Читать онлайн Поединок ревнивцев, автора - Джоунс Виктория, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоунс Виктория

Поединок ревнивцев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Элизабет вернулась из воспоминаний о прошлом, когда над ее головой закружились шумные белоснежные чайки, отчаянно голося и что-то выпрашивая у нее. Бетти подняла голову и огляделась. К плотине, на которой она стояла, вода принесла немного разбухшего зерна и половы. Мальки скопились возле прикормки и жадно ловили открытыми ртами мутные струйки и размолотые зернышки. Над этой жирующей молодью и кружились чайки, отгоняя Бетти, мешающую им поживиться.
Бетти взмахнула хлыстом, пытаясь отогнать хищных птиц, при этом мальки, испуганные ее резким движением, дружной стайкой ушли на глубину. Девушка огорчилась:
– Всем я сегодня мешаю! – вздохнула она с досадой, вспомнив, как утром возле замка спугнула щуку, неподвижно замершую в засаде среди речных водорослей.
Ярость в душе понемногу стихала. Вайолент уже мирно подошел к своей хозяйке, потерся большой умной головой о ее плечо и сверкнул сочувствующими лиловыми глазами. Порывшись в небольшой седельной сумке, Бетти нашла несколько ломтей черствого хлеба и протянула их жеребцу на ладони. Конь мягкими бархатными губами осторожно принимал кусочки с руки и горячо дышал в нежную ладошку хозяйки. Подобрав весь хлеб, Вайолент принялся благодарно ласкаться к хозяйке, касаясь черными мягкими губами трогательной ямочки за ее розовым ухом.
Бетти засмеялась и поежилась от щекотки, а Вайолент довольно зафыркал, словно что-то понимал в человеческих ощущениях.
– Вайолент, дорогой, перестань! – Элизабет принялась отворачиваться от горячего дыхания рысака, но он никак не отставал от нее, прося нежности и ласки, словно назойливый, требовательный любовник. – Хватит целоваться, Вайолент! Ну, и наглец же ты, мой хороший! Все! Поехали дальше, дорогой!
Бетти поправила седло и потуже подтянула подпругу, затем, вскочив верхом, ударила Вайолента каблуками и направила скакуна в лес.
Вскоре она очутилась на поляне, посередине которой рос раскидистый дуб. В его ветвистой кроне скрывалось дупло, где в давние времена Бетти и Мэтью хранили свои любимые секретные игрушки. Когда же пора детства закончилась, и Мэтью пришлось отправиться в Лондон на учебу, двоюродные брат и сестра спрятали свои заветные сокровища навечно. Так, по крайней мере, они поклялись друг другу. И вот теперь Бетти почему-то страстно захотелось нарушить давнюю клятву и взглянуть на эти старые игрушки.
Расстелив на земле цветной шелковый платок, который она обычно носила вместо пояса, девушка по веткам взобралась к знакомому дуплу и, расчистив отверстие, осторожно просунула в него руку. Конечно, она понимала, что рискует, ведь в этом лесу всегда было много осиных гнезд. Однако, помнится, в детстве они с братом были неплохими знатоками природы, и, прежде чем превратить дупло в сокровищницу, старательно обожгли его изнутри при помощи нескольких смолистых факелов. Подростки отлично знали, что у лесных насекомых замечательная память на запах, и на горелых местах эти хищники не прилепят свои гнезда, похожие на большие неправильные шары.
Ладонь Бетти почти сразу же наткнулась на что-то влажное и осклизлое от времени. Сжав пальцы, девушка вытянула из глубокого хранилища один за другим два деревянных меча в ножнах, обтянутых красной кожей. Рукоятки игрушечного оружия были покрыты такой же истлевшей от времени грубой кожей и проржавевшими гвоздиками с фасонными шляпками. Когда-то Бетти и Мэтью учились драться на этих мечах, постигая науку рыцарских состязаний.
Бетти бросила свою находку вниз на разостланный платок, потом спустилась, взяла один меч и помахала им в воздухе, словно приноравливая руку к весу игрушечного оружия. Пальцы не потеряли навыка, но дерево не выдержало, и, слабо хрустнув, рукоятка обломилась, обнажив трухлявую древесину.
– От детства остался только прах и тлен. Время не удержишь в ладонях, как и песок! – Элизабет не заметила, как к ней подошел кузен.
Он, похоже, давно наблюдал за двоюродной сестрой с печальной улыбкой на еще по-мальчишечьи нежных губах.
