Читать онлайн Прикосновение Хранителя, автора - Джой Дейра, Раздел - Планета Сполтам, Город Агхни в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прикосновение Хранителя - Джой Дейра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прикосновение Хранителя - Джой Дейра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прикосновение Хранителя - Джой Дейра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джой Дейра

Прикосновение Хранителя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Планета Сполтам, Город Агхни

Луна посеребрила розовый песок под ногами Суоши, когда они с Даксаном шли по линии прибоя.
Прежде, чем они уехали, сполтамец зашел на кухню и взял корзину, сплетенную из виноградной лозы, которую его повар Зот уже упаковал едой. Пугающий своими острыми зубами и вытянутой мордой Зот «отрапортовал» Даксану – я положил Вам много вкусной пищи, с разными экзотическими ароматами. Много деликатесов. Но принесите Зоту его любимую корзину!'
Мужчина поблагодарил слугу за его усилия и обещал возвратить сплетенный контейнер. Зоты очень серьёзно относились к их обязанностям и имуществу.
Суоша слышала, что, если Вы хотели, чтобы они работали на Вас, то должны были уважать их особенности. Эту универсальную плату считали малой ценой, за столь превосходное обслуживание.
Впервые, Суоша начала отмечать во что одет Даксан. Ноги его были обнажены, он надел белую тунику без рукавов, которая была опоясана вокруг его тонкой талии. Черная кожа тракас обтягивала его бедра как вторая кожа, и показывая, что его ноги и ягодицы были сплошными точеными мускулами.
У них тут все ученые настолько здоровые? Человек был сложен скорее как рыцарь чем тот, кто проводит большую часть времени, изучая свитки.
Она заметила, что большинство мужчин Сполтама одевались именно так — и это действительно казалось самым удобным — но ни один не выглядел так, как ее избранник. Даксан Сахейн обладал редким качеством; Суоша нежно назвала это - 'аурой поглаживания'.
Когда Суоша ощущала человека с таким качеством, ей нравилось входить в его объятья и чувствовать как он жаждет её. Аура поглаживания Даксана напомнила ей об удовлетворении ленивых дней, проведенных, валяясь на солнце — и невероятной горячей страсти, следующей за этим.
Для Хранителя это было чрезвычайно желательной чертой.
Фактически, данное качество могло заставить женщину, Хранительницу превратиться в мурлычущего котенка, 'я сделаю всё, что Вы захотите'.
Поэтому Суоша уже жаждала чтобы он ласкал её всю ночь.
Закрыв глаза она вдохнула прохладный, освежающий воздух Сполтама. Окружающие ароматы отличались от Мяуана — но от этого были не менее соблазнительными.
Небо над ними по цвету перешло к самому глубокому фиолетовому. Серебристые звезды освещали небо сквозь широкие дуги, мерцающих туманных бледных облаков лаванды. Несколько полос розового цвета все еще оставались на горизонте, подчеркивая контраст разных полос.
Действительно, это был самый красивый закат, который она когда–либо видела!
Ранее, светло–голубое небо дня медленно оперилось полосками розовыми, аквамариновыми, лавандовыми и синими — каждый оттенок, был более густой, поскольку ночь встречала день.
Более поздние, более темные оттенки переплетались с циркулирующими румянами пастелей. Это напомнило Суоше только встретившихся любовников, смешивающих их нежность; их индивидуальная красота, сливающаяся в невероятную массу, необычный блеск.
Постепенно небо полностью окрасилось в истинные сумерки.
Даксан сказал ей, что Агхни был известен своим сумраком. – Наш мир часто посещают исключительно, чтобы посмотреть на этот блеск.
– Я верю.
До прибытия в Сполтам Суоша не могла и вообразить место такое же замечательное как Мяуан. И все же, по–своему, Сполтам был столь же великолепен.
О, ей было так жаль, что она не сможет продолжить путешествовать! Ее сердце жаждало этого. Но она не была одинока в этой делеме; каждый Хранитель на Мяуане чувствовал то же самое.
Включая Короля, Джиан Рена.
Чтобы быть в безопасности от солдат, оборотни были вынуждены сделать из самих себя рабов! Впервые она действительно поняла глубину управления Джиана и причину, по которой он был вынужден сделать это. Лучше, чтобы Вы сами контролировали себя чем сделали так, чтобы другие контролировали Вас.
По крайней мере на Мяуане они поддержали данный вариант.
Осознав, открывшуюся ей истину Суоша ощутила предельное уважение к той силе, которая должно быть, потребовалась, чтобы выпустить декрет о временной резервации в родном мире. Джиан Рен был действительно великим королем.
Но стал ли Мяуан приютом для них? Клетка – остается клеткой, независимо от размера. Удерживаемый Хранитель никогда не станет свободным.
Такие мысли подавляли ее.
Эта ночь не для таких мыслей! Она может стать единственной ночью, когда девушке представиться возможность убедить человека, идущего рядом с ней, что ему предназначено быть с ней всю оставшуюся жизнь.
Это было слишком — ожидать понимания за один вечер.
Это было слишком — ожидать понимания от этого человека.
Если ей не удастся переубедить его, Суоша потратит всю свою жизнь, скучая по нему. Ни один человек, которого увидит, ни один любовник, которого возьмет, не ослабит это чувство.
Потому что Даксан был для нее.
Но у неё «в рукаве было несколько козырей» для «убеждения» этого мужчины…
Если бы он был Хранителем, то его бы ожидала такая же участь несчастной судьбы, но так это было не так — у Суоши не было способа узнать, поймет ли он «глубину» сложившейся ситуации.
Суооша распрямила плечи, готовясь выполнить по–видимому невозможную задачу. Женщина Хранитель иногда могла быть жестокой, разными способами.
Некоторые из них очевидные, а некоторые нет.
Сила Суоши заключалась в эффекте неожиданности. Она всегда полагала — тот, кто лишь думает и при этом ничего не делает никогда не узнает, какова их «цель» на вкус. Она должна была знать.
Перед ней стояла задача – превратить эти волшебные моменты с Даксаном Шахейном в импульс для продолжения их отношений.
Море Сполтама билось о берег с каким–то игривым булькающим звуком. В танце лунных лучей бледные зеленые воды были невероятно прозрачны. Смеясь, Суоша сняла её юбки, чтобы оставить их сухими, и вот прохладная вода уже омывала ее босые ноги.
Она чувствовало себя так хорошо так свободно!
Даксан усмехался ей, его белые зубы, сверкнули в сумерках. – Больше всего мне всегда нравились ночи в Агхни. Есть в них своё очарование, не так ли?
– Да! Я люблю их! Это настолько красиво! – Снова набежала волна, булькающей белой пеной и брызгами воды.
– Когда я только приехал в Агхни, проводил много ночей, гуляя по берегу. Чувствуя все еще теплый песок между пальцами ног, прохладную воду, периодически приветствующую меня.
Брови Суоши поползли на лоб. – Вы не отсюда?
– Первоначально я не из Агхни, нет. Но моя семья – довольно старинная, и они поддержали меня в решении приехать сюда.
