Читать онлайн Мой по праву, автора - Джой Дейра, Раздел - Глава 12. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой по праву - Джой Дейра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой по праву - Джой Дейра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой по праву - Джой Дейра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джой Дейра

Мой по праву

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12.

По их собственным подсчетам, они прибыли в Зал Туннелей на Авиаре позднее в тот же самый день.
Дженис поразилась красоте планеты. Широкие улицы в селении были вымощенны камнем и вели к центральной площади с расположенными по бокам торговыми лавками. Повсюду распустились деревья и цветы, их экзотический аромат делал воздух сладким.
На Авиаре был день, и Дженис посмотрела вверх, отмечая безоблачное, светло-голубое небо. Всего лишь намек на легкий бриз колыхал ее волосы. В деревьях и кустарниках выводились трели, и она заметила, что хрустальные перезвоны парят повсюду вокруг, своим мягким звучанием придавая гармоничную атмосферу восхитительному месту.
Авиара оказалась еще более прекрасной, чем она слышала. Девушка глубоко вдохнула душистый, насыщенный цветами воздух.
- Здесь красиво, правда? - улыбнулся Джиан, наслаждаясь долгожданным видом.
- Да, даже еще прекраснее, чем я себе представляла. - Она лучезарно улыбнулась ему. - Я так рада, что приехала с тобой сюда! Это одно из мест, которые я всегда очень хотела увидеть.
Его пристальный взгляд переместился к ней.
- Мне нравится твой восторг. - Он поднял руку, чтобы отвести выбившуюся прядку волос от ее лица. - Это - твое решение, но возможно, ты захотела бы увидеть и M'иан тоже, - предложил он.
Нечаянно услышав Хранителя, Тред вскинул брови. Джиан был мудрым и беспощадным охотником. Такая тактика, как эта, не была неизвестна авиарскому воину. Как загипнотизированный, он напряженно ожидал, чем закончиться разыгравшаяся перед ним сцена.
Глаза Дженис расширились от удивления.
- Родной мир Хранителей? - Никому и никогда не позволялось посещать M'иан, за исключением личного приглашения. Хранители рьяно охраняли свое уединение. Всевозможные слухи и домыслы витали об этом месте. Некоторые говорили, что это был таинственный мир, суровый и неумолимый. Другие утверждали, что это было место не поддающегося описанию восторга.
Но какой бы ни была его природа, Дженис был уверена, что такая возможность никогда не представиться ей снова. Было бы глупо не воспользоваться возможностью посетить его.
- Это очень великодушно с твоей стороны, Джиан. - Тред сложил руки на груди. Великодушный. Джиан полностью заманил ее в ловушку. Он терпеливо наблюдал, как Хранитель Тумана напустил на себя застенчивый вид. Это зрелище нельзя было пропустить.
- Значит, ты согласна? - искренне молил Джиан. Он прекрасно понимал, что такой заманчивый эксперимент будет означать для нее.
- Конечно, если ты не думаешь, что это доставит тебе какие-либо неприятности… - Она даже не подозревала, что Хранитель нарочно выжидал подходящий момент, чтобы сделать такое приглашение.
Джиан улыбнулся, совсем как кот, которым он и являлся… один контролируя замысловатую игру, которой он забавлялся.
- Тебе совершенно не о чем беспокоиться, тайя.
- Тогда, я хотела бы этого. - Она благодарно улыбнулась ему.
- Хорошо. - Он взял ее за руку. - Ты станешь своей, несомненно.
- Своей? - она озадаченно посмотрела на него.
- Это образное выражение.
Тред знал, что больше, чем образное. Когда Хранитель приводил тебя в свой дом и произносил эти слова, он присоединял тебя к своей семье. Двери его дома становились открытыми для тебя, как будто твои собственные.
Прежде, чем она смогла расспросить его о том, что означает это высказывание, он решительно повел ее в направлении дома Крю и Сулейлы.
Стоял прекрасный день, они выжили, добрались до Авиары, у нее появилась редкая возможность увидеть Mиан, и она еще некоторое время не расстанется с Джианом. В общем, она внезапно почувствовала себя счастливой.
Тред заметил легкую походку и блеск, в глазах Дженис и должен был признать Хранителя Тумана победителем.
Нельза было сказать, что он сомневался в результате. Однако, он задавался вопросом, какой будет ее реакция, когда тадж Джиан надежно укроет ее в своем родном мире.
Точеные губы Треда изогнулись. Насколько он узнал Дженис, он не думал, что она примет такое положение легко.
Он почти завидовал Джиану в его предстоящем сражении. Если бы речь шла о нем, он всегда риск и опасность.
Любого вида.


Прежде, чем они достигли дома Крю, их по дороге встретил древний волшебник Янифф.
- Джиан! - Он сердечно похлопал Хранителя по спине.
- Янифф, мой старый друг. - Приветствуя, он сжал мага в крепких объятиях. - Я за многое должен сказать тебе спасибо, это очевидно.
- Пфф! Тебе не за что благодарить меня. Мне достаточно видеть, что ты здоров и невредим.
- Да, но это все благодаря Треду. Если бы не он, нас бы здесь сейчас не было.
Янифф одобрительно взглянул на Треда.
- Я никогда не сомневался, что ты сможешь сделать меньше, сын мой.
Щеки Треда стали бронзовыми. Испытывая неудобство от любой похвалы, он пробормотал:
- Тадж Джиан считает больше, чем это было на самом деле.
- Ты хочешь сказать, что тажд Джиан преувеличивает, Тред? - искусно возразил Янифф.
Какой бы ответ он ни дал, Тред попадал впросак. Раздраженный способностью волшебника загнать его таким способом в угол, он смотрел с каменным выражением вперед, отказываясь вообще что - либо отвечать.
Янифф тихо засмеялся.
- Ты совершил нечто доблестное и отважное для Гильдии и для Хранителя, Тред. И не стесняйся признать это. - Янифф повернулся к Джиану. - По твоей памяти, я смог составить картину того, что ты обнаружил. - Он многозначительно посмотрел на Дженис. - Я извещу других о ситуации. Ты желаешь говорить сейчас с Высшей Гильдией?
Джиан на мгновение задумался.
- Да, сейчас. Дженис, Тред проводит тебя к дому Крю, где ты сможешь отдохнуть, пока я не вернусь. Сулейла, его жена, является членом моей семьи.
Дженис закусила губу, сомневаясь, стоит ли ей искать приют в незнакомом доме. Джиан погладил ее по щеке.
- Все в порядке, Кремовая Кошечка. Она будет счастлива принять тебя. Тебе она очень понравиться, я уверен.
- Может быть, мне стоит пойти в гостиницу?
- Нет. Тред, забери ее к Крю.
Тред немедленно вышел вперед, чтобы так и сделать.
- Джиан! - Дженис выразила несогласие его повелительному отношению.
- Я знаю, что о тебе там позаботятся, как о моей семье. Я скоро увижусь с тобой. - Он склонился и властно поцеловал ее в губы. (Передай Сулейле, чтобы она хранила молчание.) Он послал эту мысль Треду, и тот кивнул головой в подтверждении.
Всю дорогу Дженис задавала себе вопрос, как Хранитель мог заставить ее делать так, как он хотел. Она никогда прежде не слышала от него такого приказного тона! Вернее он был… влиятельным. Ей в мысли стало закрадываться небольшое беспокойство.


