Читать онлайн Возвращение любви, автора - Джордан Пенни, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение любви - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение любви - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение любви - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Возвращение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

– Холли.
Холли сердито перевернулась, стараясь не обращать внимания на соблазнительный мужской голос, выговаривавший ее имя. Она не хотела просыпаться, что-то мешало в глубине ее памяти, какая-то причина, что-то неприятное, предупреждающее ее, что лучше не просыпаться, но голос продолжал ее звать. Она чувствовала теплое дыхание у себя на лице и руке, которая нежно теребила ее за плечо.
Вздохнув, она открыла глаза и застыла в шоке и неверии, вспомнив события минувшей ночи.
– Уже десятый час, и мне надо идти, но я сперва хотел поговорить с тобой…
Она услышала неуверенность, нежелание – или сожаление? – в голосе Роберта. Даже не двигаясь, она ясно осознала перемены, произошедшие в ее теле, и его предательстве, от которого она страдала.
К тому же эта неуверенность, это нежелание… ощущение, что он подыскивает нужные слова – нужный предлог, с горечью подумала она. Но какой мог быть предлог? Для нее, по крайней мере, никакой не имел значения. Для него же все было по-другому, он – мужчина…
Она почувствовала, что к горлу у нее подступили слезы, и ее охватывает паника, и что если она не возьмет себя в руки, то потеряет над собой всякий контроль. Она начала лихорадочно вспоминать, что говорила… что делала… насколько выдала себя.
То, что они занимались любовью страстно, чувственно, она не могла отрицать, от этого никуда не деться, а сейчас она могла спасти лишь то, что оставалось спасти… напомнить себе, почему Роберт стоит и смотрит на нее с таким раскаянием, такой неловкостью. Ее вина, если она безрассудно обрушила на него любовь, которой он не желал… ее вина, если – если что? Что они были любовниками? Действительно ли это исключительно ее вина? Она содрогнулась, поняв, что помнит только приятное ощущение, когда она проснулась и увидела его рядом, тот первый миг, когда он коснулся ее, поцеловал, а затем… А затем она помнила лишь то, что никакого отношения не имело к реальности, а было лишь чувствами, эмоциями, желаниями и страстями.
– Холли…
Она отвернулась, постаравшись, чтобы ее голос прозвучал как можно спокойней.
– Не надо ничего говорить, Роберт. Сегодня ночью произошло то, что, вероятно, должно было произойти – своего рода очищение для нас обоих… подведение последней черты под прошлым. – Недавно ты сказал мне, что я хочу тебя. Ты был прав… Это действительно было так. Но сейчас… – Она глубоко вздохнула и отчаянно соврала. – Но сейчас я уже ничего не хочу. Видишь ли, я поняла сегодня ночью, что я просто цеплялась за мечту – глупую подростковую мечту, у которой ничего общего с действительностью. Я не жалею о том, что произошло. Это в конце концов освободило меня от прошлого… позволило мне сделать то, что следовало сделать давным-давно… освободило меня для того, чтобы я могла найти – найти кого-то другого. Так что тебе не нужно ничего говорить или бояться, что я что-то не так поняла. Я уже женщина… взрослый человек. То, что произошло сегодня ночью, должно было случиться. А теперь, когда это случилось… – Она сделала глубокий вздох. – А теперь, когда это случилось, я думаю, мы оба согласимся, что нам обоим будет лучше разойтись в разные стороны.
– Что ж, если ты так хочешь.
Его голос звучит удивительно невыразительно и вяло для человека, который только что освободился от всякой ответственности и вины за свои поступки, с горечью подумала Холли, но она не обернулась, чтобы посмотреть на него, так что она не увидела ни выражения шока на его лице, ни слез, увлажнивших его глаза.
– Да, именно этого я хочу, – повторила она запальчиво, с трудом сдерживаясь, чтобы он не догадался о ее истинных чувствах.
Она услышала, как он подошел к двери, открыл ее… услышала звук его шагов по лестнице, а затем то, как открылась и закрылась входная дверь. Лежа в постели в напряжении, она услышала, как он завел мотор.