– Бетти, хочешь, я брошу лорду вызов, убью его и сам женюсь на тебе! Ты же знаешь, как я люблю тебя!
– Мэтью, дорогой! – Бетти серьезно, без улыбки взглянула на кузена. – Но ведь лорд уложит тебя с первого удара турнирным тупым копьем! Представляешь? Даже не боевым, а турнирным! Для твоего хрупко сложенного тела и одного удара окажется с лихвой!.. Я не желаю твоей смерти, Мэтью! Уж лучше поезжай снова в Лондон. Тебя ожидает великолепная карьера при королевском дворе. Твои знания тебе там пригодятся.
– Ты надо мной снова насмехаешься, Бетти? – Мэтью пробормотал это усталым голосом, безо всякого выражения, словно только что не он пылко говорил о своей любви к ней.
Элизабет пристально взглянула на кузена и неожиданно ужаснулась. Тень смерти витала на лице юноши, обрамленном золотистыми локонами! Оттого-то и не исчезало выражение смертельной усталости… Даже во взгляде беззащитных голубых глаз затаилось нечто роковое, трагичное, и Бетти невольно вздрогнула, словно ее саму коснулась ледяная рука смерти.
– О чем ты говоришь, Мэт?! – она попыталась избавиться от внезапной тревоги за кузена, но чувство опасности словно повисло в густом лесном воздухе, пропитанном ароматами цветущей липы, кружевных зонтиков болиголова и белого клевера. – Я никогда не смеялась над тобой и твоими чувствами, Мэт! Ты обиделся на меня, Мэтью?!
– Ты считаешь, что я могу на тебя обидеться?! За что?.. За то, что ты рассекретила нашу сокровищницу? – немного натужно засмеялся Мэтью. – Там и сокровищ никаких нет! Просто мы с тобой были когда-то такими глупенькими мечтателями!.. Давай посмотрим, что там еще?
Элизабет снова вскарабкалась к дуплу и запустила руку в глубокое отверстие. На этот раз она вытащила два арбалета и тут же брезгливо отряхнула пальцы от истлевшей тетивы, свитой когда-то при помощи Анны Торн из высушенных бараньих кишок.
– Фу, какая гадость! – сморщилась Бетти. – И зачем только я затеяла эту возню! Трухлявые детские игрушки навевают на меня тоску, Мэт!
– Но там была еще морская раковина! Помнишь, Бетти?.. Та, что мы нашли в подвале замка! Раковина была когда-то оправлена в серебро. Говорят, что такие использовали много веков назад вместо охотничьих рожков!
Запустив в очередной раз руку в дупло, она, наконец, достала завязанный в истлевшую льняную ткань сверток, с трудом распутала его слипшиеся узлы и увидела раковину. Крепкий домик морского моллюска мгновенно заиграл в бликах солнечного света оранжевым, золотистым и ослепительно-белым цветом, а внутренние стенки лабиринта, уходящего в никуда, засияли радужными переливами жемчужного перламутра.
– Смотри, Мэт, как красиво! – и на лице Бетти в первый раз за утро засветилась радостная улыбка.
– Погоди, Бетти! – Мэтью поднял голову и внимательно осмотрел корявый ствол дуба. – Там сверху должен был лежать колчан со стрелами, Бетти. Помнишь, мы еще придумали, как украсить его тиснением и звездчатыми заклепками?
– Там нет никаких стрел, Мэтью! Ты что-то перепутал! Возможно, забыл или делал еще одну сокровищницу с кем-то другим!
– В детстве у меня не было других друзей, Бетти! Ближе тебя у меня так и не появилось никого! – Бетти знала, что Мэтью не лжет, но это признание вызывало у нее только досаду. Девушка недовольно нахмурилась.
– Тебя рассердило, что я снова заговорил о своих чувствах, Бетти? Но я ведь не совершил ничего непозволительного или неуважительного по отношению к тебе, сестренка, верно?.. Почему же ты сердишься? Я люблю тебя, Бетти! По-настоящему люблю! Я готов стать твоим мужем и отцом множества наших детей, Элизабет!
– Ты хочешь знать правду? – Бетти испытующе взглянула на кузена.
Она знала, что надо ответить отказом. Но как сделать это деликатно и безболезненно? Как сказать влюбленному юноше беспощадные слова так, чтобы Мэтью понял все правильно. У нее еще не было подобного опыта. И, подбирая слова для отказа, Элизабет и не догадывалась, что совсем скоро пожалеет о сказанном!
