Читать онлайн Расчет или страсть?, автора - Джордан Софи, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Расчет или страсть? - Джордан Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Расчет или страсть? - Джордан Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Расчет или страсть? - Джордан Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Софи

Расчет или страсть?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Порция медленно двигалась на свободном пространстве среди стеллажей огромной библиотеки. Под босыми ногами упруго пружинил толстый персидский ковер. Она дождалась ночи, когда все звуки в доме стихли, чтобы выскользнуть из спальни незамеченной.
Выбраться в библиотеку днем она никак не могла, все обращались с ней как с тяжелобольной, а у двери ее спальни дежурила миссис Кросби.
И сейчас, стоя посреди огромной, напоминавшей ей изнутри собор комнаты, она поздравила себя с тем, что приняла правильное решение. Терпение ее было вознаграждено. Она переживала нечто сродни религиозному экстазу. Ни с чем не сравнимый миг – она одна, наедине с книгами. Таким счастьем не хочется делиться ни с кем.
Еще ни разу в жизни не видела она столь богатого собрания. Там, снаружи, среди вересковых пустошей, завывал ветер, луна светила в многостворчатое окно. В своей тоненькой ночной рубашке Порция дрожала – отчасти от холода, отчасти от волнения предвкушения. В камине догорал огонь, и запах древесной золы мешался с запахом кожи и пергамента. Порция жадно втянула воздух. Божественно.
Обхватив себя руками, она покачалась на пятках. Миссис Кросби не преувеличивала – библиотека действительно была великолепной. Сказать, что ее размеры впечатляли – значило ничего не сказать. Порция запрокинула голову. Высота потолков тут была футов сорок, не меньше. А полки с книгами доходили до самого потолка.
Радостное возбуждение плескало через край. Порция сначала двинулась в одном направлении, потом передумала и направилась в другую сторону, не зная, с чего начать. Но с чего-то начинать все равно было нужно. Все библиотеки формируются по определенной системе. Порции предстояло как можно скорее выяснить, каким образом устроена эта.
Она пришла сюда, вооружившись очками для чтения. Порция приобрела их тогда, когда поняла, что в них нуждается, что служило одним из доказательств ее серьезного отношения к жизни. Впервые увидев внучку в очках, ее бабушка отскочила от нее с таким видом, словно увидела перед собой горгону Медузу. Нацепив очки на нос, Порция начала свои изыскания с полок, находящихся по левую сторону от входа. Она любовно провела рукой по корешкам…
– Что вы тут делаете? – раздался низкий голос у нее за спиной.
Порция стремительно обернулась, едва удержавшись, чтобы не вскрикнуть. Хит наблюдал за ней, полулежа на диване. Он был похож на пантеру из джунглей удлиненностью форм и непринужденной грацией мускулистого тела. За ленивой пластикой скрывалась сила. Он был опасен. Почему она не заметила его, когда вошла в библиотеку? Как это случилось?
Он смотрел на нее из-под тяжелых век, и темные глаза его влажно блестели в красноватом свете тлеющих угольев. Очевидно, он наблюдал за ней с того момента, как она вошла сюда, все то время, пока она ахала и кружилась по комнате, как глупая маленькая девочка. Порция готова была сгореть от стыда.
– Я слышала, что у вас прекрасная библиотека. – Порция сжала руки, держа их перед собой. Она надеялась, что это поможет ей сдержать дрожь в голосе. – Я решила прийти и посмотреть на нее своими глазами.
Он окинул взглядом ее волосы, водопадом льющиеся на плечи. Порция уже пожалела о том, что поленилась и не убрала их в хвост.
– Вы должны быть в постели.
Облизнув губы, она проглотила ком и сказала:
– Я много спала в последнее время.
– Вы больны. – Он не сводил тяжелого взгляда с ее лица. Казалось, он буравит ее насквозь, забирается прямо в душу. – Вам следовало бы понимать, что не стоит в вашем состоянии подниматься с постели и разгуливать по дому. Особенно в одной рубашке.
Щеки ее загорелись огнем. Сняв очки, она гордо вскинула голову и сурово посмотрела на него:
– Хотелось бы, чтобы все окружающие перестали относиться, ко мне так, словно я сделана из стекла и могу разбиться при неосторожном обращении.
– Вы серьезно больны.
– Подумаешь, небольшой жар.
Он долго и пристально смотрел на нее, и она не отводила взгляда. Голову она держала гордо поднятой. Наконец он пожал плечами, словно давая понять, что ее благополучие не его забота. И с чего бы ему о ней беспокоиться?