Некоторе время спустя, Джиан вошел в дом Крю, обнаружив Треда в большой комнате. Волосы воина снова были сильно стянуты назад в " конский хвост ". Он потягивал из чашки теплый мирр, лениво просматривая книгу.
Очевидно, он ждал возвращения Джиана, чтобы уехать отсюда. Несмотря на то, что в этом доме проживали другие три воина, тажд Джиан поручил Дженис ему. Тред не ушел бы, пока не выполнил свое обязательство перед Джианом. В этом был весь Авиарец.
- Где Дженис?
Тред поднял глаза, когда Хранитель вошел в комнату.
- Она отдыхает наверху.
- А где все остальные?
- Крю и Сулейла пошли, чтобы увидеть Мелоди.
- Ах, малютка Лорджина. Янифф сказал мне, что Крю просто пьян от счастья.
Тред слегка улыбнулся.
- Да уж, это стоит увидеть. Малышка получает у него все, что ни попросит. Он утверждает, что она отвечает ему взаимностью.
Джиан засмеялся, представив себе легендарного Воина, каким был Крю, идущего на поводу у всего лишь малыша.
- А она?
Тред пожал плечами.
- Я не из тех, кто интересуется такими вещами.
Джиан обратил внимание, что хотя Тред и был частью семьи Крю, он находился как бы в стороне. Это у всех вызывало сожаление и беспокойство.
- Где Риджар?
Тред соединил пальцы, положив подбородок на их кончики. Его настроение было непонятным.
- Риджар у Яниффа.
- У Яниффа? Что он там делает?
- Аа… Ты еще не слышал. Риджар присоединился к Чарлу.
Брови Джиана взлетели.
- С готовностью? - недоверчиво спросил он. Он не мог себе представить, чтобы Риджар, непокорный дисциплине, вынужден был стать воином Чарла. Риджар всегда обладал капризной природой. Любящий жизнь и женщин. И не всегда в этой последовательности. С какой бы стороны Джиан не посмотрел, он был истинным Хранителем.
Тред ухмыльнулся.
- С готовностью…, которая под вопросом в некоторых спорах.
Оба мужчины тихо посмеялись. Хотя наполовину Хранитель, а наполовину Авиарец, Риджар казалось, унаследовал самые независимые качества от обеих сторон. Отец Риджара Крю и Янифф вдвоем бранили его в течение многих лет, чтобы он присоединился к Чарлу, но напрасно. Мужчины из рода Крю всегда выбирали путь воина Чарла. Джиан мог только предполагать, какие уловки использовал Янифф, чтобы заставить игривую натуру Риджара подчиниться. Он узнает это, но только позже, а сейчас у него в мыслях были более неотложные дела.
Джиан стал серьезным.
- Я проинформировал Гильдию о ситуации на Ганакари.
Тред отставил свой напиток.
- И?
- Карпона, без сомнения, нужно остановить. И необходимо установить природу наркотика, которым они воздействовали на меня. Это мое мнение, а тем временем, должны быть приняты определенные меры, чтобы гарантировать безопасность Хранителей. Я сделал то, что считал будет лучше всего. - Он не уточнил, что именно, но Тред почувствовал озабоченность Джиана.
- Я уверен, что ты сделал все правильно, Джиан.
- Мудрецы желают видеть тебя, Тред, - сказал Джиан тихим голосом.
Этому Тред был совсем не рад. У него не было никакого желания в дальнейшем быть втянутым в бесконечные интриги мистиков.
- Зачем они хотят встретиться со мной?
- Я рассказал им, что ты сделал, чтобы спасти нас.
Ноздри Треда расширились.
- Мне жаль, что ты это сделал, Джиан.
- Они все равно увидели бы это… в моих воспоминаниях.
- Нет. Ты мог защитить свои мысли от них.
Джиан вздохнул. Значит, Тред знал о том, что Хранители могут оградить себя от Чарлов высшего уровня.
- Это было бы неправильно. Ты заслуживаешь признания за такие поступки. Они желают поговорить с тобой.
Тред покорно встал. Когда Дом Мудрецов вызывал на аудиенцию, в этом вопросе был небольшой выбор.
- Нет, они что-то хотят от меня.
- Мне так не показалось.
- Ты плохо их знаешь. Поверь мне, в конце они что-нибудь захотят. Если не сегодня, то завтра. - И он бесшумно закрыл за собой дверь.
- Тогда я сожалею, Тред, - произнес Джиан в пустую комнату. Воин с такой силой, как у Треда и отказывающийся стать Чарлом, шел по очень опасному пути.
Возможно, Треду пошло бы на пользу погостить некоторое время на M'иане. Чем больше Джиан думал об этом, тем больше убеждался, какая это отличная идея. Для них обоих.
Фактически, он будет настаивать на этом.