– Ах, да. Путь Сполтама, Вы говорили мне. Они очень далеко от сюда?
Он закрыл глаза. – Да.
– И разве Вы не навещаете их?
– Конечно.
– Тогда, почему - ?
Даксан потянулся и убрал непослушный локон с её щеки, заглядывая ей в глаза. – Потому что, Суоша, иногда возникает Зов.
Зов? Недавно, она ощущала нечто подобное. Именно поэтому любя Мяуан, девушка покинула его. – Думаю, что понимаю.
– Кажется, все что должно случиться, должно случиться. – Уголки его губ поднялись в скромной улыбке. – Я никогда думал об этом прежде. А вот теперь задумался.
Суоша изучала человека, стоящего перед ней. Человека, который должен был стать её спутником. Даксан был загадкой. Чувствовал ли он так или иначе напряжение перед соединением?
Нет, это было смешно.
Только если сполтамцы могли также ощущать их спутников.
– Как вы, на Сполтаме, узнаете своего спутника? – Вопрос был произнесен прежде, чем у Суоши был шанс обдумать, как странно он звучит.
Застигнутый врасплох столь странным вопросом, Даксан как–то странно взглянул на неё. – Я не уверен, о чём Вы спрашиваете меня, милый авантюрист. – Его золотые волосы раздуло бризом над плечами, в то время как он попытался выяснить смысл её вопроса.
Суоша ковыряла ножкой сырой песок и отбрасывая небольшие комочки к его ступням – Я спрашиваю, узнают ли Ваши люди… своего… спутника?
Даксан был специалистом по расшифровке женских реакций. Часто одних только слов было недостаточно, чтобы передать весь смысл. Именно поэтому она подбросила песок ему под ноги.
Его ответная улыбка была медленной, чувственной. – Мы соединяемся все время, – ответил он. – Иногда несколько раз за одну ночь.
Суоша фыркнула. – Нет. Я имела ввиду постоянные отношения. Здесь есть такой обычай?
– Не всегда. У нас иногда есть ряд различных связей.
Девушка нахмурилась. – И как долго длятся эти связи?
– Пока люди, которые вовлечены, желают, чтобы они продолжались.
Суоша задавалась вопросом, понимает ли он разницу между спутником и партнером. Описанное понятие не было ей чуждо. Хранители часто обладали многими партнерами прежде, чем соединялись. Однако, однажды соединенные, они занимались любовью только с их спутниками и никем другим.
Суоша не была уверена, что полностью поняла путь Сполтама.
Когда они проходили мимо красного остролистного растения, Даксан выхватил тонкий стебель и поместил его между губами.
Левугка улыбнулся себе. Такие разные миры и все же мужчинам всегда нравится играть со стеблями растений!
Он косо глянул на хранительницу. – А как соединяются в твоем мире?
У Суоши возникла дилемма.
Она сомневалась, что старший брат появится так уж скоро, чтобы вернуть её домой. Бригар вечно шел не тем путем.
Больше того, при приближении он вызовет очень много шума; этот оборотень всегда в начале рычал, мурлыкал позже. Закусив губу девука представила себе зрелище – Появление строптивого. – О Айа, это будет не очень приятное шоу!
Иногда Бригар должен был быть поцарапан для собственной пользы.
Суоша любила своего брата, но он был тяжелой натурой упрямого мужчины! Он был огромным Хранителем с черными как уголь волосами и необычной комбинацией цветов глаз бледно–лавандового и сине–водяного. В форме кошки он смотрелся точно также; и хранитель рассматривал любой дом, в который входил, как принадлежавший ему.
Сказать, что братец может все испортить – это сильно преуменьшить такой исход.
Даже при возможности того, что Даксан каким–то чудом все поймет, он не примет с распростертыми объятиями её невозможного брата.
Суоша была уверена, что Бригар изменится, после достаточного количества времени. Брат был мощной силой, разрушительной во всех отношениях, но все в конечном счете начинали любить его.
Или по крайней мере примеряются с необходимостью выносить его на протяжение коротких промежутков времени.
Ннасколько очаровательна была эта планета, настолько отталкивающе общество. Безусловно, даже спутник Сполтамец понял бы и согласился с той точкой зрения?
В конце концов, она была женщиной, и он должен согласиться с ней!
Именно этого ожидают женщины Мяуана… и всегда добиваются.
Невероятно, иметь такую трактовку права!
Мысль о том, что Даксан не захочет покидать этот мир никогда не посещала её голову. Он будет с ней.
С другой стороны, необходимо чтобы он сам захотел этого, не могла же Хранительница просто схватить его за золотые, украшенные бусами волосы и потащить на Мяуан.
Хотя… что–то в этой идее действительно было.
Он был привлекательным мужчиной.
К сожалению, у неё не с кем было посоветоваться; женщины её расы не выбирали в спутники не — Хранителей каждый день! Суоша должна была выяснить, как соединиться с ним.
Возможно, она должна начать, соблазнив его, описанием некоторых из их ритуалов?
Да, тогда часть ее проблемы будет решена!
Даксан все еще ждал ее ответа о спаривании Хранителей. Девушка не хотела отпугнуть его, говоря как они должны соединяться; однако, если бы она сделала аккуратно, то сполтамец мог бы совершить ритуал не осознавая этого.
– Мы никому об этом не рассказываем. Это — личный вопрос для каждого хранителя.
– Ты меня заинтриговала.
Это хорошо. – Ммм. Как ученый, я предполагаю, что ты буквально создана для … этого процесса?
– Дам–м–м–м. – Он сделал паузу. – Заметьте, строго как ученый.
Это плохо. Плечи Суоши резко упали.
Даксан потёр челюсть, когда наблюдал за ней из–под полуопущенных век. – Я слышал, что в вашем исполнении это акт покрыт тайной. Слухи ходят по мирам в несчетном количестве. Некоторые говорят у вас Хранитель спутник в течение многих дней подряд… Есть те, кто фантазирует о том, что это возможно может повлечь за собой… если это верно?
Суоша приободрилась. Теперь мы подбираемся ближе к делу, Даксан Шахейн! Девушка нетерпеливо наклонилась вперед.
Слишком нетерпеливо.
По–видимому смущенный, мужчина шумно откашлялся. – Я не один из них, конечно.
– Конечно. – Она мысленно подбросила свои руки в воздухе.
Это было невозможно! Хранитель уже давно стоял бы за её спиной! Горячий. Твердый.
И готовый.
В её горле пробудилось рычание, поскольку он только показал ей, почему он был человеком, выбранным для нее…
Да, Хранитель уже облизал бы ее от ее затылка до пяток!
И это было бы просто вводным приветствием. Его полное введение могло бы быть неделей в создании ласк.
Суоша сложила губы в то, что было определенно разочарованной гримасой.
Даксан искоса взглянул на неё. – И все же, я хотел бы знать больше, Суоша. Разве ты ничего не можешь рассказать мне?
