Читать онлайн Одержимые любовью, автора - Джоунс Сандра, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Одержимые любовью - Джоунс Сандра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Одержимые любовью - Джоунс Сандра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Одержимые любовью - Джоунс Сандра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джоунс Сандра

Одержимые любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– Красавица, да и только! – Сестра протянула младенца Флер. – Не зря вы мучились!
– Красавица! – согласилась Флер, расстегивая ворот сорочки.
Дочка родилась маленькой, но сильной, со светлым пушком на макушке и серо-голубыми глазами. Он доставила немало хлопот и маме, и персоналу больницы: пришлось делать кесарево сечение. Флер достала грудь и направила сосок в разинутый ротик. – Отменный аппетит!
– Не то что у мамы! – Сестра Айронвуд, хрупкая миловидная блондинка, погрозила пальцем. – Вчера не притронулись к ужину, а сегодня, как вижу, не завтракали! Придется вам здесь задержаться!
– Доктор обещал, что сегодня меня выпишут.
Сестра подтолкнула к кровати столик с нетронутым завтраком и не терпящим возражений тоном заявила:
– Не съедите, пожалуюсь доктору. Через полчаса зайду и проверю все мусорные пакеты. Все ваши маленькие хитрости мне давно известны! – И она вышла.
– Я не могу это съесть! – простонала Флер, глядя на остывшую яичницу с беконом. – Терпеть не могу жирного!
– Сколько дашь, если я съем завтрак вместо тебя? – спросила одна из соседок.
– Вы серьезно?! – не поверила Флер.
– Рехнулась! – Другая соседка брезгливо отворотила нос. – Да я бы лучше доела за кошкой!
– Ну так что ты мне за это дашь?
– Хотите мыльницу? – Флер достала из тумбочки изящную серебряную вещицу в виде морской ракушки.
– А на кой она мне? Я не больно люблю мыться. Моюсь только в больнице, да и то потому, что велят.
– То-то от тебя несет за версту! – со смешком вставила другая. – Как тебя привезли в палату, хоть топор вешай!
– Заткнись! – огрызнулась соседка и спросила Флер напрямик: – А деньги у тебя есть?
– А сколько бы вы хотели?
– Два фунта.
– Многовато!
– Ну а фунт дашь?
Ребенок отпустил сосок. Осторожно отняв малышку от груди, Флер приподняла ее, чтобы та срыгнула, промокнула ротик салфеткой и недоверчиво спросила:
– Вы на самом деле съедите весь мой завтрак?
– Все до последней крошки. И чай выпью.
Достав из сумки один фунт. Флер протянула его соседке.
– Если все съедите и меня выпишут, мне фунта не жалко.
Схватив банкноту, та спрятала ее под рубашку, заявив:
– Не извольте беспокоиться!
Остывшая глазунья с беконом превратилась в малоаппетитное месиво, а чай стал ледяным, но соседка уплетала все за обе щеки, словно завтракала в ресторане «Савой».
– Меня сейчас вырвет! – Другая соседка зажала рот рукой.
Смачно чавкая, женщина принялась за тосты, запила чаем и с чувством выполненного долга объявила:
– Дело сделано. – Позеленела, понеслась в туалет и выдала все обратно.
– Так ей и надо! – расхохоталась другая соседка.
Флер тоже рассмеялась, хотя шов нещадно болел. С трудом встала, уложила дочку в кроватку и сменила пеленки.
Вернулась сестра и, увидев пустую посуду, похвалила:
– Вот и умница! В одиннадцать доктор будет делать обход. А потом можете готовиться к выписке. Ребенок накормлен?
– Еще чуть-чуть, и она лопнет.
Заметив пустую кровать, сестра спросила:
– А эта куда запропастилась?
– Ей что-то стало не по себе, – давясь смехом, объяснила соседка. – Видно, съела что-нибудь…
Сестра Айронвуд вышла из палаты, ворча под нос:
– Перед обходом все должны быть на местах!
Когда за ней закрылась дверь, Флер с сосед кой захохотали.
– Ну разве дома так повеселишься? – спросила соседка.
– Куда там! – Флер вытерла выступившие от смеха слезы. При мысли, что ее скоро выпишут, ей хотелось петь. – Еще пару часов, и мы с дочкой будем дома….
– Решила, как назвать дочку?
– Да, решила. Элиза. Так звали мою маму…
Из туалета вышла другая соседка.
– Впервые в жизни заработала фунт с таким трудом! – Она легла, отвернулась к стене и накрыла голову одеялом.
Соседки задремали, а Флер сидела в кровати, любуясь дочкой. Потрогала крошечную ручку, погладила по головке… Казалось, сердце разорвется от полноты чувств.
Вспомнила отца ребенка, и на душе похолодело.
– Он нас не найдет! – поклялась Флер спящей малютке.
Страх, что Генри каким-то образом выследит их, лишал ее покоя. Она тревожно поглядывала на дверь, словно он может в нее войти, долго боролась с дремотой, но усталость взяла верх: Флер откинулась на подушку и прикрыла глаза.
Спустя некоторое время, когда Флер сладко спала, ее разбудила сестра Айронвуд.
– К вам пришли. Вообще-то до обхода мы не пускаем посетителей, ну да ладно! – Приложив палец к губам, пригласила гостью войти. – Только на пять минут!
В палату вошла Мэг Трентон. В стильном синем свингере, элегантной шляпке и тонких лайковых перчатках в тон, она выглядела сногсшибательно.
– Я тут наплела душещипательную историю, мол, я ваша родственница, мы сто лет не виделись и я примчалась с другого конца света, – скороговоркой выдала она. – Вряд ли вы меня ждали, но мне нужно с вами поговорить.
– А есть о чем? – не скрывая неприязни, спросила Флер.
– Хотя бы о Тони Стедмане.
Ее тон показался Флер оскорбительным.
– А при чем здесь Тони Стедман?
– Именно это я и хотела от вас услышать. – Мэг Трентон с брезгливой гримаской покосилась на младенца. – Спит… Девочка? Я бы предпочла первенца-сына. И, в отличие от вас, предпочла бы родить будучи замужем. – Взглянула на левую руку Флер без обручального кольца. – Я права? Или вы замужем, но бросили мужа?
– Уходите! – У Флер чесались руки залепить ей пощечину.
– Между вами и Тони что-то есть? – спросила Мэг напрямик.
– А что, если и так?
Обсуждать свою личную жизнь с посторонними Флер не собиралась.
– Хочу вас предупредить. – Мэг улыбнулась, и так нагло, что у Флер кожа зазудела. – Держитесь от него подальше.
