Читать онлайн Поединок ревнивцев, автора - Джоунс Виктория, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.6 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоунс Виктория

Поединок ревнивцев

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Прошла неделя с той поры, как Гарольд потерял сознание от ранения, полученного в бою с Эмериком. Все это время Кэтрин почти не отходила oт него, проявляя удивительный пример терпения и мужества. Она поила его отваром из целебных трав, присланных Бетти, протирала его лицо и тело влажным полотенцем, очищала воспаленную рану и, наконец, дождалась момента, когда ее молочный сын пошел на поправку.
Никлас Тэйлор за это время провел ревизию записей в приходно-расходных книгах. Гарольду оставалось только встретиться лично с каждым налогоплательщиком и разобраться со взаимными претензиями. Правда, лорд так и не проявил интереса к бумагам, запутавшись в цифрах и подсчетах. Никлас Тэйлор несколько раз пытался ему объяснить состояние дел в поместье и в хозяйстве зависимых крестьян, ремесленников и торговцев. Однако, разглядывая бесконечные цифры, Гарольд не мог никак сопоставить их с людьми, выплачивающими налоги и подати. Он снова и снова глядел в бумаги, но мысли его находились слишком далеко от страниц, заполненных записями.
Надо бы начать все снова, с первого листа приходной книги. Но интересовало его сейчас совсем другое. Например – чем сейчас занимается в замке дяди Эдварда Бетти? Гуляет в саду? Или, как раньше, оседлала жеребца и носится по лесу Олд Плейс? Но что она ищет там теперь?
Убийца ее кузена известен. Выяснилось, что это разбойник Тимоти Головорез застрелил Мэтью по поручению сэра Эмерика. И это он украл коней у маркизы, чтобы занервничали родственники Бетти, заподозрив лорда Гарольда в раздаривании приданого леди Элизабет. Эмерик щедро одарил Жанет сундуками с одеждой и украшениями, поскольку позже намеревался убить маркизу и все вещи вернуть себе, когда придет его час и он навсегда завладеет имуществом лорда. Эмерик был и в самом деле уверен, что он отравил Бетти, и ее больше нет на белом свете! И теперь она лежит в подвале церкви в соседней с Мэтью гробнице. И никогда больше леди Элизабет не узнает ни горького вкуса жизни, ни ее сладости. Увидев ее целой и невредимой, мерзавец чуть было не повредился рассудком, Только вряд ли это спасло его от королевского суда.
Как Гарольд ни пытался, он не мог никак забыть образ Бетти. То ему виделось ее обескураженное лицо в тот миг, когда он оставил ее во дворе и помчался в замок под руку с: Жакет. А. уже через мгновение вспомнилось, какое оно было разъяренное и язвительное, когда она увидела охваченного ее дядей сэра Эмерика.
Лорд понимал, что жена не вернется к нему. Не вернется до тех пор, пока он сам не пригласит ее. Но что должен он сказать, какие слова найти для того, чтобы убедить ее в том, что любит ее, хочет постоянно видеть возле себя, слышать ее нежным голос, смотреть в ее голубые глаза, ощущать запах ее кожи и волос, осязать атласную гладкость ее груди и плоского животика?..
Возможно, лорд Ричард и леди Марион довольны тем, что Гарольд и Элизабет расстались? Да и она, должно быть, радуется, что они больше не отправляют ее к мужу. Он помнил, как она не хотела венчаться с ним, ссылаясь на траур. Сопротивлялась из последних сил, но ее принудили принять его предложение и пойти под венец. И что он натворил?
Как бы то ни было, Гарольд должен предпринять все, чтобы вернуть Бетти. Пусть даже придется силой вынудить Бетти вернуться к нему. Теперь ее жизни в его замке никто и ничто не угрожает. Никто не схватит Бетти и не станет поить ее ядом. Эмерик Ноттингем давно в Тауэре, ожидает своей очереди для разбирательства его преступных деяний королевским судом. Хотелось верить, что преступник под надежной охраной. И не сбежит из каменных застенков никогда.
– Вы совершенно не думаете о текущих делах, милорд! Это очень плохо! Я разобрался со многими крестьянами, но Вы должны встретиться с теми, кто платит налоги и выслушать их жалобы на сэра Эмерика. У них накопилось множество просьб и вопросов к Вам, милорд!
Никлас Тэйлор поднялся из-за стола и встал на пути лорда Гарольда, когда тот попытался выйти из рабочего кабинета.
– Не отвлекайтесь, пожалуйста, лорд Гарольд! – голос управляющего звучал жалобно и просительно. – Скоро подойдет срок выплаты десятины королю. Церковь тоже ждет, чтобы вы покрыли кое-какие долги перед ней. Рыцари могут в любой момент выйти из повиновения. И тогда Вы потеряете все, что у вас еще осталось, а главное – доверие подвластных вам людей. Куда Вы направляетесь, милорд?!
