Читать онлайн Кровные узы, автора - Джордж Кэтрин, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кровные узы - Джордж Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.41 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кровные узы - Джордж Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кровные узы - Джордж Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордж Кэтрин

Кровные узы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Кэтрин казалось, что ничто в жизни не выводило ее настолько из равновесия, как эта сцена с Эдуардо. Она решила, что проведет время до ужина за одним из романов, купленных в аэропорту. Однако, устав от избытка впечатлений, она мгновенно уснула, как только голова ее коснулась подушки. Проснулась она от настойчивого стука в дверь, в полной темноте и ничего не соображая.
— Кэтрин! — звала Ана. — С тобой все в порядке?
— Заходи, — сонно отозвалась Кэтрин. Повозившись с настольной лампой, она включила свет и в ужасе уселась на кровати. — О Боже, уже так поздно!
— Я заглядывала к тебе раньше, — сказала Ана, проходя в комнату. — Света не было, и я решила, что ты спишь. Эдуардо велел тебя не беспокоить, потому что ты устала. — Она присела на край кровати и дотронулась до пылавшей румянцем щеки Кэтрин. — Если ты очень устала, querida, то можно принести тебе ужин в постель.
Какое-то мгновение Кэтрин колебалась. Уж очень заманчиво было избежать Эдуардо Барросо хотя бы на этот вечер. Но и трусливо. Она покачала головой и выбралась из постели.
— Что ты, Ана, жду не дождусь встречи с твоим женихом, глупенькая! — Она внимательно окинула взглядом шелковое желтовато-зеленое платье Аны. — Ты выглядишь потрясающе. Дай мне только двадцать минут. Не скажу, что смогу сравниться с тобой, но обещаю не ударить лицом в грязь, сеньорита Барросо.
— Bobagem! — возразила, обнимая ее, Ана. — Торопиться незачем. Мы будем в sola. Я умолила Фернанду накрыть ужин там, а не внизу. Приходи!
Кэтрин понадобилось две минуты на освежающий душ, еще пять, чтобы подсушить волосы. Она быстро надела абрикосового цвета юбку, простенькую белую блузку из шелка и позволила себе потратить несколько минут на волосы, подняв их со лба и закрутив тугим пучком на затылке. Чтобы немного скрасить простоту общего стиля, она чуть сильнее подкрасила глаза, добавила каплю духов и в тот миг, когда где-то в глубине дома пробило восемь, накинула абрикосовый жакет, сунула ноги в желтовато-коричневые лодочки, вдела в уши гроздья янтарных капель и глубоко вздохнула, чтобы выровнять дыхание. Смелей, Кэтрин, молча скомандовала она, вперед!
Робость. Для Кэтрин это было что-то новенькое. Спустившись в прихожую, она застыла у подножия лестницы, внезапно парализованная страхом и охваченная желанием бегом вернуться к себе в комнату и притвориться больной — только бы не встречаться снова лицом к лицу с Эдуардо Барросо. А вот и он. У нее перехватило дыхание, когда хозяин дома, пугающе элегантный в строгом темном костюме, появился из-за двери, ведущей в sola. Тихонько закрыв ее за собой, он обвел ищущим взглядом комнату, увидел Кэтрин и направился к ней.
Кэтрин скованно улыбнулась ему.
— Добрый вечер.
— Boa tarde
type="note" l:href="#note_36">[36]
, Кэтрин, — ответил он и, выдержав паузу, вскинул вверх руки жестом недоверия. — Я поражен.
— Поражен?
— Ана сказала, что полчаса назад, когда она зашла к тебе, ты еще спала.
— Верно.
— И тем не менее ты уже здесь! Не только пунктуальна, но и способна ослепить своим видом!
Кэтрин успокоенно вздохнула, чувствуя себя значительно лучше.
— Каюта, в которой я жила на лайнере, была так мала, что мы с соседкой должны были переодеваться по очереди — пришлось приобрести в наведении лоска сноровку.
— Уверен, что Карлос был бы тебе благодарен, если бы ты поделилась своим искусством с Аной! — рассмеялся он. — Иначе большую часть своей жизни он проведет наподобие сегодняшнего вечера — расхаживая в ожидании, как лев в клетке.