– Конечно! – юный лорд Стенли доверчиво и открыто улыбнулся, по-видимому, ожидая взаимного признания. Еще бы! Ведь он прочел массу рыцарских романов, выучил столько стихов о любви!
– Я очень ожидала твоего возвращения, милый Мэтью! Но ты не оправдал моих надежд, дорогой кузен!
– В каком смысле?! – Мэтью вздрогнул, явно ожидая иного поворота событий, и Бетти увидела, как приветливая улыбка сползает с его нежно-розовых губ. – Я тебя не понимаю, Бетти!
– Ты стал начитанным, раскованным джентльменом! Все время сыплешь любовными стихами. Возможно, познал ласки… да – всего лишь ласки, но не любовь настоящих женщин! Похоже на то, что ты познал ласки продажных, уличных женщин! Да, да, не удивляйся, я кое-что слышала о подобных! И прекрасно понимаю, чем они зарабатывают себе на жизнь.
– Бетти! – маска страдания исказила прекрасное лицо юноши.
– Не перебивай меня, Мэтью! – девушка в досаде передернула плечами. – Они потому и продажные, что не умеют никого любить, Мэт! Они продают ласки, но не любовь! Потому что продать любовь и настоящую нежность невозможно! Чувства не продаются, дорогой кузен!
– Бетти! Ты рассуждаешь, точно зрелая женщина, а не юная девушка! Об этом ты ничего не должна знать, Бетти! – возмутился Мэтью.
– Если я скоро стану замужней женщиной, то я могу и имею право знать то, о чем мы говорим! Меня выдают замуж, Мэт! Замуж за взрослого мужчину. А ты, слабый и хрупкий, словно девушка, собираешься вызвать его на поединок! Сильного, опытного, побывавшего в настоящих боях рыцаря! Если бы я согласилась принять твою защиту, то совершила бы страшную, непростительную ошибку. Ответь честно сам себе – случилось ли в твоей жизни хоть одно опасное состязание? Скорее всего, вся твоя наука превращения в мужчину ограничивалось застольными спорами и дискуссиями в зале университетской библиотеки! Мне же нужен настоящий защитник, Мэтью! Защитник, а не жертва первого ярмарочного турнира! Защитник мне и моим еще не родившимся детям, Мэтью!
– Значит, ты делаешь выбор в пользу неизвестного тебе человека, только потому, что он силен и опытен! – впервые в жизни закричал на нее кузен, от обиды с силой сжав мгновенно побелевшие кулаки.
– Мэт! Мэтью! Дорогой мой! Я не делала еще никакого выбора! – Элизабет была в отчаянии.
Она понимала, что кузену сейчас она ничего не сможет объяснить. Ведь главное заключалось в том, что вовсе не он был идеалом ее ночных грез и мечтаний.
– Прости, Мэт, но я люблю тебя только как брата, и все! К тому же не забывай о том, что наши отцы родные братья! У них общие мать и отец! – высказав все это, Элизабет замолчала, только грудь ее по-прежнему вздымалась от бурного дыхания да щеки раскраснелись. Больше она ничего не могла сказать кузену и теперь лишь вопросительно смотрела на молчащего, растерянного юношу.
Наконец Мэтью вздохнул, собираясь с духом. Он побледнел от собственной решимости и уже открыл рот, чтобы кое-что заявить Бетти в ответ, но…
В жарком летнем воздухе, наполненном цветочными ароматами и мелодичными голосами птиц, прозвучал звук, чуждый красоте этой мирной, залитой солнечным светом поляны. Сначала Бетти почудилось, будто совсем неподалеку пролетел большой тяжелый шмель, прогудел где-то рядом, выискивая яркий цветок… Но Мэтью вдруг вздрогнул, запрокинул голову, закрыл глаза и как-то странно неловко повернулся на одной ноге… И Элизабет с ужасом увидела, что у него из-под лопатки торчит стрела с черным оперением! Девушку обдало холодной волной страха.
– Мэтью! Мэт! – вскрикнула она, глядя на оседающего брата, на его постепенно мертвеющее лицо, и тут же стала испуганно озираться по сторонам, ожидая, что и ее подстерегает за каждым деревом, за каждым кустом неведомый меткий стрелок.