Она подождала, пока не убедилась, что он уехал, пока не стихли последние звуки мотора, прежде чем дать волю своим чувствам, а затем перевернулась на живот и так лежала, опустошенная с желанием заплакать, чтобы от слез стало легче, но она понимала, что ее боль запрятана слишком глубоко.
Как ей удалось уговорить себя, что она его больше не любит? И как он может быть так слеп? Любой должен был бы понять, что никакая женщина не может так отозваться на мужчину, как отозвалась она вчера ночью, если не любит его самозабвенно, до такой степени, что ничто другое не имеет значения.
Она сказала сама себе сердито, что ей надо радоваться, что он не понял, и она еще раз убедилась в его недостатках; но все это не имело значения. Единственное, за что она могла цепляться теперь, было облегчение знать, что, по крайней мере, она не потеряла самообладания, гордости и нашла способ поправить свое пошатнувшееся самоуважение, сказав ему, что вчера ночью она просто подвела черту под прошлым, отделив себя от этого.
И слава Богу, он поверил ей, но ведь у него для этого были все основания, не так ли? Она прекрасно могла себе представить панику и отвращение, охватившие его, когда он проснулся и обнаружил себя лежащим рядом с ней, когда вспомнил…
Он, должно быть, страшился того момента, когда она проснется и попробует как-то эмоционально повлиять на него. Неужели он думал, что она будет вести себя, как девчонка, что будет плакать и умолять, что забудет гордость и самоуважение и будет просить его, чтобы он любил ее, чтобы желал ее. Да, наверняка, он испытал облегчение… более, чем облегчение от ее реакции. Однако он этого не показал, не проявил того, что понимает, как ей трудно справиться с этой ситуацией.
Ее память о прошедшей ночи была наполнена удивительным ощущением того, что она познала огромную нежность и невероятную ласку. То, что происходило между ними, не было просто сексом, во всяком случае с его стороны.
Зачем мучить себя? Зачем делать себе больно? Почему она не может просто признаться – сегодня ночью, повинуясь физическому влечению, Роберт опять стал ее любовником, о чем он тут же пожалел при наступлении дня?
Она лежала дрожа и неожиданно осознала, как сильно оставшееся ощущение от Роберта и этой ночи – Холли с готовностью уцепилась за мысль, что предстоящее напряжение работы не позволят ей сосредоточиться на этом.
Работа, извечная панацея – если вообще только существовала панацея от такой боли, такого желания… такого сердечного самоуничтожения… такого беспощадного, безнадежного стремления к человеку, который, как ей известно, не разделяет ее чувств.
Она смогла как-то дожить до конца недели, хотя и Элис, и Пол неоднократно спрашивали ее, что случилось.
– Я просто немного устала, – отвечала она, и в этих словах была доля правды.
Она обнаружила, что у нее совершенно пропал аппетит, и есть навязчивые желания пойти свернуться калачиком и уснуть, а там пусть мир живет без нее.
Никому не надо было объяснять ей, что с ней происходит, неразделенная любовь – это такая же болезнь, и она влачила свое существование день за днем, думая о тех, кто страдает от того же – от того, что в наше амбициозное время является чуть ли не табу. В то утро она прочитала в журнале заметку о своей кампании. Акцент в ней делался больше лично на нее, восхваляя ее как современную женщину, – женщину, у которой в жизни было все, что она желала.
Все, что она желала… У нее ничего не было, совершенно ничего… даже надежды забеременеть от Роберта. До сегодняшнего утра она не понимала, как, оказывается, хочет иметь ребенка. Она содрогнулась, подумав, что это совсем уже чересчур, что не может обречь ребенка на то, чтобы он стал единственным объектом ее чувств, чтобы перенести на него любовь, которой не желает Роберт.
Она должна радоваться, что не забеременела, но вместо этого она плакала горькими слезами… слезами, в которых перемешались волнения и отчаяние, слезами, которыми она не плакала в то утро, когда Роберт окончательно ушел от нее.
В попытке заставить себя вернуться к нормальной жизни она согласилась пойти с Полом на вечер к их общему другу в субботу.
Они немного опоздали, но хозяйка, которая всегда очень хорошо относилась к Полу, улыбнулась, простив им это после того, как Пол принес извинения и вручил ей специально купленные для такого случая цветы.