Наконец–то. – Да, но многое зависит от нашего настроения…
– Ответ истинного животного семейства кошачьих. – Его усмешка, обозначенная ямочками на щеках, действительно была привлекательной. И в целом — обольстительной.
– Но кто здесь будет ведущим в танце? – пробормотала она.
– Хм? – Он медленно мигнул, остроконечные черные ресницы, открывающие красивые золотистые глаза. Скрытные золотистые глаза.
– А где ваш дом? – Суоша просмотрела на вершину стены утеса. Большие особняки усеивали скалистый мыс.
Даксан встал позади неё, с силой опустив большие руки на её плечи. Он подвинул её сначала чуть–чуть, затем ещё и держал близко от себя.
Очень близко.
Суоша могла ощущать пульсирующее горячее тело прямо через тонкое платье, которое было на ней одето. Оживленный, замечательный аромат исходил от его туники. Аромат поражал ее как волны поражают берег. Решительный. Экзотический. Пышный. Он напоминал морские ветры и загадочные, далекие места.
Его слуги должно быть стирают его одеяния в специях Сполтама.
Ароматическое воздействие очаровывало! Ей нужно привести этот парфюм на Сполтам. – Что это за поразительный аромат в Вашей одежде, Даксан?
Он переместил свой взгляд от утесов, чтобы лениво посмотреть вниз, на нее. Его рот, прекрасной формы немного растянулся, а глаза, казалось, затуманились. – Вам нравится? – Голос с лёгкой хрипотцой.
– О, да. Я хотела бы купить его побольше на вашем сакри, чтобы увести с собой.
– Правда? – Его низкий хриплый смешок отразился от её спины. Теплое дыхание омыло её затылок, обессиливая нервные окончания.
Странно, но его позиция почти точно отражала её более ранние мысли; он правильно встал позади неё, именно так, как она фантазировала. – Почему Вас смешат мои слова? У этих пряных масел есть некое скрытое значение для Ваших людей?
– Шшш.
Невольно, она действительно закрыла глаза, когда он мягко говорил в ее ушко — тем хриплым голосом. Низкий тон, посланный, обжигая все чувства в ней.
– Видишь вон тот маленький домик на склоне?
– Д–да – Она расслабилась рядом с ним.
– Я могу купить тебе там несколько ароматов, но не уверен, что они будут соответствовать; моя смесь специй очень специфичная.
Суоша разочаровалась. Если она не может скопировать его аромат, то другие её не интересуют. – Тогда не надо. Я благодарна тебе так или иначе.
– Суоша, я хочу дать тебе моего аромата больше, чем ты можешь представить.
– Но… Я не хочу брать специальную смесь от тебя, Даксан.
– Всё что пожелаешь, только скажи и оно твоё. В любое время, когда захочешь. А в благодарность, возможно ты расскажешь мне что–нибудь об этом ритуале спаривания, у вас Хранителей…
Его губы пощипывают моё горло? Суоша моргнула. прикосновение было настолько же нежным, настолько прекрасным, подсознательно она мурлыкала. – Ах, я поняла; Ты дразнишь меня ради своего знания.
– Я дразню тебя? – Его глубокий голос был хриплым. – Ты точно уверена, что это способ подразниться? – Теплый рот спускался сзади по её шее, посылая импульсы желания по позвоночнику девушки.
Оказалось — её Сполтамец в состоянии делать определенные вещи очень приятными.
И все же эта медленная игра, в которую они играли, была восхитительным мучением. Женщины Хранители получали большое удовольствие «приводя» мужчин в состояние, работающее над их удовольствиями.
Кошка в ней не хотела облегчать ему задачу.
Маленький подобный мяуканью звук, сорвался с губ и девушки и её кошачьей сущности. Это была помесь вздоха и крика.
Этот звук содержал несметное число эмоций, которые сводились примерно к одному: 'Мы знаем, чем собираемся закончить то, что начали, но я конечно не собираюсь сообщать, что знаю это.'
Не озвученное признание заставило губы Даксана растянуться в усмешке у ее шеи. Его сладкое дыхание дразнило ее, делало кожу всё чувствительнее.
Странно, но ее тело уже признало этого человека. Признало и потребовало.
Все внимание Суоши теперь сводилось к нему. Каждая ласка, которую она ждала. Каждый поцелуй, которого искала. Каждое прикосновение, в котором нуждалась.
Каждый толчок его тела, который она жаждала чувствовать…
Для Хранителя эта особенность соединения была совершенно ясна. Все другие не имели значения.
В её жизни это могло быть только с Даксаном.
Он был настолько любопытен для Суоши! Она хотела знать о нем все, стремилась исследовать все что мужчина хотел открыть или же скрыть.
Все же, существовал один вопрос, который изводил Хранительницу больше других. Как она узнала, что он должен был быть ее спутником, если не была сначала вызвана мужчиной?
Было ли что–то в мужчинах Сполтама, вызывающее ответ женской сущности? Раз так, то что это было?
Открытый рот Даксана скользил по ее плечу, чуть задевая зубами, скользя по мягкому сгибу.
Суоша задержала дыхание. Это место было очень чувствительным у женщин–кошек. Знает ли он что делает или это простая случайность?
Вероятно совпадение.
Или просто удача.
Или… возможно, мужчины Сполтама на самом деле были очень занимательны.
– Скажи мне, что не так с моей страстью к знанию, моя прекрасная Хранительница?
– Преследование знания исключая все остальное может сделать человека слепым по отношению к истинным страстям жизни.
– Думаешь — я ненаблюдателен? – Он лизал кожу за её ушком легкими касаниями языка. Потом он начал легко, едва ощутимо покусывать мочку столь изящной раковины.
Девушка задрожала. – Я еще не решила, кто ты.
– У всех нас есть тайны. Я не «раскрываюсь» перед каждым.
– Никогда не говори это Хранителю. Мы любопытны по своей природе, и твои слова лишь соблазняют меня на исследование тебя.
Он хмыкнул. – С нетерпением жду попытки.
Хотя Даксан и старался выровнять дыхание, горячие дуновения воздуха ласкали кожу Суоши, поскольку скорость его пульса стремительно увеличивалась. Прежде, чем она осознала это, сильные руки обвились вокруг девушки, прижимая к напряженному телу мужчины.
Отлично, Сполтамцы скрывают настоящее сокровище под туниками. Здоровенная подобная камню выпуклость, вжалась в её ягодицы, не оставляла в этом сомнений. Очевидно спокойный ученый мог гореть как огонь, когда страсть брала под контроль его разум.
Интересно.
– Вы должно быть хотите есть, – прошептал он.
Ах, да, она хотела. Только не еды.
Суоша глубоко вздохнула. Она должна была успокоиться! Помни, он совсем другой; его подход отличается от того, что тебе необходимо. Этот акт должен быть исполнен в определенной манере.
И еще, не быстро, совсем не быстро.
То, что она имела в виду, означало часы за часами неумолимой страсти.
Бедный человек и понятия не имел, что его ожидало.