– А что если я не последую вашему совету?
– В таком случае вы горько пожалеете, что сюда приехали.
– Это угроза? – Расправив плечи. Флер посмотрела Мэг в глаза. – Советую вам уйти. И побыстрее!
Мэг Трентон снова покосилась на младенца, заметив:
– Признаться, у меня были некоторые сомнения… Но ребенок явно доношен, да и времени прошло маловато… Хотя, будь у нее темные волосы и синие глаза, я бы решила, что Тони на мою беду наплодил еще одного щенка.
– Да как вы смеете! – Подскочив к Мэг, Флер схватила ее за запястье, притянула к себе и зловещим шепотом произнесла: – Я бы свернула тебе шею, да не хочу марать руки! Держись подальше от меня и моего ребенка! Поняла? – Сжав запястье Мэг с такой силой, что та ойкнула от боли, Флер деланно вежливо раскланялась. – Всего доброго! – Она отпустила руку, Мэг от неожиданности отступила и чуть не потеряла равновесия.
Потирая онемевшее запястье, она шагнула к Флер и прошипела:
– Тони – мой! Я его никому не отдам!
– Убирайтесь!
Чувствуя, что Флер на пределе, Мэг вышла из палаты, смерив ее напоследок кипящим ненавистью взглядом.
– А ты нажила себе врага! – Оказывается, одна из соседок давно не спала. – Держи с этой стервой ухо востро!
– Пустая болтовня! Было бы о чем беспокоиться!
Однако Флер беспокоилась. Даже признайся она Мэг, что между ней и Тони ничего нет, та ей вряд ли поверила бы. Она поставила себе цель – заполучить мужа покойной сестры. И добиться этой цели намеревалась любой ценой…
На визите Мэг Трентон сюрпризы не закончились.
Осмотрев Флер, доктор разрешил выписываться.
– Недели две придется ограничивать физические нагрузки, – предупредил он. – Пока не заживут мышцы живота.
– Но ведь я не больна! И у меня ребенок, за которым нужно ухаживать.
– А еще у вас шов на животе, а под ним изрядный слой поврежденной мышечной ткани. Так что соблюдайте щадящий режим, а то вернетесь к нам на ремонт. Договорились?
– Договорились. Обещаю следовать вашим советам.
Как только он ушел. Флер спросила у сестры, можно ли ей воспользоваться телефоном и вызвать такси.
– Я сама позвоню, а вы собирайтесь. Как такси придет, я сразу вас позову. Одевайтесь потеплее, на улице мороз.
Накануне Салли принесла одежду: пальто, берет и теплые ботинки. Захватила и плотную шерстяную шаль для малышки.
– Не хочу, чтобы ты простудилась! – ворковала Флер, заворачивая дочку. – Ты моя радость! – Вспомнив, как Мэг Трентон сказала: «Будь у нее темные волосы и синие глаза…», шепнула: – Слава Богу, на отца ты не похожа!..
– Готовы? – спросила сестра Айронвуд. – Такси уже ждет.
Вошел привратник, взял сумку Флер, а сестра почти силком отняла у нее ребенка.
– Вы что, забыли, что велел доктор? Пока шов не заживет, никаких лишних нагрузок, никаких танцев до упаду.
– Танцев? Ну это мне еще долго не светит!
Последний раз она танцевала как раз год назад на рождественской вечеринке. Неужели все это было? Словно в другой жизни…
– Я сама сто лет не танцевала! – улыбнулась сестра Айронвуд. – Боюсь, разучилась, как это делается.
– Легко! – заметила одна из соседок. – Знай переставляй ноги. Главное – не заехать партнеру коленкой по яйцам. Тогда можно рассчитывать на ночь любви!
Все рассмеялись. Флер пожелала женщинам счастливого Рождества и вслед за медсестрой вышла из палаты.
– Подождите меня в приемной. А я пойду и скажу водителю, что вы готовы.
Флер стояла у окна, глядя на пасмурное небо. Дверь открылась, она обернулась – на пороге стоял Тони.
– Вы?! Что вы здесь делаете?
– К вашим услугам! – Он отвесил театральный поклон.
– А я вызвала такси, – смутилась Флер.
– Я и есть такси. – Подняв с пола сумку, он взглянул на ребенка. – Так это и есть красавица Элиза? Похожа на маму. – Девочка спала. – И глаза тоже карие?
Глаза Флер сразу поразили воображение Тони. Не только красотой, но и необычайной глубиной и теплотой. По ночам он вспоминал ее глаза, и ему становилось страшно одиноко.
– Нет, серо-голубые. Но сестра Айронвуд уверяет, что будут карие.
Они пошли к выходу.
– Лифт барахлит, – извинился привратник. – Спускаться всего на один этаж, так что вы уж как-нибудь потихоньку.
– Дайте мне ребенка, – предложил Тони, протягивая сумку привратнику. – А сами спускайтесь, только не спешите!
Тони одной рукой нес ребенка, а другой придерживал за локоть Флер. Она медленно спускалась по лестнице. Ей хотелось идти быстрее, но тело протестовало: каждая ступенька отдавалась в животе резкой болью.
В вестибюле Тони усадил Флер на стул, вручил ребенка, а сам пошел подогнать машину поближе.
Прибежала запыхавшаяся сестра Айронвуд.
– Хотела вас проводить, а у больного из третьей палаты как на грех разошелся шов. Пришлось задержаться.
Как выяснилось, «такси» устроила Салли, когда приходила накануне навестить Флер.
– Узнаю Салли! – усмехнулась Флер.
– А ваш дружок такой красавчик! – Сестра закатила глаза.
Флер решила, что пора внести ясность.
– Тони Стедман мне не дружок, – тихо, чтобы тот не услышал, сказала она. – Я у него работаю. Вот и все.
– Вот как?! – Сестра Айронвуд смутилась.
Она кивнула на ребенка.
– Извините. Просто я подумала…
– Ничего страшного! Просто вы неправильно поняли.
– Могла бы и догадаться. Ведь он ни разу к вам не зашел.
– А с какой стати?
На самом деле Флер была чуть-чуть разочарована, что Тони так и не собрался ее навестить. За последние два часа Тони дважды заподозрили в том, что он отец ее ребенка. Странно, но ей это приятно…
Они вышли на улицу.
– Надеюсь, я правильно поступила? – тихо спросила сестра, тайком взглянув на Тони, пока тот открывал дверь. – Ведь это ваша подруга решила преподнести вам сюрприз.
– Все в порядке.
Флер села на заднее сиденье, и сестра вручила ей ребенка.