– Прости, Никлас Тэйлор! Я не могу больше ни о чем думать! Ни о чем! Я только вчера выбрался из постели! Разве кормилица тебе не говорила, что я еще очень болен! – Гарольд понимал, что ведет себя, словно капризный ребенок. Ведь никто, кроме него, не станет заниматься его неотложными делами. – Одна только Кэтрин и жалеет меня в этом доме, мистер Тэйлор! – заворчал он, ожидая сочувствия и сострадания со стороны своего нового управляющего.
– Милорд, и зачем только я решился принять эту проклятую должность! – Никлас Тэйлор и сам, казалось, готов бы разрыдаться в голос от свалившихся на него забот. Груз ответственности давил его, пригибая к земле.
Гарольд обошел стороной управляющего и решительно вышел из кабинета. Он спешил к главной смотровой башне. Возможно, он увидит, как Бетти мчится по дороге со стороны Ашборна, приближаясь к его замку, ставшему ей домом.
– Надеюсь, Никлас, я ничего не испортил. Как ты считаешь, Бетти вернется?.. Она вернется, я думаю, обязательно вернется! И я хочу навсегда запечатлеть тот миг, когда увижу прекрасную всадницу на выхоленном скакуне, которая мчится на встречу к своему Странствующему Рыцарю. Мы с ней встретимся, проведем вместе несколько часов. А потом снова займемся с тобой бухгалтерскими книгами, чтобы разобраться во всем.
Он с трудом поднимался на башню по винтовой лестнице. И с каждым шагом его нетерпение росло Он должен увидеть ее сейчас же. Он должен удостовериться, что с ней все в порядке. Гарольд хотел бы взлететь по крутым ступеням!.. Наконец, он одолел последний лестничный пролет и поднялся на смотровую площадку. Задыхаясь от слабости и пошатываясь от головокружения, лорд положил ладони на край стены между фигурными зубцами и посмотрел на дорогу, уходящую к лесу Олд Плейс. Дорога сверху была похожей на грязно-желтую ленту, которая извивается между двумя рядами плодовых деревьев, посаженных специально для ограждения проложенной когда-то конной тропы. Но эта дорога была по-прежнему пустынна и скучна, только редкие пешеходы шагали по протоптанным на обочинах стежкам, да спустя какое-то время к замку проследовала неуклюжая повозка, запряженная парой медлительных, невозмутимых волов. Волы шагали по дороге неспешно, на ходу неторопливо пережевывая свою вечную жвачку.
– Бетти! – отец опустился на стул рядом с дочерью, сидящей в глубоком кресле. – Ты опять загрустила, дочка?! Наверное, тебя не утешить, если даже каждый день повторять и повторять, что этот человек, ставший по нашей с Эдвардом прихоти твоим мужем, не достоин тебя, Бетти! Он попрал законы рыцарской чести и пригласил в замок, где его ожидала свадебная ночь, свою любовницу, да еще и француженку! Господь Небесный, какими мы с Эдвардом были слепцами и глупцами! И некому было указать нам неправедность всей брачной сделки!
Бетти горестно взглянула на отца и тут же виновато отвела взгляд в сторону. Разве слова смогут хоть немного поддержать и утешить ее?.. За окнами спальни бушевала гроза. Сильные дождевые струи лупцевали по разноцветным стеклам витражей, смывая с них пыль. Ветки яблонь шелестели по оконным рамам, словно просились под крышу, в тепло и уют тесной спаленки. В ее прежней, просторной спальне на третьем этаже уже начинают производить ремонт. Предполагается, что Бетти, возможно, останется жить у дяди навсегда.
Яблоки, сбитые сильными порывами ветра, с гулким стуком падали на землю. И Бетти представляла, как они раскалываются и потом долго лежат на траве, и трещины истекают кисло-сладким соком, пока девушки с кухни не соберут эти розовые и желтые плоды в большие корзины. Работницы напекут из летних, сочных яблок много огромных открытых пирогов и приправят их медом или патокой, корицей, маком и семенами кунжута. Аромат от пекущихся пирогов достигнет крестьянских домов в Ашборне, и дети прибегут на кухню из деревни и начнут выпрашивать у Дороти Смит хоть кусочек сладкого и сытного лакомства…
– Как давно в замке не стряпали яблочных пирогов, отец! – Бетти обняла лорда за шею, положила на его широкое плечо голову и тут же разочарованно вздохнула.
Как жаль, что рядом был всего лишь отец. Его запах был иным, чем у Гарри, он будил в ней только детские воспоминания, рождая в душе нежность и признательность. Ей же хотелось видеть рядом мужа. Видеть и утопать в его жарких и жадных объятиях. Бетти хотелось снова и снова ощущать его ласку, прикосновения его ладоней, губ, горячих бедер, колючих, небритых щек… Она подавила разочарованный вздох, понимая, что только Гарольд в состоянии унять боль, сжигающую ей душу.
Юная леди отстранилась от отца, стараясь его не обидеть.
– Возможно, стоило бы нам, Бетти, обратиться к королю с просьбой отменить твой брак с лордом Ноттингемом? Мы вернем назад твое приданое. Клянусь тебе, Бетти! Этому хитрому лису придется вернуть Ашборн и прочие села, все поля, и земли под лесами.
