Читать онлайн Возвращение любви, автора - Джордан Пенни, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение любви - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение любви - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение любви - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Возвращение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Где-то на полпути между ее домом и квартирой Пола Холли уснула.
Роберт бросил на нее беглый взгляд и решил, что ее молчание – всего лишь знак нежелания о чем-либо говорить с ним, заслуженное напоминание, что он утратил права на ее дружеское расположение… или ее любовь, но затем какое-то шестое чувство подсказало ему, что она просто-напросто уснула.
Он сбросил скорость, чтобы убедиться в этом, и посмотрел на ее спящее лицо.
Без сомнения, она сейчас казалась ему более женственной, более желанной, чем… чем когда была девчонкой, а может быть, это просто потому, что он – мужчина, а не мальчик и лучше понимает, что она может дать тому счастливцу, которого полюбит?
Когда-то он мог стать таким счастливцем, но он отвернулся от нее, сказав себе, что слишком молод, что они оба слишком молоды – что они забудут друг друга и будут спокойно жить дальше. У него были такие планы… планы, которые он построил задолго до того, как однажды летом взглянул на сестру Пола и его неожиданно охватило желание.
Его отец был человеком слабого здоровья и, рано бросив работать, оказался вынужден довольствоваться скудной пенсией, а мать постоянно твердила Роберту, что ему будет уготована такая же участь, если он последует примеру отца. Он очень любил своего отца и ему причиняло боль читать иногда в его глазах выражение беспомощного положения, но в то же время он дал себе клятву, что никогда не будет таким.
Родители его уже умерли, и, будучи взрослым человеком, он понял, что его отец вполне мог бы быть счастлив, занимаясь садом, общаясь с друзьями, если бы мать приняла такой образ жизни; он также понял, что богатство, тщеславие и успех не обязательно делают человека счастливым, что в жизни помимо этого есть другие потребности, другие нужды, которые, если их не удовлетворять, могут превратить успех человека в засушливую пустыню, где умирают от жажды.
Он понял почти сразу же, как только оставил Холли, что никогда не сможет по-настоящему забыть ее, и не прошло и полугода, как он стал страстно желать ее так, что часто просыпался ночью в слезах, а в голове у него звучало ее имя.
Но тогда он был слишком молод, слишком эгоистичен, слишком поглощен уроками, которые преподали ему его родители, чтобы признать, что совершил ошибку, а позже, когда он был готов признать это, стало слишком поздно.
Он сказал себе, что Холли, вероятно, нашла кого-то другого, что кто-то, у кого было больше ума и больше проницательности, заметил то, что не хотел замечать он.
По этой причине он избегал контактов с кем бы то ни было из их городка, а потом стал следить за успехами Холли в финансовой прессе. Он решил вернуться в Британию. Он говорил себе, что ведет себя глупо… что гонится за сказкой, которой нет… что он может обнаружить, что Холли, какой он ее помнил, больше не существует.
А затем он увидел ее, поговорил с ней и сразу же понял, что ничего не изменилось – во всяком случае для него. И эмоции, которые он так долго подавлял, захлестнули его. В первый же раз, когда он увидел ее на своей дороге, искушение крепко прижать ее к себе и не отпускать было так сильно, что он еле сдержался, чтобы не сделать этого.
Он любил ее, ну а она, могла ли она любить его? Физически она откликалась на него, желала его – он это понял. Но не было ли это желание всего лишь тенью прошлого? Могло ли оно перерасти в реальную жизнь… в реальную любовь? Он смотрел на ее лицо, и у него было жгучее желание остановить машину и овладеть ею, шептать ее имя, говорить ей, как он любит ее. Он выругался, напомнив себе, что ему под сорок и что реакция его тела на простую мысль о том, чтобы коснуться ее, это реакция двадцатилетнего мальчика, а не зрелого мужчины.
Когда они подъехали к ферме, Холли по-прежнему спала. Сумочка упала с ее колен, и он инстинктивно наклонился, чтобы поднять ее. Затем он заколебался, прежде чем открыть ее. Если он сразу же не найдет ключей, разбудит ее. Если он… Но как только он открыл сумочку, их увидел.
Его пронзило чувство обреченности, абсурдное ощущение, что он уже не владеет ситуацией. Он вынул ключи из сумочки и закрыл ее.
Затем он вышел из машины и прошел по дорожке к входной двери, чувствуя, как у него колотится сердце от волнения и тревоги.
Он отпер дверь, стараясь не сосредотачиваться на мыслях, которые проносились у него в голове, на мыслях, которые таились в глубине как подводные рифы. Холли еще могла успеть проснуться – еще могла успеть посмотреть на него этими своими большими глазами, которые когда-то светились любовью… почти обожанием, но которые сейчас смотрели на него с холодным пренебрежением, а то и презрением. Это было трудно выносить, особенно если учесть, что…
Учесть что? Что он слишком, слишком поздно осознал, что любил ее и всегда будет любить?
Он открыл дверцу машины и замер, потому что включился свет, но Холли даже не шелохнулась. Он наклонился, подложил одну руку под ее колени, а другую под спину и вышел из машины.
Она весила даже меньше, чем он ожидал. Он помнил, какая она всегда была хрупкая и женственная. Теперь ее тело было более зрелым, талия уже, грудь и губы округлей, а ноги изящней.
Тогда она была девчонкой, а сейчас женщиной, и, стоя в темноте рядом с машиной, крепко держа ее на руках, он не мог не чувствовать этого.
