взглянула за щенком с терпеливым весельем.
— Хьюго? — Джорлан бросил невинный взгляд на мажордому. — Я имел в виду тебя, Матерс. — Он попытался сохранить невозмутимое выражение лица.
— Фсссст! — Матерс замахала рукой, хихикая. — Мир с тобой, Маркелье. — Я попалась на твой нахальный трюк.
— Ты? — Он погладил подбородок. — Тогда, полагаю, я просто обязан придумать парочку новых. Не могу же я позволить, чтобы ты меня перехитрила.
Матерс согласилась.
— Именно так, Маркелье.
Они оба улыбнулись друг другу.
— И полагаю, я должна смотреть в оба за вами двумя. Грин вразвалочку доковыляла до кресла и уселась в него.
— И что вся эта суматоха значит? — Аватар широкими шагами зашла в комнату как командующий в дозоре. Хьюго уселся на задние лапки и издал странный булькающий звук. По-видимому, вид почтительного приветствия сногглехаундов.
— Ради Основательницы! Только не он!
Аватар прикинулась рассерженной на щенка, но Джорлан попадался на подброшенные вспыльчивой советницей лакомые кусочки уже не раз.
— Ах, он не такой уж плохой, однажды ты привыкнешь к его странным манерам, — откликнулась Матерс.
— Ты защищаешь Хьюго? — поразился Джорлан.
— Я говорю не о Хьюго, — отстрелялась Матерс.
В глазах Джорлана запрыгали чертенята. Он бросил мажордоме один из тех знаков рукой, которым она его научила.
— Джорлан! — Грин была в шоке. Она бросила обвиняющий взгляд на Матерс, которая рассматривала потолок.
Аватар закатила глаза и подняла руки, чтобы остановить пререкания, которые обязательно бы начались.
— Достаточно этого! Расскажи нам, Матерс, какие новости из Столичного Града?
Матерс, бросив осторожный взгляд на Джорлана, начала:
— О, обычный вздор: Графу Лазару попытался заполучить младший сын Маркели Жюэн, в большой степени к ее ужасу. Маркель не могла смириться с пьяными привычками Лазары, но, в конце концов, она тоже заполучила пять других выскочек для скрепления, несмотря на то, что он лучше бы выглядел в компании, которая не слишком много болтает. — Все мальчики Жюэн обладали легкими как пух волосами и тонкими губами. — Если спросить меня, она должна ухватиться за предложение и быть им довольна. — Матерс любила поболтать.
— И верно, — согласилась Аватар.
— Ходит слух, что Д’Анбеэ положила глаз на содержанца Ривера Кармела. — Матерс послала Грин многозначительный взгляд. Рука Грин метнулась к горлу. Ривер.
— Он… он согласился?
Джорлан окинул свою имя-дающую проницательным взглядом.
— Нет. Говорят, что фактически он вышвырнул ее за порог дома, в котором живет на Рю де ла Нюи.
— Такое должно расположить к нему Слой, — проворчала Аватар.
Матерс пожала плечами.
— Д’Анбеэ это не слишком понравилось. Кроме того, известно, что он под защитой могущественной Лорды. Большинство думает, что Графа Д’Анбеэ — бесстыжая.
Грин кивнула, понимая, что Ривер оказался в смертельной опасности. Ей нужно отправить ему послание с просьбой приглядывать за своей спиной, чтобы не обнаружить в ней клинок Д’Анбеэ.
Джорлан гладил Хьюго по голове, прислушиваясь. Он не был одурачен. Он знал, что Ривер был — был когда-то — содержанцем Грин. Но не мог остановить комок ревности, возникший в горле. Он ненавидел мысль о том, что Грин была с этим мужчиной в прошлом, хотя понимал, что у женщин есть свои потребности и от них нельзя ожидать, что они будут терпеть до скрепления, как мужчины.
Матерс обернулась к Джорлану.
— Твой друг, который был на твоем скреплении, получил предложение цены.