— Но Ана ведь была готова сто лет назад! — смеясь, сказала Кэтрин. Эдуардо пожал плечами.
— Поговорив с тобой, она вернулась к себе — что-то там поправить в прическе. Карлос из последних сил поддерживал со мной вежливую беседу, а сам поминутно косился на часы. Теперь, когда Ана изволила наконец явиться, я его пожалел и оставил их наедине, решив встретить тебя здесь. Признаюсь, я предполагал, что и тебя придется подождать!
— Раз я уже пришла, может, присоединимся к ним?
— Чуть позже. Дадим им пару минут побыть вдвоем. — Внезапно став серьезным, он заглянул ей в глаза. — Кроме того, я рад нашему неожиданному уединению. Мне хотелось бы услышать, что я прощен. Она напряглась.
— Прощен?
— Полагаю, ты догадываешься, за что, Кэтрин. Мне не следовало говорить, что я слышал ваш с Аной откровенный разговор. Ты была смущена и разозлилась, naturalmente. Я прошу прощения.
— Я разозлилась не потому, что ты нас услышал! Меня взбесило твое замечание, что мне чего-то нужно стыдиться.
Он придвинулся к ней.
— Я знаю. — Глаза его сузились и потемнели. — Наверное, я неудачно выразился, ведь то, что я услышал… — Он пожал плечами, и на его орлиное лицо легла тень издевки над самим собой. — Можешь, если хочешь, смеяться, но, когда я узнал, что ты и этот… этот человек были любовниками, я почувствовал ревность.
Кэтрин ошарашенно уставилась на него.
— Ты это несерьезно!
— Почему?
— Мы же только познакомились!
— Мне трудно в это поверить.
— Только потому, что я похожа на Исабель?
— Нет! Я больше не думаю о ней, когда вижу тебя. К Исабель я испытывал обожание, своего рода детское вожделение. — Он взял ее за руку и заглянул в глаза. — Я тебя обижу, Кэтрин, если скажу, что мои чувства к тебе — скорее чувства мужчины к женщине?
Они смотрели друг на друга в полном молчании. Кэтрин пыталась скрыть свою реакцию на прикосновение его пальцев, а он все сильнее сжимал ее руку, суженные его глаза жарко пламенели, а губы были стиснуты так, что в углу рта билась крошечная жилка.
Внезапно она резко выдернула руку.
— Это ошибка, — холодно заявила она. — Твоя ошибка. То, что ты услышал, ввело тебя в заблуждение. Я не товар для… для того, что, похоже, у тебя на уме.
Глаза Эдуардо вспыхнули гневным огнем.
— Откуда тебе знать, что у меня на уме?
— То же самое, что у всех мужчин, я полагаю!
— Твой жизненный опыт с моим полом был весьма неудачным, е verdade! — Он саркастически скривился. — Ты можешь спокойно спать в своей постели, поверь моему слову, Кэтрин. Ты гостья под крышей моего дома, тебе нечего бояться.
Она спустилась на одну ступеньку.
— Благодарю. Ты меня успокоил.
— Но я бы солгал, если бы стал отрицать, что кровь моя бурлит от одного взгляда на тебя. Правда, виной тому не только твоя красота, но и ум — качество, которое я очень ценю в женщинах. Да и прошли те времена, когда я был пылким юнцом, не способным воспринимать ничего, кроме собственных страстей. — Он криво усмехнулся. — Какая длинная речь! Я тебя утомил?
— Нет! — быстро сказала она. — Я сделала поспешный и не правильный вывод. Извини. И прими мою искреннюю благодарность за комплимент. Насчет моего ума, я имею в виду. Мужчины, как правило, обращают внимание лишь на обложку — и не волнуются о содержании…
Ее с трудом восстановленное хладнокровие снова подверглось испытанию, когда Эдуардо поднес к губам ее руку, прежде чем проводить к дверям sola. Он хитро улыбнулся Кэтрин, намеренно шумно и долго поворачивая массивную железную ручку, чуть помедлил и лишь затем пропустил Кэтрин вперед, к парочке, отпрянувшей друг от друга при их появлении.
Ана, раскрасневшаяся и слегка растрепанная, подбежала к Кэтрин и схватила ее за руку.
— Позволь представить тебе Карлоса, — сконфуженно сказала она.
