Читать онлайн Поединок ревнивцев, автора - Джоунс Виктория, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоунс Виктория

Поединок ревнивцев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Когда леди Мэрион, обиженная дочерью, скрылась за дверью, Элизабет словно очнулась. Она не понимала, что с ней происходит. Зачем она поссорилась с матерью, когда в доме и так полно горя? Зачем наговорила столько всего? И зачем так запоздало раскаивается? Пожалуй, надо следить за собой и не делать того, за что после становится стыдно, досадно и неуютно на душе!
– Марта, скажи, – Бетти испытывающе посмотрела на служанку. – А тебе и остальным слугам нравится новый хозяин и этот его управляющий? – и, видя, что девушка замялась, Бетти успокоила: – Отвечай, не стесняйся! Никто не узнает! Слово чести, Марта!
– Хозяина мы еще не видели, миледи! Но управляющий не очень понравился крестьянам и ремесленникам! Он приказал собрать всем к первому числу следующего месяца полный налог. Раньше деньги в королевскую казну выплачивал сам лорд Эдвард Стэнли, зная, что деревня не очень богатая, и каждая золотая монета дается тяжким трудом! А уже остальное мы собирали сами. Но теперь доверенные люди нового хозяина требуют к натуральным выплатам прибавить и денежный налог. Да еще и увеличили его… Моим родителям придется отдать все, что они собрали мне в приданое! А кто меня возьмет без денег, леди Элизабет? К тому же я такая некрасивая! Придется мне вековать в девках!
– Ты огорчена, Марта? Потому что хочешь выйти замуж? И есть за кого? – заинтересовалась Бетти, с любопытством поглядывая на расстроенную служанку. – Быть может, тебе стоит поехать со мной, возможно, на год-полтора к Ноттингему?
– Я там буду совсем чужая, леди! А вот сын деревенского лавочника Майкл Харви может и согласился бы стать моим мужем! Но ему нужны деньги, чтобы начать свое дело! И без приданого я ему вряд ли нужна! Теперь он найдет другую девушку, хотя знает, что я очень выносливая и сильная! И так же, как мама, нарожаю много здоровых детей! – Марта рассказывала о своих переживаниях с такой горячностью и гордостью, что Бетти прониклась к этой простушке самым искренним сочувствием.
– Марта, я хочу, чтобы ты и дальше прислуживала мне. Хотя бы год, пока я освоюсь с жизнью в замке лорда Гарольда Ноттингема! Ты ведь никогда не предашь меня, Марта?.. За это я дам тебе очень хорошее приданое. Ты ведь свободна и можешь выбирать, где жить? Впрочем, посоветуйся с родителями, Марта, я тебя не тороплю, – Бетти заметила, что служанка призадумалась над ее предложением, и ей стало немного спокойнее на душе.
Бетти боялась оказаться в малознакомом доме Ноттингема, словно в западне, опасалась стать подневольным существом при чужих и, как ей казалось, враждебно настроенных людях.
– Вы, похоже, не спешите идти в зал, леди Элизабет? – вернула Марта к реальности свою хозяйку. И Бетти поняла, что девушка довольно проницательна. – Идите, не надо бояться мертвого сэра Мэтью! Он Вас любил, и душа его не желает и не сделает Вам ничего дурного!.. А мне нужно прибрать в Вашей комнате и помочь на кухне. Скорбящих собирается много, и всех надо накормить после погребения усопшего, леди Элизабет.
Бетти медленно спускалась по лестнице, ярко освещенной смоляными факелами. У нее было чувство, что все обитатели замка напуганы до такой степени, что боятся даже полумрака, будто смерть затаилась в каждом неосвещенном углу.
В теплом воздухе зала, переполненного скорбящими родственниками и знакомыми, стоял непривычный сладковатый запах. Мэтью лежал в гробу на высоком постаменте, бледный, сосредоточенный и очень серьезный, будто в отличие от живых познал что-то очень важное и значительное. Его темные брови были удивленно приподняты, словно нечто, увиденное в последнее мгновение жизни, сильно изумило его своей, нереальностью… Возможно, он увидел своего убийцу? И был ошеломлен этим!
Бетти прошла сквозь строй расступившихся людей, которые посматривали на нее, как ей показалось, с недоверием и сомнением, ведь все уже знали, что именно она присутствовала в момент смерти сэра Мэтью. Тихими шажками девушка приблизилась к лорду Эдварду, который, судя по всему, все еще не смирился с потерей. Отрешенный взгляд его время от времени блуждал по лицам гостей, и был заметно, что из лорда Стэнли вместе с потерей сына исчезла клокочущая, бьющая фонтаном энергия. Та энергия, что питала и поддерживала его в самые трудные минуты жизни. Люди, окружившие постамент с гробом, молчали, лишь пожилой и худой служка из домашней церкви рода Стэнли, стоя в ногах покойного, монотонно читал заупокойные слова.
Бетти закрыла глаза и принялась старательно повторять за служкой каждое слово, но вскоре перестала улавливать смысл звучащего текста…
Дядя Эдвард коснулся руки племянницы своими ледяными пальцами:
– Прости меня, Бетти! – почти беззвучно прошептал он почти такими же, как у сына, бесцветными губами. – Прости за то, что я повел себя сегодня так несдержанно. Но смерть, отнявшая у меня сначала Патрицию, а теперь и сына, сотворила со мной что-то страшное…
– И ты прости меня дядя Эдвард! Прости! – Бетти ответно прижалась плечом к твердому мужскому плечу. – За то, что я принесла тебе сегодня трагическую весть! За то, что на моих глазах убили Мэтью!.. Я подозреваю, нет, почти уверена, что это мог сделать только Эмерик Ноттингем!.. Не отдавайте меня замуж за Гарольда Ноттингема, дядя!