– Хорошо, что вы спокойно относитесь к сюрпризам.
– Сегодня это уже второй.
Они обнялись.
– Берегите себя! – сказала на прощание сестра Айронвуд.
Флер поблагодарила ее за все, а когда машина тронулась, махала рукой ей до тех пор, пока больница не скрылась из виду.
Тони молча вел машину, а Флер прижимала к груди ребенка и, сама того не сознавая, бормотала нежные слова. Тони вспомнил дочку, и сердце его защемило от тоски…
Время шло, а они так и ехали молча, но молчание не тяготило их. Напротив, казалось, двое близких людей излили друг другу душу и им хорошо вдвоем и без слов.
– Куда мы едем? – спросила Флер, глядя в окно. – Разве так нужно ехать к магазину?
– А мы туда не едем. – Тони улыбнулся ей в зеркале заднего вида. – Мы едем к Салли.
– Вы все напутали! На Рождество Салли с детьми погостит у меня. Неужели Салли забыла про наш уговор?
– Ничем не могу помочь! – Тони снова улыбнулся.
– Что еще вы задумали?
– Ничего я не задумал! – невинно округлив глаза, возразил он. – Мне было велено везти вас прямиком к Салли, что я и делаю. Вот доставлю вас, тогда сами с ней разбирайтесь.
– Разберусь! – Флер тяготилась своей беспомощностью. – Я понимаю, Салли хочет как лучше, но так нельзя! Мы же с ней договорились. Я хотела приехать с Элизой домой…
– Салли не имеет права вами командовать! – согласился Тони, пряча улыбку. – Вы ей так и скажите.
– И скажу! Непременно скажу!
Поведение Тони настораживало Флер. Что-то подозрительно легко он с ней соглашается. Тут какой-то подвох!..
Они подъехали к дому, и Тони помог ей выйти из машины.
– Поговорю с Салли, и все вместе поедем ко мне. А мы поместимся в машину?
– Поместимся! – Взяв из ее рук ребенка, он кивнул на стоящую на пороге Салли. – У меня к Вам просьба, Флер. Постарайтесь обойтись без драки. Мне бы не хотелось идти в гости с подбитым глазом.
– Вы что, смеетесь надо мной?!
– Разве что самую малость.
Терпение Салли истекло, и она скомандовала:
– Марш в дом! Встали на холоде и ну лясы точить!
– Тише ты! – Брайан показал сестре кулак. – Мама сказала, что, если мы испортим сюрприз, она с нас шкуру спустит!
Долли покосилась на «сюрприз»: Эми и Линду. Они приехали накануне и теперь вместе с детьми притаились в гостиной.
– Брайан, как ты думаешь, Флер им обрадуется? Думаю, той, что звать Линда, она будет рада. Ведь это ее подруга. А вот другой, которую звать Эми, вряд ли. Ведь она ей тетя.
– Ну и что? – Брайан считал себя слишком взрослым, чтобы всерьез обсуждать такие глупости.
– Как это – что? Ну до чего же все мальчишки глупые! Тети, как и мама, любят командовать.
– А ты-то откуда знаешь? Ведь у нас с тобой теток нет. – Брайану хотелось, чтобы у него были тети. И дяди. Но больше всего ему хотелось, чтобы у него был отец.
– Мне сказала Сэнди Пирсон с Мэйпл-стрит. А уж она-то знает. У нее целых четыре тети!
Оба, не сговариваясь, покосились на гостей. Эми стояла у камина, согласно инструкции Салли. Линда прижалась к стене за дверью, раскрасневшись от волнения.
– Брайан, отойди подальше от окна! Она тебя заметит.
– Хватит спорить! – шикнула на них Линда.
– Вы что, хотите испортить сюрприз?! – рассердилась Эми.
– Не хотим! – дружным шепотом ответили все трое.
– Тогда больше ни звука!
Наконец в коридоре раздались голоса:
– Почему ты велела Тони привезти меня сюда? Ведь мы договорились. На Рождество ты с детьми погостишь у меня, а потом я на пару дней приеду к тебе.
– А у меня из головы вон! – притворно ужаснулась Салли, – Ну да ладно, оно и к лучшему! У тебя дома холодно и сыро, так что проходи и попей чайку! А Тони съездит к тебе и растопит камин. Проходи, милка ты моя!
Подмигнув Тони, Салли склонилась над младенцем и чуть не уронила слезу от умиления. Грудные дети всегда были ее слабостью: такие сладкие, розовые, все в перевязочках…
– А где дети? – Флер огорчилась, что те сразу не прибежали посмотреть на ее дочку.
– Дети? – Салли на миг растерялась. – Пошли в магазин. Купить подарочек для малышки. Поди, скоро вернутся.
Флер стало не по себе. Она не могла объяснить, но кожей чувствовала: происходит что-то неладное. Сначала странное поведение Тони в машине, теперь Салли вдруг не знает, что сказать… Тут что-то не так!
– Закрой глаза! – прервала ее мысли Салли.
Флер догадалась: ей уготован еще один сюрприз.
– Салли! Ну, зачем так тратиться! У тебя что, завелись лишние деньги? У нас с малышкой есть все необходимое.
– Закрой глаза, кому говорят!
Флер послушно закрыла глаза.
– И не вздумай подглядывать!
– Не буду.
Салли привела ее за руку на середину гостиной и жестом велела всем приготовиться. Когда все подошли и встали тесным кругом, скомандовала:
– А теперь открывай!
С улыбкой Флер приоткрыла один глаз. Она думала, что увидит детское одеяло или пару мягких шлепанцев (она терпеть их не могла), но увидела родные, любимые лица. Все улыбались и кричали:
– Добро пожаловать!
– Не может быть! – Флер и смеялась, и плакала, обнимая и целуя всех по очереди. – Эми! Линда! Вот это сюрприз! – Она засыпала их вопросами: – Как вы добрались? Когда приехали? Почему меня не предупредили? Это все твои проделки, Салли?
– Гости останутся на праздник, – раздуваясь от гордости, сообщила та. – Будут спать в отдельной комнате наверху… А ты будешь спать в передней комнатке внизу. Постель я застелила и комнату протопила. – Она перевела дух. – И не вздумай перечить! Закатим пир на весь мир! – Хлопнув в ладоши, она запела и начала отплясывать ирландскую джигу.
Тони расхохотался, а дети подняли возню и шумели до тех пор, пока не получили от матери по увесистой затрещине.
О таком возвращении домой Флер не смела и мечтать. От радостного волнения она забыла обо всем неприятном. Забыла про Генри Стоуна и про причину своего бегства из дому, а думала лишь о том, что ребенок с ней и в полной безопасности и все родные и близкие рядом.