Она покраснела при воспоминании о том, как он с ней флиртовал. Она помнила прикосновение его рук и тот жар, что он разбудил в ней. Безымянная незнакомка, случайная знакомая, возможно, и стоила его внимания, но не леди, на которой его хотела женить бабушка. С такой женщиной он не желал иметь ничего общего. Может, у него было к ней иное отношение, когда он воспринимал ее как случайную знакомую, но сейчас – сейчас другое дело. Сейчас он знал, кто она.
– Зачем вы появились здесь? – Он сел, закинув руку на спинку дивана, другой рукой обвел вокруг себя. – Вам здесь не место.
– Как я уже сказала, я хотела посмотреть библиотеку…
– И для этого приехали в Мортон-Холл?
Порция молчала, решая, насколько можно быть с ним откровенной. Он определенно покончил с необходимостью любезного обхождения, когда с деликатностью людоеда потребовал от нее немедленно убраться из его дома.
И, памятуя о пережитом унижении, она насмешливо сказала:
– Да бросьте вы, лорд Мортон. Вы же знаете, зачем я здесь.
– Чтобы раздобыть себе мужа, – живо откликнулся он. Тон его был резким, слова падали тяжело. – Меня то есть.
– Да, этого хочет моя семья. – Порция набрала в грудь побольше воздуха, готовясь сообщить ему, что ему не следует опасаться такого рода притязаний с ее стороны. Что она жертва в той же мере, как и он сам, что она не ожидает от него предложения. Что брак ее не интересует и она не желает расставаться с той пусть ограниченной свободой, какая есть у нее сейчас.
Только он не предоставил ей возможности объясниться.
– Не трудитесь ничего объяснять, – пробурчал он. – Я не намерен жениться. Ни на вас, ни на ком другом. Никогда. И моя бабушка об этом знает. Видите ли, она просто не желает принять это мое решение.
Склонив голову, она с любопытством смотрела на него. Еще ни разу ей не доводилось лицезреть джентльмена, который был бы так решительно настроен против брака. А как же наследники? И альянсы между семействами? Заинтригованная, Порция спросила:
– Вы не хотите иметь сына? Наследника?
Лицо его свело от напряжения. Похоже, она попала в больное место.
– Нет. – Это единственное слово упало тяжело, как камень, прозвучало так, будто приговор был окончательный и обжалованию не подлежал.
– Почему нет?
Лицо его перекосила гримаса. Даже в скудном свете догорающего камина она видела, как дергался желвак у него под скулой.
– Вы не умеете держать язык за зубами, верно?
Она молча в упор смотрела на него.
Вздохнув, он провел рукой по волосам и сказал:
– Я не могу иметь детей. – Рука ее вспорхнула к губам.
– О, простите.
– Нет, – процедил он, закатив глаза. – Не в том смысле. Я не хочу их иметь. – Покачав головой, он спросил: – Разве ваша бабушка не рассказала вам о проклятии рода Мортонов, прежде чем отправлять вас сюда? – Он смотрел на нее с сожалением.
Порция медленно покачала головой. По спине пополз холодок непонятного страха. Он невесело усмехнулся:
– Жертвенный агнец, вот оно как. Вы хотите, чтобы я рассказал вам, что именно приготовило для вас ваше семейство?
Страх охватил ее, наполнил легкие, не оставляя места для воздуха. Не в силах вымолвить ни слова, она лишь коротко кивнула, побуждая его продолжать. Она хотела, чтобы он все объяснил.
– Ваша бабушка отправила вас в логово хищника совершенно неподготовленной. – Он перестал усмехаться и уставился в огонь. – Но вероятно, таков был ее план. Чтобы вы вот так, наивно и открыто, смотрели на меня своими хорошенькими глазками. Какая чарующая невинность, – сказал он и презрительно хмыкнул.
Порция пропустила его сомнительный комплимент мимо ушей.
– Я вас не понимаю. О каком проклятии вы говорите?
– Безумие, моя дорогая. Порфирия. Безобразная и неотвратимая болезнь. Мой отец пал жертвой этой болезни. – Лицо у него было как каменное. – И мой младший брат тоже.
– Безумие? – Непохоже, чтобы он шутил. Такими вещами не шутят. Порция пристально вглядывалась в его лицо, словно безумие, о котором он говорил, уже таилось за его импозантной внешностью. Словно безумие уже пробивало себе путь наружу, проглядывая из глубин его взгляда, скрывалось в уголках полных чувственных губ.
Он посмотрел ей прямо в глаза. И усмехнулся:
– Да, она там, моя болезнь, у меня в крови. Кое-кто говорит, что она уже себя проявляет. – Он пожал плечами, словно говорил о пустяках.
И память услужливо подбросила ей образ всадника, несущегося, не разбирая дороги, под проливным дождем; метателя ножей – не ради денег, ради забавы; мужчину, взасос целующего одну женщину и отчаянно флиртующего с другой, искушая лишь силою взгляда. Что это – безумие?
– Это многое объясняет, не так ли? – спросил он, скривив в усмешке губы. Казалось, будто он приказал себе ничего не чувствовать, приказал себе жить, не замечая зловещей тени, что нависла над его будущим.