Но вокруг все было таким же, как мгновение назад, и даже сама тишина казалась безмятежной. Мирно гудели трудолюбивые пчелы, собирая сладкий нектар. Посвистывали малиновки в кустарнике. В зарослях дикой вишни ссорились прожорливые шумные дрозды. О чем-то трещала сорока, торопясь сообщить всему пернатому окружению какую-то птичью новость. Молодой зайчонок выскочил на опушку леса и, замер, уставившись на Элизабет раскосыми испуганными глазами. Потом он сделал один длинный прыжок и мгновенно исчез в зарослях. Ни одна ветка не шелохнулась на больших деревьях, окружающих поляну, а солнце по-прежнему спокойно светило, нежно и терпеливо прогревая июльскую землю. Среди всей этой роскоши и солнечного сияния неподвижный юноша в богатом камзоле выглядел нелепо и чуждо.
Мэтью лежал на боку, неловко протянув вверх пальцы правой руки, словно в последний миг обращаясь с молитвой к небесам. Элизабет, дрожа от ужаса, присела на корточки и дотронулась до этих пальцев… Рука была теплой и податливой. Но девушка видела, как изо рта убитого молодого человека на зеленую траву стекает тоненькой струйкой темно-красная кровь, хотя ее не было видно на спине, обтянутой черным бархатом дорогой одежды…
– Мэтью! – тихо окликнула Бетти, наклоняясь над братом. – Мэтью, дорогой! Отзовись, дорогой мой! Прости меня, пожалуйста! – раскаяние охватило ее.
Зачем, зачем всего несколько минут назад она бросила Мэту те справедливые, но столь жестокие слова?! Она не имела никакого права ни в чем упрекать его! Ни в чем! Кто упрекает человека за любовь?! Пусть даже если она кажется неправильной и несвоевременной…
Теперь, мёртвый, кузен казался ей таким нежным, трогательным и беззащитным! Да, они все, все здесь беззащитны перед злом!.. Но кому? Кому и в чем не угодил совершенно безобидный и добродушный Мэтью Стэнли?! Об этом у нее будет время рассуждать позже. А сейчас она должна позвать на помощь. Может быть, где-то неподалеку есть люди.
– Помогите! – напрягая все силы, Бетти закричала, что было мочи. – Кто-нибудь! Хоть кто-нибудь помогите, пожалуйста!
Слезы брызнули из ее голубых глаз, и Элизабет зарыдала в голос от горя и страха. Страх теперь таился всюду, особенно в тени деревьев и кустов. Казалось, даже в стволе хорошо знакомого дуба, неподалеку от которого находились брат с сестрой, затаилось что-то неведомое и страшное. А из темного отверстия старого дупла вот-вот должна выглянуть ужасная образина смерти…
– Миледи, что с Вами?! – Бетти вздрогнула от неожиданности. Над ней с растерянным выражением лица склонился Питер Хаксли, тот самый крестьянин из деревни Ашборн, что встретился им утром возле межевых столбов. – Что здесь произошло, леди Элизабет?.. О, Господь мой! – мужчина вздрогнул и отшатнулся, увидев убитого Мэтью. – Неужели кто-то осмелился убить сэра Мэтью Стэнли?!
– Ты никого не видел в лесу, Питер?! Там кто-то затаился, понимаешь?! – почти кинулась к нему на грудь Бетти, отчаянно пытаясь найти защиту от того ужаса, что почти парализовал ее. – Кто-то затаился!.. Мне так страшно, Питер! Я боюсь, что этот кто-то убьет и меня!
– Никого там нет, леди! Я был на овсяном поле, когда услышал Вашу просьбу о помощи! Я сразу узнал Ваш голос, леди Элизабет, и побежал скорее сюда. Но… мне показалось, что по лесной тропинке проскакал какой-то всадник в черной одежде! – Питер с сочувствием смотрел на юную леди. А молодого лорда ему было искренне жаль. – Беззлобный был джентльмен Ваш кузен, миледи! Кто мог затаить на него такую злобу? Он же был истинный младенец! Наверное, и охотиться-то Вы, миледи, любите больше, чем любил милорд Мэтью?
– Да! Да! За всю свою жизнь он не выпустил и одной стрелы из лука в зайца или утку!.. Мэтью! Мэтью! – снова громко зарыдала Бетти сдавленным от горя голосом.
Она попыталась стереть слезы подолом своего платья, но у нее ничего не получалось, потому что горе оказалось неутолимым, а слезы катились бесконечным градом по припухшим щекам.
– Бог мой, как же мне сообщить о таком несчастье лорду Эдварду, Питер?! Дядя сойдет с ума от горя!.. У меня язык не повернется, чтобы произнести подобную весть, Питер! И как мне быть теперь с… телом брата?.. – и Бетти еще сильнее зарыдала.