Джорлан поднял брови.
— Лаймакс? Кто ему предложил?
— Лорда Баринджер. — Матерс подмигнула ему.
Джорлан ухмыльнулся. Баринджер была приятной, спокойной Лордой, предпочитавшей деревенскую жизнь и видео-тома безумной суете Избранной Кварты в Столичном Граде. Его другу, в конце концов, повезло. Он был счастлив за него.
— Если хочешь, Джорлан, мы можем нанести им визит, когда вернемся. Мне очень нравится Лорда Баринджер, а ее поместье только в одном дне пути от Тамрин Хауса.
— Я хотел бы, Грин. — Он улыбнулся ей.
— Хорошо. А сейчас, если ты не возражаешь, Джорлан, я хочу, чтобы Матерс проводила меня наверх, чтобы поболтать о делах в Тамрин Хаусе. Я увижу тебя за ужином?
Он быстро ретировался. Щеки слегка зарумянились. Непохоже на Грин делать так.
— Да, конечно же. — Он покинул комнату с Хьюго, следующим за ним по пятам.
Аватар следила за его уходом.
— Думаю, ты сделала больно чувствам парнишки, Маркель.
Грин вздохнула.
— Я знаю, но ничего не поделаешь. Я все исправлю позднее. А сейчас расскажи мне, Матерс, что происходит на самом деле?
— Ну, эта выскочка Д’Анбеэ баламутит Слой только так! Она пустила слух, что Джорлан солгал на Ритуале Доказательства, и ты была с ним за компанию.
— Это пьяный бред! — ощетинилась Аватар.
Грин нахмурилась.
— Я предполагала, что она может выкинуть что-либо в таком духе.
— С тех пор, как она узнала, что ты носишь ребенка, начали возникать байки о том, что твой род может быть опозорен отсутствием невинности у Джорлана. Говорю тебе, Маркель, муссируется именно это варево Клу. И оно тоже работает, Слой резко и решительно возражает. Они хотят знать, почему ты немедленно не явишься перед ними, чтобы опровергнуть сказки.
— Именно это она и пытается сделать — заставить меня приехать сейчас, до того, как родится мой ребенок! Ну, она, безусловно, подождет, как и Слой! Как только моя наследница появится, позиция Клаудин ослабнет.
— Помолимся, чтобы это была наследница, — Аватар одарила Грин многозначительным взглядом.
— Я просто хотела бы знать, какое свидетельство у нее есть… — Грин вздохнула, погладив свой раздутый живот.
— Ты могла бы отказаться от Джорлана, Грин, — предупредила Аватар. — Поступок, возможно, умиротворит Септибунал настолько, что они, по крайней мере, не лишат тебя титулов и земель.
— Нет! Я никогда такого не сделаю! Джорлан — Тамрин, и Тамрином он останется! Если мы и должны будем лишены всего, то встретим это вместе.
— Клаудин требует за него прежнюю цену. — Вступила Матерс. — Говорит, что ты украла его у нее. Выскочка даже намекает, что он принадлежал ей в преддверии скрепления. Эта Лорда — совратительница
l:href="#n_178" type="note">[178]
положила глаз на нашего паренька. Она никогда своего не упустит.
— Ее претензии на него — фальшивка, я никогда не допущу, чтобы она заполучила его. Я остановила ее раньше — остановлю и сейчас. — Аватар и Матерс согласно кивнули. — Той ночью, когда Аня согласилась пренебречь предложением Клаудин и подписала мой свиток, я пообещала ей, что всегда буду заботиться о нем. Несмотря на опасность, которой угрожала ей Клаудин, Герцогина отдала его мне, зная, что только я единственная смогу защитить его от Клаудин. Его жизнь и благополучие всегда были из-за нее в опасности. Я никогда не дам навредить ни Джорлану, ни Герцогине. Тамрины защищают своих.
Аватар и Матерс сошлись, ударив кулак о кулак.


Джорлан откинулся назад к шершавой коре сондрева, которое удобно расположилось возле дома.