На плите закипел чайник, и все сели за стол пить чай, а потом собрались у камина, где уютно потрескивал огонь, и говорили, смеялись, обменивались новостями… Только Тони неловко стоял у двери, смущенный шумной женской болтовней и на время всеми забытый. Флер то и дело поднимала на него глаза, наполняя его душу теплом.
Все долго восторгались младенцем и сошлись на том, что Флер выбрала отличное имя для дочки.
– Пускай дите чуток поспит! – Салли уложила девочку в уголок дивана. – А то скоро кормить пора.
– Объясните мне наконец, как вы ухитрились обо всем сговориться? – недоумевала Флер, переводя взгляд с Эми на Салли.
– Представь себе, ухитрились! Не напиши мне Эми письмо и не предупреди меня, что хочет на Рождество сделать тебе сюрприз, я бы знать не знала, что у тебя есть родная тетка! Ты что, стыдишься меня или как?
– Да ты что! Ничего подобного!
– А почему тогда ничего не сказала?
– Были причины. – Флер помрачнела. – Расскажу как-нибудь.
– Ну что у меня за язык! Уж ты прости меня! Лады?
Заплакал ребенок. Флер вскочила, поцеловала на ходу Салли и, взяв Элизу на руки, села в кресло и расстегнула блузку. (Она не заметила, что Тони на нее смотрит.) Девочка жадно схватила сосок, и на глаза Тони навернулись слезы. Как бы он хотел заботиться о них обеих! Но у него на это нет права.
Флер подняла глаза, вспыхнула и повернулась так, чтобы он не видел ее обнаженной груди. Когда Флер покосилась в его сторону. Тони уже не было. И ей стало грустно и одиноко.
Детей отправили спать, и те сразу уснули. К полуночи все подарки разложили под елкой.
– Поди, встала в копеечку! – сокрушалась Салли, любуясь лесной красавицей. – Знаешь, Флер, Тони помогал нам ее украсить. Справно вышло, да?
– Просто чудо! – Высокая стройная елка красовалась в углу, сверкая и переливаясь гирляндами огней и мишурой.
– А у нас дома никогда не было настоящей елки! – с грустью призналась Линда, разглядывая украшения. – Хотя, учитывая обстоятельства, ничего удивительного в этом нет.
– Какие такие обстоятельства? – полюбопытствовала Салли.
– У нас никогда не было настоящей семьи, – не сразу ответила Линда. – Всем семейным радостям моя матушка предпочитала выпивку. – Она нахмурилась.
– Опять я со своим поганым языком! Не обижайся, ладно?
– Ну что вы! Все это давным-давно быльем поросло…
Эми позвала Линду, и они принялись о чем-то оживленно болтать. Флер молча смотрела на них, радуясь, что они, невзирая на разницу в возрасте, так сдружились.
Салли все любовалась елкой, а Флер пошла в соседнюю комнату взглянуть, как Элиза.
Не успела за ней закрыться дверь, как Эми спросила:
– А тот молодой человек… питает слабость к Флер?
– Точно не скажу! – Салли с опаской покосилась на дверь.
– Пойду взгляну, не нужно ли помочь Флер, – предложила Линда.
Общество Салли ее утомило: уж больно любопытная.
– Говорите, Салли, все начистоту! – потребовала Эми, когда они остались вдвоем. – Что там у Тони и моей Флер?
Салли в двух словах рассказала, что у Тони четыре года назад трагически погибла вся семья.
– А что он за человек? Он дал Флер работу и жилье… Но, согласитесь, напрашивается вопрос. А не рассчитывает ли он в знак благодарности получить от нее ответную услугу?
– Да вы что! Тони человек дела, так что перво-наперво думает про свой интерес. Он резчик по дереву. А еще краснодеревщик… Купил лавку и предложил Флер там работать. Она заправляет всем так, что любо-дорого смотреть! Племянница у вас головастая! Ей бы работать где-нибудь на фирме… – Заглянув в глаза Эми, она догадалась: – Вон оно что! Выходит, у нее было хорошее место?
– Было. Только не говорите ей, что я вам сказала.
– Случилась беда, и ей пришлось уехать?
– Вы очень проницательны, моя дорогая.
– А она мне ни полсловечка!..
– Вот поэтому я и прошу вас держать наш разговор в тайне, тем паче от Флер. Со временем она сама вам обо всем расскажет. Вы не хуже меня знаете, какой у нее нрав!
– У меня рот на замке. – Сжав губы, Салли подмигнула.
– Я вам полностью доверяю, миссис Браун.
– И правильно делаете! Только никакая я не миссис, а дура-баба без мужа. Бедные мои кровиночки! Растут без отца…
– Какие же они бедные! Вид у них вполне счастливый.
– Это только с виду, а копни глубже – куда там! Особливо сын. Он у меня молчун, но я-то знаю! Брайан спит и видит, вдруг у него объявится отец…
Вспомнив Энди, Салли погрустнела. Видно, ничего у них не сладится.
– Бог даст, вы еще встретите достойного мужчину.
– Да был у меня дружок. Только он взял и укатил! И как раз тогда, когда был мне больше всего нужен.
– То есть, когда вы были беременны?
– А вы тоже проницательная! – И хотя дети давно уснули, она понизила голос: – Его звать Энди. Он отец Брайана.
– А он знает, что Брайан его сын?
– Откуда? Я ему так и не сказала. – Салли оживилась. – Надумал вернуться… Вдовый. Покамест не обженился.
– А теперь скажете, что Брайан его сын?
Салли нахмурилась.
– Я уж было собралась, но он меня снова подвел. Пригласил на свидание, а сам не явился. И с тех пор носу не кажет.
– Увы, моя дорогая, сегодня они здесь, а завтра их нет.
– Я уже стара, чтоб по нему сохнуть…
Эми думала о своем.
– Значит, Тони Стедман резчик по дереву?
– Еще какой! И мебель делает. – Салли догадалась, куда клонит Эми, и не стала ждать новых вопросов. – У него несколько домов и лавка. Большой земельный участок и справный дом. Словом, деньжата у него водятся.
– Так вы полагаете, между ними ничего нет?
– Я денно и нощно молюсь, лишь бы у них все сладилось!
– Почему? – удивилась Эми.
– Я вам так скажу. Тони не мужик, а золото! Но ему выпала доля, не приведи Господь! По сю пору не оправился, живет бобылем вдвоем с дворнягой. Разве это дело? – Она понизила голос. – Сердцем чую. Флер с Тони пара. Намедни я тут подглядела, как они дружка на дружку смотрят, покуда никто не видит. Промеж ними будто искра проскакивает.