Выравнивая глубокое дыхание, она привела себя к более спокойному состоянию. Это было не легко; она была влажной от желания. На миг Суоша задалась вопросом, могла ли она взять его сначала быстро, здесь на берегу под звездами…
Нет!
Не с ним. Не в первый раз.
Первый раз, их соединения, должен быть в традиционной для Хранителей позиции спаривания!
Так…, как же ей заставить его сделать это?
Должен же быть путь!
– Это — хорошее место.
Сначала она думала, что он подразумевал ее горло, но потом поняла, что он бросил корзину из виноградной лозы на соседний скалистый выступ, который уходил в воду.
Проворно вскочив на него, Даксан протянул ей руку. – Сними свои юбки, чтобы запрыгнуть. Я полагаю, тебе здесь понравится.
Так как она потянулась к мужчине, то заметила бронзовую манжету на его предплечье чуть ниже локтя. Туго прилегающая к коже, манжета выделяла его золотистую кожу, подчеркивая сухожилия и обрисовывая мускулы руки.
Странная нарукавная повязка была соткана из сотен тонких металлических нитей! Сложный образец напомнил Суоши ленты, которые мужчины Авиары вплетали в волосы их жен.
Суоша задалась вопросом, было ли у украшения какое–либо значение помимо декоративного?
Девушка подумала так же о непонятных Сполтамских больших пестрых фруктах.
Она повела носом вспомнив о них.
После того как Даксан помог ей взобраться наверх мужчина сел и начал распаковывать корзину виноградной лозы.
Суоша же воспользовался возможностью исследовать скалистый мыс, Хранительница сразу отметила, что частичная стена с правой стороны от неё эффективно блокировала ветер, так же как здания на высоком утесе. Внизу, море омывало розовый песок; над ней ясное вечернее небо подмигивало сверкающими звездами, у которых, казалось, были бесчисленные истории, для рассказа!
Изолированное место, которое выбрал Даксан, было совершенно опьяняющим.
Все её чувства реагировали на его очарование.
Местоположение не могло быть более подходящим для того, чего ей хотелось. Ветер зажег бы страсть Даксана, плещущее море заглушит его крики экстаза.
– Здесь у нас может быть свой банкет. – Даксан уставился на девушку, не на пищу. И чувственный тон его голоса подразумевал, что он также имел в виду иной вид хлеба насущного.
Это было замечательно.
Он наконец дал ей прекрасную возможность исполнить надлежащее Хранителям соединение.
Хранители всегда высоко ценили отношения плоти. Как и другие представители её вида, Суоша полагала, что близость всегда должна быть на первом месте, чтобы независимо от того, что происходит каждый мог быть естественным. Для Суоши соединяемые любовные ласки были духовным пробуждением, близостью, и возрождением, которое могло проявиться только через слияние тел.
Поскольку Суоша думала о близости, которой она скоро поделится с этим красивым человеком — кто был всем кроме незнакомца — румянец покрыл её щеки, а глаза цвета воды и золота расширились от желания.
Даксан хищно улыбался. У него не было никакой трудности, в чтении её выражения. Захватив маленький мешочек из корзины виноградной лозы, он поднялся со своего места и встал рядом с Суошей.
Мужчина вручил ей маленькую, покрытую кожей бутылочку. – Попробуй это; думаю, что тебе это понравится.
Суоша открыла флягу сперва осторожно понюхав. Большинство Хранителей очень трепетно следило за тем, что потребляли. Они никогда не верили чьему–то слову о том, насколько хороший напиток; они должны были сначала решить это для себя.
Эта осторожность была глубоко внушена в их сущность.
Вероятно не без серьезного основания.
Столь тонкая грань порой была между охотником и добычей. Ситуации могли быстро меняться.
– Что это? – спросила она.
– Эликсир сделан из больших, пестрых фруктов Сполтама. Это называют Сумерками. Напиток очень нравится и Сполтамцам и посетителям. Ты можешь найти его во всех тавернах Агхни.
Суоша пренебрегла Сумерками снова. Это не могло быть сделано из тех ужасно пахнущих фруктов! Это не возможно. Аромат изменился во что–то совершенно очаровательное. – Гм, каково это на вкус?
– Неописуемо. Тебе придется узнать это самой. – Он держал пузырек у ее губ. – Пей.
Она сделала глоток с осторожностью. Пряная смесь была несколько густой; жидкость спустилась по её горлу. – Ммммм, это очень напоминает…
Ее глаза широко раскрылись, так как эликсир показал весь спектр своего вкуса. – О!
Он смеялся над её реакцией. – Я должен был предупредить — у него есть « острый зуб».
– Не имею ничего против небольших зубов, – она обольстительно мурлыкала, слизывая капельку с губ. – Время от времени, – прошептала она. Кончик её розового язычка изящно задержался на сладком пятнышке.
Даксан наблюдал за ней из под полуопущенных век. – Значит тебе нравится некоторый укус… иногда? – пробормотал он сухо.
– В нужное время, это может быть прекрасным стимулятором. – Она подарила ему бесхитростный взгляд — как будто они обсуждали только эликсир. – А вы экспортируете Сумерки? Я хотел бы привести домой такой экзотический вкус. – О, она была весьма непослушна!
Но Суоша не могла помочь себе. Она была верна своим кошачьим сестрам!
– Сначала, ты хочешь мой аромат, – его голос превратился в хриплый шепот, – Потом мои Сумерки. Мне следует быть осторожным, в том с чем знакомлю тебя, Суоша. Кажется, тебе хочется отвести домой всё.
Она загадочно улыбнулась. – Нам Хранителям действительно нравится привозить странные подарки время от времени.
– Я слышал об этом. – Даксан отдыхал опираясь спиной о породу. – Отвечаю на твой вопрос, мы не экспортируем свои Сумерки. Есть мнение, что потенция не длится долго, после наступления; таким образом эликсир должен быть выпит в пределах вечера. Это означает — Сумерки очень мощное варево потребляемое сразу после варения. Это делает его популярным выбором в тавернах. Вне планеты нас вспоминают с нежностью, помня опыт и, таким образом, прибывают чаще, для повторения. – Даксан подмигнул ей, когда флягу к губам. – Как видишь, Сумерки – прибыльное дело.
Суоша потерла лоб указательным пальцем. – Умные Сполтамцы.
– Мы — умные люди. – Мужчина сделал большой глоток крепкого напитка.
– Но действительно ли вы мудры?
Обдумывая он крутил бутылку в руке. – Это — сложный вопрос. Как думаешь, мы мудры?
– Не знаю. Мне кажется в некоторых вещах – да. И все же, это место требует большего изучения. – Она подарила ему усмешку беспризорника.
– Мудро подмечено, мой друг Хранитель.
– Ты соглашаешься со мной? – Это удивляло; У Даксана, казалось, было такое высокое мнение об уровне знаний его людей.
Сполтамец потер затылок под тяжелой волной волос. Суоша отметила столь чувственный жест. – Полагаю — Сполтам не столь прекрасен, как мы хотели бы верить.
Это было мудрым утверждением, которые она когда–либо слышала от него. – Он сильно отличается от моей родной планеты.