Тред мужественно стоял перед членами Дома Мудрецов в Высшей Гильдии. Он дерзко расправил плечи назад, выдерживая взгляд всех смотрящих на него.
При том, что по-отдельности, он встречался с каждым из них, он впервые предстал перед ними всеми одновременно.
Хотя они никогда не выносили никаких приговоров относительно него лично, их действия против его родного отца покарали и его тоже. Это было несправедливое наказание невинного юноши, которое отразилось на всей его жизни.
И он безумно страдал из-за этого.
Он не желал бы быть вызванным в эту палату хоть когда-нибудь.
Пертым заговорил Гельфан.
- Мы хотели бы вознаградить тебя, сын… Яниффа.
Светло-зеленые глаза Треда сузились. Этот человек не смог заставить себя даже произнести его имя.
- В этом нет необходимости. Мне не нужно никакой награды от вас.
Эрнак закашлялся, явно смущенный грубостью Гельфана.
- Ты неправильно нас понял, Тред. Мы, Мудрецы Тысшей Гильдии стремимся создать… пути, по которым мы сможем иметь дело с тобой.
- Вы уже пользуетесь моими услугами. - Сухой тон Треда заставил нескольких членов избегать его пронзительного взгляда.
Эрнак был одним из них. Он с беспокойством отвел глаза.
- Ранее, мы не придавали значения всем твоим возможностям. Конечно, ты понимаешь, это не входило в наши намерения. В свете твоих раскрывшихся способностей, мы стремимся исправить эту ошибку. Такая сила, как твоя не может быть не распознана или проигнорирована. Хочешь ли ты этого или нет.
Тред фыркнул, презрительно сложив руки на груди.
Ладонь Гельфана с силой ударила по столу.
- Он нуждается в руководстве, это очевидно! Такой силе нельзя позволить выйти из-под контроля!
Тред насмешливо приподнял бровь.
- Неужели? И кто из вас будет указывать мне, каким путем мне идти? - Это был вызов. Он пронзил каждого члена, за исключением Яниффа, ледяным сверкающим взглядом.
Как и следовало ожидать, все молчали. Кто в здравом уме бросил бы вызов такой силе?
Янифф пришел на помощь.
- Этого не потребуется, Тред. - Он сказал это голосом учителя-Чарла своему ученику. - Хорошо подумай, прежде чем ты произнесешь свои следующие слова.
Тред засомневался. Он собрался бросить вызов Гельфану. Предупреждение Яниффа резонировало через него. Более того, помимо его защиты, Янифф дал ему понять, что Гельфан может Желать такой вызов, преследуя свои собственные цели. Тред никогда не пошел бы против Яниффа.
- Как хочешь, Янифф. Из уважения к тебе и только к тебе я придержу свой язык.
Вольфан был впечатлен.
- Что мы можем сделать для тебя, Тред? Конечно, должно быть что-то. Я, со своей стороны, чувствую себя несправедливым из-за того, что случилось в прошлом. В любом случае, даже если бы события прошлого не затронули нас всех, мы по-прежнему хотели бы вознаградить тебя за ту доблестную помощь, которую ты оказал. Ты спас Хранителя Тумана, нечто, что одобряют оба наших народа. При сложившихся обстоятельствах, не было никого другого, кто смог бы вернуть его живым. Именно твой уровень силы и изобретательности вернул его назад к нам. Ты был вознагражден нашим доверием к тебе, а сейчас мы желаем воздать тебе должное.
Это была выразительная речь. Вольфан тщательно избегал его прошлые обиды и вместо этого сделал акцент на награде. Своими словами он сделал очень трудным для Треда отказаться от вознаграждения. Но несмотря на это, Тред ничего не хотел от них.
Внезапно, он снова услышал слова Грунтеля: "… спроси, чего желает твое сердце…" А почему бы и нет? Что он потеряет?
- Очень хорошо, Вольфан. Гильдия может возместить причиненный ущерб, вернув мне мое законное имя, которое отвергали во мне все эти долгие годы.
В зале воцарилась тишина.
Наконец заговорил Зисиз.
- Какое имя, Тред та'ал Янифф?
Только презрительный блеск из-под ресниц выдавал боль Треда.
- Есть имя, которое принадлежит мне по праву - имя моей семьи - которое вы в своей мудрости отвергали во мне. - Он фактически выплюнул горькие слова.
Тред повернулся к Яниффу, на лице которого запечатлилось подлинное сожаление.
- Прости меня, Янифф, и знайте, что я делаю это, чтобы не опозорить твое имя, которым я дорожу больше всего. Есть другое имя, которое я буду носить не смотря ни на что. Имя того, чья родословная непосредственно связана с моей. Разве он не связан со мной по материнской линии?
- Да!
Все глаза повернулись к звуку мощного голоса, который послышался от дверного проема палаты. Крю.
Он шагнул вперед, внушая в зале уважение к его силе. Он остановился рядом с Тредом.
- Парень прав. - Крю положил свою руку на плечо Треда. - Вы должны полностью изменить свое решение, давно пора забыть старые обиды. Тан-Ши должны будут согласиться, а если нет, то это их беда. Я предъявлю права на Треда, как на моего сына. Я должен был так поступить, когда он был еще ребенком, и сделал бы это, если бы не давление, которое вы оказали на меня. Я скажу больше, это давление удвоило мое горе - я потерял свою сестру, а также и моего сына по линии.
Вольфан отозвался:
- Крю, это решению много значило, ты же понимаешь. Как возмездие для поражения Тердара из рода Лодарров. Ты лицом к лицу столкнулся бы Тердаром, заявив права на его сына. Этого мы не могли допустить.
- Да, Крю, - добавил Гельфан. - Тердар уже тогда был магом шестого уровня. А ты в то время был всего лишь четвертого. Против такой силы ты был бы беспомощен.
Светло-лиловые глаза Крю захватили Мудрецов суровым блеском.
- Вы так думайте? - произнес он ледяным тоном, заставляя нескольких членов отвести взгляд. Репутация Крю, как легендарного воина была им известна.
Гельфан прищурился, ему не нравилось, в каком русле шла беседа. Мудрецы не должны были подвергаться допросу.
- Может быть и нет, - допустил он. - Но мы не могли взять на себя такой риск.
- Вы должны были позволить мне принять то решение! Это затрагивало честь моей семьи.
К Крю обратился Янифф.
- Мы не могли. Это я рекомендовал Гильдии поступить так.
Крю повернул потрясенное лицо к Яниффу.
- Это была твоя идея? Но почему? Ты же был на моей стороне в этом - ты сам мне так говорил! Почему ты сделал такое?
- Риджар.
И Тред и Крю выглядели потрясенными. Наконец, Крю произнес:
- Но Риджара тогда еще не было. Ну конечно, же! Его не было, ведь Сулейла и я… Я еще не выполнил Передачу с Сулейлой.
- Точно. - Янифф пронзил Крю твердым взглядом. - Как я сказал, мы не могли рисковать тобой, пойдя против Тердара.
Долгое время, все молчали. Что предвидел Янифф? Так или иначе, это было связано с Риджаром и имело жизненно-важное значение. Но что именно? Мудрецы задумались.
- Я не ничего не понимаю в этом, Янифф. Я признаю, эти вещи тревожат меня все чаще. Мне интересно, где проходит граница между предвидением и ложной манипуляцией. За последнее время эта граница запятнала меня, и многое начинает меня возмущать.
- Это глубоко огорчает меня, слышать, что ты говоришь подобным образом, Крю.
- И меня.
- Я знаю тебя всю твою жизнь и я умоляю тебя прислушиваться к моим словам с уважением. Это - Риджар, и это всегда был Риджар.
- Я не могу поверить в это! - выплюнул Крю.
- О чем вы говорите? - Тред совершенно выпал из этого загадочного обмена.
Мудрецы обратили шокированные глаза на Яниффа.
- Мы тоже не можем поверить в это. Может быть, ты неправильно прочитал знаки, Янифф? - Гельфан был, очевидно, потрясен. - Он из Хранителей, он не…
- Все так, как я сказал.
Удивительно, но именно Крю первым пришел в себя.
- Я здесь не затем, чтобы обсуждать место моего сына в твоих видениях, Янифф. Я здесь, чтобы заявить о своих правах на другого сына. Этого сына.
Он встал перед Тредом, положив свою руку на его плечо.
- Я предъявляю на Треда мое право кровного родства, в соответствии с верой посвященного в таинство Чарла, в соответствии закону Авиары, а также согласно моему сердцу, нарекаю Треда та'ал Крю и признаю братом порожденным мною сыновьям Лорджину и Риджару. Дело сделано. Обними же своего отца, Тред. Хотя мне очень жаль, что этот момент наступил так поздно, но лучше поздно, чем никогда.
Взволнованный, Тред сжал Крю в объятиях. Нефритовые глаза увлажнились, когда он опустился на одно колено перед ним.
- Я признаю тебя, как отца по крови, а также по сердцу. Тем самым, я обретаю себя. Я - Тред та'ал Крю!
Не один голос не прозвучал, чтобы оспорить этот факт.
Янифф наблюдал, радуясь больше, чем многие годы, когда Тред вставал на ноги, неся в себе свое законное наследие и имя рода своей матери. На Авиаре, когда отец опозорил свое имя, он навсегда потерял право называться его сыном. Такие дети, согласно закону, принадлежали роду по материнской линии. В этом случае, Крю имел полное право заявить о признании Треда.
Крю и Тред покинули зал вместе, и Янифф подумал, что это было справедливо.
- Ты уверен, что малышка достаточно отдыхает? - Крю с негодованием смотрел вниз на стол, за которым сидел Лорджин, его старший сын.
- Да, отец, я уверен, - тоскливо ответил ему Лорджин. Он отвернулся от отца к своему брату Риджару и закатил глаза. Крю сводил его с ума! Да, это был его первый ребенок, но Айя, он не был идиотом!
Риджар ухмыльнулся брату, довольный, что на этот раз не он явился объектом внимания их отца.
Жена Лорджина, Адианн, ослепительно улыбнулась Крю, как будто он был самым мудрым и самым заботливым дедушкой. По правде говоря, она наслаждалась этим. Позже, он еще припомнит ей это.
- Я не думаю, что то дерево, в котором вы живете, безопасно для нее, - ворчал Крю.
Лорджин уже знал, что за этим последует. Его отец собирается еще раз "предложить", чтобы его сын перебрался с семьей в родовой дом.
Временно.
На следующие двадцать лет.
Он задавался вопросом, испытывал ли все еще его отец шок, вызванный похождениями его блудного сына Риджара, вернувшегося домой с женой. Да, это было так. Должно быть так.
Лорджин начал раздражаться. Почему он всегда должен был страдать из-за своего брата? Он с негодованием смотрел на него через стол, нахмурив брови. Риджар невинно заморгал ему.
- О, но дерево такое прелестное. - Лайлек подмигнула своему мужу, Риджару. Они нашли хорошее, уединенное местечко на одной из ветвей несколько ночей тому назад. Она задрожала, когда вспомнила, что он делал с ней той ночью.
Риджар бросил на нее взгляд из-под ресниц. Он осторожно пробежал кончиком языка по своей страстной нижней губе. Лайлек снова затрепетала. Ее мужа не зря на языке Хранителей называли "Одаренным".
- Дерево совершенно безопасно, отец,- повторил Лорджин в сотый раз.
- Я не понимаю эту безопасность, когда она может выползти на ветку…
Лорджин протер виски, в которых уже начинало пульсировать. Крю продолжал разговоры, подобный этому, уже многие недели, и с каждым разом все хуже.
- Она еще не может ползать, Отец. - простонал он, когда представил, каким Крю будет к тому времени.
- Не важно, кто может знать, что…
Громкий крик недовольства послышался со стороны жены-Хранителя Крю, Сулейлы. Все прекратили есть и уставились на нее, ошеломленные. Включая и самого Крю.
Терпение Сулейлы лопнуло.
- Я клянусь, Крю, если ты не прекратишь эти нелепые разговоры, то я выцарапаю твои глаза!
Рот Крю открылся от изумления.
Сулейла всплеснула руками.
- Малышка полностью в порядке! Она хорошо ест, она хорошо спит, ее развитие безупречно, и да, она похожа на тебя! Теперь ты дашь нам немного покоя!
Все глаза переместились на Крю, чтобы увидеть, каким будет его ответ на этот поразительный, но достойный аплодисментов отпор его жены.
- Хммм. - Он возобновил свою трапезу.
Остальная часть обедающих с благодарностью последовала его примеру.
- Выцарапаешь мне глаза?- пробормотал он Сулейле низким тоном.
Сулейла прикусила губу.
- По меньшей мере. - Он бросил на нее взгляд, который был ей очень хорошо знаком.
- Я с нетерпением буду ждать этого, - растягивая слова, тихо произнес он таким образом, чтобы никто не смог его услышать. Он все еще мог вогнать ее в краску.
- Мой мальчик, ты не передашь мне того пурпурного вальдшнепа? - Тетя Агата пристально вглядывалась в тарелку сквозь ее лорнет, слегка подтолкнув локтем Треда.
Никто не имел ни малейшего понятия, кто такой был вальдшнеп, тем не менее Тред все-таки передал старой женщине блюдо с тушеным мясом авиарского кэлэна. Тетя Агата вернулась из Анг-Лии-Эпохи-Ре-Гент-Ства с Риджаром и его женой, Лайлек. С тех пор, Авиара уже не была прежней.
В дверь один раз постучали.
Малкин, их служащий, открыл дверь и настолько растерялся от вида важной особы, стоящей там, что потерял дар речи. Поэтому гость просто сам впустил себя и вошел в комнату, где они сидели.
Все сразу же прекратили разговоры, с почтением глядя на посетителя.
- Кто это? - прошептала Дженис Джиану, когда никто не произнес ни слова. (Это уважаемая Мать Тан-Ши. Она - мистический глава женской секты. Они заявляют, что она - носитель знания всей женской мудрости на Авиаре. Это не слыхано для нее, чтобы покинуть монастырь.) - Почему она сделала это, как ты думаешь? - шепотом спросила Дженис. (Она услышала, что Крю признал Треда. Этим он нарушил клятву между Чарлом и Тан-Ши.) Лорджину и Риджару уже было известно о Треде, и оба испытывали облегчение. Хотя сами они уже давно признали Треда братом, они знали о напряжении, в котором оказался их отец с Тан-Ши.
Дженис внимательно пригляделась к почтенной женщине. Ее волосы были серебристыми и струились вниз по ее спине. Одеяние было черным и без украшений, но все же каким-то образом, оно не выглядело простым из-за благородной осанки. Как и Янифф, она имела при себе длинный посох с кристаллом на конце. Ее глаза были светло-серебристые и бездонные. Даже притом, что она ни разу, даже мельком не взглянула на Дженис, у девушки создалось впечатление, что женщина знала о том, что она ее изучает.
Крю первым обрел дар речи.
- Уважаемая Мать, вы удостоили нас честью своим присутствием здесь. Проходите и садитесь за мой стол. - Он поднялся, предлагая ей свое собственное место во главе.
Мать Тан-Ши вежливо отказалась:
- Мне не место за твоим столом, Крю, хотя я благодарю тебя за этот жест.
Он нахмурился.
- Если вы появились из-за Треда, тогда Вы впустую тратите свое время. Я признал его, это - мое право.
Тред, который был явно смущен, оказавшись в центре всего этого внимания, уставился вниз в свою тарелку, играя желваками.
Его гнев на Гильдию и Тан-Ши был глубоко укоренившимся.
- Я здесь не затем, чтобы обсуждать и твои права тоже, - сообщала она воину-авиарцу. Мать Тан-Ши никогда не смягчала свои слова. Она была прямолинейной.
Крю ответил с аналогичной дерзостью, не видя никакой причины сдерживать себя, несмотря на его огромное уважение к ней.
- Я буду бороться за него, - сказал он мягким, но непреклонным голосом.
Тред посмотрел на Крю, удивленный.
- Он - мой сын и вы не заберете его у меня снова.
Уголки губ Матери Тан-Ши дернулись.
- Тебе не нужно будет бороться за него, Воин. Пришло время и мы оставляем это в прошлом. Долг оплачен. Разрушение, умышленно причиненное одним из Чарла, было справедливо восстановлено другим. - Она многозначительно посмотрела на Яниффа, тихо сидящего в конце стола. Затем она кивнула головой Треду, признавая его и его право сидеть рядом с Крю в его доме.
Тред подчеркнуто игнорировал ее.
Крю совершил свое первое действие, как отец, пнув Треда под столом своим сапогом. Нехотя, Тред склонил голову. Немного.
Серебристые глаза женщины сверкнули, как будто бы она нашла некую забаву в его нежелании.
- Упорство может быть хорошей чертой для воина Чарла, Сын Крю.
Янифф фыркнул.
- Именно так я всегда и говорил ему, когда он был еще совсем юнцом.
Тред прищурился.
- Я не воин Чарла. И никогда не буду.
- Мы поговорим об этом позже, Тред. - Крю вернулся на свое место.
- Нет, Крю, не будем.
Риджар и Лорджин оба вздрогнули, зная, что сейчас будет. Джиан напряженно ожидал конца представления, ждал и Тред, чтобы узнать, что на самом деле означает быть сыном.
Крю не разочаровал. Он со звоном опустил свой кубок на стол и пронзил молодого мужчину стальным взглядом.
- Я сказал, мы обсудим это позже.
Тред заиграл желваками, но промолчал.
Превосходно, подумал Джиан, он уже вживается в роль сына. Джиан держал пари, что еще много сражений будут иметь место в будущем между двумя решительными мужчинами. Да, я думаю, что попрошу Треда погостить на М'иане некоторое время. Ему будет необходимо время, чтобы приспособиться к тому, что на самом деле означает носить имя Крю.
Но Джиан был по-настоящему изумлен, когда Мать Тан-Ши внезапно сказала:
- Я буду говорить с тайей Рен.
Джиан встретился с ней твердым взглядом. (По какому вопросу?) - Это личный вопрос.
Джиан знал, что он не смог бы отказать такой просьбе, хотя она была выскзанна, как требование.(Очень хорошо), - согласился он. (Но она не знает.) Голос Матери Тан-Ши ответил ему мысленно, и он понял, что она тоже имела способность посылать свои мысли. (Твоя тайна в безопасности, тадж Джиан. Я хочу обсудить с нею… другие вещи.) Джиан кивнул головой, хотя и удивился, какие такие другие дела могут быть.
- Дженис, Мать Тан-Ши желает поговорить с тобой.
Дженис, которая вся ушла в процесс дегустации яркого, покрытого листочками овоща на своей тарелке, пропищала:
- Со мной?
Джиан едва не улыбнулся забавному выражению предчувствия на ее милом лице.
- Да. Наедине.
Она перевела взгляд от Матери на Джиана, а затем назад на Мать.
- Почему она хочет поговорить со мной? - нервным шепотом спросила она.
Джиан развеселился.
- Я не знаю, - также шепотом передразнил он. - Почему бы тебе не спросить ее.
- Пойдем, дитя. Мы немного посидим в саду. Есть вещи, о которых я должна поговорить с тобой.
Дженис поднялась и, бросив Джиану последний умоляющий взгляд, последовала за женщиной наружу. Джиан тихо засмеялся, наблюдая за ее нерешительными шагами.
Янифф тоже следил, как они уходят и спокойно кормил Боджо полоской мяса.
- О чем вы хотите поговорить со мной? - Дженис села рядом с почтенной женщиной на каменную скамью.
- Я буду говорить с тобой о твоем восприятии власти, мое дитя.
Дженис беспокойно заерзала на своем месте, несколько удивленная, что эта старая женщина оказалась в состоянии увидеть в ней эту особенность. Власть всегда была испытанием для Дженис.
- Что именно? - спокойно спросила она.
- Расскажи мне о своем отношении к ней, - мудро наставляла Мать Тан-Ши.
Дженис вздохнула.
- Мне не нравиться способ, которым мужчины обладают ей, ее атрибуты, как они используют ее, чтобы управлять… Я не хочу даже части этого.
- Объясни.
- Карпон… он…
- Я знаю о Карпоне. Продолжай.
- Он крутит и вертит своей властью, как хочет. Он думает, что он пользуется ей, но это она использует его.
- Превосходно. - Мать кивнула. - Продолжай.
- Мне кажется, Тред имеет немыслимые возможности, но он не находит гармонии со своей силой…
Серебристые глаза Матери излучали свет.
- Очень проницательно.
- И Джиан… Джиан обладает невероятной сексуальной властью. И он использует ее в своих интересах любым доступным ему способом.
- Джиан имеет больше власти, чем ты думаешь.
Дженис фыркнула, не понимая, что Мать имела в виду.
- Я хорошо осведомлена о его талантах, он очень мило развлекал меня.
Пожилая женщина улыбнулась.
- Конечно, он это умеет. Я, и не ожидала бы меньшего, от него.
Покраснев, Дженис вернула ей улыбку.
- Ответь мне, Дженис, он подавляет тебя?
- Да, - призналась она.
- И это беспокоит тебя, потому что ты боишься, что потеряешь себя в его страсти.
- Да. Это использование власти мужчинами, независимо от того, каким могуществом они обладают. Я не желаю быть частью их игр с властью.
- Ты уже часть и всегда была. Ты не можешь отвергать ту дорогу, которую выбрала твоя судьба.
- Нет, наверное. - Дженис пожала плечами. - Но я могу попытаться изменить ее направление, разве нет?
Лицо Матери приняло загадочное выражение.
- В способности к рассуждению, ты стала бы превосходной Тан-Ши.
Аквамариновые глаза Дженис вспыхнули от комплимента.
- Может быть, я могла бы присоединиться к Вам? - Она не думала об этом прежде, но возможно ей понравилась бы такая жизнь.
Сухой, потрескивающий смех зарокотал в груди старой женщины.
- Дитя, у тебя не тот темперамент.
- Почему не тот?
Губы Матери дрогнули.
- Чтобы быть Тан-Ши, ты должна лишить себя…, позволь мне проще выразиться, что ты наслаждаешься своим Джианом слишком много.
- О. - Девушка покраснела.
Мать ласково погладила ее по руке.
- Что само по себе тоже очень хорошо, просто это другой путь. Кроме того, я думаю, что у Джиана Рена будет, что сказать, если ты внезапно объявишь о своем желании присоединиться к нам. - Она подмигнула ей.
Дженис удивило неправильное представление Матери. Она немедленно поправила его.
- Ему нечего мне сказать! Это - мое решение.
Мать тихо засмеялась.
- Он всегда был умен, - пробормотала она себе под нос.
- Что?
- Я сказала, что ты умная девушка и сделаешь правильный выбор.
Дженис кивнула, теребя рукой складки на своей одежде.
- И все же я понимаю твое желание отстраниться. Я видела власть, которой мужчины обладают здесь. В некотором смысле, ты поступаешь, как и я. Удаляешься от их бесконечных планов и поисков.
- Но ты неправа, Дженис. Мы абсолютно не похожи в этом отношении, то, что побуждает Тан-Ши - полностью противоположно тому, что движет тобой.
- Что вы хотите сказать?
- Ты убегаешь, потому что не доверяешь власти. Мы, Тан-Ши, не выбираем путь воинов; вместо этого мы стремимся исследовать нашу истинную женскую власть.
- Женская власть? Что это за женская власть, о которой вы говорите?
- Я только могу сказать тебе, чего в ней нет - в ней нет мужской власти. Она не приходит с блеском лезвия или мощным ударом кулака. Она не рождается от физической силы, а от интуитивного понимания. Именно там находится наша истинная власть. В знании и в мудрости.
- Против мужской власти, что она может? Вы добились бы большего успеха, если бы стали воинами.
- Нет. Хотя правда, что мы могли бы стать сильными воинами, однако этот путь не стал для нас самым действенным.
- Как вы можете утверждать это? - Дженис хорошо знала силу, которую использовали мужчины. Она испытывала ее на себе всю свою жизнь.
- Наша власть Тан-Ши подобна воде. Она - как тихая и спокойная рябь. Она текучая и вечно изменяющаяся. Она течет вместе с жизнью, и когда встречает на своем пути препятствие, она знает, что надо обтечь вокруг его. Еще это вода, которая сотрет могущественную скалу.
Дженис задумалась над тем, что сказала ей Мать Тан-Ши.
- Почему вы рассказываете все это мне?
- Потому, что ты та, кто ты есть, Дженис, - двусмысленно ответила она. - В будущем, ты должна будешь думать об этих вещах в своей жизни. Когда ты несешь ответственность за ребенка, ты оказываешь огромное влияние на восприятие этого малыша.
- Ребенок? О чем вы говорите? У меня не будет никакого ребенка! Я не собираюсь выходить замуж.
Глаза Матери сверкнули.
- Очень скоро придет время, когда ты окажешься перед лицом важного решения. Помни, что мужская энергия сравнима с огнем. Он ревет, трещит и уничтожает, поскольку такова его природа. В эти моменты думай о воде, которая течет вместе с жизнью. Огонь не может уничтожить воду, вода может потушить огонь. Как ты думаешь, в конечном счете, что обладает большей силой?
Дженис уставилась на нее, потрясенная этим прозрением.
- Огонь принуждает принадлежать ему и таким образом, становиться рабом своего господства. Вода уступает, чтобы изменить направление и таким образом струит свои потоки свободно.
Дженис никогда не рассматривала это с такой точки зрения. Тем не менее, это не имеет никакого значения для нее. Ее направление уже было выбрано.
Мать Тан-Ши встала.
- Вода может ежеминутно изменять свое направление, помни об этом тоже. Это то, что делает женщину такой всесильной.
С этими словами она ушла.
Дженис еще долгое время сидела, размышляя, что означали загадочные изречения.
И почему Уважаемая Мать Тан-Ши выбрала ее, чтобы поговорить об этом.
Глава 13.