Стройный молодой человек поднялся навстречу Кэтрин. Он был гораздо смуглее Барросо, с черными волнистыми волосами и белозубой улыбкой на оливковом лице, таком живом и открытом, что все страхи Кэтрин за Ану испарились еще до того, как Карлос да Кунья произнес на ломаном английском первые приветственные слова. Тепло улыбнувшись, он выразил свой восторг от знакомства с прекрасной подругой Аны.
— Эдуардо сказал, что ты, возможно, разлюбишь меня, увидев Кэтрин, — поддразнила его Ана.
Напустив на себя притворно смиренный вид, Карлос обернулся к Ане, и глаза его весело заискрились.
— Такая возможность не исключена, de sertew, — согласился он. — Увы, раз мы уже обо всем договорились, наверное, придется все-таки нам пройти через casamento
type="note" l:href="#note_37">[37]
.
— Я-то ожидала от тебя других слов — что прекраснее меня никого нет! — смеясь, возразила Ана.
— Porque? Для меня это именно так, тут все ясно без слов, — просто сказал он и поклонился в сторону Кэтрин. — И пусть твоя подруга простит меня.
— Прощаю, прощаю, — тепло улыбнулась Кэтрин, глубоко тронутая милым его очарованием. Сначала она чувствовала при виде влюбленной парочки настоящую зависть, но вечер шел, ей с ними было легко и приятно, и настроение у нее заметно приподнялось — благодаря не только им, но и предыдущему разговору с Эдуардо.
Общая беседа за столом шла оживленно и темпераментно. Карлос периодически сбивался на португальский и просил Ану поработать переводчиком, что только добавляло веселья, потому что шаловливая Ана давала весьма вольные переводы, а Эдуардо на сей раз все спускал ей с рук.
— Я сложил свои полномочия, — ухмыляясь, сообщил он Карлосу. — Скоро вся ответственность ляжет на твои плечи.
Такая перспектива, казалось, не только не пугала, но даже радовала будущего мужа. Что касается Аны, то она не преминула обернуть угрозу братца против него же.
— Ты еще обо мне пожалеешь, когда останешься со всей своей работой один, — ехидно прокомментировала она.
Эдуардо тяжело вздохнул, пожимая плечами.
— Quern sabe? Может быть, подыщется подходящая замена еще до того, как эта проблема встанет во всей своей остроте.
— Он ждет мисс Совершенство, — хихикала Ана, когда они вставали из-за стола.
Карлос, расспросив, чем занималась Кэтрин после окончания колледжа, пришел в изумление, узнав, что девушка предпочла продавать одежду на туристическом лайнере вместо того чтобы подыскать себе занятие, соответствующее образованию. Пригубив чудесный портвейн, которым Эдуардо угостил их по случаю знаменательной встречи, Кэтрин отговорилась все тем же — хотела, дескать, повидать мир прежде, чем осесть на одном месте.
— А еще Кэтрин старалась избавиться от несчастной любви, — добавила Ана и вдруг вспыхнула, встретив осуждающий взгляд брата. — Ох, прости, querida, — полным раскаяния голосом пробормотала она и взяла Кэтрин за руку. — У меня слишком длинный язык.
— Ничего, радость моя, — спокойно ответила Кэтрин. — В конце концов, это же правда. И путешествие оказалось превосходным лекарством. Я много работала, познакомилась с интересными людьми, да еще время от времени посещала такие уголки мира, которые иначе мне не довелось бы увидеть.
— И где вы побывали, Кэтрин? — быстро спросил Карлос, чтобы отвлечь гнев Эдуардо от Аны.
— Почти во всех портах Средиземноморья и Карибского моря — в самых известных курортных местах. Жаль только, не удалось побывать на Дальнем Востоке.
Поддавшись настойчивым уговорам Аны, Кэтрин описала им свою довольно однообразную жизнь на борту. Питалась она обычно в кают-компании, вместе с младшими офицерами, развлечений было мало, разве что случайные вечеринки со всей командой. Собирались они, как правило, в окрестровой комнате, за сценой гостиного зала.
— И уж совсем редко, — добавила она, — меня приглашали поужинать в ресторане для пассажиров.
— А кто приглашал? Конечно, кто-нибудь из пассажиров-мужчин! — воскликнула Ана.