– Подозреваю, что да.
– Возможно однажды ты захочешь увидеть наш Мяуан? – Она наблюдала за ним, с надеждой. Немногие были удостоены таким приглашением; Мир кошек был защищенным приютом.
Золотые глаза буквально пленили её. – Я хотел бы посетить твой мир. – Его руки дотронулись до ее лица, чашей охватывая его. – Говорят он опьяняющий… Как и его люди.
Суоша задумчиво вздохнула и посмотрел вниз. Только воспоминание о доме, заставляло так сильно скучать.
Подняв на него глаза, она внезапно осознала КАК он смотрел на неё. Будто хотел пить ее, пока не утонет в ней.
– Да, – сказала она с придыханием. – Опьяняющий.
Даксан положил пузырек эликсира в скалистый выступ позади нее. Его свободная рука обняла талию Суоши, вжимая её тело в его. Он наблюдал за ней. Тихо. Загадочно.
Ветер мягко овевал его волосы. Серебристый лунный свет отражался в сверкающих золотистых глазах.
Что скрывается за этими янтарными щитами?
Суоша понимала — особенности мужчины не были определены только опытом, а врожденной мужской энергией.
Он захватил ее.
Даксан Шахейн, ты являешься самым неотразимым.
Прямо тогда и там, она решила покончить с игрой прелюдии. – Я хочу заняться с тобой любовью.
– Я знаю.
Изгиб его губ был несколько пугающим. Человек подходил Суоше во всем, что она ожидала!
Девушка выгнула бровь. – В конце концов. возможно мужчины Сполтама более мудры, чем я от них ожидала?
– Я не судил бы большинство Сполтамцев по мне, моя сладкая разрушительница рыночных киосков.
Ее губы сложились в усмешку. Его напоминание о безумном преследовании через Сполтамский сакри рассмешило Хранительницу.
Даксан смеялся с ней.
Он обнимал ее, склонив свою голову к её, близко. Аура удара Даксана была такой, как она воображала; только лучше. Это как оказаться быть охваченной лучами солнечного света. Теплотой, успокоением, мур–р–р как хорошо.
Его дыхание, смешанное со специями Сумерек, ласкало ее губы. Его рот — столь притягательный, был так близок от её!
И все же их губы не касались друг друга.
Как говорилось на Мяуане — истинный навык мужчины в искусстве удовольствия должен быть найден в касаниях. Его языка. Его пальцев. Его члена.
Как правило, Суоша верила пословице, несомненно верной. Они говорили намного больше, чем слова.
Ожидание тоже было искусством.
Поскольку Даксан смотрел глубоко в ее глаза, его дыхание дразнило ее губы, Суоша инстинктивно знала — он человек, который мог владеть ожиданием со смертельной точностью Чарла «мастера клинка».
Он играл с ней.
И ей это скорее нравилось, чем нет.
Даксан сжал её, прижимая к себе. Его пальцы скользили по гладкой ткани её платья. Касания его пальцев, скользящих почти по ее плоти, так как, он медленно ласкал материал на ее бедрах и ягодицах.
Одним движением руки, Даксан легонько сжал материю. Прохладный вечерний воздух поцеловал ее нагретую желанием кожу.
Его рука, прижатая к её бедру, ладони скользящие по её ягодицам с мягкой нежностью. Назад и дальше — он массажировал мягкий материал у ее кожи, сжимая материю в кулаках; и вот костяшки пальцев, играют на округластях щеки…
Даксан провел кончиками ногтей вниз по ее спине и бедрам. Ровно настолько, чтобы покалывать, но не царапать. Дразняще, он уткнулся лицом в её шею.
Дыхание Суоши застряло в горле. Что он сделал? Он собирался укусить её?
Даксан все еще терся губами о кожу её шеи, но не вдохнул аромат девушки, затем подул, принося прохладный воздух на ее ключицы.
Крошечные импульсы ожидания пробежали на её коже.
Собирая платье в обеих руках, Даксан повторил свои действия, сжимая материал, массажируя ее шелковистой тканью, потирая материю о её покрасневшую кожу, и наконец, чередуя его движения с касаниями его пальцев, принося легкий контакт кожи с кожей.
Уверенные касания к груди Суоши, также через тонкую материю платья.
Даксан опустил голову. Его руки придали её ягодицам чашевидную форму со смятой тканью; касания его перевитых, украшенных бусами волос, которые дразнят нежные участки тела, чувствительную кожу, скользя вперед и назад.
И внезапно его рот был там.
Обжигая непосредственно через ткань, взяв на прицел и без того возбужденный сосок. Он покусывал грудь с силой, и он не был нежен.
Реакция Суоши была настолько интенсивна, что она подскочила в его руках.
Даксан издал низкое горловое рычание. Этот рык удовлетворения напомнил Суоше о мужском мурлыканье удовольствия.
Как она любила тот звук!
Скоро ткань стала увлажненной от его рта, прилипая к её груди. Когда он убрал свои гибкие губы, влажное пятно стало немедленно охлаждаться от вечернего бриза.
Он унес горячее дыхание.
Чувство было изящно! Суоша стонала, она открыла всю свою чувственность, чтобы испытать каждое ощущение.
Он повторил свой то же самое с другой грудью.
Всасывая возбужденный сосок через шелковистую ткань, он выпускал палящую волну дыхания, контрастирующее действие с прохладным потоком морского воздуха. Его руки все время массажировали и ласкали ее ягодицы и верх бедер.
О, он был хорош. Так хорош.
Он проворно опустился перед ней на колени.
Его открытый рот начал путешествие по животу Суоши, прямиком к соединению ее ног. Даксан был настолько гладким, его касания струились как жидкость, что Хранительница приобрела новую оценку мужчин Сполтама.
Она должна была скоро 'оценить' его даже выше.
Ладони поглаживали ее ягодиц, он потянул ее на себя, приблизив средоточие ее ощущений еще ближе к своему рту. Суоша оказалась зажата в ловушку объятия, опаляющего своей страстью, без возможности спасения. Ногти Суоши впились в его плечи.
Шахейн удивлял ее!
Кончик его языка проник сквозь линиею её нижних губ, мягко нанося удар сквозь ткань. Обжигающе горячий. Его язык пробовал все между чувственными складками, дегустируя её 'сумерки', поскольку влага просачивалась прямо через материал.
Даксан заставил Суошу не просто течь, а истекать. В результате ткань стала сильно пропитанной ее влагой.
Его белые зубы потянули материал, заставляя его тереться о столь возбужденную плоть — используя только правильное давление. Пойманная в ловушку его руками, Суоша, была порабощена его ртом и почти цеплялась за спину стоящего перед ней мужчины.
Волна накрыла более низкий край скалистого мыса и брызги прохладной морской воды, стекали по ним обоим.
Плечи и спина Даксана были пропитаны до нитки, вода капала с него и на её нижние губы. Суоша горела и дрожала в то же самое время. Влажный и влажный.
Даксан был только разгорячен.