Когда Дженис вернулась к остальным, Джиан сообщил ей, что они должны немедленно отправляться на М'иан.
- Так скоро? - Она надеялась задержаться подольше и исследовать Авиару.
- Да, ситуация с Карпоном очень серьезна, Дженис.
Она покраснела от собственной бесчувственности. Она озабочена возможностью осмотреть достопримечательности Авиары, в то время как народ Джиана столкнулся с серьезной угрозой со стороны Ганакари.
- Я сожалею, Джиан. Возможно, будет лучше, если я прибуду на М'иан в другое время? После… когда ситуация… - Она была не уверена, как закончить свою мысль.
Джиан встал из-за стола и приблизился к ней.
- Я не желаю это слышать, - тихим голосом медленно произнес он. Двусмысленно.
- Ну, если ты уверен. - Дженис не хотела быть обузой.
- Я уверен. - Он повернулся к Kрю и Сулейле.
- Я буду держать вас в курсе событий.
- Пожалуйста, Джиан. - Сулейла была тоже судьбой своего народа. - Вы ведь скоро вернетесь, чтобы посетить нас снова? - спросила она Дженис.
- Я бы очень этого хотела. Я благодарна за ваше гостеприимство и доброту.
Сулейла улыбнулась, девушка очень понравилась ей. (Ты обладаешь таким сокровищем, Джиан.)Его губы изогнулись. (Можно сказать и так.) Он послал Kрю взгляд, а вслух сказал:
- Тред, я бы хотел, чтобы ты завтра прибыл на M'иан.
Тред не донес кусок еды до рта.
- С какой целью, Джиан?
Kрю встретился глазами с Джианом и понял. Хранитель собирался дать его новому сыну небольшую передышку. Он признал мудрость плана Джиана, и молча поблагодарил Джиана глазами, прежде, чем произнести:
- Цель не имеет значения, Тред. Когда тадж Джиан приглашает члена рода Лодарров в свой дом, мы принимаем приглашение безоговорочно. Не так ли, Джиан?
- Так, Kрю.
Ноздри Треда расширились. Ничего не оставалось делать, как отправляться завтра на M'иан.
- Отлично, - он продолжил жевать, недовольный такими интригами. - Я буду там.
Риджар, который следил за этой перепалкой, с сожалением вздохнул. Его брату Треду представилась не большая отсрочка, но она не продлиться долго. Крю ожидал, что его сыновья - все его сыновья - станут воинами Чарла. Риджар с огромным трудом мог представить своего сурового брата Треда в счастливом, веселом мире Хранителей, где всем управляли чувства. Стоило бы собраться туда, чтобы только посмотреть на это. Риджар задумался над возможностью очаровательного развлечения. (Даже не думай об этом.) Джиан направил на него строгий взгляд.
Риджар сверкнул родственнику озорной усмешкой.
Прежде, чем они отправились в путь, Джиан попросил Яниффа настроить устройство-переводчик Дженис так, чтобы она могла понимать язык Хранителей на M'иане. Янифф быстро коснулся ее лба, сказав Хранителю, что все сделано.
По какой-то неизвестной причине, у Дженис возникло очень странное предчувствие. Мать Тан-Ши сказала бы ей, что это была сила женской интуиции.
На закате, Джиан и Дженис ступили в мир Хранителей на M'иане.