– Приданое мне больше не понадобится, милорд! Я не выйду никогда замуж, – Бетти горестно усмехнулась. Ей было все равно, что случится с ее богатством. – Все равно я больше никогда никого не полюблю, милорд!.. Говорят, лорд Гарольд попал в неприятную историю. У него не осталось денег, чтобы заплатить королю десятину и рыцарям за службу и теперь он может угодить в Тауэр по распоряжению короля, отец! Зачем вы скрывали от меня это? В замке все только и говорят о том, что Гарольд разорен! Вы должны были знать, что слухи не минуют моих ушей! Почему вы умолчали обо всем?! – Бетти хотелось зарыдать, упасть лицом в подушку и плакать так долго, насколько хватит сил. Но слезы словно бы застыли у нее в груди, и от этой нетающей ледышки ей становилось все хуже и хуже.
– Тебе жаль милорда, Бетти?! – лорд Ричард бережно провел теплой сухой ладонью по волнистым волосам дочери. – Почему? Разве замужество оказалось тебе в радость, Бетти? Разве не ты противилась спешному венчанию, Бетти? И ты оказалась на самом деле права и дальновидна. Лорд Гарольд не тот человек, кто годится тебе в мужья, дорогая!
– Жаль? Нет, я испытываю к нему искреннее сострадание, отец! – тихо проговорила Бетти. – Ах, папа! Папочка! Он был со мной нежным и страстным! Ты не представляешь, какие чувства он открыл в моем сердце! Показал жизнь совершенно с иной стороны. Разбудил чувства, дающие человеку невозможное наслаждение! Вероятно, я ничего не понимаю в семейной жизни, милорд! Я глупая сладострастница, неразумная глупышка, и совершила много безрассудных поступков. Я – всего лишь леди Элизабет Гарольд Ноттингем! Но я очень люблю своего мужа лорда Гарольда Ноттингема! Очень люблю, папа! И кто сказал тебе, что он жестоко обращался со мной? Что замужество тяготило меня! Это все досужие выдумки и ложь! Я очень люблю своего мужа, папа!
– Ты не бредишь, Бетти? – отец со страхом отшатнулся от нее, посмотрел с недоверием и сомнением: – Ты не лжешь, дитя мое? Твои слова не являются одними только детскими мечтами о Странствующем Рыцаре? Ты на самом деле до сих пор влюблена в лорда Гарольда Ноттингема? – покачав головой, лорд Ричард поднялся и вышел из спальни Бетти, даже не обернувшись на дочь. Бетти растерянно смотрела на закрытую дверь, не понимая, чем могла она так сильно обидеть своего доброго отца.
Прошло несколько минут, и в спальню вошла опечаленная леди Мэрион. Наклонившись над Бетти, она поцеловала ее в лоб, пожелав спокойной ночи.
– Мама, ты полюбила моего отца еще до свадьбы, дорогая моя?! – Бетти не смотрела на мать, немного стесняясь своего откровенного вопроса.
– Дитя мое, Бетти! Мы с лордом Ричардом даже не были знакомы! И обручение состоялось без моего согласия и присутствия! Нас представили друг другу перед самым венчанием! Так всегда ведется в аристократических семьях, Бетти. Считается, что родители лучше знают, кто подходит в супруги их ребенку! Многие женщины потом страдаю от грубости и неверности своих мужей, но лорд Ричард был нежен и терпелив со мной. Его невозможно было не полюбить, дитя мое! – леди Мэрион посмотрела в пространство и улыбнулась, словно увидела вдали что-то светлое и нежное, то, что принадлежало только одной ей. – Бетти, погляди, дорогая, как ливень разошелся. В такие ночи люди, случается, внезапно прозревают душой! Возможно, ты что-нибудь еще сумеешь изменить в своей жизни, Бетти!.. – тихо повернувшись, леди Мэрион, неслышно ступая по ковру уютными домашними туфлями из красного сафьяна, покинула спальню дочери.
В эту грозовую ночь Бетти спала, не видя сновидений. Словно даже душа ее уснула и ничего не воспринимала. В такие грозовые ночи подросткам, юным девушкам и невинным детям всегда спится крепко и непробудно, словно Господь оберегает их от призрачных страхов и ужасов, накрывая своей благословляющей дланью. И Бетти, так же, словно ребенок, почувствовала над собой эту охраняющую, благословляющую длань. Сон укачивал Бетти на своем освежающем и обновляющем грозовом пологе, успокаивая ее сердечную и душевную боль. И боль постепенно слабела, отступая от замка вместе с темными грозовыми тучами к западному побережью Англии.
Уже под утро Бетти глубоко вздохнула и улыбнулась во сне, как улыбаются невинные дети, когда им снятся волшебные, сказочные сны.
Элизабет не слышала, как по размокшей дороге глухо простучали кованые копыта резвого и выносливого скакуна. Кто-то без стука осторожно вошел на кухню, где происходил оживленный разговор, в котором часто упоминалось имя леди Элизабет.