Его язык лизал все её изгибы — но он не касался одного места, которое пульсировало и болело в ожидании ласки!
Его ногти выводили узоры по ее бедрам точно как края его зубов, по ее нижним губам.
Так же как ранее он ласкал ее груди. Сильно. И он не был нежен.
Суоша выгнулась, застонала; девушка выкрикнула слова на секретном языке Хранителей, она была рада, что он не мог их понять. Они говорили о его опытных ласках; каким приятным, прекрасным путем он перемещал свой рот по ней; и о том, насколько она хотела его в ней… Она сказала ему, что он может «вести» этот первый танец — потому что он должен; также предупредила его, что она будет кончать для него любым способом… Она попросила о своем освобождении, тогда она потребовала это…. Она обещала, он скоро будет дрожать для нее.
Пальцы Суоши сжимали плечи Даксана, и она могла чувствовать, что человек Сполтама дрожал от желания.
Он сделал короткую паузу, чтобы смерить её взглядом из–под густых длинных ресниц, формы полумесяца. И снова, этот низкий рык родился в его груди. Золотистые глаза сверкали с почти диким намерением.
Перевозбужденная реакция Даксана дала паузу и ей.
Она недооценивала мужчин Сполтама? Что, если их прохладная, академическая внешность скрывает кое–что дикое под обманчивой поверхностью? Задумавшись над этим… что она в действительности знала об этих людях?
Ничего.
Суоша нервно сглотнула.
– Гм… Ваши люди…
Но она никогда бы не смогла закончить её вопрос.
Даксан потянул край ее платья и прежде, чем она смогла даже двинуться, его рот буквально запечатал её. Пожирая Суошу с необузданной страстью.
Девушка отклонила голову назад, выкрикивая с экстазом от невероятного ощущения!
– Вижу, есть эликсиры, еще более мощные и более редкие чем Сумерки, – хрипло прошептал он; вибрация глубокого голоса, заставила ее задрожать.
Именно тогда, он покорял Суошу губами и ртом.
Опуская его язык в столь желанный рот, Даксан пил её эликсир, как будто не мог распробовать вкус, достаточно насытиться. Он целовал, лизал, кусал до тех пор, пока Суоша не могла больше терпеть.
Она приподнялась на кончиках пальцев её ног; и отбросив назад голову, стонала выпуская муку наслаждения к морю и небу.
Даксан не останавливался.
Даже когда она уже перестала вообще что–либо соображать рядом с ним, достигая оргазма снова и снова, он не останавливался.
Она была ошеломлена до звона в ушах; но он продолжал получать от нее все больше, унося до невероятных высот удовольствия. Даксан знал точно, сколько девушка могла дать и, пока он не был уверен, что она отдала ему всё — не останавливался.
Только когда она осела перед ним, обессиленная до предела, Сполтамец смягчился.
Придержав её одной рукой, поскольку он то ещё стоял, сдернул платье через голову Хранительницы одним плавным текучим движением.
Все еще держа её, Даксан отбросил свою собственную тунику и бриджи. Мужчина отдыхал прислонившись спиной к камню, держа Суошу, крепко прижатой к его напряженной горячей, голой коже.
Странная нарукавная повязка – которая была теперь единственным украшением ученого– ощутимо царапнула тело девушки под грудью, принося прохладу. Его член упирался между её бедрами; твердый, как будто обернутый в самый прекрасный крилли. Шелковистый и гладкий.
Веки Суоши приподнялись, открывая все еще замутненные от страсти зрачки.
Даксан прислонил ладони к щекам девушки, зарываясь в волосы и пропуская их сквозь сильные пальцы по всей длине. – Правда ли это? – Он растягивал слова грубым от желания голосом.
– Ч–что правда? – Суоша все ещё пыталась отдышаться.
– Слух, что у женщин–Хранительниц есть особый вкус, их собственный? Нектар, который может вывести из себя любого человека.
В ответ щеки девушки покраснели. – Я не знаю
Мужчина удивился – Ты - – Я встречалась только с Хранителями, Даксан; и им, кажется, мы достаточно нравимся, со вкусом или без – Она стала совсем пунцовой. – Это — моя первая поездка за пределы Мяуана. Нашим мужчинам не нравится, когда мы путешествуем без защиты.
Он, казалось, обдумывал эту информацию. – Я могу их понять. Ты подвергаешь себя большому риску, Суоша.
Она пожала плечами, философски ответив. – Вся наша жизнь – это риск
– Правда, но ведь есть еще много способов получения своей дозы адреналина. Теперь ты скажешь, как Хранители выбирают себе спутника? Если разделишь хоть маленькую часть этого знания со мной, то клянусь, я никому не расскажу.
Суоша прикусила губку. – Это только для утоления жажды знания?
Мужчина покачал головой. – Нет. Я также хочу испытать часть энергетики этой страсти. Чувствую, как это зовет меня… Что–то, что я упустил в жизни. Иногда знания недостаточно; мы нуждаемся в страсти, чтобы начать поиск знаний.
Она могла его понять. Хотя и сомневалась, что он действительно понимал о чем говорит.
Конечно она поделилась бы с ним знанием.
Она предназначена ему.
Слова Даксана облегчили ей задачу. Хранительница только надеялась, что он поймет, когда все будет сказано и сделано.
– Очень хорошо. Я поделюсь с Вами нашей традицией.
Его страстный пристальный взгляд был настолько удовлетворенным, что он почти дал ей время на…
Девушка мельком взглянула на его достоинство. Мужское нагое тело было совершенством. Отлично развитые мускулы и жилы, точеные до безупречности.
Её избранник был настолько красив, что мог сравниться с любым мужчиной Мяуана.
Несомненно, у сполтамцев тоже были секреты соединения. – Даксан, возможно позже ты поделишься со мной такой же «тайной Сполтама»?
Улыбка, изогнувшая губы Сполтамца, была близка к прилагательному хищная. Его палец приподнял подбородок девушки, вынуждая смотреть прямо в глаза. – Думаешь, ты готова принять это новое знание, милая авантюристка?
Суоша ощетинилась и распрямив плечи ответила – Разве не за этим я прибыла сюда, в конце концов?
Произнеся это, Хранительница поняла, что это действительно была причина, по которой она посетила этот мир. Её побег был не случаен. Сполтам призывал к ней, потому что её соединение призвало к ней.
Оставшись на Мяуане и следуя указаниям Джиана, она бы не нашла Даксана.
Но выслушает ли Повелитель такое оправдание, когда настанет время предстать перед ним с ответом за то, что сделала?
– Тогда, ты первая — моя леди–гостья. – Даксан приготовился к её рассказу.
– Замечательно. Во–первых, нам Хранителям нравится начинать с a… гм… э… некоторого признания… — Она не была уверена, как это объяснить.
– Ты хотела сказать чувственных обещаний? – услужливо подсказал он.
– Точно.
Он махнул кистью – Продолжай.
– Прекрасно. Гм, так как у тебя нет никакого знания секретного языка Хранителей, Ты не поймешь фразы…
– Надеюсь, твои действия будут переводом, в котором я так нуждаюсь, – растягивал он слова.
