Читать онлайн Расчет или страсть?, автора - Джордан Софи, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Расчет или страсть? - Джордан Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Расчет или страсть? - Джордан Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Расчет или страсть? - Джордан Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Софи

Расчет или страсть?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Порция и Хит едва успели переступить порог Мортон-Холла, как леди Мортон налетела на них, словно стервятник, заметивший свеженький труп. Она окинула их наметанным глазом, мгновенно оценив, когда лучше всего начать поедать добычу. Не вызывал сомнений тот факт, что она увидела их еще до того, как они въехали в усадьбу, наблюдая за их приближением из окна своей спальни на втором этаже.
Беспощадный свет в глазах леди Мортон отозвался в сердце Порции тревогой. У нее были нехорошие предчувствия. Она непроизвольно попятилась, но Хит положил ей ладонь чуть пониже талии, тем самым остановив побег. Он подмигнул, подбадривая ее, и она едва не растаяла от этого маленького жеста участия. Но пора отвыкать. Отныне и впредь нежным чувствам к нему не место в ее сердце. Надо взять себя в руки. В тот момент как они переступили порог этого дома, близости между ними пришел конец. Роман на одну ночь. Пусть страсть однажды взяла над ней верх, но теперь она должна быть выше эмоций.
– Где вы были? – вместо приветствия грозно спросила леди Мортон, после чего махнула рукой, не дав ни ей, ни ему возможности ответить. – Сейчас это уже не важно. Вы пробыли вместе всю ночь. Без присмотра. И теперь вы должны как можно скорее пожениться.
Порция вздохнула. Внезапно она почувствовала себя ужасно усталой. Она устала от интриг леди Мортон, которая так напоминала ей собственную бабушку. Чего они все от нее хотят?
– И тебе доброго утра, бабушка, – поздоровался Хит. – И да, спасибо, мы оба живы и здоровы – мы нашли, где укрыться от бури. Спасибо еще раз, что спросила.
– Ну что же, я и так вижу, что вы оба здоровы, – небрежно бросила она, сопроводив свои слова элегантным взмахом узкой, в прожилках вен, руки. – А сейчас я советую немедленно отправляться за специальным разрешением. А я пока все организую здесь…
– В этом нет необходимости, – сказал он совершен но спокойным, уравновешенным тоном.
– Что? – Леди Мортон быстро заморгала, словно и глаз ей что-то попало.
– Мы не поженимся, – ответил Хит тоном, отметающим все возражения.
Леди Мортон перевела взгляд на Порцию. Она моргала, как от нервного тика.
– Не может быть, чтобы вы приняли такое его решение, дорогая.
Боковым зрением Порция видела, что Хит смотрит на нее. Она чувствовала его взгляд. Ей даже казалось, что она знает, о чем он думает, ожидая ее ответа. После всего того, что произошло между ними, он продолжал считать ее неразборчивой в средствах женщиной, поставившей себе цель выйти замуж. Сердце ее сжалось. И все же если быть до конца честной с самой собой, то, возможно, малая часть ее и хотела за него выйти.
Но все равно не таким образом. Не против его воли.
Облизнув губы, она сказала как можно тверже:
– Миледи, я собираюсь уехать, это будет лучше.
– Лучше? – пронзительно воскликнула леди Мортон. – Где твое достоинство? Тебя же обесчестили, глупая девчонка!
Порция вздрогнула и зажмурилась. Отработанный прием – умение уходить в глухую оборону, мысленно отступать в ту темную укромную пещеру, где никакие оскорбления, никакие угрозы родных не могли ее достать.
– Довольно, – произнес где-то совсем рядом с ней Хит. Его ладонь легла на талию, согревая, успокаивая. И эта рука была как путеводная нить, как канат, способный вытащить ее из той темной пещеры.
– Я этого боялась, – пробормотала леди Мортон. – И поэтому я послала за викарием.
– Что ты наделала? – Хит убрал руку и уставился на бабушку. – Чтобы он разболтал на всю округу о делах, которые его никак не касаются?
Порция похолодела. Словно издалека она услышала собственный голос:
– Зачем вы послали за викарием?
Хит ответил, не глядя в ее сторону:
– Она хочет, чтобы он заставил нас пожениться, не так ли, бабушка?
– Заставил? – эхом откликнулась Порция.