Гарольд толкнул створку и вошел на кухню через дверь, предназначенную для прислуги и крестьян. Марта, как и все остальные работники, готовилась к предстоящей ярмарке и просеивала муку на большом столе. Услышав стук входной двери, она обернулась и тихо ахнула:
– Лорд Гарольд, как Вы решились?! Как Вы смогли? – девушка прижала к губам ладони, испуганно и настороженно поглядывая на кухарку.
Крупные дождевые капли стекали на каменный пол кухни с рыцарского плаща. Гарольд, обессиленный долгой скачкой под проливным дождем, прислонился к дверному косяку и, задыхаясь, заговорил:
– Марта, проведи меня к Бетти, прошу тебя! Я знаю, что леди всегда относилась к тебе, словно к сестре! Так помоги нам! Я люблю ее и хочу поговорить! – Гарольд готов был упасть на колени перед служанкой и не видел в этом никакого унижения.
Он приехал в дом, где скрывается от него любимая женщина. Он хочет ее увидеть.
– Милорд, милорд, послушайте. Леди Элизабет, наконец-то заснула. Говорят, сон в грозовую ночь исцеляет раненую безответной любовью душу. Миледи бодрствовала три последних ночи подряд, и на минуту не сомкнув глаза. От Вас не было совсем никаких известий! Ну, совсем никаких. А она, бедняжка, влюбленная козочка, все ждала и ждала крохотной весточки. Господа запретили пропускать Вас к супруге. Она слишком болезненно переживает разлуку с Вами и сильно страдает, поверьте, милорд! Они оберегают ее от лишнего страдания!
– Переживает болезненно?! – Гарольд сморщился, словно от сильной зубной боли и осторожно погладил едва зажившее плечо. – А я считал, что она радуется нашей разлуке, как и все в этом замке, Марта!
– Она любит Вас, милорд, но я не знаю, чем Вы так обидели леди, что она не желает слышать вашего имени! Уж простите меня за откровенность. Я знаю одно – она до сих пор не простила Вам того, что леди Жанет де Рамбуйе кружит над Вашей головой, точно гриф-падалыцик! Кружит и кружит, надеясь еще чем-нибудь поживиться от Вас!.. Но все говорят, что поживиться у Вас нечем. Что Ваши земли скоро опишут! И даже приданое нашей леди Элизабет Стэнли Вы не сумели сохранить, милорд! Говорят, что это сэр Эмерик обокрал Вас. Ваш родственник и человек, которому Вы доверяли больше, чем себе! Ходят слухи, что он спрятал наворованные у Вас богатства в лесу Олд Плейс. Многие крестьяне нынче бродят по лесу. На местах стоянок шайки Тимоти Головореза перерыли все так, словно вспахали землю!
– Марта, хватит болтать! Кто это явился к тебе так поздно? – заворчала на девушку круглолицая кухарка. – Что за рыцарь стоит у дверей, точно нищий?
– Дороти, мне необходимо доложить лорду Эдварду, что к нему важный посетитель, – Марта отряхнула ладони, выпачканные мукой, о фартук и помчалась, точно вихрь, во внутренние покои. Спустя четверть часа она явилась и, довольно улыбаясь, сняла с лорда Гарольда Ноттингема мокрый плащ. – Идите, лорд Ноттингем, господа Вас ожидают с нетерпением в гостиной.
Гарольд поспешил воспользоваться предоставленным случаем и быстро прошел в гостиную, где хозяева Стэнли неторопливо потягивали горячий глинтвейн. Они вели тихую неторопливую беседу о хозяйственных делах со своим управляющим. Леди Мэрион сидела здесь же в угловом кресле, терпеливо слушая эти скучные разговоры, не вызывающие в ней даже простого женского любопытства.
Гарольд вошел в гостиную и почтительно склонил голову, стоя возле дверей.
– Добрый вечер, миледи! Добрый вечер, господа! – лорд Гарольд внимательно смотрел на лица хозяев, пытаясь уловить их настроение. – Как чувствуете себя, милорд Эдвард? Как ваши раны, не беспокоят?
– Добрый вечер, милорд Гарольд! Чему обязаны столь поздним визитом? – отец Бетти поднялся ему навстречу и довольно добродушно протянул руку Эдвард Стэнли остался сидеть в кресле, испытующе поглядывая на запоздалого посетителя.
– Я пришел, чтобы поговорить с леди Элизабет. Могу ли я увидеть ее и побеседовать с ней? – Гарольд смотрел на хозяев просительно и как-то беспомощно. Он чувствовал себя в здесь неуютно и все время беспокойно озирался.
– Вы боитесь за свою безопасность, милорд, и потому все время озираетесь, предполагая, что за каждой портьерой сидит по убийце? Не волнуйтесь! В нашем замке не убивают неугодных гостей из-за угла, милорд. Зачем Вы прибыли к нам, лорд Гарольд? Только ли за тем, чтобы встретиться и поговорить со своей супругой?
– Я очень люблю леди Элизабет и хочу поговорить с ней! Время прошло, и ей пора вернуться домой! Эмерик больше не угрожает ей! – Гарольд чувствовал, что говорит неубедительно и даже невразумительно.