– Держись, дитя мое! Держись, Бетти! Твоих подозрений недостаточно для серьезных выводов. Хотя… Возможно, убийца, и правда, находится среди нас! – лорд Эдвард мрачным, подозрительным взглядом осмотрел присутствующих, отвернулся и больше уже не отводил прощального любящего и страдающего взгляда с лица своего сына.
Церемония прощания тянулась так долго и монотонно, что спустя два часа Бетти почувствовала, как потихоньку начинает дремать. В зале становилось все душнее от горящих факелов и дыхания скопившихся людей. Бесконечно шелестели осторожные шаги уходящих и приходящих. Раздавалось легкое покашливание, кряхтели и хныкали уставшие дети. Все эти звуки утомляли и усыпляли. Бетти уже не воспринимала горе так остро, как несколько часов назад. Усталость, похоже, убивала в ней все чувства и желания, кроме одного – Бетти страшно хотелось спать. И с каждой минутой бороться с навалившейся на нее сонливостью становилось все труднее… Покачиваясь на стуле с высокой спинкой, она уже не видела, как лорд Эдвард сделал кому-то знак, и только почувствовала, что рядом с ней вновь оказалась Марта:
– Леди Элизабет, вставайте, я отведу Вас наверх и уложу в постель. Вставайте! Вставайте! – подхватив девушку под руку, служанка помогла Бетти подняться и вывела в коридор, где было не так душно.
По длинному коридору тянул слабый сквознячок, отчего пламя факелов трепетало, и смоляная копоть тянулась вверх, к потолку черными вьющимися шнурами. Бетти, поддерживаемая Мартой, и еще какой-то девушкой в деревенской одежде, заплетающимися ногами неуверенно переступала по каменным ступеням…
В спальне было прохладно. Здесь сквозняк гулял в полную силу, хлопали и вздувались тяжелые бархатные шторы на раскрытых окнах, колыхался, словно живой, сиреневый полог над кроватью. Бетти слабо слышала, как девушки, раздевая ее, тихо переговариваются между собой:
– Знаешь, Сара, леди Элизабет предложила мне поехать с ней после ее венчания с лордом Ноттингемом. Она пообещала дать мне за службу хорошее приданое! Как ты считаешь, стоит согласиться? – Марта говорила эти слова с ноткой гордости. – Она, похоже, боится, что в доме мужа ее ожидает такая же участь, как лорда Мэтью.
– Но ведь рискуешь и ты, Марта! Чему тут радоваться?.. Да и что скажут тебе дома, как ты думаешь? Согласятся ли отпустить? В деревне никогда не бывают лишними рабочие руки! – Сара возражала по существу верно. Риск и впрямь был серьезный. К тому же Марта – старшая дочь в семье. Ей частенько приходилось помогать родителям по хозяйству, а во время уборки урожая Бетти и вовсе отпускала ее в деревню.
Уложив хозяйку в кровать, и старательно расправив полог, чтобы не оставалось ни малейшей щелки, девушки погасили свечи и задержались возле распахнутого окна.
– Может, закрыть рамы? А то еще кто-нибудь влезет, право! – опасливо пробормотала предусмотрительная и более рассудительная Сара.
– Не надо! Кто может взобраться по такой отвесной стене наверх? Только настоящий безумец! – Марта отлично знала, что Бетти любит по утрам вдыхать свежий воздух. – Леди не любит спать при закрытом окне, а в доме к тому же сегодня так душно. Вот потому ее и сморило так скоро.
– Ты думаешь, Марта, леди теперь проспит до самого утра? – Сара с любопытством выглянула в окно: – А что внизу, Марта?
– Сад, а немного дальше – Трэнт!.. А тебе, вижу, нравится в замке, Сара? Хотела бы жить в роскоши, верно?
– Не смейся, Марта! Жить и все время думать о том, что кто-то может позариться на твое богатство? – Сара отошла от окна. – Пойдем вниз, Марта, побудем еще немного возле покойного сэра Мэтью. Мне пока еще не хочется спать, мама отпустила меня на всю ночь. Ничего с твоей госпожой не сделается.
– Нет! Лорд Эдвард приказал не оставлять леди Элизабет ни на секунду. И в случае опасности кричать, что есть мочи, – Марта привыкла выполнять хозяйские распоряжения беспрекословно. – В замке принято слушаться хозяина и точно следовать им, Сара.
– Но не станет же он в такое время проверять тебя? – Сара была не очень довольна, что пропустит необычную для себя церемонию погребения знатного человека. – Идем же, я хочу посмотреть, как лорда понесут в подвал.
– Что там такого интересного! – Марте не хотелось оставаться одной. – Не уходи, Сара, лорд Эдвард попусту тревожиться не станет. К тому же он обещал отблагодарить меня, и я обязательно поделюсь с тобой.
– Ты поделишься со мной его подарком, Марта? – взамен интересного зрелища Сара решила получить какую-нибудь выгоду.
– Конечно, только не бросай меня одну. Мало ли что случится, – Марта подошла к дивану и прилегла на него, укрывшись легким пледом. – Я подремлю, если ты не хочешь спать, а когда на башне пробьют два часа пополуночи, то растолкай меня. Я тебя сменю. Договорились?