– У Вас есть конь, так поезжайте поскорее в замок, миледи! А я останусь возле убитого! Да возвращайтесь поживее с повозкой!
Подсадив в седло несчастную девушку, чье тело сводили судороги рыдания, крестьянин пришлепнул по крупу коня, скомандовав везти хозяйку домой. И конь, словно понимая неуместность своего возмущения от столь бесцеремонного обращения с ним чужака, тут же припустил рысью в сторону замка.
Бетти, слегка придя в себя под порывом встречного ветра, все время подгоняла и подгоняла Вайолента. Жеребец уже недовольно фыркал и вздергивал голову вверх, норовя вырвать повод из рук своей обезумевшей от горя хозяйки. Оставшийся без крепкой руки владельца белоснежный рысак Мэтью Бриз так же увязался за Бетти, но он скакал налегке и потому свободно летел, немного перегоняя Вайолента. Казалось, он тоже понимал, куда сейчас устремилась всем сердцем юная леди, и потому мчался без устали, легко позвякивая уздечкой, закрепленной за луку седла. И этот звук напомнил Бетти, что Мэтью всего полчаса назад отпустил своего жеребца пастись, закрепив эту уздечку…
Перед мостом с поднятыми решетчатыми воротами Бетти осадила своего рысака, и Бриз Мэтью проскакал под решеткой ворот первым, огласив двор тревожным ржанием.
Сама же девушка, натянув поводья, спешилась на мосту и очень медленно вошла во двор замка. На середине двора девушка остановилась, не зная, что делать дальше. Сердце сильно билось, и, казалось, еще немного – и Бетти задохнется от горя и вновь прихлынувшего ощущения невосполнимой утраты!
– Бетти, дитя мое, почему Бриз вернулся в замок без хозяина? Что случилось? Такое ощущение, будто на жеребца набросился пчелиный рой! Где Мэтью, леди Элизабет?..
Бетти молча смотрела на встревоженного дядю Эдварда. Она не знала, как донести до него горькую весть. Как стать черным вестником для людей, так любящих ее Мэтью? Отвернувшись от дяди, девушка обняла своего Вайолента за шею, прижавшись щекой к горячей гладкой коже, покрытой шелковистой шерстью. Только разве мог спасти ее от столь мучительной обязанности Вайолент?..
– Ну же, Бетти, почему ты молчишь, дитя мое? – дядя недоумевал, с удивлением разглядывая племянницу. – Бетти, что за шутки? Где Мэтью?.. Скажешь ты, наконец, хоть что-нибудь?!
– Дядя! – голос Бетти срывался от волнения. Девушка задыхалась от еле сдерживаемых рыданий. Она редко называла лорда Эдварда Стэнли дядей, но сегодня понимала, что по-иному обратиться сейчас нельзя. – Дядя, дорогой мой!.. Мэтью больше нет! Мэтью убит из засады! Дядя Эдвард!.. – она согнулась пополам и медленно осела на пыльные камни двора… На старые, истертые многими ногами камни двора старинного замка…
– Что ты сказала, Бетти, глупышка?! Ты что-то перепутала, девочка! – голос лорда Эдварда Стэнли сорвался на шепот. – Ричард! Ричард! Дорогой брат! Мэрион! Мэрион! Идите скорее сюда! Ваша дочь, похоже, сошла с ума и утверждает, что Мэтью мертв!.. Мой сын мертв!.. Единственный мой росток! Лампада моя чудесная, зажженная для Господа нашего! Солнце мое яркое!
– Дядя! Дядя! – Бетти с трудом заставила себя подняться на подрагивающие от слабости ноги и, дрожа, кинулась на грудь лорду Стэнли, обхватив его шею тонкими горячими руками. – Я бы хотела сойти с ума, дядя! Однако все еще в своем уме!.. А нашего Мэтью кто-то убил! Там, в лесу! Он лежит со стрелой в спине! Лежит на поляне, под дубом, на котором ты когда-то приказал выстроить для нас среди ветвей домик. Маленький игрушечный домик, в котором мы с Мэтью играли до самого его отъезда в Лондон!
– Ты оставила Мэтью в одиночестве, Бетти?! Одного, беззащитного и безгласного, в диком лесу, полном зверей?! – лорд Стэнли не плакал. Лицо его моментально осунулось и приобрело землистый оттенок. – Бетти, я тебя спрашиваю! Отвечай мне, почему ты бросила брата наедине с дикими зверями?!