Это был пышный тропический мир.
Изобилие насыщенных красных и фиолетовых цветов радовало ее глаза. Влажный воздух был насыщен ароматами растительности, окружающей их. А каких только животных здесь не было! Это был мир цвета, звуков и ароматов. Место, где возбуждались чувства и многократно усиливались.
Она глубоко вздохнула знойный воздух и когда это вызвало в ней дрожь, она поняла, что никогда еще не чувствовала себя настолько живой!
- Что вызывает это? - удивленно спросила она Джиана.
- Мы не знаем, но M'иан оказывает этот эффект на всех, кто приезжает сюда. Вот почему мы охраняем наш дом всеми силами. Есть такие, как Kарпон, которые стремятся захватить его у нас, уничтожить его природу.
Дженис наблюдала за Джианом в его собственном мире, которому он всецело принадлежал. Она подумала, что M'иан и народ Хранителей были странно связаны. Неуловимая красота обоих затрагивала всех, кто с ними встречался, и эхом отзывалась всю жизнь. Неудивительно, что столько слухов витало об этом месте. Что кричала ей ускользающая мысль сейчас, то, что она мельком увидела его манящую сущность?
Каким истинно Хранитель окажется?
По пути к его дому они ни с кем не столкнулись. Джиан объяснил, что в это время, большинство Хранителей любили немного отдохнуть. Они начнут просыпаться вскоре после того, как сядет солнце. В тайне, он спланировал их прибытие точно в это время, чтобы никого не встретить. Джиан наблюдал за восхищением Дженис всем вокруг нее. Сейчас она улыбалась, но это не надолго. Внезапно острая, мучительная боль поразила его. Джиану очень бы хотелось, чтобы ему не приходилось делать того, что он собирался. Он вздохнул.
У него не было иного выбора.
Это был закон луны и звезд и Хранителей.
Он взял ее руку в свою большую и решительно ввел ее свой дом, который был известен как дом Хранителя Тумана.
Это было довольно внушительное, сбивающее с толку место жительства, пришла к выводу Дженис, когда увидела огромное строение, увенчанное зубчатыми башенками и открытыми верандами.
Как только они вошли в этот обширный дом, они были окружены прислугой и другими восклицающими над его возвращением. Некий человек властным тоном наконец разогнал их всех.
- Что я могу сделать для Вас, Ваше Величество? - Дженис затаила дыхание, ее недоверчивый пристальный взгляд метнулся на Джиана. Она знала, что он услышал ее потрясенное восклицание. По всей видимости, он хотел проигнорировать это.
- Ничего, Нирим, мы немедленно удалимся в мои покои. - Если служащего и терзало любопытство - а Джиан был уверен, что так оно и было - он замечательно держал язык за зубами.
Нирим поклонился.
- Что он делает…- начала Дженис.
Не отвечая, Джиан просто потащил ее за собой, когда Нирим сопровождал их через несколько залов вниз, затем на верхний уровень, а потом опять вниз через еще большее количество залов, пока не остановился перед широкой, тяжелой дверью.
- Ваш ютал очень хотел бы поговорить с Вами.
Без сомнения хочет. Брат его матери был его первым советником. У него определенно было, что сказать.
- Не сейчас. Скажи ему, что я поговорю с ним завтра.
Нирим кивнул.
- Я должен прислать кого - нибудь к Ее Величеству?- заботливо спросил он.
- Нет.
Брови Дженис взлетели. Джиан открыл комнату, затащил ее внутрь и захлопнул дверь на засов.
Они уставились друг на друга в тишине.
Наконец Дженис заговорила.
- Ты - Правитель здесь?
Он пронзил нее твердым взглядом.
- Да.
Она вскинула свой подбородок с ямочкой, ужасное ощущение пробрало ее до костей.
- Этого княжества? - дрогнувшим голосом спросила она.
- Всех княжеств. Я - Правитель всех Хранителей, Дженис.
Его слова нанесли ей сокрушительный удар.
- Понятно.
- Понимаешь? Цвет моих глаз определил мою судьбу в тот момент, когда я родился. В поколение, рождается всего лишь один ребенок, который наделяется тремя золотыми крапинками на зеленом. Такой мужчина провозглашается «королем» Хранителей, и никто не сможет превзойти его способности и ту власть, которой он наделен.
- Понятно.
- Хотя это и не является обычаем, такая особенность передается через мою семью уже многие поколения. Так уж случилось, что прежним Правителем был мой отец. Эта черта в действительности имеет тенденцию остаться в королевских домах.
- Понятно.
- Наш народ живет кланами. Каждый клан имеет своего собственного правителя. Я управляю ими всеми.
- Понятно.
Он скрестил руки на груди.
- Ты можешь сказать что-нибудь, кроме «понятно»?
Она резко вздохнула и выдохнула, поскольку уже была на грани взрыва.
Чаша ее терпения была переполнена.
- Я не знала, что цвет глаз Хранителей имеет такое значение.
- Нет, мы держим это знание исключительно среди нас. Ты можешь себе представить, что произошло бы, если бы Карпон узнал, кем я был.
Это было верно. Но он мог бы сказать мне. Ее ярость поднялась в ней еще выше.
- Глаза Риджара - синий и золотой…
- Синий обозначает, что дом, от которого он происходит, тоже является королевским. Есть еще много вариантов и тонкостей среди кланов.
- Понятно.
Джиан внимательно следил за ней. Как охотник, терпеливо выжидающий свою добычу по весне.
- Туман - другое, тайное имя среди моего народа. Тадж Джиан - буквально Король Хранитель; Джиан Рен - Хранитель Тумана.
Дженис смотрела на стену за его спиной, слишком взбешенная, чтобы встречаться с его спокойным пристальным взглядом. Тайя… Слово эхом отозвалось в ее мозгу. Слово, которое она по глупости приняла за легкое проявление нежности! Ее руки задрожали от гнева.
- Когда ты сделал меня своей спутницей?
- В тот самый первый раз.
Она почувствовала, что ее глаза заволакивают слезы, но она непреклонно отказалась признавать это чувство.
- Как Нирим узнал?
- Наши чувства отличаются от ваших. Ты носишь на себе мой знак.
Она мельком оглядела себя.
- Я ничего не вижу.
Он грустно улыбнулся.
- Поверь мне, он на тебе и виден для всех.
Она резко втянула в себя воздух и, наконец, посмотрела ему в глаза.
- Ты не можешь так поступать со мной!
- Это был твой выбор, - невозмутимо произнес он.
Эти слова добили ее. Самоконтроль Дженис трещал по швам, как Джиан и планировал.
- Мой выбор?! Мой выбор! - зло выкрикивала она, вскидывая вверх руки. Как настоящий Хранитель, она начала ходить взад-вперед перед ним. Глаза Джиана вспыхнули с неожиданной страстью, пока он следил за ней.
Она остановилась перед ним, с яростным взглядом резко ответив ему:
- Ты предоставил мне такой же выбор, как и Kарпон! В чем же разница?
Джиан заметно вздрогнул.
- Ты смеешь говорить это мне? - проскрежетал он. - Сравнивать меня с таким человеком?
Она уже пожалела о своих словах в тот момент, когда они сорвались с ее губ, по правде говоря, между ними двумя не было ничего общего. Kарпон пытался подчинить ее своим желаниям ради власти. Джиан защитил ее, доставил ей наслаждение и показал, что означает…
Это ничего еще не значит!
- Ты соблазнил меня и обманул, подгонял меня под параметры, удовлетворяющие тебя!
- Ты не возражала, когда желала использовать меня подобным способом, и ты верила, что имеешь власть надо мной. Подумай над этим. - Его голос был грохочущим мурлыканьем.
Дженис побледнела.
- Это было не так!
- Неужели. Я напомню тебе, что ты заключила сделку со мной на использование моего тела. По какому праву ты думала, что можешь поступить так?
Она отвела взгляд.
- Скажи мне, - мягко сказал он, с ниточкой угрозы, - ты бы оставила меня там гнить, если бы я отказался от тебя?
Она сглотнула.
- Ты перегибаешь. Это не я виновата в том, что тебя захватили в плен.
- Верно. Но ты несла ответственность, как только узнала ситуацию. - Он поколебал ее решимость.
- Вот почему у тебя такая репутация, Хранитель Тумана! Ты можешь исказить действительность словами, запутывая своего противника! Ты должен гордиться такой способностью.
Он искоса взглянул на нее.
- Ты мой противник, Дженис?
- Если нет, тогда кто? - она снова накинулась на него.
Он тяжело вздохнул.
- Я предупреждал тебя еще на Ганакари, что внешний вид может быть обманчив. Твой выбор - не обращать внимание, на то предупреждение. Теперь ты моя - какое там слово ты бросила мне в лицо? Ах, да - по праву.
У нее перехватило дыхание.
- О чем ты говоришь?
- Я - мужчина-Хранитель.
- И что? Какое еще право ты пытаешься взять?
- Мое право. - Он начал неторопливо приближаться к ней. - Ты ожидала, что я буду вести себя каким-то образом, чуждым моей природе? Мы ощущаем своих спутников жизни. Я узнал, кто ты в то самое мгновение, когда ты вошла в ту камеру. Я - такой, какой я есть. Ты - такая, какая есть -… для меня. Поэтому, я…
- Хищник, - презрительно усмехнулась она.
- Когда это устраивает меня. - Он подкрался еще ближе к ней.
- Охотник! - бросила она ему в ярости.
- Зависит от того, что ты считаешь охотой, - прошептал он, вплотную подходя к ней.
- Король! Ты - король! - закричала она то, что считала худшим преступлением.
- Именно так. - Он обхватил ее лицо своими сильными ладонями, заставляя ее смотреть на него. А затем приблизил свои шелковистые губы к ее. - А ты, Кремовая Кошечка, моя королева. - Он накрывал ее рот и похитил ее дыхание, резким, быстрым вдохом.
Дженис запаниковала, заколотила его по широкой груди. Теплые, сухие губы, держали ее в твердой, упорной осаде.
И когда она начал терять сознание, он небрежно подул в ее рот.
Разрешая ей дышать.
Его дыханием.
Она отшатнулась от него после того, как он освободил ее. Девушка молча раздевалась и забралась в огромную, низкую кровать, покрытую шелковой нефритовой и золотой тканью и подушками. Тот же самый цвет, как и его глаза… По сути, большая часть тканей и обстановки, казалось, отражали цвет его глаз, как будто бы оттенки символизировали…
Она не хотела думать об этих гипнотизирующих глазах или о чем-нибудь еще, касающимся Хранителя Тумана.
Когда Джиан разделся и присоединился к ней, она повернулась к нему спиной.
Он скользнул рядом с ней и заключил ее в объятия.
- Оставь меня в покое. - Ее голос был холоден.
- Ты - моя жена.
- В таком случае, тебе очень не повезло. - Его глаза гневно вспыхнули, но он отпустил ее. Мужчины-Хранители не выносили, когда их отвергали их спутницы. А Джиан был очень темпераментным Хранителем.
Утомленная событиями прошедших дней, Дженис быстро заснула.
В середине ночи она проснулась от такого нестерпимого желания, что оно граничило с болью. Ее груди ныли, соски покалывали, ее кожа пела от возбуждения. Завитки между ее ногами были влажными.
Джиан нависал над ней. Луна, окружающая его ореолом приглушенного света превращала его неправдоподобно красивые черты в застывшую чувственность и застывшую решительность.
Она так сильно нуждалась в нем, что испытывала от этого боль.
- Что ты со мной делаешь? - простонала она.
Он не ответил ей. Его пальцы зарылись в ее волосы, с силой удерживая ее в собственническом, беспощадном плену. Не сводя с нее глаз, он быстро вошел в нее, твердый и горячий.
Дженис запрокинула голову назад и выкрикнула в сладострастной пытке, которая одновременно была и наслаждением и болью. Наслаждение от соприкосновением с ним, и боль от потребности в этом.
- Что ты со мной делаешь, Джиан? - она начала задыхаться, когда он без слов, страстью своего тела ответил ей.
Ответил сильными, резкими толчками.
Ответил жадным языком.
Ответил легким касаним зубов.
Ответил нежной лаской рук.
Он был Хранителем Тумана. Королем всех Хранителей. И она принадлежала ему по праву.