Наконец девушки слегка утихомирились и, примостившись на широком и мягком диване, мирно засопели. Пока они болтали, Бетти беспокойно ворочалась, но у нее не было сил, чтобы заставить подружек молчать. Все мышцы словно окаменели. Теперь она, наконец, смогла погрузиться в таинственные дебри сновидений, к сожалению, довольно мрачных.
Ей все время снилось, что они с Мэтью вновь стоят на поляне под дубом, и она опять явственно слышит, как летит стрела. Бетти рвется навстречу смерти, жужжащей, точно тяжелый шмель, пытается заслонить брата от смертоносного жала и протягивает руки, чтобы поймать летящую смерть в ладони! Но у нее ничего не получается. И Мэтью снова и снова падает на правый бок, неловко повернувшись на одной ноге…
Вскоре в замке все пришло в движение, но Бетти уже не слышала ничего. Бедного Мэтью с почестями отнесли в усыпальницу, затем закрыли окованную металлическими полосами дубовую дверь, задвинули тяжелый засов и вернулись в гостиную на первом этаже, где долго еще сидели за поминальным столом, а слуги устроились прямо во дворе замка.
К четырем часам утра в замке все стихло. Догорели и погасли факелы, опустели залы. Гости разбрелись по комнатам и заснули, а те, кому не хватило кроватей, примостились на диванах и в креслах дожидаться рассвета. Крестьяне, пришедшие в замок проститься с юным лордом, устроились в конюшне или отправились домой в Ашборн. Перед самым рассветом Бетти проснулась от дикого крика. Вначале она не могла сообразить, что происходит. Со всех сторон ее окружал огонь!.. Вспыхнул и в мгновение ока сгорел шелковый полог над кроватью, загорелась рама под потолком, на которой крепилась тонкая, воздушная ткань полога. Огонь стремительно пожирал сборки и фалды бархатного балдахина, свисающего с потолка над кроватью.
– Помогите! – Бетти не сразу сообразила, что это кричит ее верная Марта. – Помогите! Пожар!
Вот тут Бетти и пригодились уроки рукопашного боя – ее тело отреагировало мгновенно. Девушка сжалась в комок и скатилась на пол. В спальне пахло смоляной гарью и паленой шерстью. Ковер на полу дымился и потрескивал. Вспыхнули одеяло, тюфяк и подушки. В середине ковра на полу дымилась и тлела большая дыра, огонь все больше захватывал пространство комнаты. Вспыхнул под ковром деревянный паркет. Дубовые плашки, пересохшие от времени и отполированные льняным маслом, занимались одна за другой. С потолка на середину кровати обрушилась горящая рама…
Бетти попыталась прикрыть лицо рукавом ночной рубашки, но это мало помогало. Она буквально задыхалась от едкого дыма. Надсадный кашель раздирал горло… Огибая очаги пожара, девушка откашлялась и попыталась пробраться к окну. Ее передвижение по комнате не ускользнуло от внимания служанки:
– Леди Элизабет! Слава Всевышнему, Вы живы! Не приближайтесь к окну, прошу Вас! – и Марта вновь принялась громко звать на помощь: – Помогите! Лорд Ричард! Лорд Эдвард! Помогите!.. Леди Элизабет не высовывайтесь в окно! – тут же предупреждала она Бетти, так как та все время порывалась высунуться в оконный проем и, наконец-то, глотнуть хоть немного свежего воздуха.
Бетти закашлялась так, что, казалось, разорвутся легкие. Дышать становилось все труднее… От очагов пламени тянуло жаром… У Бетти на голове затрещали волосы… Кувшин с водой!.. Возможно, там сохранилось немного воды… Пробравшись к умывальному столику, Бетти схватила кувшин и опрокинула его себе на голову.
Ветер шевельнул шелковую штору на окне, и тут же стрела с горящим смольем на конце впилась в движущуюся ткань! Занавеска вспыхнула, осветив спальню зловещими языками пламени… Изломанные тени заметались по стенам, увешанным гобеленами.
– Господь мой, Крепость моя и Сила моя! Спаси и сохрани грешных детей твоих! – Бетти попыталась громко молиться, но, глотнув едкого дыма, снова закашлялась – теперь уже всерьез и надолго. – Господь мой, и помолиться-то невозможно… – кашель выворачивал ее наизнанку…
– Леди! – Элизабет услышала тихий голос Сары. – Леди, кто-то запер дверь снаружи. Мы сгорим заживо или задохнемся в дыму. Что нам делать, леди?!.. Пожар начался не случайно! Кто-то посылает огненные стрелы с другого берега Трэнта! – девушка почти потеряла голос от страха. И тоже закашлялась вслед за Бетти.
– Успокойтесь, девушки. Кто-нибудь услышит нас… Кто-нибудь придет на помощь… Не надо поддаваться панике… Давайте кричать и звать на помощь!.. – Бетти пыталась сдерживать приступы кашля, но это удавалось с трудом, потому что дым в спальне все больше и больше густел.
– Бетти! Бетти! Откликнись, дорогая! Что происходит?! – Бетти узнала встревоженный голос отца, и на душе у нее стало немного легче.
– Отец! Отопри дверь! – она слышала, как отец возится с наружным засовом, и кто-то из прислуги помогает ему.
– Да быстрее же! Она задохнется! Бетти задохнется! – покрикивал на слуг сэр Ричард в страшном беспокойстве за дочь.
Дверь, наконец-то со скрипом распахнулась. И тут же в окна ворвался сквозняк, а вслед за ним радостно рванулись вверх горящие шторы, и вот уже вся спальня заполыхала, охваченная огнем!