Салли надеялась, что эта искра зажжет костер любви, но держала язык за зубами. Чтобы не сглазить…
В соседней комнате Линда разговаривала с Флер.
– Представь себе, на вечеринке я надралась как свинья! Лэрри пришлось везти меня домой… – Она прыснула. – Во всяком случае, насколько я помню, это был Лэрри.
– А кто еще мог привезти тебя домой?
– Да больше вроде некому… Только он почему-то приставал ко мне с дурацкими вопросами.
– И о чем же он спрашивал?
– Насколько я помню, о тебе.
– С чего это вдруг? – всполошилась Флер. – Ты уверена, что это был Лэрри? Может, тебя привез Генри Стоун?
– Да нет! Это был Лэрри. Точно помню. Неужели я бы не узнала босса? Хоть я и надралась, но не настолько же!
– Зачем Лэрри интересоваться моей особой? Может, Генри его подкупил? – От ужаса у Флер кровь застыла в жилах. – Лэрри спрашивал мой адрес?
– Нет! Не спрашивал! – Прижав ладони к вискам, Линда опустила глаза, мучительно стараясь вспомнить. – Ты не хуже меня знаешь Лэрри. Он на такое не пойдет!
– Прошу тебя, Линда, скажи, Генри меня ищет?
– Откуда мне знать?
Заглянув подруге в глаза, Флер спросила:
– А если вдруг узнаешь, что ищет… Предупредишь меня?
– Ну что за дурацкие вопросы! Я слово держу.
– Не обижайся, Линда! Зря я в тебе сомневалась.
– Конечно, зря! Говорю тебе, домой меня привез Лэрри.
– А ты ему ничего не сказала?
– Ничего я никому не сказала! – Кризис миновал. Флер ей поверила. – Да я скорее умру, чем проговорюсь, где ты и что ты родила от Генри ребенка! Так и знай!
Флер обняла подругу.
– Знаю! Прости меня, ладно?
А страх все не покидал ее. Флер подошла к детской кроватке и спросила:
– Она тебе нравится?
– Очень. Хорошо, что она на него не похожа!
– Я так обрадовалась, когда мне ее показали и я увидела, что ничего общего с Генри нет!
– А если он тебя разыщет? Что будешь делать?
– Если узнаю, что он напал на мой след, сразу уеду.
В глубине души Линда знала: домой ее привез не Лэрри. Хотя тот и утверждал, что это был именно он.
– А кто еще уложил бы тебя в кроватку, но при этом не раздел догола и не залез к тебе под бочок! – заявил тот.
Ну как Линда могла ему не верить? Да и как проверишь? Разве что навести справки у Генри Стоуна!..
– У тебя с Лэрри серьезно или как?
– Или как.
– А ведь он хоть завтра готов на тебе жениться.
– Зато я на такой серьезный шаг не готова.
– Из-за печального семейного опыта родителей?
– Может, и так. А ты вроде бы неплохо устроилась.
– Поплюй, чтобы не сглазить!
– Ты счастлива?
– Пожалуй, – ответила Флер и задумалась над этим.
– Это не ответ.
– У меня есть ребенок, работа и крыша над головой. А еще у меня есть настоящие друзья – Салли и Тони.
– Так он тебе только друг? – Линда ухмыльнулась.
– Да, только друг. – Флер старалась ничем себя не выдать.
– А то я не видела, как вы друг на друга смотрите! – Линда подмигнула. – Неужели он тебе совсем не нравится?
– Говорю тебе, Тони только друг. – Флер подошла к двери. – Пошли в гостиную, а то за нами вышлют наряд.
– Тема закрыта?
– Исчерпана. Хочешь, завтра съездим ко мне домой?
Линде идея понравилась, и Эми, когда ей предложили, тоже.
Устав от разговоров, все разошлись по комнатам. Флер долго не могла уснуть, а все глядела на тлеющие угли в камине, пытаясь понять, почему так тревожно на душе…
Когда Флер проснулась, на улице уже светило неяркое зимнее солнце, а из гостиной доносились возбужденные голоса детей: они разворачивали рождественские подарки. Внезапно Флер охватила паника. Ребенок! Почему молчит ребенок?! Пересиливая боль в животе, она вскочила и метнулась к кроватке. Увидев широко распахнутые глазки, с облегчением рассмеялась:
– Как же ты меня напугала! За всю ночь ни звука…
Надев халат и тапочки. Флер взяла ребенка на руки и вышла в гостиную. Эми и Салли уже убирали со стола посуду, Линда с детьми сидела у елки.
– Доброе утро! Ну что, выспались? – спросила ее Салли.
– Что же вы меня не разбудили? – Подойдя к Эми, Флер чмокнула ее в щеку. – Приехали ко мне, чтобы вместе встретить Рождество, а я дрыхну чуть ли не до полудня.
Эми взяла малышку на руки, а Салли налила Флер чашку чая.
– Еще горячий! Поджарить тост?
– Спасибо, Салли, но носиться со мной не надо.
Брайан и Долли подбежали поблагодарить Флер за подарки. Эми тоже привезла детям подарки: Брайану бинокль, а Долли сумочку и кошелек с пятью шиллингами. Расцеловав Флер, дети поспешили вернуться к елке.
Линда кивнула Флер и продолжила играть с детьми. После вчерашнего разговора ее мучили угрызения совести, и она решила: как только вернется, сразу серьезно поговорит с Лэрри.
Когда Салли сняла с елки два подарка и вручила их Эми и Линде, Флер разомлела от удивления.
– Ну ты хитра! А говорила, что отправила мои подарки Эми и Линде по почте!
– Еще чего! – Салли подмигнула. – Зачем без толку слать посылки, раз они сами взяли да приехали?
Все принялись разворачивать подарки, и радостным охам и ахам не было конца. Салли получила шаль, эстамп с букетом цветов в рамке, а Брайан подарил ей табакерку, чем одновременно порадовал и смутил мать.
Эми получила серебряную брошь-бабочку от Флер, фарфоровую кошечку от Линды и пару мягких шлепанцев от Салли. (Флер молча порадовалась, что они уготованы не ей: расцветка шлепанцев была, на ее вкус, дичайшей.) Дети вручили Эми коробку шоколадных конфет, которую та приняла с восторгом, тактично умолчав о том, что есть твердый шоколад не может: он прилипает к вставным зубам.
Флер сделали один общий подарок. Развернув коробку и достав зеленый атласный халат, она ахнула от восхищения.
