Читать онлайн Все сначала, автора - Джордан Пенни, Раздел - ГЛАВА ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все сначала - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.84 (Голосов: 159)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все сначала - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все сначала - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Все сначала

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Она проснулась от глухих рыданий Чарли. Реакция была мгновенной: соскочила с кровати, побежала, распахнула дверь в его спальню. Она плохо соображала спросонок, все еще дремлющее сознание уносило ее во времена, когда сын был малюткой.
Чарли продолжал спать, но, лишь только Вин попыталась убрать прядь с его лба, проснулся и с недоумением посмотрел на нее. На глазах ребенка блестели слезы, она не удержалась, заключила его в объятия и, прижимая к себе, принялась гладить по голове.
Он что-то лепетал про аварию; слова бессвязно путались, но она понимала, что он хотел сказать. Как же давно она не утешала его вот так! Чарли считал себя достаточно взрослым для поцелуев и материнских ласк, и она уважала его подростковое стремление к самостоятельности. Теперь она ощутила податливость его тела, ту самую незабываемую младенческую мягкость. Невольно подумалось о том, как быстро он растет и… отдаляется от нее. Сегодня ночью ему явно нужна была материнская ласка, но мальчишеская строптивость оказалась сильнее, и, когда он легонько стал высвобождаться из ее объятий, она его не удерживала.
Стараясь быть деликатной в этой нелегкой ситуации, она, чтобы подбодрить сына, произнесла как бы между прочим:
– По словам твоего отца, ты держался достойно.
– Поверь, Чарли, – раздался голос от двери.
Вин вся напряглась и обернулась. И когда это Джеймс успел войти в комнату Чарли? В тусклом свете, пробивавшемся от лестничного светильника, можно было различить гладкость его груди с мягким темным пушком волос, до которых почему-то захотелось дотронуться. Халат наполовину скрывал длинные загорелые ноги. Она слишком хорошо помнила, как однажды сжались мускулы его бедер от одного ее невольного прикосновения.
Разве можно забыть… Тогда Джеймс поймал ее шаловливую руку и сиплым голосом, в котором смешались возбуждение и вожделение, признался, что она сводит его с ума.
Джеймс умел говорить о сексе просто, но волнующе. Как часто он повторял, что хочет гладить ее кожу, целовать груди, чувствовать трепет ее чресел!.. Все это приводило в восторг, хотелось просить, нет, требовать большего…
Теперь она опять слышала его голос, но Джеймс обращался не к ней, а к Чарли. Обескураженная своими мыслями, совсем приглушившими сострадание к сыну, Вин вновь повернулась спиной к бывшему мужу.
– Да, сегодня вечером я гордился тобой, Чарли. – Джеймс присел с другой стороны кровати. – Но не так, как я горжусь тобой теперь.
Чарли пристально глядел на отца, уже не пытаясь сдержать навернувшихся слез.
– Настоящий мужчина должен понимать: бывают в жизни огорчения, способные вызвать глубокие переживания. У женщин есть преимущество, Чарли: они не скрытничают, выражая свои эмоции. Зачем же нам трусливо скрывать свои слезы?
– Мужчины не плачут, – упорствовал Чарли.
Воцарилось молчание, и тогда Джеймс возразил:
– А вот и плачут.
Вин затаила дыхание, наблюдая, как пристально Чарли смотрел на отца, видимо сомневаясь в правоте этого утверждения.
– Никогда не бойся выражать свои эмоции, Чарли, – сказал Джеймс, крепко обнимая сына. Не прошло и минуты, как напряжение ушло, и мальчик прильнул к отцу.
Вин молча вышла из спальни, закрыла за собой дверь и прислонилась к стене.
Ведь это то, чего она так терпеливо ждала все эти годы: Джеймс приласкал сына, выказал свою любовь. Но теперь, когда…
Позади нее легонько скрипнула дверь.
Не оборачиваясь, Вин знала – Джеймс стоит у нее за спиной. Слегка повернув к нему голову, она заметила, что ее халат не застегнут и тусклый свет обрисовывает полноту грудей.
Мгновенно покорясь какому-то наваждению, смешанному с безысходностью, она почувствовала, что по телу разлилась волна озноба; соски вдруг затвердели и теперь выдавались через тонкую ткань ночной сорочки.
Даже в полутьме можно было различить пристальный взгляд Джеймса. Он слегка наклонился в ее сторону и сказал:
– Неудивительно, что ты пришлась по вкусу владельцу отеля. Вин, неужели с ним лучше, чем было у нас с тобой?
Она онемела от изумления, но, преодолев скованность, все же ответила:
– Ты не имеешь права задавать мне такие вопросы – и замечу для сведения, что мои отношения с Томом совсем не ограничиваются только сексом…
Тут же Вин ужаснулась своим словам. Кто потянул ее за язык? Отношения с Томом… почти сошли на нет.
– Значит, он не очень хорош в постели.
Эти слова, продиктованные задетым мужским самолюбием, взбудоражили ее, понуждая признать свою собственную уязвимость.
– Когда я встретила тебя, я… была девочкой… ребенком.
– В моих объятиях ты не была ребенком, Вин. – Его голос звучал раздраженно. – И, кроме того, – мягче добавил он, – общеизвестно, что женщины достигают пика своей сексуальности к тридцати.
Трудно было не заметить, как трепещет от волнения ее тело. Чтобы подавить в себе возбуждение, она гневно обронила:
– Я сделала выводы из своих ошибок, Джеймс. Сексу я теперь придаю гораздо меньше значения.
– Меньше?
Она стушевалась. Минуту они стояли друг против друга, будто два изнуренных войной противника, а в следующую – он заключил ее в объятия. Она прильнула к нему всем телом, ей казалось, что его сердцебиение контролирует ее кровоток. Джеймс дышал прерывисто, переполняемый страстью, воспламененный ее любовным порывом.
Но как же так, этого не может быть, этого не должно быть, уговаривала она себя, охваченная паникой. В голове все поплыло; она лишь ощутила, как его рука, перестав сжимать талию, теперь скользила по плечу, по изгибу шеи, отбрасывала прочь тяжелую прядь волос, а большой палец словно пробовал нежность кожи, вызывая всплеск таких знакомых, но забытых эмоций. Да, сознание лишь регистрировало происходящее, но уже утратило власть над телом, над мускульным напряжением, над стихией жестов.
Голова как-то сразу отяжелела, склонилась вперед, ища хоть какую-нибудь опору. Кожа стала островосприимчивой, груди отяжелели, разбухли от такой знакомой сладостной боли.
– Он тоже так делает, Вин? – послышался сдавленный голос Джеймса, а его язык в это время щекотал плечо, неустанно разжигая ее, живо возвращая воспоминания, желания, чувства, некогда столь решительно преданные забвению. – Или так? – Губами он коснулся мочки уха, язык скользнул по ушной раковине, а руки нырнули в волосы, запрокинув голову.
Внутренний голос подсказывал ей, что нужно отпрянуть, но все ее существо противилось этому. Наоборот, она прильнула к нему теснее, ощущая невесомость своего тела, блаженную ласку, разливающуюся от его прикосновений.
Он целовал ее, как когда-то в прошлом. Вин испытала трепет, чувствуя под ладонями бархатистую теплоту его кожи, не понимая, как ее руки проникли под его халат; ощутила пугающий, зовущий соблазн и подивилась, что чувства, столько лет казавшиеся омертвелыми, теперь растревожены с новой силой.
Растревожены… и баста. Конечно, нелегко забыть мужчину, заставившего пережить подобные ощущения. Вин тщилась произнести его имя, чтобы остановить его руки, напомнить, что они не любовники, а враги.
Но, пытаясь воспротивиться, она была понята неверно, и его объятия лишь стали крепче. Он прильнул к ее устам, будто отвечая на немое приглашение.
Вин уже забыла, как это бывает, когда мужчина целует с такой откровенностью, с такой надеждой на ответную страсть. Однажды пробудив в ней женщину, он готовился сделать это снова…
– Вин… Вин… Вин…
Словно в такт произносимому имени, учащенно билось его сердце, посылая импульсы ее безмолвному телу.
Он вновь принялся целовать ее приоткрытые губы, заставляя всю трепетать от удовольствия и ощущать напористое проникновение языка между губ. Другая его рука теперь скользила вверх и скоро достигла шелковистой округлости груди. Вин почувствовала, что и он получает удовольствие, касаясь ее, так как его тело тоже неистово трепетало. Рука слегка подрагивала, когда его большой палец очерчивал окружность соска.
Она попыталась смежить веки и отвернуться, но какая-то игра теней заставила ее скосить глаза вниз, и контраст между бледностью ее груди и его загорелой рукой приковал ее взгляд.
Теперь Джеймс пристально разглядывал ее тело. Взгляд казался сосредоточенным и даже свирепым, а когда он произнес ее имя, в груди разлилась истома. Потом он наклонился, чтобы взять ее на руки; шлепанцы свалились, а он понес ее, о Боже, в комнату, где спал. В ту самую, где они были когда-то вместе, в комнату, где она не могла оставаться одна.
Вин пыталась сопротивляться, пыталась собрать остатки воли, но, положив ее на кровать, он начал целовать ее грудь требовательно и неистово; ее сердце екнуло, когда стало очевидным, как он возбужден. Наверное, она могла остановить его, вырваться из объятий, могла уклониться от жадных мужских губ, но время было упущено, и теперь его щекочущий язык взял верх над ее слабым телом. Ртом он захватил упругий сосок, лицо пылало, руки нетерпеливо преодолевали барьер ночной рубашки – и вот уже ее обнаженное тело оказалось в его власти.
Восторг, который она не надеялась испытать вновь, захлестнул волной. Потеряв власть над собой, Вин начала постанывать, уже ничего не стесняясь. До Джеймса она представить себе не могла, что можно так чувствовать, так желать, и поначалу пришла в смятение от прилива чувств. Но он был терпелив, давал понять, какое удовольствие доставляет ему ее чувственный отклик, и постепенно Вин научилась отвергать стыдливость и расслабляться. Оказалось, ее тело слишком хорошо усвоило давние уроки.
Машинально она пыталась сопротивляться, напоминала себе о причинах, не позволяющих расслабиться, но в падающем с улицы свете различила наготу Джеймса, а в предательской темноте резче пахло его тело – запах такой знакомый, что Вин поспешила уткнуться в его грудь и вдыхать, вдыхать. Руки обрели свободу, судорожно пытаясь ощупать все, что попадалось им на пути. Она уподобилась человеку, который долго находился на строгой диете, а теперь получил доступ к запретному, но, как любому разумному приверженцу диеты, ей следовало бы умерить желания. И только по одной причине: она не привыкла к такой роскоши и передозировка оказалась бы пагубной. Однако Джеймс сосредоточил свое внимание на другой груди, и острые стрелы удовольствия устремились, чтобы поразить ее чрево, в то время как его губы, прикоснувшиеся к груди, привели мысли в полное смятение.