И все же глаза его выдавали. Жаркие, исполненные решимости, они сверкали, как полированные агаты. Теперь серого в них не было и в помине. И от этого взгляда сердце учащенно забилось у нее в груди. Чисто женская реакция, за которую она тут же себя отчитала.
– Так что, как видите, я не буду плодить детей. Не буду рисковать будущими поколениями.
Порция потерла висок ребром ладони. Она никак не могла понять, как вышло, что бабушка захотела выдать ее замуж за человека с таким тяжелым наследственным недугом.
– Но моя бабушка заявляла, что вы завидный…
– Все из-за денег, дорогая, – резко ответил он, и его слова подхватило эхо.
Эти слова отравленной иглой вошли в ее грудь и убили упорно теплящуюся в сердце веру в то, что ее близкие, ее семья, ставят ее жизнь выше денег.
– Многие семейства с радостью готовы простить мне мой наследственный порок ради того, чтобы отхватить кусок от имущественного пирога Мортонов, – сказал он, и слова его обволокли ее, как ядовитый туман, от которого она не видела возможности укрыться.
«В том числе мое семейство», – подумала она. Ей стало горько, и чувство стыда заволокло глаза.
– Насколько я понимаю, ваше семейство остро нуждается в средствах.
Как ей хотелось бы сказать ему «нет», сказать ему, что она не из такой семьи, где ее ни во что не ставят. Она открыла было рот, но не смогла издать ни звука.
– Хотя нас называют Безумными Мортонами, – продолжал он, не потрудившись дождаться ее ответа, – но более существенным для себя люди считают то, что у нас больше денег, чем мы можем потратить.
«Больше денег, чем мы можем потратить». Что еще надо ее семье!
Порция опустилась в кресло. Ноги отказывались ее держать. В горле стоял ком. Она никак не могла взять в толк, почему родная бабушка готова была сбыть ее с рук безумцу лишь потому, что у него денег куры не клюют? А ведь Порция думала, что бабушка ее любит. По крайней мере, настолько, насколько ее бабушка вообще способна кого-то любить. Верно то, что бабушка мечтала увидеть ее под венцом, но не до такой же степени, чтобы отдавать ее сумасшедшему? Порция догадывалась, что брату и его жене такое вполне могло бы прийти в голову – они бы с радостью продали ее в гарем к турецкому султану, подвернись им такая возможность, но бабушка?
Он продолжал говорить, и мягкий бархат его баритона ничуть не смягчал смысла сказанного.
– Теперь, когда вы все знаете, вы можете уехать и считать, что счастливо отделались.
Уехать? Вернуться к родным?
Порция подняла глаза и медленно покачала головой:
– Нет. – Теперь уж точно нет. Теперь ее решимость остаться здесь лишь окрепла. Остаться, чтобы потом сбежать. Бабушка предупредила ее, что этот сезон не пройдет для нее так же бесплодно, как все предыдущие, – что к концу сезона ее выдадут замуж.
– Что значит «нет»? – Он встал и, сделав два широких шага, оказался прямо перед ней.
Очевидно, она начала говорить вслух сама с собой. Она запрокинула голову, окинув взглядом всю его возвышавшуюся над ней фигуру. И сказала себе, что не боится его.
– Я не хочу за вас выходить, – произнесла она как можно более будничным, деловым тоном. – И у вас нет желания на мне жениться. Так что с того, что я здесь задержусь? Я могла бы использовать мое пребывание здесь как передышку.
– Как передышку, – повторил он. – От чего же вы бежите?
– Когда я вернусь домой, домашние начнут с того, на чем остановились, подсовывая меня господам, чьи карманы достаточно глубоки, чтобы оплатить долги моего братца. – Порция пожала плечами, пытаясь изобразить безразличие, словно от только что сказанного у нее не сжималось сердце и не зудела кожа. Словно она не чувствовала себя товаром, который можно продать и купить.
– А вас деньги не интересуют? – Он окинул ее скептическим взглядом, задержавшись на голом пальце ноги, что выглядывал из-под рубашки. – Вы предпочитаете носить застиранные сорочки с обтрепанными краями?
Как он смеет! Да, гардероб у нее был немного потрепанным. И что с того? Можно подумать, что он одевается по последнему слову моды!
– Потребность в деньгах мотивирует поведение моих родственников, но не мое. – Она выпрямила спину. Ей очень хотелось подобрать под себя ноги и спрятать обтрепавшийся край подола рубашки. – Неужели так трудно представить, что я хотела бы…
– Остаться старой девой? – закончил он за нее. – Да, трудно.
Она сжала кулаки.
– Как и у вас, у меня есть свои причины избегать брачных уз.
Губы его скривились в язвительной усмешке. Он окинул ее скептическим взглядом, в полумраке блеснули белоснежные зубы.
– В вашей семье тоже наблюдались случаи сумасшествия?