Он закрыл глаза, выдыхая его обманчивый аромат. Их скрепление было поставлено под сомнение. Почему она не сказала ему?
Потому что она не хотела тревожить его. Грин. Грин. Она все время защищала его! Почему он не увидел этого? Ее чувство чести ошеломило его и наполнило сердце неукротимым волнением. Он никогда не был знаком с такой отважной женщиной. Молча и без фанфар, она защищала всех, принадлежащих ей по праву титула, заботясь о нем точно так же, как делала для всех и вся, стоящих под знаменем Тамринов. Он любил ее за эту силу.
Но и обижался из-за нее тоже. У него упало сердце.
Действия Грин были продиктованы не любовью, а долгом. Она относилась к нему, как ко всякому, поступавшему под ее защиту. Не больше и не меньше.
Она волновалась за него, потому что считала Тамрином, а не потому, что питала какую-то особую привязанность.
Он не был доволен таким открытием, тем не менее… он также верил и в себя. Он мог бы подойти к ней с другой стороны. Мог бы заставить ее увидеть себя как нечто большее. Как равную, жизненно важную часть ее жизни.
Но только если сделает этот последний шаг…
Только если по-настоящему раскроет себя ей.
А это большой риск.
Несмотря на последствия, он никогда бы не согласился с ролью, навязанной их обществом, даже если бы должен был прийти с ним к соглашению.


В то время, как тянулись дни и приближался момент родов, Грин становилась все более вялой. Южные Земли не лучший выбор места, в котором растить ребенка, тут климат намного более жаркий и влажный, чем в Столичном Граде. В то время, как текли летние знойные дни, и надвигалось ее время, Джорлан удивлял ее своей заботой. Он часто растирал ей спину ранним утром, когда они лежали вместе на кровати и, казалось, весьма беспокоился о ее благополучии.
Хотя он никогда не говорил о ребенке, однажды, думая, что она спит, он легко провел рукой по холму ее живота.
Грин размышляла, о чем он подумал. Что почувствовал.
Их отношения, в то же время не натянутые, изменились. Они не только должны были воздерживаться от традиционных половых отношений, но, с той ночи, как приехала Матерс, Джорлан, казалось, еще глубже ушел в себя. Как будто бы бился над каким-то важным решением.


Однажды на рассвете Грин проснулась, ощущая странность, которую не могла определить. Она повернулась и обнаружила Джорлана, пристально разглядывающего восходящий Аркеус. Черная бахрома ресниц скрывала его глаза.
— Наш ребенок появится сегодня.
Грин втянула воздух, руками поглаживая раздавшийся живот, который недавно опустился ниже.
— Ты уверен? — Она никогда не спрашивала его, как и почему. Иногда Джорлан просто знал такие вещи.
— Да.
— Прекрасно. Тогда ты мог бы прислать мне Матерс? Она будет ужасно разочарована, если пропустит даже минуту этого действа.
Джорлан слабо улыбнулся и, сбрасывая с себя покрывала, выбрался из кровати. Он уже выходил, когда на мгновение замер и медленно повернулся.
— Ты не хочешь, чтобы я остался с тобой?
Она с любопытством посмотрела на него.
— Имя-носящие, как правило, так не делают, ты знаешь. Обычно их допускают позже, когда все уже приведено в порядок. У большинства, прости за каламбур, животик слабоват для этого.
Он изобразил содрогание на лице от ужасной игры слов.
— Мне было бы приятно быть здесь, Грин. С тобой.
Он всегда удивлял ее. Как она могла отказать в такой искренней просьбе? Он хотел видеть появление на свет своего ребенка.
— Мы позовем тебя, когда момент будет близок. Как только начнутся настоящие схватки, Матерс вызовет нервную блокаду. Сходи, возьми что-нибудь поесть сейчас, пока можешь. — Она улыбнулась ему. — Позднее здесь грядет изрядное беспокойство.