Пытаясь вернуть жену, он понимал, что не в состоянии защитить ее от новой беды, что ожидает его в ближайшие дни. В сознании крутилась лишь одна навязчивая мысль: ему грозит полный крах! Можно считать, что он полностью разорен! Сокровищница опустошена племянником Эмериком. Гарольд и предположить не в состоянии, где преступники могли спрятать украденные деньги и драгоценности Бетти.
– Послушайте, милорд! Бетти сегодня заснула довольно рано. Мы очень рады этому обстоятельству. Она не спала три ночи подряд, вздрагивая от каждого звука за окном. Она ждала Вас, но Вы так и не появились. Бетти серьезно больна. Мы беспокоимся за ее рассудок, милорд! Бетти была права, отказываясь от поспешного венчания с Вами! Как жаль, что предусмотрительной оказалась в семье только одна она!
– Погодите, милорд Ричард! Я не знал ничего. Больше недели пролежал в забытьи. Кэтрин, конечно, должна была известить мою супругу и вас об этом! Но она как-то не подумала о последствиях и теперь казнится.
– Милорд Гарольд, послезавтра мы проводим ярмарку па лугу возле мельницы. Приезжайте к полудню. Возможно, там Вы встретите свою супругу и сумеете поговорить с ней! – лорд Эдвард поднялся, давая понять запоздалому гостю, что ему пора покинуть замок.
– Благодарю Вас, милорд! – Гарольд вежливо откланялся и покинул замок тем же путем, как и пришел – через кухню. В душе его утвердилось странное чувство одиночества. Он покинут всеми и остался один! Навсегда!
Бетти медленно и бесшумно передвигалась по длинным переходам замка. Бледная, с потухшим блеском в прекрасных голубых глазах, она чувствовала себя ожившим привидением. Бетти старалась как можно тише ступать по каменным плитам, выстилающим пол в длинных коридорах. Но сапоги для верховой езды были с подкованными каблуками, потому ей приходилось ступать на носках, будто она крадется, чтобы ее никто не услышал. Бетти полюбила свои рыцарские доспехи и теперь почти не расставалась с ними. Ей стало безразлично, что кто-то будет осуждать ее за нарушение приличий. Пусть даже все считают, что женщина должна носить платье, а ее сочтут дамой легкого поведения или потерявшей рассудок! Бетти такое положение устраивало. Во всяком случае, сейчас к ней никто не приставал и ни о чем не расспрашивал.
Во дворе встречные крестьяне с тюками и корзинами продовольствия останавливались, приветствовали ее и с любопытством рассматривали необычный наряд – кожаные доспехи со стальными оплечьями и металлическими налокотниками. Все считали, что леди немного тронулась умом и теперь вновь вернулась к детским забавам, вообразив себя рыцарем.
Она старательно делала вид, что не замечает любопытствующих взглядов простолюдинов, и то, что многие из них покачивают головами, сокрушаясь о ее загубленной молодости. Бетти слабо и печально улыбалась собственным мыслям, хмурилась, озадаченно замирала на месте и озиралась по сторонам. Пусть все считают, что Гарольд свел ее с ума. Пусть сочувствуют, и немного посмеиваются над ней.
Так медленно Бетти добрела до конюшни. Зашла в душный, нагретый летним солнцем и жаром лошадиных крупов денник, где пахло свежим сеном, навозом и конским потом. Выдернув из сена травинку, принялась грызть ее и, поморщившись, выплюнула, когда поняла, что перекусила сухой стебелек полыни, и слюна стала нестерпимо горькой. Во рту остался пряный и терпкий вкус и запах…
– Миледи? Доброе утро, леди Элизабет! – Томас Паркин улыбался ей во весь рот, вычесывая щеткой Стара. – Замечательное утро, верно? – сухие стебельки травинок застряли у него в светлых волосах и смешно торчали в разные стороны.
– Ты похож на Лешего, Том! Неужели, и в самом деле наступило доброе утро? Доброе утро, Томас Паркин! Как чувствуют себя Ив и ваши мальчики? – Бетти понимала, что молчать рядом с этим добродушным, искренним человеком противоестественно, да и невозможно. Она не должна показывать ему, как сильно болит у нее душа.
– Вам совсем плохо, миледи?! – Томас внимательно осмотрел ее, отметив про себя, что Бетти сильно исхудала за последние дни. Из-под широкого ворота тонкого свитера выглядывали выпуклые ключицы, обтянутые тонкой прозрачной кожей. – Отчего Вы так страдаете, леди? – вопрос Томаса прозвучал так неожиданно, что Бетти просто не успела в ответ ощетиниться.
– Что?! – Бетти изумленно приоткрыла рот. – Томас, ты тоже считаешь, что я лишилась рассудка? Но это неправда. Том!.. Понимаешь, я просто как-то растерялась в жизни! Словно повернула не в ту сторону, – торопливо стала она объяснять.
Бетти не стеснялась конюшего, ведь она и раньше могла говорить с парнем совершенно откровенно, как будто он являлся ее братом.