Остро ощущая присутствие Эдуардо, который сидел рядом с ней на диване и молча слушал, не сводя с нее пристального взгляда, Кэтрин сухо кивнула.
В глазах у Аны читалась зависть.
— Звучит просто сказочно! — Она озорно подмигнула Кэтрин. — И всегда обходилось без инцидентов? Ну, потом, когда твой знакомый провожал тебя до каюты?
— Querida! — запротестовал Карлос. — Ты не должна задавать таких вопросов. Кэтрин улыбнулась.
— Я не возражаю. Никаких, как ты говоришь, инцидентов не возникало, поскольку я заранее объясняла джентльмену, что ужин — это все, на что он может рассчитывать. А теперь, — поспешно добавила она, — хватит обо мне. Расскажите-ка лучше о себе, о своих планах. Я слышала, Карлос, вы собираетесь переоборудовать дом для туристского бизнеса.
Карлос просиял. Тема была дорога его сердцу, и он посвятил Кэтрин во все подробности, попутно уговаривая приехать в Португалию следующим летом, чтобы самой полюбоваться, как они с Аной устроятся в Квинта-да-Флореста.
— Я знаю, как вы были добры к Ане, когда на нее навалились несчастья, — мягко сказал он. — Наш дом всегда в вашем распоряжении, добро пожаловать в любое время.
Глубоко тронутая, Кэтрин пообещала обязательно навестить их еще раз.
— Теперь у меня будет куда сбежать, когда я устроюсь работать на берегу и заскучаю.
— Тебя привлекает карьера деловой женщины, я правильно понимаю? — задал вопрос Эдуардо.
— Более или менее.
— А сейчас в вашей жизни нет мужчины? — поинтересовался Карлос.
— Нет. — Кэтрин пожала плечами. — Мне не так повезло, как Ане. Я все еще жду… гм, мужчину с большой буквы.
Ана расхохоталась, поймав ошарашенный взгляд Карлоса. Вскочив, она протянула ему руку.
— Пойдем, moi amor. Я тебе объясню по дороге к машине.
Перспектива уединиться с невестой явно обрадовала Карлоса. Пылкая его готовность была столь явной, что Кэтрин едва сдержала смешок, обменявшись взглядом с иронично ухмыльнувшимся Эдуардо. Карлос торопливо распрощался, поблагодарив Эдуардо за вечер и поцеловав на прощание руку Кэтрин.
Эдуардо взглянул на часы.
— Раз уж свадьба твоя, Ана, на носу, так и быть, позволю тебе на несколько минут продлить ваше прощание.
Ана с насмешливым смирением изобразила благодарный поклон.
— Que irmao bondoso! Мой брат так добр! — обратилась она к Кэтрин, поднимая глаза к небесам. — Думаешь, мне нужно его разрешение, чтобы пожелать моему noivo спокойной ночи?
— Нужно, если эти пожелания затягиваются до полуночи, — парировал Эдуардо и взмахнул рукой в сторону двери. — Идите. Пока я не пожалел о такой щедрости. Выпьешь еще, Кэтрин? — спросил он, когда влюбленные исчезли.
— Вина больше не нужно, спасибо. Может быть, тоник.
— Pois е. — Он отошел к сервировочному столику и вернулся с бокалом тоника со льдом и каплей виски для себя. — Позволю себе удовольствие отведать твой подарок. Saude!
Она приподняла бокал в ответном жесте, мечтая, чтобы Ана поскорее возвратилась, — особенно после того, как Эдуардо занял свое прежнее место рядом с ней на диване. Теперь, когда они остались вдвоем, атмосфера слегка изменилась, в ней чувствовалось напряжение, которое осталось после разговора в холле. Кэтрин сидела неподвижно, уставив глаза в одну точку. Но в поле ее зрения как раз попадала рука Эдуардо — пальцы, обнявшие стакан, жесткие волоски, темнеющие на бронзовой коже, оттененной белоснежной манжетой рубашки, выпуклая золотая запонка, искрящаяся отраженным светом настольной лампы. И внезапно ее охватило такое всепоглощающее ощущение его близости, что рука у нее задрожала, вызвав звон льдинок в бокале.