Облака, которые до этого скрывали луну, проплыли мимо, и неожиданно свет упал Холли прямо на лицо.
Роберт затаил дыхание, когда она нахмурилась во сне, часть его желала, чтобы она проснулась, прежде чем события перестанут быть управляемыми, другая же часть…
Она издала слабый звук, губы ее слегка раскрылись. Рука ее зашевелилась и прикоснулась к его сорочке, ресницы задрожали, как если бы она собиралась открыть глаза, но затем – невероятно, но она, повернув голову, уткнулась лицом в его грудь, издав при этом довольный звук. По телу у него побежали мурашки, и он задрожал.
Когда-то, давным-давно, она робко целовала его в шею, ласкала губами так застенчиво, что он сжимал зубы и из последних сил сдерживал себя.
Сейчас его желание также велико, но оно не было таким эгоистичным, он больше думал об удовольствии, которое мог доставить ей, чем об удовольствии для себя. Теперь ему важнее не ее прикосновения, а знания того, что она этого хочет. Хочет его.
Желание обжигало его. Холли, Холли, он подавил в себе желание разбудить ее и сказать, как он ее любит, как скучает по ней.
Вздрогнув, он повернулся и направился к двери с Холли на руках.
В доме было тепло и уютно. Квадратный холл вымощен каменной плиткой, старой и отполированной. Тяжелый занавес из Дамаска закрывал входную дверь изнутри. На полированном столике ваза с цветами. Оловянные боковые светильники освещали стены. Из холла открывалось несколько дверей, но взгляд Роберта был устремлен вверх на деревянные ступеньки, также отполированные временем и покрытые ковровой дорожкой, по старинке закрепленной металлическими прутьями по длине.
Он начал подниматься вверх по ступенькам. Я поступаю правильно, говорил он себе. Пусть лучше проснется на удобной постели, чем скрючившись в кресле.
Только одна из спален была открыта. Он рискнул и пронес ее туда.
Рядом с кроватью лежала на тумбочке аккуратная стопка свежего белья, а на самой кровати валялся халат и его белизна резко контрастировала с покрывалом.
Он инстинктивно отбросил покрывало, прежде чем положить Холли на кровать. Кровать была старой и, очевидно, дорогой. Когда он опустил на нее Холли, она нахмурилась во сне, поеживаясь, как если бы ей было зябко.
Окно в спальне было открыто. Роберт подошел к нему и, закрыв его, задернул шторы. Комната была нежных персиковых, серых и голубых тонов. Мебель старинная и хорошо отполированная, а на одном из комодов стояла ваза с засушенными цветами.
На столе позади кровати лежала массивная старинного вида книга. Роберт взял ее в руки, и улыбка тронула его губы. «Справочник лекарственных растений Кульперера».
Ну конечно… что еще могло быть? Теперь ему следовало уйти и оставить ее в покое.
Его обязанности на этом закончились. Больше его здесь ничего не держало. Нет причин оставаться. Он направился было к двери, но затем остановился и, вернувшись, посмотрел на нее. Он протянул руку и дотронулся до ее лица.
Его рука дрожала, ему не следует этого делать, подумал он. Это было ужасным вторжением… покушением на ее уединенность. Он повторил себе все причины, по каким должен уйти, но ни одна из них не звучала убедительно, потому что ему так хотелось быть с ней рядом в этой уютной комнате, где все словно шептало, что его место здесь, рядом с этой женщиной, всегда было и будет.
Он снял ботинки и пиджак. Единственное, чего ему хотелось, это лечь рядом с ней, обмануть себя хоть на минуту, что еще можно все вернуть… что она сможет забыть, простить… что его любви будет достаточно, чтобы оживить ее любовь.
Он лег на кровать рядом с ней, лицом к ней, но не тронул ее.
Он долго лежал и просто смотрел на нее, как бы впитывая ее в себя. Затем он зевнул, раз, другой, и глаза его постепенно закрылись.
Последнее, что он сделал, прежде чем уснуть, протянул руку и обнял ее за талию.
Холли проснулась первой – с приятным ощущением тепла и удовольствия, с ощущением того, что ее обнимают и защищают… чуть ли не любят.
Она полежала так какое-то время, с радостью впитывая в себя это ощущение, расслабляясь и желая как можно более приблизиться к удивительному источнику тепла и уюта, мужскому телу, которое лежало так мучительно близко от нее.
Она резко открыла глаза. Нет, это не галлюцинации. Она действительно лежит рядом с другим телом – и это Роберт, мгновенно поняла она.
На какое-то мгновение она полностью растерялась, не в силах понять, как ее угораздило оказаться в постели вместе с Робертом и при этом оба они были одеты, а тела их сплелись как тела самых страстных любовников.
Она начала дрожать слишком растерянная, чтобы отодвинуться от него. Она стала рассматривать его. И тут Роберт проснулся.
У нее перехватило дыхание.
– Холли.
Ее имя у него на губах было как само дыхание жизни. Сердце у нее слегка замерло, а затем бешено заколотилось.
Она пошевелилась и, должно быть, подвинулась, потому что в следующую секунду оказалась ближе к нему, намного, намного ближе.
– Холли, – повторил он, и она ощутила на своих губах его дыхание.
Ей был знаком вкус его поцелуя, как знакома собственная реакция на него, и все же она была не готова к этому… не готова к устрашающе сильному взрыву эмоций и желания, охватившего ее, так что, не успев даже подумать, она уже прижималась к нему, желала его, любила его, как будто не было этих десяти лет.
Как будто все еще во сне, она позволила себе быть захваченной волной чувств.
Это Роберт обнимал ее, целовал, прикасался к ней. Это кожа Роберта под ее трепещущими пальцами. Это губы Роберта целуют ее с такой жадностью и нежностью, это голос Роберта, который с волнением говорит ей, как он желает ее и как по-прежнему страдает по ней.