– Какая прелесть! То, что нужно! Мой старый давно пора отправить в утиль.
Когда с подарками было покончено, занялись уборкой и подготовкой праздничного стола. Дело нашлось каждому. Из кухни с утра доносился аромат индейки. Салли готовила ее на медленном огне, чтобы мясо томилось в собственном соку. Сладкие пирожки испекли накануне, а сейчас они подогревались в духовке.
Флер начистила целую гору картошки. Эми взяла на себя приготовление брюссельской капусты. Линда развлекала детей, чтобы те не путались под ногами.
К полудню обед был готов, а стол накрыт. На завершающем этапе дети внесли посильный вклад в общее дело, помогая расставлять посуду и украшать стол. Они чуть не подрались из-за того, с какой стороны от тарелки положить хлопушки, пока Салли на них не прикрикнула:
– А ну-ка вы, оба, марш за стол! Пора обедать!
Раздался стук в дверь. Брайан со всех ног бросился открывать, сразу же вернулся и, сияя от радости, объявил:
– Это Тони! А с ним кто-то еще.
«Кто-то еще» был Энди.
– Он уже собирался уходить, – объяснил Тони. – Говорит, стучал-стучал, но так и не достучался.
Салли заподозрила, что Энди не стучал вовсе, а струхнул, решив по обыкновению в последний момент смыться.
– Проходите к столу! – пригласила она гостей.
Гости сели, и каждому вручили по хлопушке с сюрпризом. Дети настояли, чтобы оба тут же дернули за веревочку. Энди досталась полицейская фуражка, а Тони шапочка моряка, которые им пришлось срочно напялить под радостный хохот детей.
Обед удался на славу: нежное мясо индейки, гарнир из отварной брюссельской капусты и печеного картофеля с румяной хрустящей корочкой, божественная подливка… Ну а пирожки так и таяли во рту.
Дети за столом без умолку смеялись: их все время смешила Линда. Эми воздавала должное кулинарному мастерству хозяйки, не забывая исподволь следить за молодым человеком, который, если верить Салли, как нельзя лучше подходит ее племяннице. Как-то раз с полным ртом еды Эми подняла на него глаза, и Тони ей улыбнулся. Эми пришло в голову; будь она помоложе, в такого красавца сразу бы влюбилась без памяти.
Салли не сводила глаз с Энди, а он смотрел на нее так, словно просил прощения. Пусть этот шалопай снова ее подвел! Пусть ей пришлось одной растить сына. Главное, что Энди вернулся. Вот он сидит за столом, ест приготовленную ею еду и улыбается, ловит каждый ее взгляд, будто они два несмышленых подростка…
Взволнованная и счастливая, Салли снова проживала свою жизнь: юность, когда влюбилась в Энди в первый раз, и то лето, когда он приехал погостить, а следующей весной родился Брайан…
Энди коснулся под столом ее ноги, и Салли так густо покраснела, что дети подумали, уж не подавилась ли мама брюссельской капустой?
Флер не знала, куда смотреть. Коварная Салли посадила Тони напротив нее, и их глаза все время встречались. Чувствуя смущение Флер, Тони разговаривал со всеми, но только не с ней. Она крутила головой, оживленно болтала с другими, лишь бы не встретиться с ним взглядом, но все равно в конце концов тонула в синей бездне его глаз.
После обеда дети потащили Энди на улицу лепить снеговика. Линда реквизировала Тони, Салли возилась с посудой на кухне, а Флер пошла покормить ребенка и поболтать с Эми.
– А ты собираешься вернуться домой?
– Не знаю. Как сложится жизнь… Но одно знаю точно. Я не могу так редко видеться с тобой.
– Что поделаешь, душа моя! – Эми вздохнула. – Я уже стара. Не знаю, сумею ли осилить еще одно путешествие на север. Откровенно говоря, для меня это чуть ли не подвиг.
– Тогда мы с Элизой приедем к тебе. – Флер взяла тетку за руку. – Я так по тебе скучаю!
– Я тоже. – Помолчав, Эми решилась: – А тебе, детка, приезжать ко мне не следует. Во всяком случае, пока.
– К тебе приходил Генри?!
– Да. Принес деньги, которые якобы тебе задолжал. Хотел выведать, где ты. Не волнуйся, детка. Он ушел ни с чем.
– Как, по-твоему, он придет еще?
– Нет. Я дала понять: в моем доме он нежеланный гость. Сказала, что ты уехала надолго. Больше он не придет.
Флер позавидовала уверенности Эми. Сама же она не могла успокоиться: она слишком хорошо знала Генри.
Глядя на малышку, Эми спросила:
– Может, со временем ты сойдешься с Тони Стедманом?
– Нет, это невозможно.
– Из-за Генри Стоуна?
– Может, из-за него.
– Что было, то прошло. Не упусти своего счастья.
– К серьезным отношениям я пока не готова.
– Знаю, душа моя, но мне показалось, что Тони к тебе неравнодушен. И насколько я могу судить со слов Салли, человек он прекрасный и мог бы обеспечить тебе с дочкой безбедную жизнь.
– Тони мне очень нравится, и я никогда не смогу расплатиться с ним за все, что он для меня сделал. Но мне вполне достаточно и его дружбы. Уверена, что он относится ко мне точно так же. Тони до сих пор переживает потерю близких. Салли тебе рассказывала?
– Прости меня, душа моя! Зря я завела этот разговор.
Флер обрадовалась, когда в дверь постучали и в комнату заглянула Линда.
– Ты не забыла, что обещала показать нам свою квартиру и магазин? Не передумала?
– Нет. Через пять минут буду готова.
– Тони сказал, что с удовольствием нас подвезет. – И Линда побежала наверх одеваться.
– Пойду и я приведу себя в порядок. – Эми шла по лестнице, бормоча под нос: – Я свое отбегала…
Элиза заснула, и Флер вышла, шепнув на прощание:
– Спи спокойно, малышка! Я скоро вернусь.
Подойдя к гостиной, она услышала голоса.
– Понимаю, вы желаете мне добра, – говорил Тони, – но поймите и вы, Салли! Я очень хорошо отношусь к Флер, но чисто по-дружески.
– И очень зря! Вы с ней пара! – Салли понизила голос. – У вас глаз нету, что ли? Ведь она прямо картинка!
– С этим спорить не стану.
– А какая добрая! Добрее души во всем свете не сыскать!
– Добрая? Посмотрели бы вы на нее в магазине! А как она заключает сделки? Флер кого хочешь уломает.
– Сами видите, завидная невеста! Всем взяла!
– Салли, она вам очень нравится?