– Идите прямо в гостиную, – велела Джемма. – Алан нальет вам аперитив, а я пойду посмотрю, как там ужин. Все остальные гости уже приехали.
Чета Бэйли жила в элегантном георгианском доме, который был тщательно обновлен и покрашен; их гостиная представляла собой большую симметричную комнату, оформленную в мягких персиково-золотистых тонах – немножко театрально на взгляд Холли, но весьма, весьма элегантно и служила прекрасным фоном для мужчин в торжественных костюмах и женщин в изысканных туалетах от модельеров.
Бэйли были больше друзьями Пола, чем ее, но Бэйли встретил их обоих одинаково тепло и радушно.
Холли отказалась от аперитива и стояла, разглядывая гостиную, в то время как Пол объяснял, почему он опоздал. Ее интерес к гостям был весьма поверхностным, но неожиданно она окаменела, увидев на другом конце комнаты Роберта.
К счастью, он стоял спиной к ней, так что у нее было время прийти в себя, не обнаружив свое ребяческое поведение.
– Что случилось, что-нибудь не так? – с тревогой спросил Пол после того, как хозяин извинился и отошел.
– Нет, ничего. Я… я думаю, я простудилась, вот и все, – соврала Холли.
– Простудилась? – Пол в удивлении поднял брови. – У тебя был такой вид, как будто ты собралась умирать. – Он нахмурился. – К тому же, Холли, ты теряешь вес. Послушай, я знаю, тебе не нравится вся эта шумиха вокруг выпуска новых духов, и я знаю, что, пока меня не было, все лежало на тебе. Если это становится для тебя чересчур обременительным…
Холли покачала головой.
– Я просто немного устала, вот и все, – повторила она. – И вообще говоря, так оно и было. Просто ей надо сделать так, чтобы Пол поверил, что дело в здоровье, а не в ее чувствах.
Роберт все еще не видел ее, и ей очень хотелось исчезнуть, прежде чем это произойдет, но как это было возможно сделать, не утащив с собой Пола и не привлекая к себе внимания? Нет, ей просто придется сцепить зубы и так или иначе продержаться весь вечер.
Она вновь оглянулась по сторонам, стараясь не смотреть в сторону Роберта, но ничего не могла с собой поделать. Ее взгляд непременно останавливался на нем, она хотела увидеть – с кем он. Не с Анджелой – ее не видно – но других гостей она знала плохо, поэтому ей было невозможно определить, которая из присутствующих элегантных женщин приехала с ним.
Вернулась Джемма и объявила, что вскоре подадут ужин.
Темно-красная столовая с антикварной мебелью и пейзажами в тяжелых золоченых рамах была идеальным фоном для севрского сервиза и старинного серебра, недавно приобретенных четой Бэйли.
Такое же вложение денег, как и все другое, заметил Алан в ответ на восхищение женщин.
Когда все расселись по своим местам, Холли с ужасом обнаружила, что Роберт сидит напротив и бросил на нее пронзительный взгляд, прежде чем сесть. Она почувствовала, что лицо у нее загорелось, а руки так задрожали, что ей пришлось спрятать их под столом. Пол слева беседовал с соседкой, не замечая ее расстроенного состояния, чего нельзя было сказать о Роберте. На какую-то секунду она увидела его рот, скривившийся как бы в негодовании и презрении, прежде чем отвернулась.
Ладно, пусть она ведет себя глупо, и всем видно, как она взволнована, но ей и в голову не приходило, что Роберт может быть здесь. Если бы она знала об этом, она ни за что не согласилась бы приехать. Она еще недостаточно успокоилась, чтобы увидеть его вновь… и была очень чувствительна, насколько может быть чувствительна женщина к мужчине, которого любит и который был ее любовником.
Один только факт его присутствия вызвал в ней такую бурю чувств, что ей стало просто нехорошо.
Она чувствовала, что ей не надо смотреть на него, и все же, как какое-то безвольное существо, не могла справиться со своими эмоциями и, подняв голову, посмотрела через стол.
Он разговаривал с женщиной, которая сидела рядом с ним, невероятно шикарной брюнеткой, говорившей с американским акцентом, которая, насколько поняла Холли, сопровождала его на вечере.
Ревность пронзила ее острым кинжалом, и она испытала чувства, каких не испытывала никогда, столь первобытные, что они шокировали и потрясли ее.
Они, что же, любовники, Роберт и эта шикарная дама из Нью-Йорка? Может, ее преследование Робертом подогревалось желанием к этой женщине, – которая сейчас сидела подле него, – судя по разговору, прилетевшей из Нью-Йорка специально, чтобы увидеться с ним.