Суоша опять покраснела. – Они будут. – Мужчина понятия не имел, что в обществе Хранителей именно мужчина, должен брать и обещать.
Удовлетворяя женщину.
Мужчине не легко было произнести клятвы. Ведь как только они были даны, уже не могли быть нарушены.
– Теперь повторяй за мной. 'Даксан Шахейн K'tea'. – Она также проговаривала присягу про себя. Даксан Шахейн берёт тебя.
– Daxan Sa'ain K'tea. – Повторил он за ней.
– Ei mahana ne Tuan. – Продолжала девушка. И отказывается от других.
– Daxan Sa'ain K'mea sut la. – Даксан Шахейн отдаёт себя только тебе.
– Ра Ei Tuan. – И никому другому.
– Daxan Sa'ain litna K'shintauk переХаньшуй. – Теперь Даксан Шахейн объединяется с тобой навсегда.
– jhan vri ре Tuan. – Для него нет никого другого.
В то время как сполтамец произносил слова, он закрыл глаза, как будто пытался осознать их значение.
И открыл их, закончив говорить. Золотистые глаза были затуманены.
– Что мы делаем теперь? – прошептал он хрипло. Его дыхания было глубоким и размеренным, как будто он преднамеренно сдерживал себя.
Но это не имело смысла.
Сдерживать себя, зачем?
Суоша заколебалась. Обычно, это было частью церемонии, когда мужчина захватит дыхание своей спутницы в поцелуе опаляющего владения. Он взял бы её дыхание себе, делая своим, комбинируя с собственным, смешивая их дыхания в одно.
Потом он возвратил бы ей свое дыхание; овладев её дыханием, навсегда.
На самом деле, эта часть церемонии не была любимой для женщин.
Наиболее боровшихся против неё.
Внезапно Суоша осознала — Даксан не сможет закончить последнюю часть церемонии! Почему она не подумала об этом прежде? Что же ей теперь делать?
Возможно в этой ситуации, его присяги будет достаточно?
Девушка никогда не узнавала как это сделали Крю и Сулейла, каким образом им это удалось она понятия не имела. Хотя, зная Крю, можно подумать — он взял Сулейлу в жены согласно мистическому закону Чарлов.
– Ну?
– Гм… Теперь ты должен осуществить свои слова.
Его глубокий голос пробасил над ней. – С удовольствием. Только скажи как?
– Ты должен встать позади меня — Даксан усмехнулся. Чувственно. – Мне это уже нравится – Он подвинулся за ее спину, а она оказалась лицом к каменному утесу. – Вид открывается захватывающий – и с этими словами он сдавил её ягодицы.
Суоша задохнулась и подскочила на месте одновременно. – Будьте серьезней, Даксан Шахейн! Я показываю Вам освященный веками ритуал!
– Конечно. Мои извинения. Пожалуйста продолжай.
– Хорошо, теперь ты должен… мы предпочитаем…ум. м…
– Думаю, что я уже сделал это. – усмехался он.
– Не смешно.
– Мммм. Возможно я упустил перевод.
Суоша проигнорировала его поддразнивание. Инструктировать оказалось не так легко, как она ожидала. Ей никогда не приходило в голову мысль, насколько странной была их традиция, пока не попыталась озвучить ритуал. Вслух.
– Я…ум…ах…ну–у–у, ты должен…ах…
– Ты пытаешься сказать, чтобы я взял тебя сзади? – насмешливый тон Даксана не облегчал задачу.
– Я…ну–у Суоша вспыхнула – Немного больше, чем ты подумал
– Правда? Сомневаюсь
Она услышала насмешку в его словах. – Это серьезно! Не делайте из меня забаву
– Не буду.
Но она поняла, что Сполтамец очень удивился. Как она объяснит этому ученому следующую часть? Сбежит ли он в свой каменный дом и хлопнет тяжелыми дверями, или…!
– Что там еще, мой котенок?
– Когда ты готов к…эээ…процессу, ты должен, ну, в общем, укусить меня сзади за шею, когда войдешь.
Он закашлялся. – Укусить сзади твою шею? – Голос Даксана казался ошеломленным, но стоя позади нее, он смотрел на небо, в то время как ямочки появились на его щеках. – Что ты подразумеваешь? Ты хочешь, чтобы я просто слегка прикусил твою шею?
– Нет! Я подразумеваю, что мужчина должен резко укусить, ну, в общем, фактически, сжать свои зубы — Это было чрезвычайно неуклюже.
Ритуал казался невероятно странным когда проговаривается громко в такой манере. Что он подумал о ее расе? Показались ли они ему дикими!
– Позволь нам забыть об этом. Как я вижу — это не лучшая идея – Суоша попыталась «сдать назад».
– О, думаю, что это — превосходная идея. – И прижался к ней сзади, надавливая на ягодицы. Зхватывая в крепкие объятья.
Очевидно его пульсирующий член тоже думал, что это превосходная идея; капелька влажности оросила кожу ее ягодиц.
Человек был пробужден; но был ли он действительно в состоянии выполнить традиционное у Хранителей спаривание?
– Даксан, не думаю, что ты полностью понима…
– Полагаю, я смогу понять, Суоша. – Мягко шепнул он ей на ушко, когда перекинул волосы на одну сторону, через плечо девушки.
Прежде, чем Хранительница смогла сказать что–либо еще, он переплел свои пальцы с её и прислонил из ладони к скале. Кончик члена дразнил щель между ее ягодиц. Кончик его языка циркулировал вокруг сгибов ее ушка.
Его жаркое дыхание обжигало её шею, в ответ дрожь желания пронзила все тело девушки.
– Теперь ты вероятно должен -…
Вместо того, чтобы ждать дальнейших инструкций, Даксан Шахейн сделал точно, что нужно было сделать; он резко укусил ее шею сзади и вошел в нее одним быстрым, сильным ударом, который Заставил бы любого мужчину–Хранителя гордиться.
– Даксан!
– Ммммммм–хмммммм. – Его горячий открытый рот скользил вдоль ее горла, целуясь и кусаясь, мужчина крепко удерживал её в своем захвате.
Несколько мгновений он оставался в ней, твердо стоя на ногах и давая им время. Его рваное, дыхание каскадом резких потоков влажного горячего воздуха ласкало ее спину.
Позади них в вечернем небе луна взошла на небосвод. Лучи света падали на скалу, и сцепленных в традиционной для Хранителей позиции соединения.
– N'taga,. – Вы поместили свою в меня тень.
Даксан отрывисто шептал ей на ухо. – Смотри, Суоша, наши тени смешиваются.
– Да, вижу. У Нас Хранителей есть для этого название; мы называем это Танцем теней. Это… хорошо, это — кое–что важное для нас.
– Суоша.
– Что это, Даксан? – Она начала поворачиваться, но мужчина начал скользить в ней. Делая резкие глубокие удары.
Девушка стонала и мурлыкала в то же самое время. – Тебя еще нужно инструктировать?