– С ним остался Питер Хаксли, дядя! Когда я стала кричать, только он один пришел на помощь, бросив все дела на поле! Но было уже поздно!.. И Питер лишь видел, как какой-то всадник, одетый в черный плащ и маску, проскакал по лесной тропе в самую чащу. Мне на помощь больше никто не пришел, дядя! Питер Хаксли сказал, что узнал мой голос и решил, что это мне грозит опасность! Он и отправил меня в замок…
– Спасибо, девочка. Питер – хороший христианин, Бетти, и обязательно помолится за спасение души Мэтью. Он прочтет все необходимые в этом случае молитвы.
Бетти понимала, что ее дядя с трудом сохраняет самообладание, чтобы не закричать от боли, пронзившей его сердце, и потому старательно рассуждает совершенно здраво. Резко отстранив от себя племянницу, лорд Эдвард повернулся и спокойно, не дрогнув ни единым мускулом, твердой походкой направился в конюшню. Во дворе замка воцарилась мертвая тишина.
Но тут же ужасный горестный крик разорвал эту тишину!.. А в самой конюшне зазвучали страшные удары, словно кто-то изнутри пытался развалить каменные стены и переломать деревянные перегородки денников.
– Патриция! Патриция! Милая моя жена! Я не смог уберечь нашего Мэтью, дорогая моя! Я не сумел огородить, его от завистливых недоброжелателей!.. Это чья-то зависть убила нашего милого мальчика! Господь Бог мой! Лучше бы ты сегодня вырвал у меня из груди сердце! Пусть бы моя кровь хлынула на каменные плиты! Наверное, она бы насквозь прожгла их, Патриция!
И вновь на миг во дворе воцарилась тишина, а потом лорд Эдвард вышел из распахнутых дверей конюшни, ведя за собой белоснежного Бриза Мэтью. Выглядел лорд Стэнли ужасно. Волосы его были всклокочены, а к одежде прилипли былинки сена, словно лорд валялся в стогу. Бедный жеребец шагал за ним покорно, обреченно понурив голову, словно чувствуя, что его ожидает казнь… Бетти в ужасе закрыла глаза. И торопливо зашептала молитву, первую, что пришла ей в голову:
– Отче наш, сущий на небесах, – но дочитать текст до конца девушка не успела.
– Как ты смеешь ходить по земле, скотина?! Как смеешь дышать, когда в Мэтью больше нет ни капли жизни?! – Бетти испуганно открыла глаза.
Сжавшись в комок от непреодолимого ужаса, она уставилась на дядю неподвижным взором. Лорд Стэнли разговаривал с рысаком, как с виновником печального события! И девушка поняла, что ни в чем не повинный Бриз, любимец ее кузена, приговорен лордом Эдвардом Стэнли к смертной казни.
– Дядя! Не надо! Не делай этого, дядя! Не надо, дорогой мой! – она кинулась к лорду, но запоздала всего лишь на долю секунды.
Эдвард Стэнли, в течение нескольких минут превратившийся в старика, ударом огромного кулака свалил белоснежного жеребца на землю. Бриз издал короткий, душераздирающий стон и упал на правый бок. Он попытался тотчас же подняться, но силы уже навсегда покинули его. Из чутко вздрагивающих ушей и широких, трепетных ноздрей жеребца, пачкая его белоснежную грудь, потоком хлынула темно-красная кровь… Голова животного коснулась земли, глаза лиловыми сливами выкатывались из орбит… Бриз уродливо выгнул шею, приподнимая голову, и громко заржал, оскалив молодые белоснежные зубы!.. И рухнул снова, теперь уже навсегда… Несколько мгновений мышцы его сокращались, копыта с новыми подковами скребли камни…
Бетти закрыла лицо ладонями и стремительно бросилась бежать со двора. В ее сознании еще сохранилась картина последних минут Мэтью. Ужас, принесенный в ее жизнь сегодняшней нелепой смертью, не мог выветриться из ее сознания. В ушах вновь слышался шмелиный гул летящей стрелы. Только теперь она поняла, что это была стрела из колчана, которую вместе с другими стрелами они когда-то положили с Мэтью в сокровищницу, что устроили в дупле старого дерева. И этот старый, дуплистый дуб будет по-прежнему стоять на поляне, а Мэтью уже сегодня вечером положат навсегда в каменный склеп. И он будет там покоиться вечно, такой молодой, ласковый, нежный, любящий ее и любимый ею… Да, он немного переоценивал свои возможности и желания. Вернее, не считался с ее мечтами о предстоящей долгой жизни. И вот теперь ее грядущее счастье будет всегда иметь горьковатый привкус потери дорогого и любимого человека…
Бетти почти взлетела по лестнице на третий этаж замка и, ворвавшись в свою спальню, упала лицом вниз на подушку и вновь зарыдала. Ей было жаль Мэтью, прожившего такую короткую жизнь, и было больно за лорда Эдварда, похоже, сошедшего с ума от горя. Она пыталась понять своего дядю и представить себя на его месте. Ярость против несправедливой смерти сына, обернулась у дяди яростью ко всему, что было связано с воспоминаниями о нем. Но ведь Бриз совершенно не виноват в том, что кто-то коварный – тот, кто, возможно, возвращается сейчас в свой дом с чувством мстительного удовлетворения – убил его молодого хозяина! Да, полно, неужели возможно убить человека и испытать при этом чувство удовлетворения?!