Любому, и ему в том числе, могло показаться странным то, что она хотела прожить жизнь старой девой, изгоем общества, предметом всеобщей насмешливой жалости. Но в такой жизни была своя прелесть. Свобода. Свобода быть неподотчетной мужу, свобода жить своим умом. Не быть слепым орудием в его руках. Свобода в любой момент сорваться с места и уехать. Уехать, когда мать позовет ее к себе. Возможно, с ее стороны глупо цепляться за эту конкретную мечту. Особенно сейчас, когда со времени отъезда матери прошло восемь лет. И все же Порция помнила ту мать, которая писала ей письма, мать, что читала ей книги, говорила с ней часами, отпускала гувернанток и сама учила ее истории античности, рассказывала любимые мифы Древней Эллады. Та мать обещала Порции вернуться за ней, обещала, что они проживут вместе чудесную жизнь, будут путешествовать и отдыхать. Одни. Без мужей.
Она подняла глаза. Он ждал от нее ответа. Но он все равно не поймет. И она не собиралась перед ним обнажать душу лишь для того, чтобы он понял.
– Мои причины – это только мои причины, и вас они не касаются.
– Удобный ответ, – насмешливо протянул он. – Однако если это лишь трюк и хитроумная задумка заставить меня на вас жениться…
– Прекратите, – возмущенно перебила его Порция. – Вы слишком много о себе мните. – Есть ли границы его самомнению? – Даже если бы я действительно хотела найти себе мужа, то на вас мой выбор точно не пал бы.
– Я недостаточно богат? – Он приподнял бровь. – Или вы требуете богатства вкупе с генеалогическим древом без признаков невменяемости?
Нет. Эти соображения бледнели по сравнению с ее истинными страхами. Даже если бы дошло до того, что ей действительно пришлось бы выйти замуж, то ничто не могло бы побудить ее выйти за него, за мужчину, способного превратить ее в комок дрожащих нервов.
Порция сделала глубокий вздох и с напускной храбростью заявила:
– Вам нечего бояться. – Она окинула его презрительным взглядом. – Можете считать, что со мной вы в безопасности.
– Я не боюсь, – процедил он сквозь зубы, раздувая грудь.
С дерзостью, которая удивила ее саму, Порция ответила:
– Это хорошо. Потому что меня пригласили сюда, и я не собираюсь уезжать из Мортон-Холла, пока не поправлюсь окончательно и не буду готова к отъезду.
Он принял вызов. Ноздри его раздувались от гнева.
Не в силах остановиться, Порция откинулась на спинку кресла. Постучав подушечками пальцев по кожаной обивке подлокотника, она сказала:
– Так что вам бы лучше привыкнуть к моему присутствию.
– Будьте осторожны, мисс Грязнуля, – прорычал он. – Вы еще можете пожалеть о своем решении.
Напоминание об обстоятельствах их первой встречи, при которых она выглядела не слишком достойно, подвигло ее на очередную тираду.
– Сожаление испытывают лишь те, кто не слишком хорошо себя знает. Я же себя знаю достаточно хорошо. – Она вскочила, решив удалиться так, чтобы последнее слово осталось за ней.
Но сердце ее учащенно забилось, когда она оказалась вплотную к нему. Грудь в грудь. Взгляды их встретились. Его взгляд сейчас сильно напоминал тот, что она наблюдала под дождем, когда он изрыгал проклятия в ее адрес, и цвет у его глаз был как у угольно-серых грозовых туч.
Он подался вперед, подавляя ее своей близостью. Она вдохнула его запах. Он возвышался над ней, как грозная башня. Невероятно широкий размах плеч. Взгляд его прожигал насквозь, до самых глубин души. Отступать ей было некуда – за спиной стояло кресло.
– Предупреждаю, – выдохнул он ей в ухо, – если вы останетесь, остерегайтесь меня. Вам не следует быть здесь:
Порция медленно покачала головой, недоумевая, из-за чего он не хочет видеть очевидного. Почему он не верит ей, почему продолжает считать ее охотницей за его состоянием. Неужели она действительно заслужила подобное к себе отношение?
Она подняла руки, желая оттолкнуть его. Но потом передумала. Она слишком хорошо помнила, как может отразиться на ней прикосновение к его телу.
Порция опустила руки, сжав кулаки. Ногти больно вдавились в ладони. Не видя иного выхода, она сделала шаг к нему, чтобы протиснуться мимо него к двери. Грудь ее коснулась каменной стены его груди. И соски тут же ожили, отвердели, восстали, натянув тонкую рубашку. В животе что-то перевернулось, и она осторожно подняла взгляд. Глаза его больше не были ни серыми, ни черными. Они были темно-синими и горели.
Ее бросило в жар. Она скрестила руки на груди, словно защищаясь, и, как трусливая зайчиха, бросилась наутек, боясь оглянуться, боясь, что вообще больше не увидит графа, а увидит лишь греховное искушение одной грозовой ночи, когда она утонула и пропала в глубине его изменчивых серых глаз.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Расчет или страсть? - Джордан Софи