— Кэтрин…
— Да? — Она поставила предательский бокал на стол, не повернувшись к нему.
— Тебя что-то беспокоит? Хочешь, чтобы я ушел? Может, тебе удобнее поджидать Ану без меня?
— Ну конечно, нет.
— Тогда посмотри на меня.
В ответ на мягкий приказ Кэтрин повернула голову и встретилась с бесконечной нежностью его глаз, заставившей ее пульс учащенно забиться. Улыбка играла в уголках его рта, когда он взглянул на часы.
— Уже почти тридцать два часа, как мы встретились, Кэтрин. Скоро мы сможем считать себя старыми друзьями.
Она хмыкнула.
— Пожалуй, только мы и сможем.
— Тебе небезразлично мнение окружающих?
— Разумеется. Людей, которые мне дороги.
— Есть такие в Лондоне? — осторожно спросил он, не сводя глаз со своего стакана.
— Мама, друзья.
— Но не любовник…
Кэтрин сделала глоток тоника.
— Эдуардо, давай кое-что выясним. Твой английский превосходен. Дона Лора гордилась бы тобой. Однако я не совсем понимаю, что ты подразумеваешь под словом «любовник». Мне просто никогда не приходилось в применении к себе его употреблять. Оно подразумевает куда более близкие отношения, чем те, которые у меня лично были с мужчинами.
Эдуардо нахмурился, сведя свои четко очерченные брови в одну линию.
— Кем же тогда был этот… этот Дэн, о котором я слышал? — Он помолчал. — Впрочем, снова я вмешиваюсь не в свое дело. Это меня не касается, ты ведь так сказала?
Кэтрин задумчиво разглядывала его.
— Я больше такого не скажу, обещаю. Только давай договоримся. Дэн был просто приятелем. И все. Наши отношения были всего лишь школьным романом, но я по своей неопытности все преувеличила.
Эдуардо придвинулся и взял ее за руку.
— В таком случае почему ты так переживала, что потребовалось путешествие, чтобы забыть о нем?
Она снова подняла на него глаза.
— В то время я считала это чувство очень важным. Не скажу, что мое сердце было разбито, когда все закончилось. Больше всего пострадала моя гордость. — Она выдернула руку, заслышав на веранде быстрые шаги, возвестившие о возвращении Аны. Эдуардо поднялся, весело разглядывая раскрасневшуюся сестру.
— Итак, вы наконец оторвались друг от друга.
— Я уверена, что ты не скучал без меня в компании Кэтрин, — улыбнулась в ответ Ана, приглаживая волосы. — А очень скоро, querido irmao
type="note" l:href="#note_38">[38]
, тебе больше не придется волноваться обо мне. Я стану сеньорой да Кунья.
— Искренне надеюсь, что Бог этого захочет, — с напускным благочестием произнес Эдуардо. — Бедный Карлос.
— Вовсе он не бедный! — парировала Ана и закружилась по комнате, угрожая смахнуть развевающимся подолом платья расставленные на столиках безделушки. — Счастливчик Карлос! — Она вдруг замерла посредине комнаты и добавила с необычайной серьезностью:
— И Ана Мария — тоже счастливица. Он будет замечательным мужем.
— Знаю, — сухо сказал Эдуардо. — Иначе я бы не позволил тебе выйти за него замуж. Иди сюда. — Он нежно обнял ее. — И ты тоже будешь ему хорошей женой, carinha. Вот так-то. Хочешь выпить чего-нибудь?
— Nao, obrigado, Эдуардо. — Ана зевнула и с виноватым видом подошла поцеловать Кэтрин. — Прости меня, querida. Я вдруг так захотела спать! Ты на меня не обидишься, если я отправлюсь в постель? — Она хитро посмотрела на брата. — Уверена, что Эдуардо будет без меня одиноко, но, может быть, ты над ним сжалишься?
Кэтрин потрепала ее по щеке, пропустив мимо ушей последние слова.
— Конечно, не обижусь — кроме того, через пару минут я последую твоему примеру.
— После того как ты так разоспалась днем? — Ана с сомнением покачала головой. — Мне кажется, Эдуардо, ей нужно еще немного здесь побыть. Ты согласен?
— Позволь гостье поступать по своему усмотрению, — строго ответил тот. — Иди, Ана. Boa noite.