Девушки, попавшие в огненную западню, едва успели выскочить в длинный коридор, по которому мчались мужчины с ведрами и бочонками, наполненными водой. Языки пламени, подхваченные ветром, выбрасывало в дверной проем, и вода, выплеснутая внутрь комнаты, закипала моментально… Все вокруг вскоре заволокло паром, а кислый запах горелого камня и земли медленно потянулся по всем помещениям, старинного замка… Толкотня и суета была невообразимая.
– Леди Элизабет, тут справятся и без нас! – Марта озабоченно смотрела на Бетти. – Вам надо бы переодеться! Только вот одежда вся осталась в спальне и, похоже, сгорела! – горестно воскликнула служанка.
– Отец! – Бетти в закопченной и местами прожженной рубашке кинулась отцу на грудь. – Отец! Кто-то хотел меня убить! Сжечь заживо!
Запоздалый ужас охватил ее. Она представила себе, как лежит в дорогом гробу, обитом черным бархатом с серебряным шитьем, на постаменте. Точно так же, как вчера вечером лежал ее кузен Мэтью… Господи! Можно лишь предположить, что сталось бы с ее родителями и дядей!
А зрелище она представляла бы вовсе не такое, как ее любимый брат Мэтью – закопченные, обугленные лицо и руки, опаленные, спекшиеся в ком ее прекрасные золотистые волосы, которыми она так гордится…
– Возможно, вчера стреляли не в Мэтью, а в меня, отец! – предположила Бетти, прижимаясь к отцу.
– Не выдумывай, детка! Да и не все ли равно, в кого летела стрела! Дело в другом, похоже, кто-то все тщательно продумал и подготовился! И, следовательно, это заговор, Бетти! Нам необходимо звать на помощь лорда Гарольда, твоего жениха, и все его ополчение. Ведь у нас совсем мало народу, Бетти! Мы всех отпустили на сенокос. Держись рядом со мной, дитя! Идем к леди Мэрион! Она ожидает нас в своих покоях. Там намного спокойнее… А, может быть, нас просто запугивают? – они стояли на площадке между вторым и третьим этажами, совещаясь, и Бетти, дрожа, все еще испуганно прижималась к отцу.
– Сэр Ричард, что нам делать?! – Марта и Сара не отставали от хозяев ни на шаг. Они были страшно напуганы.
– Если можете, выбирайтесь из замка и ступайте домой, милые! – отцу Бетти стало жаль молодых крестьянок, внезапно попавших в такой переплет. – Ваши родные, вероятно, беспокоятся о Вашей судьбе… Спасибо, что так отчаянно звали на помощь! После тяжелого вечера и ночного застолья все заснули настолько крепко, что только Ваш отчаянный вопль смог разбудить утомившихся людей!
– Нет-нет! Мы боимся! – дрожащая Марта слегка сонно щурилась, ведь девушки так и не отдохнули по-настоящему. – Мост на ночь подняли! Мы не переправимся через реку, придется искать лодочников, но в такой суете стража, конечно, следит за тем, чтобы никто не сбежал из замка.
– Да, конечно, вы правы. Стража выполняет приказ лорда! Все правильно. Ну, тогда самостоятельно отыщите безопасное убежище. Хотя, вероятно, самое спокойное место нынче – усыпальница, где покоится бездыханное тело нашего бедного Мэтью! Ему-то уже ничего не страшно, и ничего не нужно… Вот что – спуститесь в столовую, там народу побольше.
– Бетти! Ричард! Все в порядке?!.. Бетти, дорогая, в каком ты виде, дитя мое?! – леди Мэрион внимательно осматривала дочь, чтобы удостовериться, что с девушкой все в порядке. – Пойдем, выберем тебе что-нибудь из платья… У тебя даже не было времени, чтобы переодеться?.. – удивилась она, словно не замечая вида и состояния Бетти.
– К счастью, я цела, мама! Немного обгорели волосы! Да ничего – придется кое-где подрезать кончики!.. Вы извините, но у меня не было времени и возможности, леди Мэрион, чтобы открыть шкаф с одеждой. К тому же, похоже, все сгорело! Кто-то не очень любезно поджог мою спальню стрелами с горящим смольем, мама! Прислали свадебные подарки из-за Трэнта! – съязвила девушка.
– Кто же сотворил такой ужас, Бетти?! – леди Мэрион не теряла самообладания и казалась лишь слегка встревоженной. Ведь открытое проявление эмоций недостойно аристократов. Настоящая леди должна обладать стальной выдержкой.
Несмотря на пережитый ужас, Бетти, вступив в разговор с матерью, снова перешла на ироничный тон:
– Они даже не спросили – нравится ли мне разгуливать по замку в прогоревшей ночной сорочке, мама! Возможно, их устроило бы больше, если бы я помчалась от огня голышом! Конечно, ты понимаешь, что я имею в виду поджигателей и убийц Мэтью!
– Бетти, не будь столь циничной, дорогая! Ты ведь благородная леди и должна держаться с достоинством! Не позволяй себе так сильно возбуждаться и раздражаться!
– Мама, ты, как всегда, непоколебима. Иногда мне кажется, что тебя трудно из себя вывести. Твоя дочь едва не погибла! Как можно быть такой холодной и бесчувственной?.. А теперь я хочу спать, мама! – Бетти устало потянулась, подошла к большой супружеской кровати родителей и плюхнулась прямо в ее середину, кое-как натянув на себя легкое одеяло.