– Порция, дорогая, – леди Мортон взяла похолодевшие руки Порции в свои, – мистер Хатли человек Господа. Конечно, он поможет тебе и Хиту услышать голос разума, убедит вас вступить в брак. Ради спасения ваших душ, помимо прочего.
– О, давай будем откровенными, – процедил Хит сквозь зубы. – Ты послала за мистером Хатли, чтобы заставить меня сделать предложение.
– Кто-то здесь произнес мое имя? – Голос викария прозвучал в просторном холле как набат.
Порция оглянулась и увидела викария. Он спускался по лестнице, одетый во все черное, с высоким белым воротником – атрибутом его чина. Порция попятилась, словно увидела перед собой не священника, а самого дьявола.
– Доброе утро, мистер Хатли, – сказал Хит вполне буднично, но без намека на дружелюбие.
– Насколько я понимаю, вскоре вам предстоит принимать поздравления, – нараспев произнес викарий. Голос у него был гулкий, словно самой природой созданный для кафедры.
– Боюсь, что вас дезинформировали, – ответил Хит. – Мои извинения. Вы проделали весь этот путь сюда совершенно напрасно.
– Я вам говорила, что он будет сопротивляться, прощебетала леди Мортон и встала рядом с викарием. Они выступали дружно, единым фронтом.
Мистер Хатли улыбнулся. Его влажные мясистые губы сложились в отеческую снисходительную улыбку.
– Да будет вам, милорд, не обижайте соседа. Я не могу сказать, что одобряю методы леди Порции, – он сделал паузу и, сдвинув брови, посмотрел на Порцию с выражением, которое должно было, очевидно, выражать насмешку, – но тебя, парень, поймали. Пришло время взять на себя ответственность за свои поступки и жениться на леди. – Мистер Хатли подмигнул Порции и добавил, расписавшись в полном отсутствии деликатности: – Вы сказали, что загоните его под каблучок, и вы это сделали, миледи. Как сказали, так и сделали.
Порция в ужасе замотала головой. Она открыла рот, чтобы сказать, что не она произнесла эти слова, а сам викарий. И при этом с болью в сердце она сознавала, что для Хита эти слова священника станут последним и неопровержимым доказательством того, что она лгунья, бессердечная лгунья и шантажистка.
И все же в тот момент, когда Хит обернулся к ней и посмотрел на нее с отвращением, она предприняла отчаянную попытку оправдаться:
– Хит…
– Не надо, – сказал он как отрезал. Слова его острым ножом впились ей в грудь, и инстинктивно она прижала руку к сердцу и отвела глаза, не в силах вынести презрения в его взгляде и понимая, что все равно не сможет его переубедить. – Я устал от вашей лжи.
– Я говорила тебе, что мы должны отправить ее назад, в Лондон, – прозвучало откуда-то сверху.
Порция посмотрела туда, откуда донесся этот голос, и увидела на верхней площадке Констанцию, мрачную и бледную.
Не смея вздохнуть, Порция посмотрела на Хита, ожидая, что он будет вторить сестре. Он ничего не сказал. Он не отрывал от нее взгляда, и глаза его были как серый лед, который никто и ничто не в силах растопить. Взгляд этот заворожил ее. Она, как ни хотела, не могла прервать контакт, не могла укрыться от этого взгляда, который холодил ее сердце и замораживал ее кровь.
– Оставь нас, Констанция, – сказал Хит. – У нас и так довольно публики.
– Но, Хит…
– Оставь нас!
Боковым зрением Порция увидела, что Констанция ушла. И ей немного полегчало. Порция не отводила глаз от Хита, умоляя его прочесть в ее глазах правду, увидеть в них ее настоящую.
– Я понимаю ваши сомнения, милорд, – сказал мистер Хатли, даже не заметив катастрофического воздействия своего бестактного замечания. – Я совещался с вашей бабушкой по этому вопросу. Заслуживает всяческой похвалы то, что вы озабочены тем, чтобы не способствовать распространению вашего семейного заболевания.
Порция с трудом оторвала взгляд от Хита и перевела его на викария. Толстые губы священника сложились в снисходительно-брезгливую усмешку.
– Но вопросы такого рода решать не нам, смертным. Все в руках Господа. Не в ваших руках, лорд Мортон.
Порция вновь посмотрела на Хита, чтобы увидеть, как он воспринял эти слова.