– Понимаю, леди Элизабет! Я Вас отлично понимаю! Вы уже говорили мне, что, сами того не подозревая, полюбили лорда Гарольда Ноттингема… Может быть, покатаемся по лесу, миледи? – Томас посматривал просительно, и Бетти неожиданно согласилась.
– Ты это отлично придумал, дорогой мой! Где мое седло? Я поеду на Старе! Похоже, мы с ним привыкаем друг к другу, Томас! Правда, замечательный жеребчик?
– Интересно, как поживает у лорда Гарольда Ваш любимый Вайолент, миледи? Любят ли его так же, как любили и холили в нашей конюшне? – Томас искоса взглянул па Бетти, озабоченно вздыхая.
– Думаю, что о нем отлично заботятся. Том! – она посмотрела на конюшего, нежно улыбаясь. – Помнишь, в детстве я очень любила своего пони Лойяла и носилась на нем по окрестностям… Тогда я первый раз встретила Гарольда Ноттингема. А теперь лорд назвал своего любимого породистого жеребца Лойялом. Сказал, что в честь моего рыжего пони! – Бетти посмотрела в небо сквозь широкий дверной проем и мечтательно улыбнулась.
– Ну, вот, миледи! Вы и улыбнулись, как улыбались когда-то в счастливые времена! – Томас обрадовался переменам в лице Бетти.
– Когда Мэтью был жив, Том, да?! Ты это хочешь мне сказать, верно?.. – Бетти подумала, что сегодня в первый раз она вспомнила о своем кузене без прежней жгучей боли в груди.
Она верила, что Мэтью скоро будет отмщен! Эмерика приговорят к смертной казни, и он окончит свои дни на позорной виселице. Жаль только, что все эти события не воскресят юного лорда Мэтью Стэнли.
Вскочив на Стара, Бетти выехала за ворота, пересекла мост и, остановив жеребчика неподалеку от мельницы, стала нетерпеливо поджидать неторопливого Томаса Паркина.
«Пусть все думают, что я страдаю от неудачного брака! Пусть все считают, что мы придумали инсценировку похорон, потому что Гарольд отослал меня из своего замка за то, что я оказалась опытной леди и не сохранила девственности до первой брачной ночи. Пусть все сочувствуют мне! Плевать!» – думала она, пока Стар нетерпеливо приплясывал на одном месте, недовольно фыркая.
– Миледи! – подъехал Томас наконец на неказистом меринке. – Ваш Стар, миледи – один из замечательнейших скакунов. Его необходимо беречь, словно зеницу ока! Он подарит нам много хороших, породистых жеребят. Куда мы поедем, леди Элизабет? – она почувствовала, что словно бы купается во взгляде Томаса, как раньше.
Его глаза всегда источали нежную любовь и преданность Бетти. Девушка давно знала, что ее приятель с детства любит ее, будто она и не хозяйка его, а младшая сестренка, прелестная в своей подростковой дерзости и детском обаянии.
Кони легко вынесли их на плотину. Бетти тихо вздохнула, осматриваясь по сторонам. Все тот же рыжий толстый мельник, приветствуя Бетти, поднял руку с дымящейся трубкой. Казалось, он вечно будет сидеть на крыльце неказистого строения, прислушиваясь к скрежету каменных жерновов, только с каждой новой встречей под его соломенной шляпой оставалось все меньше и меньше рыжих волос, будто неумолимое время присыпало и присыпало их белоснежной мукой.
– Поедем на поляну, где погиб Мэтью! – предложила Бетти, а Томас отметил про себя, что она, вероятно, уже не страдает так сильно из-за гибели кузена.
Мужчина согласно кивнул и подхлестнул своего Фрэда, стараясь не очень отставать от сильного жеребца Бетти.
Они выскочили на открытое место и осадили коней неподалеку от дуба, одиноко стоящего посередине леса. Бетти внимательно рассматривала окрестности. Со дня гибели Мэтью прошел почти месяц. Конечно, все вокруг сильно изменилось. Прежние цветы завяли и давно осыпались. Пришла пора цвести другим…
– Вы что-то хотели здесь найти, леди? Что-то сложилось не так? – Томас смотрел на озабоченное лицо Бетти – Что Вас насторожило здесь?!
– Погоди, Томас! Погоди! Вот здесь я бросила истлевший лук и стрелы. Вот здесь упал Мэтью! Видишь, даже следов крови не осталось. Все смылось дождями и впиталось в почву… И кто-то сжег мой старый лук и колчан. Здесь побывали серьезные люди, Томас! Они решили, что я больше никогда не приду сюда! Никогда! Но я все-таки пришла! И не уйду отсюда, пока не найду того, что они здесь спрятали, – у Бетти в душе появилась смутная догадка.
– Леди Элизабет, что и кто мог спрятать здесь? – Томас не видел ничего примечательного ни в поляне, ни в дубе, который вырос обособленно и одиноко. У подножия его уже начали распускаться ярко-желтые цветы золотой розги. По ветру летели над поляной пушинки-семена молочая. – Посмотри, какие простые цветы, а как они украшают все вокруг!