Любовники, конечно же они любовники. Глупо считать иначе.
Сейчас было важнее дожить до конца званого обеда, разговаривать и улыбаться, чтобы никто – и особенно Роберт и его любовница – не догадался, что у нее на уме.
К тому времени, когда подали основное блюдо, голова у Холли почти раскалывалась. Еда не шла ей в горло, и, когда спутница Роберта наклонилась через стол и, тепло улыбнувшись ей, воскликнула:
– Я столько о вас слышала! Позвольте мне выразить свое восхищение вами и всем тем, что вы достигли, – Холли смогла ответить лишь натянутой вежливой улыбкой. Эта женщина, ее звали Кэндис, держалась так уверенно, так чистосердечно и открыто и так обаятельно и тепло, что при других обстоятельствах она непременно понравилась бы Холли.
И она с отчаянием отметила, что лишена даже возможности невзлюбить женщину, которую Роберт избрал своей любовницей, и все это смешалось с ней с чувством вины и презрения к самой себе из-за своего поведения. Если бы она знала, что в жизни Роберта есть другая женщина, женщина, которая по виду обладала исключительным правом на его желание, она бы никогда не позволила своим эмоциям выйти из-под контроля, никогда бы не позволила себе провести с ним ночь.
Все другие покончили с основным блюдом. Джемма нахмурилась, убирая почти полную тарелку Холли.
– Мне очень жаль, Джемма, – извинилась Холли. – Было очень вкусно, но я… у меня что-то совсем нет аппетита последнее время.
Отвернувшись от нее, она неожиданно увидела, что Роберт пристально наблюдает за ней, и поняла, что он слышал слова извинения, которые она пробормотала Джемме.
Он нахмурился, рассматривая ее; несомненно думает: и как это она могла его привлекать, с горечью подумала Холли. Ей достаточно было просто сравнить себя с Кэндис… чтобы увидеть жизнерадостность и уверенность другой женщины, увидеть себя, Холли, такой, какой ее видел Роберт, с чересчур бледной кожей от нервного стресса и напряжения, с фигурой, которой не хватало обольстительных изгибов Кэндис, с разговором, в котором не хватало ума Кэндис. И все же, несмотря на всю зависть к американке, та не могла не нравиться ей, потому что вела себя одинаково обворожительно как с мужчинами, так и с женщинами.
Пол, по всей видимости, был совершенно очарован ею и так отчаянно с ней флиртовал, что Холли удивилась спокойствию Роберта.
После трапезы все вернулись в гостиную. Пол немедленно присоединился к группе, центром которой была Кэндис.
Увлекшись рассмотрением американки, Холли не заметила, как к ней приблизился Роберт, окликнув ее.
Она немедленно застыла, и ее охватила паника. Что он намеревается ей сказать? Хочет попросить не выдавать ее Кэндис, не рассказывать о том, что между ними было? Неужели он думает, что она способна на такое?
Еще один шаг, и он окажется рядом с ней. Она уже дрожала от потрясения и отчаяния; полностью проигнорировав его, она развернулась и быстро вышла из гостиной.
В одной из спален наверху она уставилась на свое отражение в зеркале. Может быть, это из-за освещения ее кожа кажется такой бледной, а глаза такими несчастными?
Она выглядела как человек, придавленный бременем, как женщина, значительно потерявшая в весе за короткий срок.
По сравнению с Кэндис, ее энергией и здоровьем, она выглядела как выздоравливающий больной. Холли содрогнулась. Если бы она знала о Кэндис раньше… Она закусила губу, но сейчас было поздно терзать себя за то, что она позволила Роберту использовать себя как средство освобождения от физического влечения к другой женщине.
Это на него она должна направить свое презрение, уговаривала она себя, но это не помогало избавиться от бремени самонеуважения.
Было поздно, когда они с Полом уходили из гостей. Как только они сели в машину, Пол заговорил о Кэндис. Холли закусила губу, она была слишком опустошена, чтобы напомнить ему, что Кэндис – любовница Роберта, а Роберт – его друг.
– Ты была сегодня очень задумчивой, сказал он перед тем, как высадить из машины у ее дома. – Роберт заметил это и сказал, что ты, должно быть, очень устаешь на работе.
Холли отвернулась не в силах что-либо ответить. В глазах у нее стояли слезы. Она не знала, что было сильнее, ее любовь к Роберту или ненависть к себе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возвращение любви - Джордан Пенни