Ее руки вновь скользнули к нему под халат, ощущая дрожь и теплоту тела, осознавая, что этот экстатический трепет вызван желанием обладать ею. Она почувствовала, как его ладонь сжимает, ласкает бедро, и в тот же миг сладостная боль внутри усилилась. Она содрогнулась; теперь плоть была влажной и приглашала войти.
О, сколько же времени прошло с той поры, когда она испытала то же самое? Ничего похожего с Томом. И даже…
Джеймс целовал ее живот, талию, низ живота, а ладонями продолжал сжимать бедра. Она встрепенулась от осознания неизбежности того, что должно было произойти. Нет, ей не следовало оставаться с ним – это плохо, а главное, опасно: опять потом придется в одиночку залечивать нанесенные ей раны.
Эта мысль прокручивалась в голове рефреном, но тело вышло из-под контроля. С пугающей ясностью она признала скрываемую столько лет правду.
Она по-прежнему любит его.
Это признание – точно удар в сердце – парализовало волю, способность бороться. Она вся обмякла и трепетала от желания. Джеймс что-то говорил, невнятные, искаженные страстью слова.
Ее сначала поразило то, что он неумолчно говорит, занимаясь любовью. Но он продолжал свои признания: ее груди как два источника разбуженной страсти, соски – два розовых бутона. Да, они расцветали под прикосновением его губ. Но такое с ней было уже давным-давно, когда она была девчонкой с неразвитой грудью.
Начав с трепетом целовать внутреннюю сторону ее бедер, он тихонько засмеялся, словно маскируя смехом жгучую, необузданную страсть. Душа Вин радовалась обретаемому безволию.
Потом он настойчиво и нежно стал ласкать самую укромную часть ее тела… К ней вернулось чувство неуверенности и боязни, но обещанное наслаждение гасило все попытки сопротивляться.
А сопротивляться было необходимо, однако ни судорожные сжатия мышц, ни мысли о… нет, ничто не могло сдержать разливающегося блаженства.
Попытки на мгновение замереть, чтобы не уступать под натиском его языка, увенчались лишь стоном удовольствия и утоленной жажды. Сдавленным голосом Джеймс прошептал:
– О Господи, ты такая же на вкус медовая.
Неистовость его языка окончательно пресекла всякий контроль…
Позже, в его объятиях, она чувствовала себя совсем хрупкой, осознание забытой остроты сексуальной интимности возвращалось, но отказывалось верить тому, что произошло.
– Теперь, – Джеймс ласкал языком впадину шеи, – повтори вновь, что собираешься выйти замуж и привести моему сыну отчима. Да он и слышать не желает об этом владельце отеля. Вин, неужели тебе не понятно?
У нее вдруг холодок пробежал по спине; тело все еще пребывало в оцепенении, но сознание прояснилось.
Джеймс занимался с ней любовью не потому, что хотел ее. Боже праведный! А она-то, тупица, идиотка, думала, что он жаждет ее, пылает к ней страстью. Она была в шоке от своей догадки – им просто-напросто двигала корысть, желание раздавить ее, использовать запретный прием.
Вин попыталась представить, что бы она чувствовала, если бы все еще планировала выйти за Тома. Подташнивало, нарастало презрение к самой себе. Она оттолкнула его, пытаясь подавить предательскую нежность внутри, забыть ласки и поцелуи, разожженное желание, эту неторопливую любовную игру, неотразимость его шарма, расслабленную плоть, вздрагивающую от каждого толчка, нагнетающего удовольствие и подтверждающего его право владеть ею, вздрагивание напряженных мышц, конвульсии, исторгающие невольный стон…
А потом он опять принялся заниматься любовью, будто почувствовал, что она этого страстно желает, подошла ее очередь нашептывать о том, какое для нее счастье ощущать его тело, ласкать его, целовать, радоваться проникновению в нее. И вот теперь она чувствовала, что лицо ее горит жгучим стыдом. Боже мой, как она страстно шептала и молила, как жаждала его близости и почти призналась в своей неизменной любви.
Чувства ее пришли в смятение, но гордость требовала реванша. Она уже не девочка, чтобы рыдать, как затворница, от его жестокости.
– Не думай, Джеймс, что я не разгадала твоей уловки, – игриво заметила она и изогнулась, нащупывая брошенную на пол ночную сорочку, которую поспешно надела. – Но ты понапрасну тратишь время.
Он начал спускаться за ней с кровати, но вдруг резко остановился. В полутьме его лицо казалось очень бледным, почти безжизненным, искаженным то ли яростью, то ли болью.
Нет, ей показалось, уговаривала себя Вин и пошла к двери. Оттуда она обернулась.
– Я же знаю, зачем ты сюда вернулся. Для этого ты готов на все, но со мной у тебя ничего не выйдет.
– А сегодня ночью тоже ничего не вышло? – Его голос звучал сурово и как-то слишком глухо, она даже вздрогнула.
– Эта ночь – исключение. – Она с вызовом переплела пальцы и ждала, когда он начнет доказывать обратное. Но он в ответ не произнес ни слова.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Все сначала - Джордан Пенни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Все сначала - Джордан Пенни