Сама Холли не говорила ничего, слишком потрясенная этим невероятным чудом, чтобы говорить.
Губы Роберта ласкали ее шею, находя знакомое чувствительное место на изгибе, и его поцелуй становился властней, когда он почувствовал дрожь желания в ней и услышал ее глуховатый стон удовольствия.
Прижавшись к нему, дрожа от нетерпения, Холли ощутила раздражающую помеху одежды, свое желание ощутить гладкую твердость его мышц, знакомую ласку рук.
Она издала глухой, едва различимый звук, и, если бы Роберт не узнал его, он никогда бы его не понял. Его сердце подпрыгнуло от радости, и его руки дрожали, когда он выполнял ее непроизнесенную мольбу.
Давно с ним не было ничего подобного… давно не желал ничего подобного, признался себе он, ненавидя память о тех потерпевших провалах попыток, когда он пытался забыться с другими. В конце концов он понял, что это было одинаково разрушительно как для него, так и для его партнерш, и насмешливо смирился со своим невольным безбрачием.
Холли, конечно же, не была столь целомудренной, да и почему должна быть? Она ничем не связана, но даже зная, что у нее имелись другие мужчины, ни его любовь к ней, ни уважение не становились от этого меньше, хотя он горько ревновал ее к тому, что она им дарила. То, что он когда-то с такой легкостью отверг.
Теперь, однако, он был с ней, докажет, как изменился, как она ему нравится… как ему нравится все то, что она ему когда-то давала.
Когда ей в конце концов удалось сбросить с себя рубашку, он пообещал себе, что устроит ей такой праздник счастья и любви, что его собственное желание не будет иметь никакого значения, а все удовольствие для него будет заключаться в том, что он покажет ей, сколько она для него значит, и вот под прозрачной тканью бюстгальтера он увидел ее темные и набухшие соски! Его рука прикоснулась к ее обнаженному телу.
Она быстро и часто задышала, и грудь ее начала вздыматься, как будто молча молила о его ласках.
Он наклонил голову, и Холли почувствовала тепло его дыхания у ключицы. Она напряглась, смотря на его темные густые волосы. Она чувствовала тепло, исходившее от его кожи, его напряжение и возбуждение.
Когда его губы коснулись нежного изгиба ее груди, она вздрогнула, боясь пошелохнуться, боясь дышать. Ей хотелось лишь закрыть глаза и шептать его имя как молитву. Она чувствовала, как он жадно целует ее тело, приближаясь к шелковому барьеру, отделявшему его от цели, а затем, как если бы он был слишком нетерпелив или взволнован, чтобы его преодолеть, он захватил его ртом вместе с твердой верхушкой.
Когда-то давно он уже ласкал ее так, и она вскрикивала, когда чувственные стрелы пронзали ее. Тогда Холли боялась силы этого чувства. Теперь же…
Она содрогнулась от сладостного удовольствия и изогнулась, обхватив Роберта руками, прижимая его к себе и шепча его имя, и он почувствовал, как содрогнулся в ответ.
Но то что последовало за этим, было как сон, время бежало стремительным потоком, унося ее с собой, и она чувствовала только его руки, его дыхание и бесконечное удовольствие.
Она чувствовала его гладкие мышцы под своими руками. Она ощущала их сокращение от прикосновения ее пальцев.
Он целовал ее живот, бедра с медлительной нежностью так, что каждая секунда казалась ей вечностью чувства и желания.
Когда-то, когда она была девчонкой, она испугалась той черты, за которой находилась сейчас, и в страхе отстранилась от него. Но она скоро перестала колебаться, потому что сомнение отхлынуло в инстинктивном осознании того, что за этим стоит.
Она потонула в чувствах, его тело стало легким и невесомым, оно страстно желало его. Ее облегчение наступило тогда, когда это желание уже невозможно было выносить, и она издала крик.
Роберт какое-то время не решался. Она услышала, что он забормотал что-то – то ли протест, то ли вопрос, в своем состоянии она не могла различить слов, только почувствовала его нерешительность.
Она дотронулась до него и почувствовала, что он дрожит.
– Я хочу тебя, Роберт. Я хочу только тебя, – сказала она, – и как только она это сказала, ее тело стало коварно обольстительным и почти вынуждало его позабыть о самоконтроле и прильнуть к ней, овладеть ей.
Необычность этого ощущения смутила их обоих, и они оба почувствовали себя неловко.
– Холли…
Роберт смотрел на нее изучающим взглядом. Ей хотелось закрыть глаза, чтобы не видеть этого.
– Ты какая-то такая маленькая – все прямо как в первый раз…
Слова эти были сказаны очень осторожно, очень сочувственно, возвращая ее к действительности, а ей этого сейчас меньше всего хотелось. Возвращение к действительности означало бы постановку вопроса – что она делает и почему. Возвращение к действительности означало бы…
– Я… я не хочу сделать тебе больно.
Он и в первый раз так сказал, с горечью подумала она, и хотя она желала его, все-таки немного испугалась. Но он не сделал ей больно тогда и, уверена, он не сделает ей больно и сейчас.
Она успокоилась и приблизилась к нему, почувствовав, как он отозвался на это чувственным содроганием.
Ничего почти не изменилось, подумал он, его любовь к ней насмехается над его предполагаемым самоконтролем и зрелостью.
Понимая, что уже больше не в силах контролировать себя, он позвал ее голосом, полным сладкой муки. Ему показалось, что она проговорила что-то в ответ, но он уже был слишком захвачен нараставшим в нем чувством, пытаясь дать ей понять, что хотел бы иметь больше времени, больше возможности контролировать себя, чтобы убедить ее в том, как всегда любил ее и будет любить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возвращение любви - Джордан Пенни