После того как Ана, зевая, исчезла из комнаты, Кэтрин быстро допила свой тоник.
— Мне тоже пора.
— Ты устала?
— Не очень, — призналась она. — Но у меня есть с собой несколько книжиц. Если не смогу заснуть — почитаю. А вот ты, должно быть, устал.
Эдуардо отрицательно покачал головой. Кэтрин от выпивки отказалась, и он плеснул себе каплю виски, а потом сел в кресло напротив.
— Еще нет и половины двенадцатого. Я редко ложусь спать до полуночи, чаще гораздо позже. Кэтрин, твое виски превосходно, составь мне еще на пару минут компанию, пока я допью свой стакан.
Что-то в его тоне сделало отказ невозможным, даже если бы у Кэтрин было желание отказаться. Но, откровенно говоря, ей приятно было сидеть в этом восхитительном sola, в обществе красивого, утонченного мужчины, не скрывающего, что он увлечен ею. Кроме того, уныло подумала она, ее пребывание здесь будет таким недолгим. Покинув Квинта-дас-Лагоас, она, скорее всего, никогда в жизни больше не встретит такого человека, как Эдуардо Барросо.
— Поскольку ты не ускользнула сразу же, смею считать, что ты согласилась на мою просьбу, — мягко сказал он, вглядываясь в ее задумчивое лицо. — Или тебе неприятно оставаться со мной наедине?
— Нет. — Она искренне улыбнулась в ответ. — Буду откровенной. Мне доставляет удовольствие твое общество.
От его ослепительной улыбки у нее захватило дух.
— Я рад, что ты находишь мое общество таким же приятным, каким я нахожу твое, Кэтрин. Но не бойся, я не буду строить иллюзий. Ты мне запретила любить тебя, значит, будь по-твоему. Как бы мне ни хотелось иного. — Он сделал привычный легкий жест плечами. — Пойми меня правильно, я это говорю, чтобы избежать между нами недомолвок. Кэтрин кивнула, успокоенная.
— Тогда и я скажу. Признаюсь, мне приятно твое внимание ко мне. Нет! — Она протестующе подняла руку, увидев, что он готов взвиться со своего места. — Я лишь хотела сказать, что симпатия обоюдная.
Эдуардо, напряженный, как сжатая пружина, пронизывал ее взглядом, от которого у нее запылали щеки.
— Ты говоришь мне такие слова и надеешься, что я буду держаться на расстоянии? Может быть, я уже не безрассудный юнец, Кэтрин, но я все еще мужчина!
Она тяжело вздохнула.
— Это я заметила. Но ты взрослый, цивилизованный мужчина, Эдуардо Барросо, и поэтому сможешь, конечно, понять, что за то короткое время, что я пробуду здесь, было бы безумием позволить себе сильно влюбиться.
— Слишком поздно, — пылко сказал он. — Думаю, и тебе это ясно. С того самого мгновения, с той нашей первой встречи, когда я держал тебя в руках, между нами возникли невидимые узы.
— Лишь потому, что я так похожа на Исабель Кардосо!
В глазах Эдуардо загорелся триумфальный огонек.
— Nao, senhora! Когда я вытащил тебя из машины, у тебя на голове был шарф, а очки закрывали пол-лица. Моя реакция на тебя была чисто инстинктивной — ничего общего с твоим внешним видом, carinha.
Кэтрин пристально вгляделась в него, чувствуя смятение от его уверенности.
— Это правда?
— Ты сомневаешься в моих словах? — высокомерно вскинул он голову.
— Нет-нет. — Она потрясение вздохнула. Эдуардо поднялся и пересел к ней на диван, подчеркнуто оставив между ними место.
— Это сходство было настоящим шоком, de sertew. Увидев в первый раз твое прелестное лицо, я не мог поверить своим глазам. Но не забывай, что Исабель была моложе тебя на пять лет. Ее лицу недоставало зрелости и силы, которые меня так привлекают в тебе. И чем больше я узнаю тебя, тем больше сходство стирается. — Осторожно, без всякого принуждения, он взял ее за руку, и нежности его жеста невозможно было противиться. — Прошло совсем немного времени, но я уже вижу лишь тебя, Кэтрин, одну тебя, а не бедную Исабель.