Джорлан склонился, чтобы прикоснуться к ее губам.
— Ты волнуешься? — прошептал он.
— О, да! — Она помедлила, после чего посмотрела вверх на него. — А ты?
Аквамариновые глаза пристально всмотрелись в нее.
— Да, я волнуюсь из-за новой жизни.
Остальное он оставил невысказанным.


Ее родовые схватки стали быстрее. Матерс, которая знала об отсутствии ученой в регионе, мудро привезла препарат, вызывающий нервную блокаду. За что Грин была бесконечно благодарна. Джорлана позвали вскоре после этого, когда разрешение от бремени почти приблизилось.
Аватар и Матерс, сгорая от любопытства, таращились на Маркелье.
— Что он здесь делает, Маркель? — ощетинилась Аватар. — Тут не место для слабого желудком мужчины! У них животик слабоват для этого!
Несмотря на напряжение, в глазах Грин, встретившихся с взглядом Джорлана, было веселье. Аватар невольно повторила каламбур Грин.
— Прекрати свой гундеж,
l:href="#n_179" type="note">[179]
Аватар! — завопила Матерс. — Ребенок идет, и я не желаю, чтобы ты портила момент!
Джорлан взял руку Грин и поднес ее к губам. Он что-то беззвучно прошептал ей в ладошку.
Пораженная, она метнула на него взгляд, и именно в это время последняя схватка завладела ей.
— Смотрите, сейчас! — все, кроме Матерс с лентой в руке, подпрыгнули. — Новая наследница Тамринов!
Даже Аватар выглядела растроганной до слез.
Ребенок появился на свет со здоровым криком во всю глотку, пухленькими ручками и ножками, яростно молотящими воздух.
Джорлан был покорен свидетельством появления новой жизни на свет. Жизни, которую он помог создать. Его сияющие глаза наполнились слезами. Лицо засветилось восторгом.
— Мальчик! Это мальчик, Грин! — На его лице от уха до уха расплылась улыбка.
До тех пор, пока он не посмотрел вверх и увидел подавленное выражение на лицах Аватар и Матерс.
Улыбка умерла, когда дошел истинный смысл. Это была не наследница.
Грин приподнялась на локтях. Ее лицо пламенело счастьем.
— Мальчик? Дай мне посмотреть на него, быстрей, Матерс! Он такой же красивый как Джорлан?
В этот момент он обожал ее больше, чем мог выразить.
— Думаю, он такой же красивый, как ты, имя-дающая. — Он поцеловал ее в лоб. — Мне жаль, что я не дал тебе наследницу, на которую ты надеялась.
Грин бросила взгляд на Аватар. Ребенок не был дочерью. Наследницы владений Тамринов не было. Они встретятся лицом к лицу с Септибуналом без гарантий для Тамринов в будущем. Грин быстро придумала.
— Матерс, принеси мне ленту!
Аватар набрала воздуха.
— Нет! Грин, ты не можешь!
— Принеси мне ленту, Матерс!
Тихо бормоча, Матерс вручила туже самую ленту, которая однажды была одета на Джорлана, утверждая его принадлежность Дому Тамрин. Грин набросила ее на своего новорожденного, пронзительно вопящего сына.
Джорлан задохнулся.
— Что ты делаешь Грин?
Она щелкнула по просмотрщику на прикроватном столике, чтобы записать событие.
— Я, Грин, четырнадцатая Маркель Тамрин, настоящим объявляю это дитя, названное… — бросив беглый взгляд на балкон, она увидела прекрасную планету, связавшую луну Форус, увенчивающую своим гребнем небо, — Аркеус, наследником моих земель, состояния и всего, что есть Тамрин. Он будет известен в своем собственном праве как Маркелье. Да будет известно, что событие засвидетельствовано двумя женщинами, как и гласит закон.
С этим она отключила просмотрщик, в комнате наступила мертвая тишина. Даже маленький Аркеус, казалось, понимая важность момента, прекратил кричать.