– Бетти, я приказала постелить тебе в соседней спальне! – возмутилась леди Мэрион, не терпевшая, когда, кто бы то ни было, пристраивался на ее супружеское ложе. Но дочь уже задышала так ровно и сонно, что леди пришлось смириться.
Бетти проснулась в спальне родителей только к полудню. Солнце светило ярко, но шторы на окнах были плотно задернуты. Леди Мэрион сидела на кровати рядом с дочерью и улыбалась:
– Ты так долго спала, Бетти, что мы с Ричардом забеспокоились: не заболела ли наша малышка!
– Я и, впрямь, чувствую себя не очень хорошо, мама… Подумать только – Мэтью больше нет на свете! Кто теперь будет по утрам приносить мне в спальню охапки белой сирени или розы в капельках душистой росы? Или опустевшее гнездышко малиновки, зяблика, поползня… Такое крохотное, выстланное нежным пухом… А еще он часто угощал меня по утрам лесной земляникой – такой душистой и сочной, аккуратно собранной в лист лопуха. Представляешь, мама?! – и Бетти, закусив губу, прищурилась, словно всматривалась в далекое прошлое.
– Надеюсь, что в замужестве тебя ожидают более ценные подарки, Бетти. Разве дети умеют одаривать любимых по-настоящему? – леди Мэрион была более практичной, чем ее дочь. В ней, казалось, уже совершенно не осталось юношеского задора и романтичности, хотя сама она выглядела довольно моложаво. – Какая ты у меня смешная мечтательница, Бетти!
– А разве есть в мире что-то дороже букета роз и нескольких строчек стихотворных признаний в любви, мама?! – Элизабет понимала, что с матерью спорить бесполезно, но сегодня вновь бес противоречия вселился в девушку.
– Бетти, Бетти, ты прекрасно понимаешь, что я права! Зачем же ссориться из-за вещей неоспоримых?.. И, в конце концов, ты собираешься сегодня выбираться из постели или останешься под одеялом до вечера?
– А чем мне теперь заниматься и во что одеться, интересно знать? В моей комнате все сгорело! Ты думаешь, к вечеру можно будет вернуться назад?
– Там сейчас разбирают все! Слава Господу, огонь не перекинулся больше никуда, и комнаты рядом не затронуты. К счастью, осталась цела твоя гардеробная, Бетти, лишь платья пропахли дымом, так что придется их хорошенько проветрить. Пожар вовремя успели погасить… Но мы с Ричардом решили, что ты отныне будешь жить в соседней комнате. Там Сара и Марта уже наводят порядок. На первое время я дам тебе несколько своих платьев. Скоро уже придут портнихи, которые сошьют тебе новые наряды!.. Шарлот! – леди Мэрион позвала свою служанку, и когда та вошла, распорядилась: – Шарлот, милочка, помогите леди Элизабет переодеться… Я буду ожидать тебя, Бетти, в гостиной!
Бетти машинально переодевалась, все время думая об одном – уцелел ли ее любимый костюм, тот, что хранился отдельно от остальной одежды?
– О, Создатель! – вскрикнула она, когда Шарлот нечаянно (а может быть и нарочно) ущипнула ее, застегивая тугое платье. – Ты меня ущипнула, неумеха! – и Бетти вернула служанке щипок, на что та зашипела, точно рассерженная кошка. – Прости, милочка!
Надо сказать, что Бетти недолюбливала горничную матери, которую леди Мэрион привезла из Франции. Девушка относилась к Шарлот с подозрением и считала, что мать напрасно притащила в фамильный замок иностранку. Порой она считала свою мать слегка наивной особой, излишне доверяющей чужим людям.
– Пожалуй, мне лучше найти свою служанку, – оттолкнув француженку, Бетти решительно направилась к выходу.
– Одну минуточку, леди! – Шарлот ухватила концы шнуровки и ловко закончила приводить в порядок одежду юной леди. – Вы помчались, точно на пожар, леди! – позволила она себе наглый каламбур.
– Спасибо за помощь, а теперь… – оттолкнув служанку, она рванулась из комнаты.
Первым делом Бетти заглянула к Саре и Марте.
– Марта! Ты была на пожарище, когда там разбирали вещи?! – но ее встревоженный вид не очень обеспокоил служанку:
– Была, леди Элизабет! Не беспокойтесь! Ваш любимый наряд не пострадал! Он, как всегда, хранился под кроватью в сундуке и потому совершенно цел! Неужели Вы опять хотите затеять свой маскарад, леди?! – Марта довольно хихикнула.
– Хочу проверить, кто по ночам крутится возле замка!.. А твоя подруга надежна? Не болтлива? – и Бетти пристально посмотрела в глаза Саре.
– Леди, Сара преданная и честная подруга с детства, я ей доверяю, как себе! – уверила хозяйку Марта. – Все мои тайны она хранит достойно! Но Ваших покуда не знает…
– Отлично! – Бетти слегка успокоилась. Она знала, что Марта предана ей с детства более чем кто бы то ни было. – Так куда ты спрятала мою одежду? Наверное, придется перепрятать в более надежное место. Быть может, наступает то время, когда доспехи могут мне пригодиться! Рыцарю Возмездия пора восстать из небытия. Легенды иногда становятся былью, особенно когда в мир приходит Несправедливость.
– Значит, мы снова можем порезвиться, леди Элизабет? – Марта, хитро усмехнувшись, посмотрела на Сару. – Думаю, Сара справится с ролью второго оруженосца, сэр рыцарь!