– В руках Господа? – с угрожающей интонацией переспросил Хит, и на скулах его заиграли желваки. – Я не стану оставлять последнее слово за Господом, сэр, – произнес Хит с расстановкой. Его тон и интонации добавляли убедительности его словам. – Насколько я помню, Господь не вмешался, когда мой младший брат кричал в своей колыбели. Все два года своей жизни он мучился непрерывно – все два года крики его оглашали этот дом.
Порция сжала руки в кулаки, борясь с желанием дотянуться до Хита, положить ладонь на сведенное от напряжения плечо, успокоить, утешить. Но она знала, что он не примет от нее этот жест сочувствия. Ей он откажет. Откажется от нее.
Все тем же непререкаемым требовательным тоном он спросил:
– Вы знаете, каково это, когда, слыша крики ребенка, вы ночь за ночью не можете заснуть? Вы знаете, каково это – видеть, как сукровица сочится из ран, которые расчесывают эти маленькие ручки, и вы ничего не можете сделать, чтобы облегчить его страдания?
Горло Порции сжал спазм, не давая ей зарыдать в голос. Таковы, значит, побочные симптомы порфирии? Это предстоит пережить и самому Хиту? При этой мысли сердце ее сжалось от горя, а к горлу подступил ком.
– Я видел работу Господа, мистер Хатли, – продолжил Хит, теперь уже тихо и сдержанно. – И я более не стану вручать в руки Господа свою судьбу или судьбу моей семьи. Я сам сделаю для этого, все, что в моих силах.
Круглое лицо викария залила краска.
– Ну что же, хорошо. Могу я тогда предложить вам задуматься о судьбе юной леди?
Хит взглянул на нее. Она стойко выдержала его пристрастный взгляд. Она была совершенно уверена, что ему сейчас совсем не хотелось о ней думать. Холодный взгляд его скользил по ней так, словно она была ему совсем чужой, словно не ее он ласкал всю ночь.
– Хит, – прошептала она, отчаянно желая дотянуться до него, хоть одним глазком увидеть того мужчину, какого она видела в нем накануне ночью. Мужчину, которого она приняла в себя и телом, и сердцем. Она не хотела расставаться с ним при таких вот обстоятельствах, когда между ними встала горечь непонимания. Она не хотела, чтобы прошлая ночь стала для нее позорным воспоминанием.
– Хит, – повторила она, и голос ее немного охрип от нахлынувших эмоций, – посмотри на меня. Не может быть, чтобы ты поверил, что я… – Она замолчала и проглотила душивший ее ком.
В глазах его мелькнуло нечто, что подозрительно напоминало чувство вины. Она знала, что он, как и она, думал о той ночи, которую они провели вдвоем. Он помнил и сожалел. Для него эта ночь уже стала ночью его позора. Будь он проклят.
Как он посмел осквернить то, что было между ними?! Как он мог опорочить память об этом сожалением?! Словно в той ночи было что-то, что он хотел бы напрочь стереть из памяти.
Она быстро покачала головой. Сердце ее со злой яростью билось о грудь.
Хит отвернулся от нее и обратился к викарию:
– Я думаю о ней. И я сильно подозреваю, что я единственный, кто о ней думает.
– О, Хит, это вздор! – вмешалась леди Мортон. – Ты обесчестил ее. Теперь защитить ее может лишь одно.
Викарий похлопал леди Мортон по руке:
– Не расстраивайтесь так, моя дорогая.
Явно вняв совету викария, леди Мортон вынула платочек и, деликатно приложив его к носу, кивком дала знак викарию продолжать. Губы ее были поджаты.
– Я правильно понял, что вы остались на ночь вдвоем? – спросил мистер Хатли, обращаясь сразу к обоим виновникам прелюбодеяния. – Наедине друг с другом?
– Мы попали под ливень, Я не мог заставить леди Порцию возвращаться верхом домой в такую погоду, Я не мог подвергать ее здоровье такому риску, она лишь недавно оправилась от болезни.
– Именно так, – кивнув, подтвердила Порция. Наконец-то появился первый довод, в котором была железная логика.
Мистер Хатли склонил голову:
– Если вы не собирались жениться на леди, вы должны были бы бросить вызов стихии, милорд. Лучше рискнуть жизнью девушки, чем ее бессмертной душой.
Порция раздраженно вздохнула. Какое бессердечие! Впрочем, что ее так удивило? Мистер Хатли высказывал мнение, вполне типичное для общества. Добродетель девушки ценилась выше, чем ее жизнь.
Хит, однако, это мнение не разделял. Презрительно скривившись, он сказал:
– Я сделаю вид, что вы этого не говорили, сэр, и прошу вас уехать до того, как я скажу или сделаю что-то такое, о чем мы все будем потом сожалеть.