– Да я ее люблю, как родную! И вы ее любите, только не хотите признаться. Я вам прямо скажу. Она одинокая, вы тоже. Я сердцем чую, вы друга дружке подходите!
– Да, Салли, я одинок. И если бы искал себе спутницу жизни, никого кроме Флер и представить бы не мог. – Салли хотела что-то сказать, но он продолжил: – И она одинока… У нее бывает такой грустный вид, что мне хочется ей помочь. Но у меня на это нет права. Более того, если я позволю себе вмешиваться в ее жизнь, вряд ли Флер скажет мне спасибо. Вы правы, мы оба одиноки. Но это не значит, что Флер может сделать полной и счастливой жизнь мне, а я ей. – Заглянув ей в глаза, тихо сказал: – Вы славная женщина, только не надо понапрасну расходовать на меня свой талант свахи. И, смею заметить, на Флер тоже.
Салли тяжко вздохнула.
– Я знаю, вы мне спасибо не скажете, но все равно скажу. Вы потеряли семью и решили, что жизнь кончилась. Но ведь вы живой, а горевать вечно не след!
– Знаю.
– Ну и что? Так и будете горе мыкать в одиночку?
– Может, со временем я решусь жениться и завести детей, но пока мне не до этого. Многое нужно выяснить…
– Вы часом не о Мэг Трентон?
– Может быть.
– Месть штука опасная. Она разъедает душу.
С черного хода, через кухню, с криком ворвались дети.
– Снеговик развалился!
– И я тоже! – простонал Энди, заходя в тепло. – Руки онемели, а носа вообще не чувствую. Видно, отвалился…
Флер стояла в коридоре, прислонясь к стене. Подслушивать было стыдно, но хотелось узнать, что думает о ней Тони. Она была в смятении. С одной стороны, услышав, как Тони сказал Салли то же, что она только что сказала Эми – что между ними ничего кроме дружбы быть не может, – она испытала облегчение. Но в то же время было нестерпимо жаль, что им не суждено быть вместе. Надев на лицо улыбку. Флер вошла в гостиную.
– Собрались съездить на квартиру? – спросил Тони.
– Да, хочу вызвать такси.
В комнату влетела Линда, а вслед за ней вошла Эми.
– Я сам вас отвезу. Мне это совсем нетрудно. – Тони хотелось как можно дольше быть рядом с Флер.
Салли сказала, что побудет дома с малышкой, и Энди с готовностью составил ей компанию. Дети побежали во двор снова лепить снеговика.
Линда уселась рядом с Тони, а Флер с Эми расположились на заднем сиденье.
– Твоя подружка явно положила глаз на этого молодого человека, – с неодобрением шепнула Эми племяннице.
– Имеет полное право, – ответила Флер, но в глубине души ее кольнула ревность.
Когда подъехали к магазину, Линда, не выходя из машины, оглядела дом и фыркнула:
– Что-то из глубины веков.
– Меня вполне устраивает, – заметил Тони.
– Меня тоже, – согласилась Флер. – Клиенты покупают не магазин, а то, что стоит на полках. – Выйдя из машины, она отперла дверь, жестом приглашая Линду и Эми в дом.
– Ну и холодрыга у вас тут! – завопила с порога Линда. – Здесь что, нет отопления?
– Все здесь есть. Видишь? – Флер показала на масляную батарею внутри очага. – Греет отлично. Просто на выходные переключаем на малую мощность, чтобы не замерзли трубы.
– Ну так включай эту хреновину на полную катушку! – торопила Линда. – А то я промерзну вместе с трубами.
Включив отопление. Флер показала гостям скульптуры Тони.
– Просто чудо! – восторгалась Линда, разглядывая лесную сценку: между корней дерева сновали мыши, по стволу гонялись друг за другом белки, а на кончике ветки сидела малиновка. – Даже не верится, что все это сделано руками человека! Точнее, грубыми мужскими руками.
– Дело не в руках, а в душе, – тихо сказала Флер.
Эми приглянулась мебель, украшенная резным барельефом.
– Я бы не отказалась от такого комода! – Она кивнула на одну из последних работ Тони. – Ты права. Флер, у Тони редкий талант.
Вошел Тони и, услышав свое имя, заметно смутился. Вынув из замка забытые Флер ключи, он молча поднялся наверх и разжег камин. Пока Флер была в больнице, он присматривал за квартирой, так что теперь отлично в ней ориентировался.
Когда Флер с гостьями поднялась наверх, в камине уютно гудел огонь, а на столе стоял чай.
– Прошу прощения, пирожки кончились! – пошутил Тони. Взглянул на Флер и нахмурился. Белая как полотно, она стояла у двери, вцепившись в ручку. – Салли права! – Он помог ей дойти до кресла. – Вам здесь делать нечего. Тут сыро, а вы только что из больницы.
– Со мной все в порядке, – ответила Флер. – Просто болит шов, вот и все.
– Какой уж тут порядок, душа моя! До чего же ты упрямая! Только вчера из больницы, а ведешь себя, как здоровая. Выпей чай и едем скорее назад.
– Видок у тебя не ахти! – буркнула Линда. – Осунулась прямо на глазах! Эми права. Поехали отсюда.
Флер нашла в себе силы рассмеяться:
– Ну а чай-то хоть выпить можно?
Пока она пила чай, Эми с Линдой рассматривали квартиру и дружно всем восхищались.
Перед уходом Тони проверил тягу в камине, поставил у очага предохранительный экран и пообещал заехать и проверить, потух ли огонь.
– Подвезти вас завтра до вокзала? – любезно предложил Тони Эми на обратной дороге. – К чему тратиться на такси?
Эми и Флер считали, что Тони и так сделал для них слишком много, а Линда с радостью согласилась.
– Поезд отходит в полдень, – не преминула сообщить она и, заметив укоризненный взгляд Эми, отвела глаза в сторону.
По дороге Флер молчала. Она расстроилась, что Эми так скоро уезжает. Сжав тетке ладонь, шепнула:
– Я так по тебе скучаю!
– Знаю, душа моя! – Глаза Эми наполнились слезами. – Но ведь это не навсегда. Вот увидишь, все наладится! Нужно только верить Всевышнему, и он нас не оставит.
Поздно вечером, когда все спали. Флер сидела у детской кроватки, глядя на дочку и размышляя над превратностями судьбы.
«А Линда права! – решила она. – Я неплохо устроилась. У меня есть работа и жилье… – Не удержавшись, погладила спящего ребенка по макушке, по пушистым белокурым волосикам. – А главное – у меня есть ребенок! Спи спокойно, моя радость! Завтра Эми и Линда уедут, а мы с тобой останемся с нашими новыми друзьями».