– Нет! Я придумала кое-что иное. Сара девушка хорошенькая, и ей мы поручим сыграть меня! Мы с ней одного роста, и у нее такие же длинные, волнистые волосы. Сара, ты умеешь сидеть верхом на коне, словно настоящая леди?
Сара изумленно уставилась на странно ведущих себя леди Элизабет и Марту. Она была в совершенном недоумении. Да и откуда ей было знать о любимых играх юной леди, начитавшейся рыцарских романов?
– Умею, леди! Мой отец Мартин Смит – известный в округе кузнец. Он за свою жизнь изготовил множество подков для лошадей сэра Ричарда и сэра Эдварда! По следам подков он даже может определить, в каком графстве подковали того или иного рысака! – Сара явно гордилась своим знаменитым отцом.
– Отлично, Сара! Ты и не представляешь, какую важную вещь мне сообщила! – так и подскочила Бетти.
– Вы немного опоздали, леди Элизабет! – Марта скорчила гримаску. – Лорд Эдвард Стэнли уже осмотрел следы на берегу Трэнта и заявил, что никакого местного заговора не существует! Стрелял и в сэра Мэтью, и в Ваше окно один и тот же человек! И конь его подкован не в Англии! Ни в одном здешнем графстве не живет кузнец, который изготовил подковы для его жеребца, леди! Это какой-то чужеземец!
– Вот незадача! – Бетти огорчилась. – Скорее всего, это какой-нибудь наемник. Как узнать, кто его коварный хозяин?
– Упаси Вас Господь, леди Элизабет! – Сара вспыхнула от догадки, внезапно охватившей ее. – Вы и представления не имеете, кто здесь самый изворотливый и коварный!.. Но я не хочу даже говорить об этом человеке! Вы можете не поверить мне.
– Кого ты имеешь в виду, дорогая? Мне кажется, тебе даже стало плохо! Тебя кто-то обидел? Или твою матушку? – немного растерялась Бетти. – Уж не мой ли отец или дядя Эдвард?!.. Но, насколько мне известно, ни отец, ни дядя никогда не притесняли крестьян и ремесленников, живущих на их земле! – Бетти с недоверием смотрела на смущенно потупившихся девушек. И видя их нерешительность, подбодрила Сару: – Сказавши А, необходимо говорить и Б, милая Сара!
– Леди Элизабет, не гневайтесь! – Марта извинялась за подругу. – У Сары и ее парня состоялась помолвка. Осенью должно произойти венчание! Но теперь в деревне новый хозяин… – девушки смущенно переглядывались, не зная, как выйти из затруднительного положения.
– Вы имеете в виду лорда Ноттингема?! Это оскорбительно с его стороны по отношению ко мне! Неужели он уже успел распорядиться насчет Сары? Лишь вчера перенесли границы владения, – возмутилась Бетти. – Вероятно, мне придется серьезно обсудить с лордом Гарольдом этот вопрос.
– Так утверждает наш новый управляющий сэр Эмерик Ноттингем! Но это очень странно, ведь про его дядю ходят прямо-таки сказочные легенды! Говорят, что он честный рыцарь и милосердный хозяин. Не то что его племянник. И в деревне многие подозревают, что он пытается обвести вокруг пальца всех! И своего господина-дядюшку – тоже, леди Элизабет! Никогда не поймешь, что у сэра Эмерика на уме!
– Вот так новость! А впрочем, случается, что вассалы ненавидят своих сеньоров! И только, если вассал настоящий рыцарь и соблюдает кодекс чести и преданности, такое положение невозможно! Но таким Эмерика трудно назвать, – рассуждала Бетти, забыв на миг о присутствии служанок. – Что, если он, помимо того, что жесток, еще и завистлив? Зависть, словно текучая вода, подтачивает и стены! – и тут же леди осекла себя и строго приказала: – Оставьте подобные разговоры! Все это вздор и пересуды деревенских сплетниц! Ты, Сара, можешь спокойно оставаться в замке, пока я не выясню всего!
Бетти и впрямь решила доказать подруге Марты, что ее опасения напрасны. Но сама с уверенностью утверждать этого не могла. Девушки разбудили в ее сердце прежние сомнения. А вдруг были справедливы ее подозрения в коварстве и двуличии жениха?
Бетти всерьез призадумалась над тем, что услышала. Она понимала, что право первой ночи является серьезным поводом для ненависти зависимых крестьян и ремесленников к владельцу поместья, на земле которого они живут. Конечно, с матерью обсуждать этот вопрос она не станет ни за что… Но подобные слухи грозили большими неприятностями ее суженому, а значит – ее спокойному существованию в будущем. И даже ее еще не рожденным детям. Несмотря на то, что Бетти не испытывала к тому человеку, которого должна назвать мужем, никаких нежных чувств и привязанности, она не желала себе раннего вдовства и сиротства своим будущим детям.
– Я отправляюсь на прогулку, Марта! Я хочу проведать Анну Торн! Я давно не видела кормилицу и очень соскучилась по старушке, – заявила она. – А вы постарайтесь привести поскорее в порядок мои новые покои!
– Э, нет, леди Элизабет! Сэр Эдвард запретил Вам прогулки без охраны! – Марта с грустью посмотрела на хозяйку. – Конюх ни за что не даст Вам лошадь, миледи!
– Что?! – Бетти возмутилась. – Меня решили запереть, точно в клетке?! Или мы уже на осадном положении? Возможно, ворота тоже накрепко заперты? И мост все еще поднят?