– Эти цветы свидетельствуют о том, что наступает время осени, Томас! Что примечательного ты видишь еще? – Бетти морщила свой гладкий лоб, будто никак не могла вспомнить какой-то верной приметы прошлого. – Погоди, Том! – она спешилась и пошла через поляну к подножию дуба. – В стволе этого огромного дерева есть дупло, где мы с Мэтью сделали сокровищницу.
– Сокровищницу?! И я об этом не знал, леди Элизабет?! – приятель детства обиделся, что слегка позабавило сейчас Бетти. – А я считал, что Вы откровенны и доверяете мне все свои тайны, миледи!
– Ах, Томас! У каждой женщины столько тайн, что если доверять их мужчинам, на свете появится слишком много душеприказчиков. Не обижайся, дорогой! – Бетти, держа своего Стара в поводу, по-дружески положила руку на колено конюшего, но он расценил ее жест, словно провокацию:
– Осторожнее, леди Элизабет! Я все же мужчина, а не бесчувственные рыцарские доспехи, миледи! Одна Ваша улыбка вызывает у меня в крови волнение!.. Так что же говорить о таких прикосновениях, миледи! – конюший словно опьянел, похоже сдерживал себя, чтобы не схватить Бетти в крепкие объятия.
Леди даже не обратила на это внимание и продолжала разглядывать ствол дуба:
– Томас! Томас! Посмотри внимательнее! Ты видишь вход в дупло, такое черное обожженное отверстие! Мы с Мэтью обожгли дупло факелом, чтобы здесь не свили гнездо осы и дикие пчелы. И чтобы не залегли на зимнюю спячку змеи!
– Ну, вижу! Ну, и что? – Томас уже приходил в себя.
Парень догадался, что Бетти далека от того, чтобы поддразнивать его, и ее доверительный жест – не кокетство, а обыкновенная случайность! Леди было довольно того, что у нее с конюшим сложились дружеские, чистые отношения. Но Томасу, как любому мужчине, оказывается, этого было мало! Неужели, он любил свою госпожу больше и сильнее, чем свою жену Ив?..
– Кто-то старательно обрубил все нижние сучья, и замазал места свежих порубок грязью, чтобы не бросалось в глаза. Томас, видишь, сломанную ветку? – Бетти вскочила в седло и подъехала под нижние ветки дерева.
Дотянулась до ближайшего крепкого сука и прямо с коня взобралась на него. Потом она осторожно отвела в сторону огромную ветку с засыхающими листьями, и Томас увидел опаленное, черное отверстие, судя по всему, огромного и вместительного дупла.
– Осторожнее, леди Элизабет! Будьте внимательнее! – парень подъехал поближе к огромному дереву, внимательно следя за действиями Бетти. Молодая женщина просунула в отверстие руку в черной кожаной перчатке и, спустя минуту, вытащила из дупла огромную резную шкатулку из кипарисового дерева.
– Томас! Томас Паркин! Смотри, дорогой! Тут целая куча разного добра! Как ни странно, даже мои украшения! Но последний раз я видела их у противной Жанет! Как они здесь оказались? А внутри еще есть и мешочки с золотыми монетами!.. Господь Вседержитель! Так вот почему Гарри оказался на грани разорения, Томас!.. Его обокрали! Необходимо поскорее ехать к нему, чтобы сообщить, где находятся украденные у него сокровища. Их, похоже, спрятал тот, кто считал меня по-настоящему умершей, Том!.. Эмерик! – Бетти готова была приплясывать на толстом дубовом суке, который, судя по всему, выдержал бы вес не одной такой Бетти. – Я останусь здесь, Том, а ты скачи к дяде и моему отцу. Сообщи им, где я нахожусь! Слышишь, Том?! Скачи в замок, Томми, дорогой! Скачи скорее! – Бетти села на ветку, свесив вниз ноги и взяв наизготовку лук со стрелой.
Леди осталась одна на поляне, где еще недавно разыгралась трагедия, где пролилась кровь Мэтью, и она чуть с ума не сошла от горя… Мэтью уже не вернуть никогда, но плакать ей не хотелось – радость сегодняшней находки плескалась через край. Эмерик Ноттингем обокрал своего дядю, но даже в Тауэре, под пытками не признался, куда спрятал все сокровища. Делая свой тайник, мерзавец, конечно, считал, что Бетти мертва и никогда не окажется на поляне, где когда-то в детстве сделала с кузеном сокровищницу для маленьких детских секретов. Именно поэтому преступник воспользовался этим дуплом для хранения золота и драгоценностей. Понятно, что он поместил сокровища в дупло на время, надеясь позднее переправить клад в другое место. Быть может, кто-нибудь из его сообщников еще на свободе, но Бетти не чувствовала страха. Ей было сегодня так хорошо, что она даже смущенно прищурилась, весело осматриваясь по сторонам.