Впервые в письменной истории Форуса наследником состояния и своего собственного титула Маркелье без скрепления был назван мужчина.


— Что это за имя — Аркеус?
— И это все, что ты можешь сказать? — Грин самодовольно улыбнулась Джорлану. Он часто говорил тоже самое последние три месяца.
С рождением Аркеуса Джорлан изменился. Как если бы мальчик в каком-то смысле опустил его на землю. В нем появилась завершенность, которая отсутствовала раньше.
Грин никогда не видела, чтобы имя-носящий так обращался с ребенком. Джорлан заботился об Аркеусе и следил за ним как внимательный Клу. Между отцом и сынов быстро возникла сильная связь. Глаза Аркеуса начали превращаться в светло-аквамариновые.
Грин размышляла, унаследовал ли ее малыш способности своего отца. Если Аркеус — Сензитив, он не будет расти в неведении о своих особенностях, Джорлан будет направлять его.
Всем, кто мог видеть, было ясно, что Джорлан любит своего ребенка.
Как он любит ее.
Грин смотрела на него сквозь ресницы, когда он играл с Аркеусом на полу в их комнате. Он разостлал покрывало и положил малыша на спинку так, чтобы в новой позе он мог сучить ручками и ножками.
Джорлан лег на покрывало лицом к нему, подперев голову ладонью, и принялся разглядывать одинаковые четыре темных спиральных прядки на макушке.
— Я думаю, у него чересчур мало волос…
Грин попыталась не улыбнуться. Аркеус родился лысым.
— Вообще-то, нет.
Джоралн возмущенно посмотрел на нее.
— Ну, и когда он собирается заполучить еще?
— Аня писала, что ты был точно таким же до шести месяцев, и, взгляни, какие густые волосы у тебя сейчас. Кроме того, что ты так об этом беспокоишься? Он же просто малыш. Он привлечет массу предложений цены, уверяю тебя.
Сказать так было неверным. Джорлан стал очень серьезным и посмотрел на сына.
— Ему не потребуются никакие предложения. Он будет сам себе хозяином.
Грин прикусила губу. Объявив Аркеуса своим наследником, она дала Джорлану новую цель, которой следовало добиваться.
— Не говори так, Джорлан. Ты вскружишь ему голову.
Аквамариновые глаза сузились.
— Я намереваюсь.
Слова причинили ей боль.
— И ты не счастлив от своей судьбы?
Он поднялся и пошел к ней.
— Ты не должна спрашивать меня об этом. Не сейчас. Ты взяла меня, ты знаешь это.
Она действительно знала. Знала из-за того, что он прошептал ей в ладонь в день, когда родился их сын.
— Почему бы тебе не подумать, что Аркеус, с точно таким же успехом, может быть счастлив в будущем?
— Он будет, потому что будет выбирать его сам.
— О, правда? И что создаст такое чудо обманной традиции?
— Я.
Она только тряхнула головой. В некотором смысле его решимость возбуждала ее, заставляла… уважать его.
Вдалеке прозвучало громыхание.
— Разрядный шторм надвигается.
— Да. Я должен выпустить Шринга из курятника. Я скоро вернусь. — Он поднялся, чтобы уйти.
Грин нахмурилась.
— Ты выпустишь Кли в разрядный шторм?
— Не совсем. — Таинственная улыбка украсила его губы, когда он покинул комнату, неся сынишку на сгибе руки.
Позже, когда он так и не вернулся, Грин вышла на балкон, в великолепно темно-синий вечер, который, казалось, вобрал больше из палитры художника, чем из природы. Вдалеке она заметила своего имя-носящего.
Он состязался в скорости с разрядами на диком Кли.
И вез с собой Аркеуса.


— Ты взял нашего ребенка на такую опасную прогулку, Джорлан? — тихо сказала Грин, когда Джорлан поднял одеяло и скользнул в постель рядом с ней.
— Он не был в опасности, уверяю тебя. Он был в полной безопасности со мной, а Шринга скользил так гладко — почти как будто если бы летел. — Он обхватил ее руками.