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Возвращение любви - Джордан Пенни



книга хороша,но главная героиня иногда сильно раздражала своей неуправляемостью
Возвращение любви - Джордан Пенниatevs17
5.03.2012, 11.03





Я не согласна с вами. Просто у был ГГ слишком жестокий урок, а такое помнят всю жизнь.
Возвращение любви - Джордан ПенниЛюдмила
30.08.2013, 17.11





мне понравилось.Героіне быть бы пожівее і решітельнее
Возвращение любви - Джордан Пеннилида
2.11.2013, 17.13





Немного скучновато, а так не плохо. Нет ярких чувств и страсти, все средненько и спокойно.Раздражало самокопание гг и слово " дрожала" 7/10.
Возвращение любви - Джордан ПенниДамочка
11.03.2014, 21.01





Читать можно , если больше нечего делать. Вообще - то сплошная дрожь.3/10.
Возвращение любви - Джордан ПенниЛюбовь М
9.04.2014, 12.55





Мне понравилось спакойная можно читать 7из10.
Возвращение любви - Джордан ПенниРада
27.09.2014, 4.26





Большой разрыв в отношениях героев.
Возвращение любви - Джордан ПенниКэт
15.11.2015, 11.57





Маловероятная история: он целых 11 лет хранит целомудрие и тоскует по ней, не пытаясь увидеть (надо понимать, ни почты, ни телефона, ни самолета рядом не было), а она все это же время хранит верность человеку, которого вполне заслуженно считает негодяем. Оба, вроде, нормальны психически и успешны в деловом отношении, так что трудно поверить в такое. Кстати, в начале истории герой не проявил ни малейшей порядочности, затащив в постель девочку, сестру друга, без намерения жениться. Словом, халтура.
Возвращение любви - Джордан Пеннинадежда
17.02.2016, 20.46





Ну вот не верю я в такие чувства.Бывают конечно ненормальные бабы.У которых если ,что не так, комплексы бьют отовсюду.
Возвращение любви - Джордан ПенниЭлочка
17.05.2016, 21.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100