– Только если ты сама этого захочешь – Усмехнулся он и прикусил ей плечо.
Выпуская ее руки, он ухватился за локоны волос партнерши и расстегнул одну из длинных нитей жемчуга Агхни, перебросил длинные локоны по собственным плечам. Шелковистая масса заскользила вниз по мужской спине, заставляя стонать. Ощущения были еще острее, чем он помнил.
Его бедра потерлись о её круговым движением, когда он закреплял петлей нить жемчуга вокруг их талий, и затем пронизывал через её ноги.
– Что ты делаешь с жемчугом в - – Увидишь
Что она и сделала.
Даксан стянул концы обвязывая нить вокруг его запястий. С каждым толчком он тянул жемчуг по поверхности её клитора, таща их одну за другой между её створками.
Суоша наклонила голову назад и вскрикнула от изящной пытки. Она понятия не имела, сколь изобретательные были мужчины Сполтама!
Даксан непрерывно изменял темп ударов, от длинных взвешенных толчков до более быстрых рывков жемчуга. Когда он внезапно резко расширился в ней, Суоша оказалась на краю сознания, кончая снова и снова.
Но на сей раз он чувствовал сокращения ее мышц все время и по всей длине его члена. Они захватили его в самом чувственном из всех объятий.
Его голос стал резким как и его страсть. – Теперь ты связана этим жемчугом, Суоша, также как я тобой.
Девушка думала, что он упомянул манеру, в которой обернул их вместе. Это было вдохновляюще; он связал их таким образом, чтобы получить предельное удовольствие от слияния. Каждый раз, когда она двигалась, нить возвращала её к нему, и также его к ней.
Даксан застонал, когда она внезапно сжала свои бедра. Все еще держась за жемчуг, он захватил пузырек Сумерек. Вместо того, чтобы выпить, он облил эликсиром её груди. Тягучий, острый сок тек к кончикам ее грудей и капал с сосков.
Мужчина ладонями втирал жидкость в розовую кожу.
Эти движения периодически натягивали нить жемчуга, туго вокруг них обоих, добавляя удовольствия. Все это время, он двигался в ней, не сбиваясь с темпа.
Сумерки сразу же начали обжигать её нервные окончания. Грудь пульсировала от невыносимого удовольствия!
Как будто Даксан знал, насколько усилились её ощущения и закрепил жемчуг петлей вокруг когчиков ее грудей и мягко потянул нить назад и вперед.
Жемчуг возбуждал ее в нескольких точках удовольствия сразу.
У Суоши перехватило дыхание.
Даксан взял в ладони ее груди и резко щелкнул большими пальцами по.
Снова у человека продемонстрировал то, от чего она приходила в неистовоство и приподнималась на пальцах ног, поскольку он отлично потворствовал её удовольствию. Волны удовольствия накрывали быстро, одна за одной, в его руках она достигла максимума.
Но Даксан Шахейн еще не закончил.
Взяв Сумерки еще раз, он плеснул жидкость себе на ладони, сложив их лодочками. Суоша догадывалась, что он задумал.
Она так же поняла, что Сумерки были больше чем только ликер Сполтама. Ее спутник принес микстуру удовольствия наряду с их едой. Очень интригующе…
Даже при том, что она ожидала этого, когда согнул руку так, чтобы позволить богатому эликсиру просачиваться на ее створки, она не была подготовлена к разрушительному эффекту. Сумерки выжигали свой путь в неё, вызывая «взрыв» за «взрывом»!
Как будто она пульсировала всюду!
Это было слишком много даже для женщины–Хранителя. Суоша кричала и поцарапалась, а пик наслаждения сменялся новым пиком — и все же она хотела большего. Больше от него.
Даксан сильно сжал ее бедра, и начал наступление всерьез. Стремительно и сильно, дико. Когда он погладил столь желанные створки Сумерки попали на его член и в ее лоно, немедленно воспламеняя обоих — почти до безумия.
Брызги морской воды бились об утес, накрывая их в прохладном ударе воды.
Очень хорошо, что они облюбовали изолированное место, поскольку они оба кричали в экстазе.
Даксан стал таким же диким как Сумерки, смешанные с собственной, отличительной влажностью Суоши. Нормальный эффект женщины Хранителя, казалось, утраивался, и её выпущенная страсть стала безумной.
Он больше не мог сдерживаться.
Даксан прикусил ее плечо и поменял их местами, таким образом он спиной оперся о каменную стену, а она оказалась перед ним, они продолжали стоять. Его ладони в крепко держали девушку за бока и перемещали ее вверх и вниз. Он насадил её на член до упора, затем полностью вышел, вновь началась скачка, но уже довольно необычным способом, у Суоши не было никакой опоры, кроме его рук.
Вдохновленное положение. Девушка была удивлена его изобретательностью. Её ягодицы нажали ударялись о его пах, в свою очередь, он входил все глубже давая неумеренные новые ощущения.
Он был сексуально творческим.
Кроме того, мужчина Сполтама, казалось, не был неутомим! Фактически, Даксан кончил первый раз, со сжатыми зубами, хриплым рыком удовлетворения, и продолжил вновь.
Суоша, возможно, не была еще столь удовлетворена.
Мужчины этого мира получили большое уважение с её стороны. Возможно, она не должна была сдерживаться от путешествия так долго?
Её ученый Сполтамец казалось даже дышал с ней в унисон.
И действовал все также творчески всю ночь.
На скалах. У скал. Когда море врезалось в берег. Когда звезды мерцали сквозь морской туман. Они брали друг друга в бурном обмене энергии и диких криках, смешивавшихся с ночью Агхни.
К тому времени, когда Даксан закончил с Суошей, большинство бусинок, украшавших его волосы было уничтожены, а нарукавная повязка давно была сорвана в муках страсти.
Поражаясь их свободному слиянию, он бросил манжету в корзину из виноградной лозы, и закрепил подарок Зота в сгибе локтя. Потом поднял вялую Суошу.
Рассвет на этой планете был красив, но никогда не смог бы сравниться с захватывающим своей красотой сумраком. И все же для Даксана Шахейна, человека, который только что провел ночь, исследуя чувственность Хранителей, этот рассвет, был самым захватывающим, из всех когда–либо увиденных.
Он принес Суошу в свои покои, удобно устроил на огромной кровати, растянулся рядом с ней и провалился в опустошающий сон.
Укрытый, с её телом в руках — между покрывалом из крилли и мягкими, пушистыми постельными принадлежностями — пресыщенная дремота Даксана была чистым счастьем.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прикосновение Хранителя - Джой Дейра



Мне чень нравится эта книга
Прикосновение Хранителя - Джой Дейраvi
18.05.2011, 23.48





ещё не поняла
Прикосновение Хранителя - Джой Дейраольга
6.10.2012, 15.19





Очень люблю эту серию книг 10б, но на любителя, это фантастика, и чтобы понять что по чем, нужно с самого начала читать
Прикосновение Хранителя - Джой Дейразлой критик
27.04.2016, 10.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100