— Летел. В разрядный шторм. — Она приподняла бровь.
У Джорлана дернулись губы.
— Да. Аркеус это обожает. — Его рот начал играть с ее ушком. — Однажды я возьму тебя, лекса…
— Нет, не возьмешь! У меня было вполне достаточно разрядных штормов за всю жизнь.
Он тихо рассмеялся, уткнувшись ей в шею.
— Не позволяй одному почти-сожжению повлиять на свое мнение, имя-дающая.
Она задохнусь, отшатываясь от него прочь.
— Ты знаешь об этой ночи? Как?
Его зубы слабо замерцали в темноте.
— Моя бабушка рассказала перед нашим скреплением. Она сказала, что ты была так очарована мной, что скакала всю ночь в разгар шторма только лишь для того, чтобы получить подписанный свиток. Я думал, она пыталась произвести на меня впечатление твоей искренностью. Так и было? — Он захлопал ресницами в ее сторону. — Ты проскакала весь этот путь сквозь разряды только лишь из-за меня?
Грин скрестила руки на груди. Трещотка! Конечно же, он не знал, почему она это сделала, но все же… это заставило ее говорить более… одурманено.
— Утихомирься! Ты вызвал достаточно беспокойства за один вечер! Пойдем спать.
Джорлан откинул голову и разразился хохотом.
— Я не могу поверить, что ты сделала это, Грин. — Он искушающе улыбнулся ей.
Грин махнула рукой, как бы говоря, неважно, и повернулась спиной к нему, чтобы заснуть.
Он прижался к ней, подтягивая ее ближе.
— Ты когда-нибудь думала, почему разряды не ударили тебя? — прошептал он, поймав мочку ее ушка зубами и потянув.
Она застыла, после чего взглянула на него через плечо.
— Да, я думала об этом.
Аквамариновые глаза впились в нее в затемненной комнате.
— Что нанесло бы мне вред, чтобы нанесла его ты, — произнес он загадочно.
— Что это зна…
Его рот горячо накрыл ее. Как и его тело.
— Джорлан…
— Ммм, я одобряю эту позу, Грин… — Он погрузился в нее жарко и глубоко. От удовольствия Грин застонала.
Она выгнулась вверх, обхватывая руками его плечи. Отталкивая ли прочь или привлекая ближе, не имело значения.
Он начинал так всякий раз, когда оказывался перед выбором.
Он занимался любовью тем способом, которым желал.
Командовал Джорлан.


На следующий день прибыла суровая повестка от Септибунала.
Грин не могла откладывать дольше.
Она объявила, что они уезжают сегодня же. Никто не оспорил исключительное право Маркели.
Меж суматохой деятельности они подготовились к путешествию обратно, в Столичный Град. Попрощавшись с домочадцами, Джорлан выпустил Шринга из курятника. Кли грустно промяукал и потрусил к холмам.
— Ты не возьмешь Шринга с нами?
— Нет. — На мгновение он принял задумчивый вид. — Его место не со мной.
Что за странную вещь он сказал?
— Как ты узнал об этом?
Джорлан улыбнулся ей, показав две глубокие ямочки.
— Он так мне сказал. Он дождется другого, который скоро придет.
— Ты это сочинил.
Он улыбнулся ей, оставляя в глазах вспышку аквамариновых искр веселья.
Весь первый день вдалеке Грин могла видеть Кли, следующего за их караваном вдоль холмов.
— Шринга следит за тобой, видел. — Грин ехала на своем верховом животном возле Джорлана и Аркеуса.
— Кли приглядывает за нами, чтобы убедиться, что мы без ущерба для себя прошли. — Джорлан поправил спящего малыша на руках и склонился приласкать Кибби, которая, развернувшись, попыталась ущипнуть его за палец. Он отдернул его назад в тот же самый момент.
— Она злится на тебя из-за скачек на незнакомом Кли. Сейчас у тебя появится для нее время, — хихикнула Грин.