От бессилия и безысходности Бетти колотила по тюфяку сжатыми кулачками. Все ее существо противилось случившемуся, сознание отказывалось верить… Боль в груди становилась нестерпимо жгучей, словно раскаленный в горне прут вогнали в самое сердце!..
Мэтью больше нет! Кузен никогда больше не постучится в ее комнату, не улыбнется так трогательно стеснительно и смущенно, и никогда не пригласит на верховую прогулку… Еще несколько часов назад Бетти считала, что закончилось только их детство, и вот теперь закончилась жизнь ее кузена. А это значит, что закончился какой-то важный период и ее жизни…
Смерть кузена никак не укладывалась в голове, хотя Бетти своими глазами видела все. Она снова и снова укоряла себя за жестокие слова, недавно сказанные брату. Зачем она поступила так безжалостно?
Но сколько можно корить себя за сказанные жестокие слова?.. Постепенно горестные рыдания стали стихать. Слезами горю не поможешь и прошлое не вернешь. Как говорят, пролитого молока не соберешь! Ну что же, отныне она будет привыкать к новой жизни, где ее задачей будет узнать и наказать убийцу кузена. Элизабет знала, что вряд ли кто другой сможет найти виновного. На поляне в тот страшный миг была лишь одна она. Поэтому таким важным и необходимым делом и займется именно она!
Бетти села на кровати и отерла ладошками заплаканное лицо.
– Я отомщу за тебя, Мэт! Господь свидетель! Я найду убийцу и покараю его! Пока еще я не знаю, как сделаю это! Но я найду его! Обязательно! Ты будешь отомщен, мой бедный брат!
В комнату без стука вошла Марта, уже одетая в черное платье. Она печально и скорбно пробормотала, испытывая неловкость:
– Леди! Привезли сэра Мэтью! Его уже приготовили к погребению и положили в зале на первом этаже! В замке очень тревожно, мисс!..
– Еще бы!.. Марта, достань, пожалуйста, из шкафа черное бархатное платье!
– Вам помочь переодеться, леди Элизабет?
– Конечно… И принеси воды, чтобы я могла умыться! Нельзя показывать врагам, что я так сломлена, Марта!
– Врагам?! – Марта испуганно посмотрела на хозяйку, будто та сошла с ума. – В замке нет никаких врагов, леди!
– А ты уверена в этом, Марта? Но ведь кто-то же убил Мэтью? Не думаешь ли ты, что это я застрелила его из арбалета! – Бетти неожиданно осознала, что у нее нет свидетелей трагедии. Возможно, все уже подозревают ее?.. – Марта, ты не знаешь уже пошли какие-то слухи среди прислуги и крестьян?
– Нет никаких слухов, дорогая! – неслышно приоткрыв тяжелую дверь, в спальню вошла леди Мэрион. – К тому же смерды в любом случае будут держать язык за зубами. Не забывай, что Мэттю убили стрелой! Это мог сделать только простолюдин. Ни один настоящий рыцарь не стал бы убивать исподтишка! Это недостойно!
– Ты хочешь сказать, мамочка, что среди людей высокого сословия не бывает подлых убийц? Марта, да не стой же столбом, отправляйся на кухню, принеси воды!
Когда служанка скрылась за дверью, Бетти горячо продолжила:
– Быть может, убийцу попросту наняли, мамочка! И, скорее всего, кого-то со стороны! Среди местных крестьян или ремесленников не может быть врагов Мэтью! Он никому за всю жизнь не причинил зла! Ни у кого из наших смердов не поднялась бы рука убить невиновного и невинного, словно дитя, Мэтью!