Когда следующим утром Джиан вошел в свой официальный зал для приемов, он не удивился, увидев, что Хариар, его ютал, уже ожидает его. Его первый советник имел репутацию неугомонного, независимо от того, какой маленькой была проблема, он не успокаивался до тех пор, пока она не была решена.
Темные волосы мужчины были немного седыми на висках после пережитого Воплощения. Джиан очень уважал Хариара и часто обращался к нему за мудрым советом.
Он размышлял, какой вопрос Хариар поднимет сначала… Дженис или Карпон. Тот, который будет первым, скажет Джиану, какой из двух его советник рассматривает более срочным.
Джиан надеялся, что последний. У него не было настроения препираться со своим юталом.
Особенно не после бурной ночи, которую он провел с Дженис. Когда он уходил, она все еще спала.
Ночью он заставил ее отдаться ему… полностью. Он овладел ею, со всем своим плотским опытом, но он не питал никаких иллюзий, относительно того, какой будет ее реакция на него при свете дня.
Хариар не оправдал его надежд. Советник не терял времени даром перед встречей с ним.
- Она не Хранитель, - прямо заявил он.
Джиан резко выдохнул.
- Я заметил.
Хариар поднял брови.
- Я серьезно, Джиан.
Джиан вздохнул.
- Что ты хочешь мне сказать?
- Люди встревожены… многими обстоятельствами.
- Они не должны тревожиться по поводу Дженис - она не причастна к сложившейся ситуацией с Ганакари. Если бы не она, меня могло бы не быть здесь сейчас - она помогла мне спастись.
Хариар был поражен.
- Я позволю этому стать известным. Хотя к тайе, которая не является Хранителем, многим придется привыкать.
- Они полюбят ее. - Он оказался перед Хариаром. - Вот увидишь.
Хариар доверял мнению короля.
- Прибыл Тред. Я разместил его в третьем крыле. Вести о том, что он сделал для нашего Хранителя, уже распространились. - Он подавил смешок. - Могу поклясться, что ему очень неловко от всех тех похвал, которые он получает.
Джиан усмехнулся.
- Нет, это он терпеть не может.
- Народ желает устроить торжества для Вас сегодня вечером. Я одобрил празднование. Главы кланов, их советники и семьи уже прибывают сюда. Я уверен, что люди также пожелают почтить Треда за его героический поступок.
У Джиана заиграли желваки на скулах. Дженис не уговорить ни на какие свадебные торжества. Но, конечно, Хариар даже не догадывается об этом.
- Ты должен был сначала обсудить это со мной.
Советник был удивлен.
- На самом деле, я не счел это необходимым. Всегда бывает праздник, когда тадж женится.
Джиан потер рукой лицо. Что он мог возразить на это? Он не хотел никого, включая и Хариара, посвящать в свои личные проблемы. Ему нужно срочно придумать способ заставить Дженис согласиться на это.
- Ты прав, конечно. Мои извинения.
Хариар мягко улыбнулся.
- Я понимаю - вся эта ситуация с Ганакари так взволновала Вас. Что с Дариком, Джиан?
Джиан печально покачал головой.
Глаза Хариара наполнились слезами.
- Эти новости очень огорчают меня. Он был добрым, милым юношей и к тому же это было его первое приключение.
- Я знаю. У него было слишком мало шансов против них, Хариар. - Ужасная судьба молодого Хранителя причиняла Джиану боль.
- Я сообщу его семье.
Джиан скорбно кивнул.
- Скажите мне, что известно Авиаре вместе с Гильдией.
- Я сказал им, что Карпон действует не один, у него есть сообщник. Кажется, их это очень заинтересовало и они попросили, чтобы я вспомнил все до мелочей. Они поступили как в большинстве случаев - просканировали мой мозг, чтобы увидеть, можно ли узнать больше в проблесках моего сознания - черный ноготь и форма оранжевого кольца.
- У них получилось?
- Они все были настолько сбиты с толку, что я никогда не видел их такими, включая и Яниффа. Они все еще обсуждают, что можно сделать в этой ситуации. Янифф казался очень встревоженным. Позже, он сказал мне, что сомневается, исходит ли реальная опасность от Карпона, а не от этой невидимой угрозы.
Хариар потер заднюю часть шеи.
- Если Янифф был встревожен, то я действительно волнуюсь.
- Да, как и я.
- Что насчет яда? Они могут нейтрализовать наркотик?
- Нет, пока не получат его образец. Ни один из Высших Мистиков не смог получить представление о его сущности от меня.
Хариар насторожился.
- Что же мы будем делать, Джиан? Наш народ окажется бессилен против такой опасности.
Джиан глубоко вздохнул.
- Я приказал Мудрецам запечатывать Туннель.
Хариар с трудом ловил воздух.
- Но Джиан! Это сократит свободу народа Хранителей! Теперь все наши действия станут контролироваться Авиарой? Второй Туннель был нашей тайным выходом!
- Ты думаешь, я не знаю этого? Уверяю тебя, я хорошо подумал, ютал, нет никакой другой альтернативы - нет, если мы хотим обеспечить безопасность наших детей. Ничто не помешает Kарпону украсть их у нас, и нет ничего, что может остановит его!
- Разве мы не можем охранять Туннель против такого нападения?
- Их слишком много и они хорошо вооружены. Кроме того, мы не знаем, каких союзников они имеют. Потенциальные потери слишком велики. - Его кулак с грохотом опустился на стол. - Я больше не позволю ни единому Хранителю погибнуть на Ганакари. Дарик был последним! Мало того, что в течение многих лет в некоторых секторах работорговцы Обериона охотились на нас, так теперь еще и это! Клянусь, я сыт этим по горло! Если Kарпон доберется до входа на М'иан, наш истинный мир будет в опасности. Я знаю его сущность, он не остановится до тех пор, пока не сможет объявить весь M'иан своим.
- Мы будем сражаться с ним, - серьезно сказал Хариар. - Ни один Ганакарец не сможет выстоять против Хранителя.
- Верно, я многих вывел из строя, а как насчет наркотика, ютал? Он сделает нас безоружными для них. Мы должны выждать и узнать источник этого препарата. Пока мы этого не сделаем, я буду защищать Туман.
- Для народа это будет великой печалью. Потерять свободу - что может быть ужаснее для Хранителя? - грустно спросил Хариар.
Джиан невозмутимо посмотрел на него. Никогда ему не забыть эффект, который на него произвел коварный наркотик. Тот ужас от него.
- Да, ютал, может.
Тогда Хариар осознал, через что пришлось пройти Джиану. Он благоразумно согласился с его решением.
- Когда Мудрецы сделают это?
- Сегодня вечером.
- Я извещу народ.
Джиан кивнул головой. Подойдя к окну, он пристально посмотрел на бесподобный пейзаж Спокойной Лагуны. M'иан, его дом. Настолько прекрасный. Настолько неприрученный, дикий. Как и его народ. Изоляция тайного Туннеля было самым трудным решением, которое он когда-либо был вынужден сделать. Так или иначе, он подозревал, что оно было только первым в длинной череде.
Внезапная дрожь прокатилась по его телу. Бисеринки пота выступили у него на лбу. Закрыв глаза, он прислонился лбом к оконной раме.
- Приближается Ваше Воплощение. - спокойно произнес Хариар. Даже с противоположного конца комнаты, он заметил признаки. Мужчина сам пережил их достаточно, чтобы опознать симптомы.
- Да. - Джиан пытался выровнять свое дыхание, которое внезапно сбилось, стало рваным, прежде, чем снова пришло в норму.
- Она знает? - Хариар подошел, чтобы поддержать его.
- Нет. - Новая дрожь сотрясла его тело.
Хариар ласково положил руку на его плечо.
- Что ты собираешься делать, сын моей сестры?
- Я скажу ей скоро. Она сама сделает выбор.
- Она, возможно, не переживет этого, - Хариар был вынужден подготовить к этому. - Никогда еще не было женщины-неХранителя, которая…
- Она выдержит это. - Джиан пронзил его многозначительным взглядом.
Хариар резко втянул в себя воздух.
- Вы хотите пожертвовать собой?
- Если понадобиться.
Хариар сжал его плечо.
- Кто же будет править нами тогда? - преданно спросил он.
Джиан слабо улыбнулся.
- Нет оснований думать, что она не сможет пройти Воплощение. - Захочет ли она или нет, вот в чем был главный вопрос, но это сомнение он держал при себе.
- Это верно. У нас нет никаких причин думать так - ваш случай будет первым между мужчиной-Хранителем и его женой-не Хранителем. Подходящий случай, чтобы начать… с правителя всех нас! - Он с любовью похлопал Джиана по спине, пытаясь смягчить серьезность положения. Джиан оценил жест своего ютала.
- Тем не менее, у Вас никогда не будет ребенка-Хранителя, Джиан. Какой бы то ни было шанс на то, что ваш сын будет таджем, навсегда ушел. - В семье Джиана было большим источником гордости, что многие поколения таджи происходили от их прямых, кровных наследников. Такая необычная частота означала исключительную наследственность внутри их дома и клана.
Рождение детей-Хранителей от смешанных союзов было редкостью. Только один ребенок когда-либо рождался Хранителем от такого союза, и это был Риджар.
Джиан бросил на советника взгляд из-под полуприкрытых веками глаз, и расправил плечи.
- Она родит ребенка-Хранителя.
Хариар усмехнулся.
- О, кто Вы теперь - посвященный в тайны Чарл? Думайте, что Вы обладаете их даром пророчества?
Джиан откинул назад голову в львиной позе.
- Конечно, нет! Я обладаю кое-чем намного лучшим, ютал.
- И что же это, сын моей сестры?
- Высокомерие Хранителя!
Искренний хохот Хариара эхом прокатился через залы.