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Возвращение любви - Джордан Пенни



книга хороша,но главная героиня иногда сильно раздражала своей неуправляемостью
Возвращение любви - Джордан Пенниatevs17
5.03.2012, 11.03





Я не согласна с вами. Просто у был ГГ слишком жестокий урок, а такое помнят всю жизнь.
Возвращение любви - Джордан ПенниЛюдмила
30.08.2013, 17.11





мне понравилось.Героіне быть бы пожівее і решітельнее
Возвращение любви - Джордан Пеннилида
2.11.2013, 17.13





Немного скучновато, а так не плохо. Нет ярких чувств и страсти, все средненько и спокойно.Раздражало самокопание гг и слово " дрожала" 7/10.
Возвращение любви - Джордан ПенниДамочка
11.03.2014, 21.01





Читать можно , если больше нечего делать. Вообще - то сплошная дрожь.3/10.
Возвращение любви - Джордан ПенниЛюбовь М
9.04.2014, 12.55





Мне понравилось спакойная можно читать 7из10.
Возвращение любви - Джордан ПенниРада
27.09.2014, 4.26





Большой разрыв в отношениях героев.
Возвращение любви - Джордан ПенниКэт
15.11.2015, 11.57





Маловероятная история: он целых 11 лет хранит целомудрие и тоскует по ней, не пытаясь увидеть (надо понимать, ни почты, ни телефона, ни самолета рядом не было), а она все это же время хранит верность человеку, которого вполне заслуженно считает негодяем. Оба, вроде, нормальны психически и успешны в деловом отношении, так что трудно поверить в такое. Кстати, в начале истории герой не проявил ни малейшей порядочности, затащив в постель девочку, сестру друга, без намерения жениться. Словом, халтура.
Возвращение любви - Джордан Пеннинадежда
17.02.2016, 20.46





Ну вот не верю я в такие чувства.Бывают конечно ненормальные бабы.У которых если ,что не так, комплексы бьют отовсюду.
Возвращение любви - Джордан ПенниЭлочка
17.05.2016, 21.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100