— Хмм. Она скоро простит меня, да, Кибби? — Он погладил ее по перьевому боку. Кибби запустила огромный плевок в листву джинто, которую они проходили. Едва не попав на ботинок седока.
Грин засмеялась.
— Твои хитрости не работают на ком попало, яркопламенный дракон. У Кибби намного больше разума, чем я у меня.
Одновременно громко мявкнула Кибби.
Джорлан окинул ее знойным взглядом сквозь полуопущенные ресницы.
— Ах, но мне так нравится, когда ты теряешь свой разум, особенно, когда ты с головой отдаешься мне.
Рот Грин приобрел форму буквы О, она быстро обернулась посмотреть, подслушивает ли кто-то из женщин, но они были за пределами слышимости.
— Следи за собой!
Он тряхнул головой и подмигнул ей.
— Я всегда оставлял это тебе.
Ее лицо залилось румянцем. Грин дернула поводья своей Клу и оставила его ехать дальше в компании Аркеуса и Кибби. Мягкий смех последовал за ней.
Джорлан становился самим собой.
А Грин не была уверена, как справляться с этим.
Но она чертовски сильно хотела попытаться. Каждая удивительная, обворожительная, околдовывающая черточка, которую она когда-либо видела в нем, была к месту.


Путешествие заняло около трех недель и было достаточно приятным, учитывая то, что их путь лежал в Столичный Град.
Под неусыпным вниманием своего отца Аркеус перенес поездку исключительно хорошо. Казалось, малышу на самом деле нравится находиться здесь. У него даже выросло еще несколько кудрявых маленьких волосинок на макушке, на которые Джорлан и Матерс обращали внимание при каждой возможности. В какой-то момент поездки эта парочка объединилась, чтобы непрерывно петь дифирамбы маленькому.
Конечно, Грин знала, что ее сын необыкновенен. В конце концов, он был Тамрином. Вечерами она проводила часы, играя с ним, полностью подчиняясь слюнявой улыбке.


В последнюю ночь их путешествия, когда они лежали в спальнике, Грин поняла, что должна рассказать Джорлану о повестке Септибунала.
Ее губы прижались ко рту мужчины, лежащему на тюфяке.
— Накрой меня, Грин, — пробормотал он, прочерчивая ртом путь по мягкой, нежной коже на щеке. — Так, как ты делала, когда мы ехали в Тамрин Лейн. Помнишь?
— Когда я должна была запечатывать твой рот своим, чтобы сдержать твои крики наслаждения от того, чтоб их не подслушали другие женщины? — Она вздохнула, когда его руки обняли ее.
— Дааааа. Пока я смотрел вверх на звезды. Я любил это, моя имя-дающая. Люблю твою страстность и силу…
Она улыбнулась и ущипнула его за щеку.
— Ты? А тогда почему позднее мы закончили борьбой, чтобы посмотреть, кто будет сверху?
Он широко улыбнулся.
— Это, кажется, возбуждает тебя, особенно, когда ты сонная.
— Неужели.
— Да. И лучшая часть этого, что ты никогда не бываешь полностью уверена, как отреагировать на ситуацию.
— Неужели.
— Да. И тогда ты решаешь просто отозваться — мне.
— Хмм. Я не уверена, что должна позволять такое поведение, оно…
Он взорвался хохотом. Рука Грин накрыла рот.
— Шшшш! Женщины услышат тебя!
Он медленно поднял ресницы, чтобы посмотреть на нее. Грин отдернула руку и погрозила пальцем.
Джорлан пристально вгляделся в ее приковывающее к себе лицо. В мягком сиянии огнесвета темно-рыжие волосы создавали обрамление. Он не имел понятия, как Высший Слой мог породить такую женщину — бесстрашную, великодушную, справедливую, свободомыслящую. Ее интеллект, остроумие и красота были уникальны, как редкостная песнь бланока. Ее чувственность неизменно возбуждала его собственную восприимчивость.