Дженис поднялась с кровати и подошла к широкому окну.
Перед ней открывался один из прекраснейших видов. Морская лагуна, окруженная тропическими растениями и папоротниками.
Мягкий бриз, пропитанный ароматом пряности кринанг, ерошил ее волосы. Джиан. Он был этим миром. Таинственный и великолепый на первый взгляд. Опасный и непредсказуемый - стоит лишь узнать получше.
Она была в ярости на него!
Он покинул ее, пока она спала, и девушка была рада этому. Прошедшей ночью он опустошил ее. Снова и снова. Он доводил ее до вершин так много раз, что она сбилась со счета. И все это время, он оставался непреклонно безмолвным.
Вместо этого, он позволил своему телу говорить за него.
Недвусмысленно, он показал ей другую сторону своей сущности. Господин и завоеватель.
Он обманул ее, кем он был на самом деле.
Он ввел ее в заблуждение в самом худшем, что могло быть! Не смотря на то, что разгадка была на поверхности…
Например, как он спасал их в зарослях вальда - неизменная выносливость мужчины, его экстраординарные способности, его отказ сдаваться даже перед лицом непреодолимых трудностей. Все эти признаки указывали на искючительную личность.
На мужчину, который был Королем всех Хранителей.
Ее мысли вернулись к их первой встрече, в камере на Ганакари, когда он "согласился" с ее условиями. Она вспомнила, что он сказал ей тогда, что внешность может быть обманчива. Как же он был прав!
Тогда, она не поняла того, что он имел в виду. Она тешила себя надеждой, воображая, что полностью контролирует ситуацию и закованного в цепи пленника. Сейчас она поняла, что к чему. Кто когда-нибудь смог бы управлять Хранителем?
В одном он был прав вчера - она не имела никакого права предлогать такую сделку ему.
Но безнадежная ситуация призвала к отчаянным мерам. А она действительно была настолько безысходной.
Он знал это. Они оба были в таком отчаянном положении. При воспоминании о его дыхании, дразнившим ее ухо, девушка почувствовала слабость, чему она не могла найти объяснения. Он был настолько страстным, неистовым, когда поддерживал ее сзади, готовый взять ее. Готовый схватить свою ничего не подозревающую жертву.
Ей вспомнился его жаркий, эмоциональный шепот. Горячие, чувственные фразы, в то время она верила, что это были слова страсти. Как же она ошибалась.
Сейчас, понимая язык Хранителей, она воскресила в памяти несколько таинственных выражений, которые он произнес…
Ei mahana ne Tuan, - Я отказываюсь от всех других… jhan vri ре Tuan, - Для меня нет никого другого…
Дженис закусила губу, когда слезы хлынули из ее глаз. Почему он так поступил? Он сказал ей, что Хранители могут почувствовать свою вторую половину. Если это было так - а судя по тому, что она узнала о Хранителях, у нее не было никакой причины сомневаться в этом - почему же он не позволил ей сделать свой собственный выбор?
Почему же он не подождал?
Ей снова вспомнился его мурлыкающий голос. Ее волосы, крепко намотанные на его мощную руку и его бархатные губы у ее горла.
- Я прошу тебя, подожди… попроси меня остановиться…
Она попросила его, чтобы он не останавливался. И он сделал так, как она потребовала от него.
Но она не знала!
А если бы ты знала, сказал ее внутренний голос, имело бы это значение? Она была доведена до отчаяния, желала только одного - спастись от Карпона и была готова пойти на все, действительно на все, чтобы достигнуть этого.
Это было сложное, запутанное недоразумение. И это, как и все в ее жизни, было сосредоточенно на власти.
Возможно, у Джиана с самого начала не было никакого выбора. Возможно, после того, как он понял, кем она является для него, он был обязан сделать то, что он сделал. Но потом? Все те дни они путешествовали вместе - он мог бы сказать ей.
Только тогда, он был хищником. Его целью было заманить ее в ловушку.
Ее ноздри расширились. Этому не бывать. Он должен сию же минуту освободить ее.
По ее щеке скатилась слеза. Девушка решительно ее стерла.
Что касается ее, между ними должно быть все законченно.
Если в будущем она начнет тосковать по пряности кринанг и до боли хотеть зарыться рукой в гладкие, темно-золотые волосы с необыкновенными черными прядями, то ей нужно будет только вспомнить, какую цену заплатит тот, кто прикоснется к источнику власти.
Укрепившись в своем решении, она терпеливо стала ждать его возвращения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой по праву - Джой Дейра