– Хитстон! – возмущенно воскликнула леди Мортон. Руки ее сжимались и разжимались, словно она пыталась, но не могла перехватить контроль над ситуацией. – Как смеешь ты обращаться к мистеру Хатли в таком топе?
– О, я смею. – Глаза его блеснули холодом, и Порция почувствовала себя так, словно ей воткнули в грудь ледяную иглу. – И посмею еще больше, если он немедленно не уйдет.
Порция заморгала, решив, что ослышалась. Не мог же он оскорбиться тем пренебрежением, с каким мистер Хатли высказался о ее, Порции, жизни? Хита покоробили слова, относящиеся к ней, к той, кого он считал едва ли не существом низшего порядка?
Мистер Хатли издал короткий блеющий звук, и лицо его покраснело еще сильнее.
– Возможно, – начал он, обращаясь к графине, при этом не спуская глаз с Порции, – необходимо уведомить брата леди Порции о недавних событиях. Я уверен, что ему захотелось бы сказать свое слово.
У Порции разболелся живот при мысли о том, что ее ждет, если Бертраму сообщат о том, что его сестра провела ночь наедине с графом. Он наверняка потребует, чтобы Хит на ней женился.
– Убирайтесь, – приказал Хит убийственно тихим голосом.
И, словно из ниоткуда, возникла миссис Кросби со шляпой и пальто викария в руках. Мистер Хатли взял шляпу и пальто. Всем своим видом он выражал осуждение.
Он очень медленно натянул пальто, которое было ему маловато. Толстые губы его дрожали от желания высказаться. Он наверняка приготовил целую тираду, но вынужден был держать ее при себе. У двери он остановился и громовым голосом произнес:
– Я буду молиться за вас, милорд. – Его маленькие, невзрачные глаза остановились на Порции. – И за вас тоже, миледи. За действенность не ручаюсь.
Не успел викарий выйти за дверь, как леди Мортон накинулась на Хита. Ее худощавое тело дрожало, как тростинка на ветру, излучая гнев столь высокой интенсивности, что он был физически ощутим. Он буквально висел в воздухе.
– Что ты наделал? Что ты наделал? Ты знаешь, что он всем расскажет!
Хит повернулся к бабушке спиной. Губы его сложились в одну грозную линию. Он уставился на Порцию таким злобным взглядом, что у нее волосы на затылке зашевелились. Она склонила голову и, боязливо окинув его взглядом, отступила.
– Почему вы…
Он схватил ее за руку, не дав ей закончить вопрос.
– Пошли, – приказал он и потащил ее за собой по чертовски скользкому мраморному полу. Он затащил ее в библиотеку и захлопнул за ними дверь.
Высвободившись, она скрестила руки на груди и остановилась, глядя, как он мечется взад-вперед по просторному помещению с энергией тигра. Мышцы ее напряглись. Словно он в любой момент мог наброситься на нее и начать терзать.
Наконец он остановился и посмотрел на нее. И взгляд этих дымчато-серых глаз испугал ее.
– Почему вы так на меня смотрите? – спросила она и попятилась, остановившись лишь тогда, когда наткнулась спиной на стол красного дерева.
Грудь его вздымалась.
– Вы хотели, чтобы это произошло. Вы сделали все, что было в вашей власти, чтобы это произошло. – Слова его падали ей на сердце, как тяжелые камни. И проваливались туда, откуда их никогда не достать. Они так и останутся лежать на дне ее сердца и отяжелять ей жизнь. – Ваша репутация погибла. Викарий об этом позаботится. Ваша семья потребует сатисфакции. – Он коротко кивнул. – Очень хорошо. Мы поженимся.
Сердце ее сжалось в груди. Если раньше она и баловала себя надеждой, что он сделает ей предложение, то лишь потому, что надеялась, что он действительно захочет на ней жениться. Но в данном случае его предложение не имело ничего общего с желанием жениться на ней. Совсем наоборот.
– Что? – спросила она, и голос ее даже ей самой показался слабым и жалким, что было ужасающим несоответствием между обуревавшими ее чувствами и их словесным выражением.
Он устало покачал головой, словно его осаждала целая армия демонов.
– Вы этого хотели. С того момента как вы явились сюда, вы не перестаете меня мучить.
Она прижала руку к сердцу. От ярости оно готово было выскочить из груди.
– Это я вас мучаю? – Она даже не думала, что может иметь такую власть над кем-либо, а особенно над ним.
– Да, вы, – проворчал он.
Она рассмеялась дребезжащим смехом:
– Вы слишком высоко меня ставите.
– Вы не убедите меня в том, что не этого добивались. Я слышал, что сказал викарий. Вы сказали ему…
– Он переврал мои слова! Это он предложил мне, чтобы я «загнала вас под каблук». И что я могла ему ответить? Что я захотела остаться в Мортон-Холле, чтобы пересидеть здесь сезон и насладиться вашей библиотекой? Он бы счел меня умственно неполноценной.
Порция не успела отреагировать, настолько быстрым было следующее движение Хита. Он схватил ее под локти и сильно тряхнул.
– Хватит. С меня довольно вашей лжи. – Он состроил брезгливую гримасу. – Вы блестящая актриса, должен вам сказать. Я почти вам поверил. Очень убедительная игра. И все же вы это сказали, не так ли? – Он буравил ее взглядом. – Вы не можете это отрицать, как не можете отрицать того, что сделали: задрали свои юбки для меня очень даже охотно, ничем не отличаясь от любой другой дамочки, что продает себя по сходной цене.
– Ублюдок! – крикнула она. Если бы он не держал ее, она бы его ударила.
– Тсс, детка. Успокойся. Твоя взяла. Мы поженимся. Но знай: ты пожалеешь о том дне, когда загнала меня в угол.
Порция замерла. Она не шевельнулась, даже глазом не повела. Она просто смотрела на мужчину, что стоял перед ней. Прозрение нашло на нее внезапно, и от этой потрясающей внезапности у нее перехватило дыхание. Она совсем его не знала. Ни в малейшей степени. Она думала, что поняла его, поняла, что движет им в жизни, но, оказывается, она совершенно не знала того, с кем свела ее жизнь.
Странно, как все может измениться за несколько часов. Тело ее пребывало в таком же смятении, как и сознание. Нежность, которой он баловал ее ночью, исчезла напрочь, и она не могла не спрашивать себя, какой из двух Хитов был настоящим: ее ночной любовник или тот бесчувственный негодяй, что стоял перед ней сейчас. Как может в одном теле уместиться два совершенно непохожих человека, она не понимала.
– Я не выйду за вас, – прошептала она. Она хотела бы сказать об этом громче, но голос пропал. Никогда не свяжет она себя с этим незнакомцем – человеком, который растоптал ее сердце, словно оно было всего лишь подстилкой для его ног.
– Все решено. У нас нет выбора. Даже я недооценил свою бабушку. Я не подумал, что она может послать за викарием. Уже сейчас весть о том, что вы обесчещены, с ураганной скоростью разносится по всей округе. – Он отпустил ее и снова принялся ходить по комнате, грозный, как тот ветер, что завывал над пустошью за окном.
Она молча смотрела на него. Она онемела от обиды, от шока. Она словно отупела. С некоторым запозданием она поняла, что он возобновил свою тираду.
– Этот брак будет фиктивным. – Он резанул по ней взглядом. – Прошлая ночь была ошибкой, которую мы не станем повторять. Слишком велик риск.
«Ошибка». Это слово запало ей в душу, и там, внутри, словно ожив и превратившись в злобное существо с острыми когтями, вцепилось ей в живот. Слезы жгли глаза. Она подошла к окну и уставилась вдаль, на просторы, заросшие не боящимся ветра утесником, пытаясь найти в себе силы, чтобы совладать с эмоциями.
– Я не выйду за вас, – повторила она больше для себя, чем для него.
Но он все продолжал говорить, словно не слышал ее, словно она здесь вообще была не в счет.
– Я не могу пренебречь тем фактом, что мы провели вместе ночь. Я обманывал себя, считая, что смогу это сделать. Я знаю, в чем состоит мой долг, – сказал он и презрительно фыркнул.
– Долг? – Порция обернулась к нему. Она была слишком зла на него, чтобы скрывать слезы, и эти слезы текли по ее щекам, оставляя влажные следы. – Только не говорите мне, что вы действительно поверили этой переваренной сардельке! Что с того, что он станет болтать языком? В Лондоне о прошлой ночи все равно никто не узнает. Провинциальные сплетни в столице никто не слушает.
– Я не стану рисковать, о чем вы, вне сомнения, догадывались, когда столь трогательно расположились на ковре в охотничьем домике.
Порция раздраженно взмахнула рукой:
– Да перестаньте же вы! Я не встречала человека, у которого было бы столь болезненное самомнение, как у вас! Неужели вы считаете себя настолько ценной личностью? Неужели вы всерьез думаете, что я зашла бы так далеко только ради того, чтобы заставить вас жениться на мне?