– Я ничего не знаю, леди! – и Марта принялась взбивать подушки. – Идите в гостиную, пока мы суетимся здесь! Негоже Вам заниматься досужими пересудами прислуги! Вы и так от нас сегодня много узнали лишнего и ненужного! Леди не должна знать того, что творится за ее спиной, леди Элизабет!
– Даже если ей грозит смертельная опасность?! – Бетти резко обернулась уже на пороге комнаты. – Марта, что я слышу?! Ты решила утаивать от меня важные новости? А как же тогда с твоей преданностью и верностью мне?! Конечно, леди Мэрион не одобряет нашу с тобой дружбу, Марта, но я тебя, кажется, никогда и ничем не обижала.
Марта смущенно отвела взгляд. Пока Бетти возмущалась, в ее новую комнату неспешно вошла леди Мэрион.
– Бетти дитя мое! – снова наставительным тоном принялась распекать ее мать. – Мы тебя ждем в гостиной. Мне пришлось самой разыскивать Вас, леди Элизабет! Такое впечатление, что в замке перевелась прислуга! – холодно взглянув на девушек, она повернулась и быстро исчезла за дверями.
Бетти поняла, что ей необходимо сейчас же оставить Марту в покое, иначе той грозили нешуточные неприятности. Леди Мэрион уже дважды отправляла Марту на грязные работы на кухню, и девушке приходилось очищать от сажи огромные закопченные кастрюли, перебирать и мыть огромное количество овощей в холодном каменном подвале, потрошить дичь и забитых животных, вместо того, чтобы ухаживать за неприхотливой юной хозяйкой.
Бетти догнала мать в конце коридора и, немного опередив ее, стала быстро спускаться по крутой лестнице.
– Я снова и снова застаю благородную леди в доверительных беседах с девицами низшего сословия, Элизабет! Не думаю, что твой будущий муж одобрит такое близкое якшанье с простолюдинами, дитя мое! Соблюдай дистанцию, дорогая Бетти! Дистанция и еще раз дистанция! Сколько можно повторять одно и то же?
– Хорошо, мама! Я буду делать все, как ты прикажешь! – сейчас Бетти не хотелось спорить с матерью.
Мысли ее заняты были другим – ей предстояло во многом либо убедиться самостоятельно, либо опровергнуть разговоры прислуги о своем властном женихе, любителе девственниц. Но, не удержавшись, она все же возмутилась:
– Мама, говорят, что лорд Эдвард запретил мне покидать замок?! Это правда? Что ты скажешь?
– Правда! И я полностью согласна с ним! Хотя твой отец, конечно, возражает, считая, что конные прогулки необходимы тебе для физического здоровья. Но сам он еще не оправился хорошенько и потому не может сопровождать тебя. А лорд Эдвард занят расследованием убийства Мэтью и поджогом твоих покоев.
– Как жаль, дорогая леди Мэрион, что Вы не родили мне старшего брата! Ведь ему Вы доверили бы мою жизнь! Но… Может, стоит пригласить в сопровождающие сэра Эмерика Ноттингема, леди Мэрион?! – Бетти испытующе посмотрела на мать.
– Поговори с отцом, Бетти! Мне кажется, племянник твоего жениха подходящая кандидатура для сопровождения леди во время конных поездок! – благосклонно согласилась мать, привыкшая доверять титулам.
– А ты уверена в его благонадежности и преданности моему будущему мужу, мама?! – Бетти с легкой иронией поглядывала на свою излишне доверчивую мать, играя концами шелкового пояса с золотым шитьем. – Я должна быть уверена в своем провожатом, и мне кажется, что в большей безопасности я буду находиться в компании с Томом Паркином, леди Мэрион!
– О, Боже, Бетти! О чем ты говоришь?! Ты никак не поймешь моих увещеваний! Том Паркин всего лишь конюх, дорогая! Что общего может быть у тебя с ним?!
– Мама, я росла без твоего присмотра! Ты вспоминала обо мне лишь под Рождество, чтобы прислать дорогой подарок! – обрушила Бетти поток негодования на голову леди Мэрион. – А Том Паркин, случалось, выручал меня из беды! Он человек редкой доброты и привязан ко мне, так же, как моя няня Анна Торн! Это она всегда помогала мне нужными советами. А ты отняла у меня возможность встречаться с ней! Что сделала тебе плохого эта старая, почти ослепшая женщина?! Ведь это она, а не ты выкормила меня грудью! Какое желание руководило тобой тогда, мама: нежелание портить фигуру или стремление придерживаться бесчеловечных правил, придуманных непонятно кем?! Прости, но я люблю ее не меньше, чем тебя!
– Ты жестока, Бетти! – голос леди Мэрион задрожал от обиды. – Лорд Ричард годами находился на службе вне дома! Могла ли я оставить его в объятиях других женщин! Я люблю его!
– Я не осуждаю тебя, мама! Твоя беда, что ты слишком ревнива! Я же считаю, что любовь ребенка гораздо важнее измен твоего мужа, то есть моего отца' И теперь ты потеряла самое главное – мое доверие к тебе! И напрасно ты пытаешься вернуть его своими бесконечными наставлениями!
Продолжая спорить, они спустились в гостиную. Лорд Ричард поднялся им навстречу и огорченно посетовал:
– Мои милые леди снова спорят! Что произошло, дорогие?
– Но, отец, я не могу отправиться на прогулку! Почему я должна сидеть летом взаперти, когда так замечательно в лесу и на реке? Отец, почему ты не сказал лорду Эдварду, что я зачахну в каменном каземате?
– Ты считаешь казематом родной дом, Бетти? Впрочем, я с тобой согласен, прогретый солнцем лесной воздух полезнее, чем холод каменных строений!