Она опустила глаза на их сплетенные руки.
— Я рада. Но это ничего не меняет. Я уеду и больше никогда тебя не увижу. Узы там или не узы… — Он стиснул ее пальцы, и она запнулась.
— Почему мы больше никогда не встретимся?! — страстно воскликнул он. — Ты не хочешь?
Она вскинула подбородок.
— Я живу в Лондоне, а ты — здесь, и случайных встреч не предвидится! Я буду занята своей работой, какой бы она ни была, а ты — своей. Поэтому будет лучше, если я сейчас скажу тебе спокойной ночи.
Она закусила губу и отвернулась, смешавшись от предательских слез, зазвеневших в голосе. Эдуардо повернул ее лицо к себе и нахмурился при виде ее повлажневших глаз. Издав сдавленный возглас, он привлек ее к себе, поцеловал дрожащий рот, и прикосновение его губ в тот же миг смело ее сопротивление. Объятия из нежных, успокаивающих стали страстными, как только их тела соприкоснулись. Дыхание Эдуардо участилось, рот стал жадным, требовательным, и кольцо его рук сомкнулось вокруг нее, отрезая ото всего мира. У Кэтрин вырвался глухой изумленный стон от силы его желания, которое электрическим разрядом пронизало ее с головы до ног, заструилось по ее нервам огнем, воспламенило такой ответной страстью, что она в ужасе задрожала.
— Эдуардо, довольно! — неистово выкрикнула она, и он тут же откинулся назад, вглядываясь в нее с победоносно сияющим видом.
— Вот видишь! — выдохнул он. — Ты тоже не можешь противиться этим узам.
— Узам? — Вздрогнув, она сглотнула. — Так вот что это?
Эдуардо прожигал ее взглядом.
— А ты как бы это назвала, querida? Кэтрин, захваченная врасплох, отвела глаза.
— Не знаю. Даже близко ничего похожего никогда не испытывала.
Она почувствовала, как он весь напрягся.
— Никогда?
— Нет.
— Даже с… — Он резко замолчал, как будто был не в силах произнести имя.
— Я сказала — никогда, — повторила она с таким значением, что он снова наклонился и пылко поцеловал ее, запустив пальцы в волосы и прижав ее голову к себе, чтобы она не смогла оторваться, даже если бы захотела.
Наконец он отстранился и заглянул в ее глаза, тоже потемневшие, с расширившимися от желания зрачками. Он прокомментировал свое открытие с извечным мужским удовлетворением, заставившим ее ресницы опуститься, чтобы скрыть предательское замешательство.
— Тебе никто не говорил раньше, какие у тебя глаза в минуты любви? — хриплым голосом спросил он.
— Нет. И прошу тебя, прекрати обсуждать мой предыдущий любовный опыт. Я же у тебя о твоем не спрашиваю.
— Ты можешь узнать обо мне все, что пожелаешь, — и о любовном опыте в том числе, amada, — смеясь, заверил он ее. — Клянусь, у меня его куда меньше, чем ты предполагаешь.
— Не думаю, что хочу об этом знать, — медленно протянула она, вглядываясь в глубину темных глаз, сияющих так близко от нее. Она поправила выбившуюся прядь волос. — И кроме того…
— Продолжай, — потребовал он.
— Это ничего не изменит, Эдуардо. Когда я на следующей неделе улечу домой…
— Почему ты должна улететь?
— Потому что мой билет…
— Купи другой билет.
— Нет, я не могу.
— Почему не можешь?
— Самая обычная экономия. Деньги, Эдуардо, деньги!
— Я заплачу, — тут же сказал он.
— Нет! — Она провела ладонью по его щеке. — Послушай. Как только Ана выйдет замуж, у меня не останется причин для того, чтобы медлить с отъездом. Твоим родным будет невдомек…
— Невдомек? — Он нахмурился.
— Я хочу сказать, они будут удивлены, и вполне понятно…
— Если я приглашу тебя побыть еще у меня в гостях, моим родным в голову не придет задавать вопросы, — надменно вскинулся он. — Они не посмеют.
— Возможно. Но это ничего не меняет. Его лицо стало каменным.
— Ты имеешь в виду, что у тебя нет желания остаться.
Кэтрин в отчаянии вздохнула.