— Ты — все для меня, Грин. Я люблю тебя.
Ладошка Грин охватила его щеку.
— Дракончик… имя-носящие часто влюбляются в своих имя-дающих.
Его рука легла поверх. Он проникновенно заглянул ей в глаза.
— Это по-другому.
Она знала это. Ощущала. Любовь, о которой говорил Джорлан, была совсем иной силой. Между ними возникла исключительная связь, которая была таинственной и сложной, как ночная песня
l:href="#n_180" type="note">[180]
Форуса. Она была не простой привязанностью имя-носящего к имя-дающей, она была чем-то намного большим.
Что делало то, что она должна была сказать ему, намного более трудным. Грин сглотнула.
— Завтра мы должны предстать перед Септибуналом.
Он ничего не ответил, молча ожидая, когда она продолжит.
— Они рассмотрят законность нашего скрепления.
— Как так? — тихо спросил он.
— Им было прислано свидетельство, которое, кажется, опровергнет твою Клятву Доказательства.
— Это невозможно, Грин. — Его пальцы зарылись в волосы Грин на затылке. — Моя клятва была истинной, как тебе хорошо известно. Как может существовать свидетельство обратного?
— Я не знаю. Было хорошо известно, что ты сильно протестовал против скрепления…
Он резко выдохнул.
— Этого недостаточно, чтобы ставить под сомнение мое и твое слово.
— Нет, но у них есть что-то еще… — Она на мгновение умолкла. — Мои источники сообщают, что против нашей победы есть веское доказательство.
— Понимаю. Но что это будет значить — если они «докажут» свое мнение?
— Наше скрепление аннулируют. Положение Аркеуса будет сомнительным, мягко выражаясь. Оба наших дома подвергнут огромным конфискациям. Я могу потерять свои титулы и земли. Свои ты потеряешь точно. После этого ты больше не будешь обладать законным покровительством дома Тамрин.
От едва контролируемой ярости на его щеках заиграли желваки.
— И я должен просто согласиться с этим? Моя ценность как человеческого существа зависит только от моей вуали? У нас меньше прав, чем у Кли! По крайней мере, Кли свободно бежит, когда хочет — он располагает своей жизнью.
Грин крепко прижала его к себе.
— Я согласна с тобой. Это неправильно, и, если мы преодолеем наши неприятности, я сделаю все, чтобы суметь произвести изменения в Доме Лорд.
— Если мы преодолеем их! А что с моим сыном? Что случится с ним?
— Это связано. При обычном ходе дел он был бы неважен для Септибунала, но я сделала его своим наследником. Будет мучительная битва за то, чтобы наследство было в безопасности от любого штрафа, который я буду вынуждена заплатить.
— А если бы он не был твоим наследником?
Грин вызывающе вздернула подбородок.
— Он — мой сын и Тамрин! Они никогда не разлучат нас, я наделила его правом первородства.
Джорлан не смог справиться со вспышкой восхищения, которую испытал от ее решимости.
— Тогда, что со мной, имя-дающая… какова будет моя участь, если они аннулируют наш союз?
Губы Грин слегка дрожали, но голос оставался тверд.
— Ты — мой имя-носящий, Джорлан, и к тому же Тамрин. Я никогда не позволю тебе забыть об этом, невзирая на то, что постановит Септибунал.
Рукой, лежащей на затылке, Джорлан грубо притянул ее к себе.
— Тогда и ты не забудь, что я заставлю тебя выполнить это обещание, имя-носящая.
Его рот завладел ее губами.
Наслаждаясь необычными условиями договора.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ритуал испытания - Джой Дейра



Этот автор одна из любимых, ее серия матрица судьбы просто на голову превосходит все л-ф романы других авторов. Но про эту книгу незнаю, что сказать, дочитать не смогла. Остается только удивляться такому вооброжению.
Ритуал испытания - Джой ДейраK.F.
30.06.2014, 15.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100