– О чем Вы говорили с ним в последние минуты, дитя мое?
– Да… Вот о чем я страшно сожалею, мама! Ведь Мэтью сделал мне предложение! Он просил меня обвенчаться с ним, стать его женой! – и слезы вновь горячей волной подкатили к сердцу Бетти. Но она сдержалась, с трудом проглотив соленый ком, застрявший в горле. – Он сказал, что дороже меня у него нет никого на свете!
– Возможно, кто-то слышал этот Ваш разговор! – леди Мэрион задумчиво наморщила лоб. – Как ты думаешь?
– И что из этого следует?! – Бетти с недоумением смотрела на озабоченную мать. – Ты хочешь сказать, что кто-то неведомый мог приревновать Мэтью ко мне? Это твое утверждение было бы смешно, мама, если бы не закончилось печально!
– Бетти, детка, но, возможно, стрела предназначалась тебе! – вдруг ужаснулась леди Мэрион. – Дорогая моя, тебе придется не выезжать. По крайней мере, до ярмарки или приезда лорда Ноттингема! И надо сказать отцу, чтобы он поторопился с венчанием!
– Мама! Мама! О чем ты?! Мэтью погиб! И сейчас ты можешь думать о моей свадьбе?! Это же невозможно! Как я смогу предаваться любовным утехам в постели мужа, когда убит мой брат?! – Бетти была возмущена странной предусмотрительностью матери. – По-моему, сейчас не стоит спешить с моим замужеством!
– Ты не права, Бетти! Как раз есть необходимость поторопиться с венчанием! Не может же отец или лорд Эдвард охранять тебя и ночью! Надеюсь, после похорон Мэтью мы обсудим сложившуюся ситуацию! – леди Мэрион поправила черный кружевной шарф, накинутый на ее золотистые волосы, и предложила: – Тебе надо пообедать, Бетти! А потом посидеть в зале у гроба покойного, чтобы помолиться за его душу!
– Я не хочу есть! – Бетти тряхнула колокольчик – Да где же эта Марта?! Почему она не несет воду! Мне необходимо умыться! Я не могу спуститься в зал с таким лицом! Скоро на траурную церемонию начнут съезжаться соседи, и нам придется встречать всех, кто явится порадоваться нашему горю, мама!
– Не злись, Бетти! Никто из наших друзей не желает нам зла!
– Теперь я ни в чем не была бы уверена на твоем месте, мамочка! Ни в чем! Возможно, Мэтью убил кто-то из людей Ноттингема! Из ревности! Или боязни, что лорду придется подыскивать новую невесту! Он ведь не только богатства жаждет! Судя по всему, ему нужна леди богатая и невинная! Я слышала, что в Париже и Лондоне с этим туговато! Где искать девственность и целомудрие, как не в нашей глуши! – от горя Бетти не контролировала себя и выплеснула матери все накопившееся зло на будущего жениха, не особо выбирая выражения.
– Бетти, ты – знатная леди, тебе не пристало рассуждать столь грубо и цинично! – леди Мэрион с неподдельным ужасом смотрела на свою дочь. – До чего же ты не похожа на обычную девушку, Бетти! Рассуждаешь так непристойно о таких деликатных вещах, будто мечом машешь направо и налево!
– А Вы настолько стыдливы и стеснительны, леди Мэрион, что не удосужились даже по приезде поговорить о том, что ожидает меня в замужестве! Например, о том, что будет делать со мной муж, и как мне себя вести с ним в первую брачную ночь! Да если бы не Анна, я до сих пор не знала бы ничего о том, что творится с моим телом! И почему у меня появляются странные желания! Отчего я мучаюсь и стыжусь собственных сновидений!
– Бетти! – только и смогла простонать леди Мэрион, продолжая со страхом смотреть на дочь.
От подобной откровенности дочери леди Стэнли буквально потеряла дар речи и теперь только беззвучно открывала и закрывала рот, потихоньку пятясь к двери. Уже у порога она столкнулась со служанкой, несущей кувшин с водой для умывания.
– Осторожнее, мама! Не споткнись о порог!.. Я скоро спущусь в зал!.. Марта, наконец-то!
Тщательно умывая раскрасневшееся лицо, Бетти неожиданно пообещала служанке:
– Однажды я все-таки узнаю, Марта, кто и зачем убил Мэтью!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория


Комментарии к роману "Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100