– Нет, я так не считаю. Но я полагаю, что вы очень хотите замуж и неразборчивы в средствах. – Он озадаченно на нее посмотрел. – Зачем вам продолжать притворяться? Вы получите то, что хотите. Ваша семья получит деньги.
У Порции дрожали руки, несмотря на то, что она, крепко сжав их, держала перед собой.
– Я до смерти устала защищаться.
– Очень хорошо. – Он коротко кивнул. – Тогда прекратите этот спектакль.
Порция топнула ногой, но толстый ковер заглушил звук.
Хит повернулся к двери.
– Куда вы? – требовательно крикнула она ему вслед. В конце концов, это ее жизнь, ее судьба висела между небом и землей, и он обязан был ее выслушать.
– Мне надо кое-что подготовить, – ответил он раздраженно-усталым тоном.
«Подготовить». Что именно ему надо подготовить, он не считал нужным Порции объяснять. Он полагал, что для того, чтобы этот брак состоялся, достаточно только его решения. Он полагал, что раз ее прислали сюда для того, чтобы ему понравиться, то ее и спрашивать не надо, хочет ли она за него замуж. Словно ему достаточно высказать свои намерения, и она послушно будет следовать всему, что он ей скажет.
И вдруг внезапно от всего этого она почувствовала… опустошенность.
– Я ни на что не давала согласия, – слабым голосом сказала она.
Он бросил презрительный взгляд через плечо:
– Нет? А как же тогда прошлая ночь?
Щеки ее пылали, когда она швырнула ему в спину свой последний вопрос. Вопрос, который мог его остановить.
– А как насчет проклятия? – Возможно, ему просто стоило напомнить о главной причине, почему он не хотел жениться. – Не может быть, чтобы вы о нем забыли. – Особенно если учесть, что это проклятие направляло все его поступки. Любое решение он принимал с оглядкой на него.
Он замер и обернулся к ней. Что-то мелькнуло в его глазах. Боль, что никогда не оставляла его, знание о том, какое безрадостное будущее его ждет.
– Этот брак будет фиктивным. То, что было между нами ночью, больше не повторится. Слишком велик риск того, что я сделаю вам ребенка.
Фиктивный брак. Разве пару дней назад они не обсуждали этот вопрос? Только тогда она не примеривала себя на роль фиктивной жены. Не рассматривала такой возможности. Тогда она говорила не о себе, а о какой-нибудь несчастной женщине, которая многого от жизни не требует, примет такой брак и будет даже ему рада.
– Каким бы лестным ни было ваше предложение, я вынуждена вам отказать.
– Проснись, Порция. Ты лишена роскоши отказывать. После того, что было ночью.
– У меня есть право выбора, и я вам отказываю. – Ее тошнило от его самодовольства, от его снисходительного отношения к ней, от того, что события прошлой ночи казались ему ужасными, неприемлемыми, такими, что сейчас он считал своим долгом вмешаться в их естественное продолжение.
– Я уверен, что ваша семья с вами не согласится.
Ее семья? Порция подумала о своей семье. Бабушка никогда не стала бы ее принуждать. Уговаривать, угрожать, сердиться на нее, портить жизнь – это да. Но принуждать, заставлять силой – нет, такого быть не могло. Бертрам – дело другое. Он видел в ней только средство. Он считал ее немногим лучше, породистой овцы, которую следует продать тому, кто больше заплатит. Он бы давно уже заставил ее выйти замуж, если бы бабушка ему это позволила. Если до Бертрама дойдет слух о том, что произошло с ней в Йоркшире, то ее, Порцию, ждет очень трудное время.
– Моя семья не будет решать мою судьбу. Решать это только мне и вам, – сказала она, глядя ему прямо в глаза.
Он покачал головой, и на губах его снова появилась эта безрадостная ухмылка. У нее так и чесались руки стереть эту ухмылку с его лица.
– У нас нет слова «мы», Порция. И никогда не будет. Мы просто поженимся и проведем остаток жизни, обучаясь выносить друг друга.
С тяжелым сердцем Порция смотрела, как он открывает дверь и выходит из комнаты. Он ушел и ни разу не оглянулся.
Слова его каруселью вращались у нее в голове, пока ее не замутило. «У нас нет слова "мы"».
А она-то по глупости думала, что они были единым целым.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Расчет или страсть? - Джордан Софи