Хорошая
Расчет или страсть? - Джордан СофиАнастасия
6.11.2010, 9.42





Отличный роман.Отличный сюжет, понравились характеры г.героев, особенно г.героини.Обычно героини быстро сдаются в любовных разборках, а эта показала свою гордость до конца.
Расчет или страсть? - Джордан СофиНАТАЛЬЯ
20.06.2011, 18.35





отлично хороший автор
Расчет или страсть? - Джордан Софиирина
2.11.2012, 12.30





Очень интерессный и увлекательный роман
Расчет или страсть? - Джордан СофиКатюня
13.12.2012, 17.40





Читала с удовольствием
Расчет или страсть? - Джордан СофиЛана
13.12.2012, 20.43





Хороший Роман) 10
Расчет или страсть? - Джордан СофиАлла
13.12.2012, 23.20





Книга понравилась, Г.Г. адекватная девушка с фиминистическими взглядом на жизнь. Прочитала с удовольствием.
Расчет или страсть? - Джордан СофиОлга К
22.10.2013, 19.03





Неплохо
Расчет или страсть? - Джордан СофиЛана
5.01.2014, 20.45





мило.8 из 10.
Расчет или страсть? - Джордан Софичитатель)
26.01.2014, 20.37





ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН ! 10/10 !!!
Расчет или страсть? - Джордан СофиЛюбовь М.
9.04.2014, 21.40





все романы этого автора очень класные
Расчет или страсть? - Джордан Софисветлана
4.07.2014, 12.00





мило 8 из 10.
Расчет или страсть? - Джордан Софитая
6.07.2014, 0.37





Милый романчик.Читается легко. Г.Г.не напрягают. Читала и отдыхала.
Расчет или страсть? - Джордан Софиimbir
16.07.2014, 20.40





Прочитав аннотацию, я хотела пропустить этот роман, т. к. в предыдущем романе "Ночь перед свадьбой" Порция меня не очень заинтересовала, но что-то все-таки подтолкнуло прочитать роман, и я не пожалела, конечно сюжет повторяется, винный погреб, охотничий домик, но ведь и в жизни бывает дежавю. Гл. героиня понравилась, а гл. герой превратил мечту в реальность, ну, что еще нужно.
Расчет или страсть? - Джордан СофиТаня Д
5.11.2014, 23.31





Роман позитивный. Сифилис в те времена был страшнее, чем сейчас СПИД. И он разрушил графскую семью и искалечил жизнь детей. Главная героиня позитивна, а главное, имеет отличное здоровье: столько грязевых купаний и пребываний под дождем, даже в одной ночной рубашке - и не какой пневмонии.
Расчет или страсть? - Джордан СофиВ.З.,67л.
19.01.2015, 10.16





роман хороший. понравился 10 балов.
Расчет или страсть? - Джордан Софитату
8.06.2015, 23.31





очень понравился роман. 10б.
Расчет или страсть? - Джордан СофиОльга
25.08.2015, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100