Флер легла, но сон не шел к ней; слишком много впечатлений было за последние дни. Она встала, подошла к окну и выглянула на улицу.
На память пришла знакомая с детства картина, которой она любовалась из окна своей комнаты в доме Эми: сад, лес на горизонте и таинственные при лунном свете тени ночных птиц. А здесь перед ней была городская улица, дома-близнецы, булыжная мостовая, фонари… Тишину ночи нарушали то вопли дерущихся котов, то разудалые песни запоздалых пьяниц.
Мой дом теперь здесь! Флер вернулась к детской кроватке. Вот куда забросила меня судьба…
В дверь робко постучали.
– Это я, Линда. Можно?
– Заходи. Дверь открыта.
– Не могу уснуть. Совесть замучила.
Предвидя длинный разговор и не желая разбудить малышку. Флер надела новый халат и предложила:
– Хочешь шоколад с молоком? Может, тогда уснешь…
– Хочу. – Линда вслед за Флер пошла на кухню.
Приготовив напиток, они расположились в гостиной. Какое-то время обе молчали. Флер украдкой поглядывала на подругу: та была крайне взвинчена.
– Ты сказала, что не можешь уснуть, – начала Флер.
– Я виновата и хочу извиниться, – призналась Линда.
– Ты сказала мне неправду о Генри?! – Флер сразу подумала о самом худшем, и у нее упало сердце.
– Нет, дело не в этом.
– А в чем?
– В том, что я позавидовала тому, как ты живешь… Что у тебя такие друзья… ребенок… работа и квартира.
Догадавшись, что дело не только в этом. Флер спросила:
– Дело в Тони?
Опустив глаза, Линда собралась с духом:
– А вы… – Слова застряли у нее в горле, но Флер и так все поняла.
– Если ты хочешь узнать, любовники мы с ним или нет, то ответ отрицательный. Мы не любовники.
Линда с облегчением вздохнула.
– А я-то, дура, сначала тебе не поверила! Ну разве бы ты решилась? Особенно после того, что с тобой сотворил этот подлец Стоун. Глупо, но я тебя ревновала.
– И совершенно напрасно.
– Так ты не держишь на меня зла?
– Нет!
– И мы расстаемся друзьями?
– Ну конечно! – И Флер подняла бокал с шоколадом.
Выпив за дружбу, они еще немного поболтали и разошлись по своим комнатам. Теперь, когда между ними не осталось недомолвок, они лучше понимали друг друга.
Шли часы, ночь уступала место рассвету. Наступал новый день. Памятный день. День расставания, прощальных слов и слез…
Тони отворил дверь в конюшню. Он любил работать рано утром, когда природа только-только пробуждается от сна. Узнав шаги хозяина, конь приветствовал его радостным ржанием.
– Ну что, проголодался? – Потрепав жеребца по холке. Тони смешал сено с овсом, наполнил ведро водой и собрался приступить к работе, но в проеме двери показалась чья-то фигура. Пес зарычал, и Тони, погладив его, приказал: – Тихо, мальчик, тихо!
В конюшню вошла Мэг Трентон. В длинном черном пальто и сапогах до колена, с распушенными волосами, она была ослепительно красива.
– И мне не спится. – Она сложила руки на груди. – Увидела тебя из окна и решила, что нам с тобой нужно поговорить.
– Решила сказать, что тогда произошло на самом деле? – Глаза Тони зажглись недобрым огнем.
– Ты и так все знаешь. – Мэг улыбнулась.
– Нет. Мне известна только твоя версия.
– Ну и что ты хочешь от меня услышать?
Стремительно шагнув к ней, Тони встал рядом, возвышаясь как скала и с ненавистью на нее глядя.
– Правду! Ведь это ты была за рулем в тот день. Ты нарочно перевернула машину! Свою шкуру спасла, а их угробила! Признайся, Мэг! Это ты убила мою дочь, а заодно свою родную мать и сестру! Ты?!
Отступив на шаг, она подняла голову и спросила:
– И зачем же я совершила столь чудовищный поступок?
Схватив Мэг за плечи. Тони отстранил ее от себя и, глядя прямо в глаза, сказал как отрезал:
– Из-за денег и наследства. Из-за этой вот земли, на которой мы с тобой стоим. – От гнева у него сел голос. – Ты убила их, чтобы заполучить мужа своей родной сестры!
– Ты что, рехнулся?! – В глазах Мэг мелькнул страх.
– Да, рехнулся! Так что запросто сверну тебе шею.
– Не свернешь! – Она упрямо тряхнула головой. – Я нужна тебе, а ты нужен мне.
– Пошла вон! – Тони брезгливо передернулся, оттолкнул ее от себя и отвернулся.
– И не подумаю! Попробуй сам выставить меня отсюда!
Тони обернулся: сбросив пальто, она стояла перед ним нагая во всей своей обольстительной красоте.
– Хочу тебя! – словно в бреду прошептала она. – Забудь о них, любимый! Их больше нет. Есть только ты и я! Мы живы и должны быть вместе. Люби меня. Тони! Хочу быть твоей!
Зарычав от ярости, он схватил ее в охапку и вытолкал за порог на мороз. Швырнул вдогонку пальто и пригрозил:
– Настанет день, и ты за все заплатишь!
Выскочив из конюшни. Тони быстро зашагал прочь, верный пес бежал рядом, а Мэг смотрела ему в спину, злобно шипя:
– Не станешь моим, но и она тебя не получит! Да я скорее тебя убью! Опыт у меня есть…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Одержимые любовью - Джоунс Сандра

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Одержимые любовью - Джоунс Сандра



Кто любит детективные романы читайте!!!
Одержимые любовью - Джоунс СандраВера Яр.
5.10.2012, 9.38





Черт б побрал эту сладкую парочку- мужа и жену, когд есть я.
Одержимые любовью - Джоунс СандраМилли
13.07.2013, 18.01





Ну, так себе. Сумасшедший любовник, его не менее сдвинутая жена, одержимая бабенка, влюбленная в главного героя, убившая его жену(свою сестру), ребенка, собственную мать... вообщем все психопаты. Пособие для психиатра, а страсти никакой. Да и детктива-то нет, что было обещано предыдущим комментом. Вообщем 6 баллов
Одержимые любовью - Джоунс Сандраleka
14.07.2013, 9.14





Ну и роман. Про сумасшедших людей. Дурь полная.
Одержимые любовью - Джоунс СандраАнна
18.09.2015, 21.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100