– Уговори лорда Эдварда отпустить меня на прогулку… А сопровождать меня будет Том Паркин! Ты еще не оправился от ранения, но Том вполне здоров и силен! Он защитит меня даже ценой своей жизни, хотя и не благородный рыцарь! – Бетти умоляюще глядела на отца своими нежными голубыми глазами, зная, что отец не устоит перед ее просьбой. Ни за что!
– Хорошо, хорошо, Бетти! Я согласен на эти условия! Но надеюсь, что очень скоро поправлюсь и буду сопровождать тебя сам!
– Замечательно! Я так благодарна тебе, папочка! – Бетти кинулась к отцу на шею и нежно поцеловала его, отчего суровый лорд совершенно растаял и даже не заметил обиженного взгляда своей супруги.
– Но Бетти еще даже не завтракала, Ричард! – леди Мэрион решила оставить за собой последнее слово.
– Мама, мамочка дорогая! Жена Тома Ив всегда укладывает в его седельную сумку сверток с отличными домашними лепешками и запеченной рыбой! Она отличная хозяйка – рачительная и чистоплотная!
– О, Бог мой, Бетти! Такое чувство, что ты побывала за столом у каждого крестьянина в деревне! Неужели их дома с глиняными полами и соломенными крышами не кажутся тебе убогими и неуютными?! Можно подумать, что жизнь в удобных и уютно убранных комнатах тебе в тягость?!
– Вовсе нет, леди Мэрион! – Бетти улыбнулась и рванулась к двери. – Но, пойми, мама, среди этих людей мне легче будет пережить вчерашнюю потерю! Анна Торн была не только моей кормилицей, но и кормилицей Мэтью! Нам с ней есть о чем поговорить и что вспомнить!
– Делай, как считаешь нужным! – леди Мэрион сокрушенно махнула рукой. – Надеюсь, после венчания ты станешь мудрее и осмотрительнее!
Бетти бежала в сторону конюшни по двору замка. Она была молода, и кровь бурлила в ее артериях, требуя движения и действия. Она, действительно, ощущала страстное желание встретиться со своей кормилицей. Ведь в доме старушки она обязательно получит именно то, что ей необходимо – искреннее сопереживание и горячую любовь. Бетти понимала, что простые люди не скованы нормами светского поведения и потому не так сдержаны в чувствах. Леди Мэрион очень опоздала со своими наставлениями о том, что благородная девушка должна быть сдержанной и холодноватой в отношениях с близкими людьми. Выросшая на свободе, Бетти считала, что сдержанности она еще успеет научиться, а пока ей хотелось нежности и любви окружающих, потому что привыкла смотреть на мир широко раскрытыми глазами.
– Том! Том! Где ты?! – Бетти ворвалась под навес возле конюшни, точно вихрь. – Том, седлай коней, мы едем в Ашборн! Слышишь? Том, ты где? – остановилась она, точно вкопанная. – Том, что с тобой?!
Том Паркин сидел на козлах и, разостлав на верстаке конскую шкуру, плакал, оскабливая с мездры остатки жира и сухожилий с тонкими полосками мяса. Вокруг бродили собаки и подбирали падающие из-под его острого ножа кусочки. Том даже не пытался отгонять их. При появлении хозяйки конюх приподнял голову, посмотрел на Бетти и устало вздохнул:
– Вот так все вышло, леди Элизабет! Бриз был самым красивым рысаком в округе, и теперь его больше нет!.. Конечно, я понимаю сэра Эдварда! Понимаю!.. Но он приказал сохранить белоснежную шкуру Бриза, чтобы положить ее в склеп к покойному! А потом он приказал отнести его мясо на ледник, чтобы скормить охотничьим псам! Мой Бог, наш великолепный Бриз так и не успел оставить жеребенка!
– Не плачь, Том! Не надо! – Бетти не смогла заплакать, настолько все в ней заледенело от увиденной картины. – У Мэтью тоже никого не осталось и он даже не успел никого полюбить по-настоящему! Знаешь… Вчера он сделал мне предложение! Но я не смогла сказать ему даже ласковых слов! Я виновата перед ним!
– Вам показалось странным и смешным его предложение, леди Элизабет? – Том вывернул локоть и отер глаза закатанным рукавом выгоревшей сорочки.
– Оно показалось мне нелепым и неправильным, Том! Согласись со мной – ведь наши отцы родные братья! А он не захотел понять, что меня ему можно любить лишь, как сестру! Но он был хорошим, и мне его очень жаль!.. Вот что – мне разрешили выезжать под твоей охраной. Поедем к Анне Торн, Том! Моя мама отлучила ее от нашей семьи, а я сильно скучаю по старушке! Наверное, до нее уже дошли слухи о гибели Мэтью! И она ждет хоть каплю утешения, потому что любила его, как родного сына!
Том согласно кивнул:
– Само собой, леди Элизабет! Старушка смогла выкормить вас двоих только потому, что ее собственный мальчик умер спустя месяц после рождения! – конюх свернул шкуру в большой сверток и засунул под стропила крыши, поясняя: – Осталось совсем немного оскрести! Завтра закончу. Главное спрятать, чтобы собаки не достали и не разорвали. Вам заседлать, как всегда, Вайолента, леди?
Бетти кивнула:
– Конечно, Том! Пожалуйста, возьми на кухне чего-нибудь вкусного для Анны и своих детей! В замке горе, но нам все же предстоит жить и надеяться на лучшее!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория


Комментарии к роману "Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100