— Я хочу, хочу. Но не могу. Поэтому лучше оставим этот разговор.
— Тебя нельзя убедить? — мягко спросил он, и от нежного блеска в его глазах сердце ее глухо застучало.
— Очень даже можно. — Она вскочила. — Тем не менее отношения между нами впредь будут только дружескими.
— Это твое последнее слово? — Он медленно поднялся на ноги, грацией — и намерением! — напоминая тигра, приготовившегося к прыжку.
Кэтрин отпрянула.
— Скажи мне, что я тебе безразличен, — и я оставлю тебя в покое. — Он схватил ее за запястье. — Ну? A verdade, Кэтрин. Правду.
Лгать, когда ее пульс бешено бился под его пальцами, было совершенно бесполезно.
— Ладно! Правду так правду. Ты мне не безразличен! Но это дела не меняет. Неужели ты не понимаешь, Эдуардо! Я никогда не соглашусь…
Не дав ей договорить, он крепко прижал ее к себе одной рукой, а другой вынул шпильки из пучка на затылке и зарылся лицом в рассыпавшиеся по плечам густые волосы.
— Я даже и не начал еще заниматься с тобой любовью, Кэтрин. Поцелуи, ласки — это всего лишь ideia, предвкушение того удовольствия, которое мы можем получить вместе.
По спине у нее пробежал холодок.
— Эдуардо, не нужно! Еще два дня тому назад мы даже не знали друг друга. У меня никого после Дэна не было. Я пообещала себе, что должна быть уверена на сто процентов, прежде чем…
— Кэтрин, я не собираюсь стать твоим любовником. — Его руки сжали ее еще сильнее. — Хотя, Deus me livre, как бы этого хотелось! Все бы отдал, чтобы заполучить тебя сейчас в свою бывшую комнату в башне и любить тебя до самого рассвета, но это невозможно по многим причинам. Ты подруга Аны и наша гостья, ты находишься под моей защитой. — Он коротко рассмеялся. — Deus, мог ли я предвидеть, что мне придется защищать тебя от себя самого! Но только не отрицай этой волшебной связи между нами. Я чувствую, что она шелковой нитью соединила нас. И неважно, давно ли мы знакомы, Кэтрин. Ведь можем же мы быть любящими друзьями?
Она мягко отстранилась, стараясь избегать его обезоруживающего взгляда.
— Хочешь сказать, что пара поцелуев и объятия не принесут вреда? Это соблазн, Эдуардо, а я боюсь повторения прошлой боли.
— Я никогда не обижу тебя, querida, — сказал он с такой верой, что она печально улыбнулась.
— Намеренно — нет. Все получится как бы само по себе. Поэтому никаких повторений сегодняшнего, пожалуйста.
Он застыл в смятении, не сводя с нее глаз, а в углу рта снова забилась жилка.
— Что ж, хорошо, Кэтрин. У меня нет выбора, как только повиноваться.
— Спасибо. — Усилием воли она заставила себя улыбнуться. — Спокойной ночи, Эдуардо.
— Останься еще ненадолго, — отрывисто сказал он. — Не покидай меня сейчас, рог favor. Обещаю, что не трону тебя, если ты чуть-чуть задержишься и мы поговорим. — Он вдруг обрадованно встрепенулся:
— Может быть, хочешь чаю?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Кровные узы - Джордж Кэтрин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Кровные узы - Джордж Кэтрин



Милая сказка!!!!!!!!
Кровные узы - Джордж КэтринВера Яр.
29.05.2012, 9.25





Ничего, но для меня многовато разговоров и хотьбы вокруг да около о том, почему нельзя остаться героине в Португалии.
Кровные узы - Джордж Кэтринлена
16.03.2013, 1.50





Роман хороший, но меня раздражает то, что он испещрён португальскими словами, а перевода нет.
Кровные узы - Джордж КэтринКошечка Джози
25.12.2014, 17.49





роман не плохой но действительно много слов на португальском и без перевода.....
Кровные узы - Джордж КэтринКетрин
25.12.2014, 20.40





роман не плохой но действительно много слов на португальском и без перевода.....
Кровные узы - Джордж КэтринКетрин
25.12.2014, 20.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100