Хорошая
Расчет или страсть? - Джордан СофиАнастасия
6.11.2010, 9.42





Отличный роман.Отличный сюжет, понравились характеры г.героев, особенно г.героини.Обычно героини быстро сдаются в любовных разборках, а эта показала свою гордость до конца.
Расчет или страсть? - Джордан СофиНАТАЛЬЯ
20.06.2011, 18.35





отлично хороший автор
Расчет или страсть? - Джордан Софиирина
2.11.2012, 12.30





Очень интерессный и увлекательный роман
Расчет или страсть? - Джордан СофиКатюня
13.12.2012, 17.40





Читала с удовольствием
Расчет или страсть? - Джордан СофиЛана
13.12.2012, 20.43





Хороший Роман) 10
Расчет или страсть? - Джордан СофиАлла
13.12.2012, 23.20





Книга понравилась, Г.Г. адекватная девушка с фиминистическими взглядом на жизнь. Прочитала с удовольствием.
Расчет или страсть? - Джордан СофиОлга К
22.10.2013, 19.03





Неплохо
Расчет или страсть? - Джордан СофиЛана
5.01.2014, 20.45





мило.8 из 10.
Расчет или страсть? - Джордан Софичитатель)
26.01.2014, 20.37





ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ РОМАН ! 10/10 !!!
Расчет или страсть? - Джордан СофиЛюбовь М.
9.04.2014, 21.40





все романы этого автора очень класные
Расчет или страсть? - Джордан Софисветлана
4.07.2014, 12.00





мило 8 из 10.
Расчет или страсть? - Джордан Софитая
6.07.2014, 0.37





Милый романчик.Читается легко. Г.Г.не напрягают. Читала и отдыхала.
Расчет или страсть? - Джордан Софиimbir
16.07.2014, 20.40





Прочитав аннотацию, я хотела пропустить этот роман, т. к. в предыдущем романе "Ночь перед свадьбой" Порция меня не очень заинтересовала, но что-то все-таки подтолкнуло прочитать роман, и я не пожалела, конечно сюжет повторяется, винный погреб, охотничий домик, но ведь и в жизни бывает дежавю. Гл. героиня понравилась, а гл. герой превратил мечту в реальность, ну, что еще нужно.
Расчет или страсть? - Джордан СофиТаня Д
5.11.2014, 23.31





Роман позитивный. Сифилис в те времена был страшнее, чем сейчас СПИД. И он разрушил графскую семью и искалечил жизнь детей. Главная героиня позитивна, а главное, имеет отличное здоровье: столько грязевых купаний и пребываний под дождем, даже в одной ночной рубашке - и не какой пневмонии.
Расчет или страсть? - Джордан СофиВ.З.,67л.
19.01.2015, 10.16





роман хороший. понравился 10 балов.
Расчет или страсть? - Джордан Софитату
8.06.2015, 23.31





очень понравился роман. 10б.
Расчет или страсть? - Джордан СофиОльга
25.08.2015, 13.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100