Классная книга! Продолжение после "Звездного рыцаря" и "Риджара". Описание любовный сцен так точны, что неволей хочется представить себя на месте ГГ-ни. А чего стоят Девятьсот ударов любви....
Мой по праву - Джой Дейраmiliton
1.12.2011, 12.00





Завораживающий роман ! Невозможно было оторваться, это круче чем "звездный рыцарь". Хочу прочитать все книги этого автора.
Мой по праву - Джой ДейраКира
23.01.2012, 1.21





Роман простосуперррр!
Мой по праву - Джой ДейраЭлла
8.05.2012, 13.38





Хороший роман, интересный... Советую почитать
Мой по праву - Джой ДейраСветлана
6.08.2013, 21.00





уххх! классный роман. я думала, что со"звёздным рыцарем" не сравнится, но я приятно ошиблась:-)
Мой по праву - Джой ДейраLili
6.09.2014, 0.10





А продолжение есть? Были намёки на то, когда одного хранителя не нашли и посчитали его погибшим. Это каким то образом изменит историю.???
Мой по праву - Джой ДейраПланета
7.09.2014, 8.36





Дуже сподобався! Особливо поєднання чоловіка і кота, просто мурррррр)))
Мой по праву - Джой ДейраЛюда
8.09.2014, 13.46





хороший роман.
Мой по праву - Джой Дейрачитатель)
9.09.2014, 21.27





Замечательно, но вот перебор с женской независимостью. 10б
Мой по праву - Джой Дейразлой критик
30.12.2014, 16.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100