Конечно, это не любовный роман. О жизни. Нельзя в 19 лет рожать ребенка, если муж к этому не готов.И вообще, с 18 до 30 нужно жить для себя и мужа.Или иметь няню.
Все сначала - Джордан ПенниСэм
5.10.2012, 10.17





роман захватывающий,хочется, не прерываясь, дочитать до конца!
Все сначала - Джордан Пеннимила
25.12.2012, 23.25





Книга очень понравилась! Не пустая, есть чему поучиться.
Все сначала - Джордан ПенниИра
14.01.2013, 2.07





Он ушел,чтобы дать ей свободу.Свободно растить в одиночку больного ребенка.Очень благородно!
Все сначала - Джордан Пеннисвета
1.02.2013, 21.01





Раздражающее чтиво.У гг 13 лет не было секса,вдруг приехал бросивший ее муж(о котором напоминал только сын)и она вспомнила о том,что она женщина......БРЕД!
Все сначала - Джордан Пеннибелка
13.02.2013, 23.15





Не плохой романчик.
Все сначала - Джордан ПенниЛена
1.09.2013, 10.25





Не согласна с Сэмом.Я родила первого ребенка в 18 лет и ни о чем не жалею.В каком возрасте не роди все равно воспитывать и содержать ребенка тяжкий труд.Что касаемо нянь то либо это гастеры за гроши(боже упаси от них),либо вы всей семьей работаете чиновниками.)))
Все сначала - Джордан ПенниЕлена
21.02.2014, 1.41





Сем сразу видно, что у вас нет детей, и вы не собираетесь их заводить. Я вышла замуж в 17, 19 родила, и очень жалею, что не раньше! Сейчас мне 30 и у нас с мужем 3е деток,за все это время мы открыли свой бизнес, у нас прекрасная семья.Ну а тем кому хочется жить для себя, детей заводить не стоит,так как жить для себя входит в привычку, и если рождается ребенок, он оказывается никому не нужным ибо родители привыкли жить исключительно для себя. Тому пример моя свекровь и их многие друзья, дети им не нужны, они живут своей жизнью для себя.
Все сначала - Джордан Пенни777
25.03.2015, 2.53





Надуманные проблемы.
Все сначала - Джордан ПенниКэт
16.11.2015, 19.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100