Она думала о том, что теперь Гарольд спасен! Ему не грозит финансовый крах! Он расплатится с королем и рыцарями. А уж как он поведет себя после, будет видно. Возможно, лорд никогда не любил ее и откажется восстанавливать брачные отношения. Бетти была готова и к такому повороту событий. Она готова была принять со смирением все, что ниспошлет ей Господь.
Но пока что на душе у нее была такая радость, что, казалось, вместе с ней радуется и солнечный день, чистый и промытый, наполненный благоуханием последних летних цветов. Воздух еще сохранял влагу вчерашнего дождя. Листья были свежими, в мельчайших капельках воды, и круглые, крупные капли покачивались в даже сетях, сотканных лесными паучками.
Тишина и уют окружали ее, и, успокоенная этим ласковым днем, она беспечно сидела на толстой дубовой ветке, рассматривая окружающие ее кусты бересклета с длинными оранжевыми сережками и темно-бордовыми листочками – первым украшением приближающейся осени. Вдохновленная красотой наступающей осени, Бетти внезапно снова запела балладу о Странствующем Рыцаре.
Все беды свалились на нее в день гибели Мэтью. В день ее обручения. В день, когда отец объявил ей о ее помолвке. Но теперь они остались позади… Душевное спокойствие наконец воцарилось в ее сердце.
Гарольд вернулся в свой замок недовольный собой. Он так и не смог повидать Бетти. Может быть, она не спала вовсе и прекрасно слышала, как он подъехал к замку и потом разговаривал с ее родственниками. Она просто-напросто не пожелала его видеть.
Он понимал, что теперь совсем ей не нужен. Кто он теперь? Разорившийся вконец лорд? Нищий, которого ожидает место в Тауэре? Господь, Спаситель!.. Опять в нем всплывает это темное, нелепое чувство. Он не хочет замечать, что сам виновен во всех своих бедах и вновь и вновь почему-то пытается взвалить тяжесть ответственности за свои неудачи на плечи леди Элизабет. Нет! Он все-таки мужчина, рыцарь! И должен сам справляться со своими неудачами.
Ему предстояло начинать жизнь с начала. Прежде всего, он должен продумать о том, что можно заложить Ашборн, Селби и несколько полей на выгодных условиях надежному человеку. Хотя бы тому же лорду Эдварду, если тот пожелает пойти ему навстречу. Потом из закладных денег выплатить десятину королю и содержание рыцарям: без охраны он пропадет в этом враждебном мире.
А пока что… К полудню он появится возле замка Стэнли и, возможно, наконец, увидит Бетти и даже сумеет поговорить с ней. Просто попросит у нее прощения и объяснит сложившиеся не в его пользу обстоятельства. А потом, возможно, стоило бы снова вернуться на службу в посольство. Получать приличное содержание от короля. На эти деньги можно неплохо прожить вдвоем с женой. Гарри планировал свои дальнейшие действия, не слишком веря в их реальность. Но и превращаться в бездействующего старика раньше времени он не мог себе позволить.
Он снова и снова мысленно возвращался к Бетти. Интересно, появится ли его малышка, его нежная кроха, его влюбленная козочка среди ярмарочного шума, суеты, гвалта? И что спросит она у него, когда они внезапно встретятся в торговых рядах или рядом с каруселями? И что он ответит ей? Самое главное, он обязательно должен попросить у нее прощения за то, что так грубо обошелся с ней в тот вечер, когда ее дядя поймал сэра Эмерика. Вся их семья переживала вместе с ним предательство его племянника, а он так и не поблагодарил их за свое почти, что чудесное спасение. Он все, все обязан исправить!
Гарольд поднялся в свой рабочий кабинет. Никлас Тэйлор с несчастным видом сидел над бухгалтерскими книгами.
– Никлас, похоже, ты решил выучить все записи назубок! Что ты там хочешь отыскать? Собирайся, дорогой! Наверное, не стоит ожидать полудня. Поехали к лордам Стэнли прямо сейчас! Ты готов отправиться вместе со мной на ярмарку? Помоги мне облачиться в доспехи, Никлас! Я не смогу принять участие в турнире, но в скачках обязательно приму участие! И попытаюсь оспорить сегодняшний приз!
– Милорд, стоит ли рисковать жизнью? Ведь рана у вас на плече не совсем зарубцевалась. И в любой момент может открыться, милорд!.. Надеетесь привлечь внимание леди Элизабет?
– Я многое решил для себя, Никлас! Но не могу приступить к исполнению задуманного, не получив благословения супруги! Только так возможно поправить дела в разоренном поместье! – Гарольд принес свои доспехи.
Кликнув Марка Картера, лорд принялся облачаться в рыцарский костюм особо тщательно и аккуратно и выбрал самый лучший пояс с ножнами для меча и кинжала. Одевшись, Гарольд сел за стол и, пригласив за него своих доверенных, торжественно объявил, когда Кэтрин принесла закуски и вино.
– Джентльмены, я решил, что мне пора возвращаться на королевскую службу!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Глава 16

Ваши комментарии
к роману Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория


Комментарии к роману "Поединок ревнивцев - Джоунс Виктория" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100