Читать онлайн Возвращение любви, автора - Джордан Пенни, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращение любви - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.02 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращение любви - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращение любви - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Возвращение любви

Читать онлайн

Аннотация

Молодая англичанка начинает заниматься бизнесом и делает стремительную карьеру. Она производит экологически чистую парфюмерию и попадает в "десятку". Ее продукция, как и она сама, - нарасхват: презентации, фоторепортажи, интервью. Появление очаровательного бизнесмена на любом светском рауте - большая честь для хозяев. Ее признают "Первой леди года Англии". Надо ли говорить, что она к тому же красива?
Все бы хорошо, но у этой молодой женщины нет мужчины. Юношеский роман разбил ее сердце. Она никого больше не может любить, кроме того парня, который в давнюю пору вступил с ней в любовную связь, а потом укатил в Штаты - за "американской мечтой".
И вот через десять лет они встречаются...


Следующая страница

1

– А затем он сказал, что ему опять придется задержаться на работе, и это уже третий раз за последние две недели. Я понимаю, что твои дела отнимают у него много времени, поскольку вы расширяетесь и вам столько внимания уделяет пресса, но, Холли, может, я похожа на идиотку? Работать допоздна… Я уверена, что это не связано с твоими делами, да еще его новая секретарша имела наглость сказать мне, что он на собрании, когда я позвонила вчера.
Разглаживая свою аккуратную прямую юбку светло-желтого цвета, Холли рассеянно слушала болтовню Пэтси – не потому, что ей были интересны или безразличны проблемы своей старой подружки – в конце концов, вместо того, чтобы сидеть здесь и выслушивать жалобы Пэтси на Джеральда, она намеревалась провести несколько драгоценных свободных часов, помогая Роури сажать тюльпаны и незабудки, которые так великолепно будут смотреться весной, когда зацветут.
Когда Пэтси позвонила ей, попросив, чтобы она приехала, так как должна с ней кое о чем поговорить, она сразу же поняла по ее трагическому тону: у нее что-то случилось.
Бедный Джеральд, уж его-то меньше, чем кого-либо, можно заподозрить в измене своей капризной жене, а вот у Пэтси было несколько иное представление о брачных узах.
Она пыталась сосредоточиться на том, что говорила Пэтси, и выяснила: подруга уже перестала жаловаться на новую секретаршу и теперь жалуется на то, сколько Джеральду приходится работать из-за нее, Холли.
– Я знаю, Джеральд сам об этом никогда не скажет, но ведь он не состоит в правлении, не так ли? Я хочу сказать, он всего лишь бухгалтер, а ему приходится выполнять и другие функции.
Холли сдержала неприязненную улыбку. Ей пора было привыкнуть к тому, что многие ее друзья или завидовали или негодовали по поводу ее неожиданного делового успеха. Многие из них, и среди них Пэтси, имели весьма преувеличенное представление о ее средствах. Ее компания действительно стала приносить ощутимый доход, но большая его часть шла на расширение дела, и единственной роскошью, которую она смогла себе позволить, было приобретение фермерского дома в стиле тюдор в нескольких милях от города.
Еще будучи девочкой, она любила Хэддок Фарм, возможно, не так сильно, как Холл, но зачем одинокой женщине дом с двадцатью спальнями, танцевальным залом, гостиной, равной по площади всему нижнему этажу ее собственного дома, плюс библиотека, две приемные и целый лабиринт всяких кухонь и подсобок, даже если она могла себе это позволить?
Нет, ферма подходила ей намного больше… Она намного больше соответствовала стилю жизни, который Холли выбрала для себя. В нее входили строения, которые почти одного возраста с близлежащей деревней, старше Холли на целое столетие, но лучше всего было, пожалуй, то, что вокруг основного здания много разных других строений, хотя они уже почти разваливались, а сады, окружавшие дом, выглядели заброшенными, когда она въехала.
Тем больше простора для осуществления ее собственных замыслов, игриво ответила она Джеральду и Пэтси, которая заметила, что Холли сошла с ума, взваливая на себя такую долговременную обузу, когда, по всей логике, все ее время следовало отдавать делу.
Дело… Изящная рука, разглаживавшая желтый шелк юбки, замерла.
Даже сейчас ей иногда трудно себе представить, как дело, которое она начала в сарае в отцовском саду, вылилось в такое крупное предприятие, каким оно являлось сегодня.
Сразу после окончания университета с дипломом химика в кармане она испытала неудовлетворенность от современного акцента на производство химической косметики. Когда-то ей подарили книгу «Рецепты для домохозяек с использованием целебных трав» семнадцатого века, и, прочитав ее, она стала разрабатывать свои более доступные методы производства косметических продуктов из натуральных веществ, что в итоге привело ее к сегодняшнему успеху. То, что она изготовляла первоначально или для себя, или для того, чтобы проверить рецепты из книги, постепенно получило признание, которому всячески способствовал Пол, ее брат, взявший на себя маркетинговую часть первоначально небольшого дела.
Она хорошо помнила их дебют на местной ярмарке. Ей доставляли удовольствие те дни и жизнь, когда она могла ходить в старых джинсах и свитере с распущенными волосами, а не тратить время на прически и одежду в строгом стиле.
Теперь все было иначе, особенно в последние два года, когда ей присудили почетное звание «Первой деловой женщины года» и постепенно втянули в общественную жизнь, из-за чего она стала испытывать внутренние разногласия с собой и иногда очень неодобрительно относилась к женщине, которую видела в зеркале, женщине, променявшей свои джинсы на элегантный деловой костюм. Эта женщина больше не могла ходить без шелковых чулок, а ее тонкие шелковистые волосы были умело подстрижены и еще более умело подкрашены так, что подчеркивали чистоту ее кожи и черты лица… Но больше всего ей не нравилось то, что, как она неожиданно обнаружила, она действительно стала женщиной, а не девчонкой, как раньше.
Сейчас ей тридцать… как быстро пролетели годы! Ее жизнь сложилась совершенно иначе, чем она представляла. Когда ей было под двадцать, она думала, что выйдет замуж, будет иметь детей и будет счастлива потому, что станет тем центром, вокруг которого вращаются муж и дети, как и у ее матери. И вот ей тридцать, она не замужем, у нее нет детей, но у нее есть имя и успешная карьера, о которых она и не помышляла в свои восемнадцать.
Но тогда, в восемнадцать, она была влюблена, и более того, считала, что ее тоже любят и это навсегда. Как она была наивна! Сейчас, оглядываясь на своих друзей и их семейные отношения, она не могла не признать, как все идеализировала. Пол, ее брат, всегда говорил, что она из рода мечтателей.
Пол. Теперь он находился в Южной Америке, собирая материал о племенах в тропических лесах, прежде чем окружающая их среда и исключительные свойства местной растительности исчезнут навсегда, растительности, из которой можно изготовлять лекарства, спасающие жизнь без побочных эффектов химической терапии.
Она заерзала на обитой ситцем кушетке Пэтси, и неожиданно ей стало нехорошо от сильного аромата духов Пэтси, от чересчур заставленной красивой гостиной. Ей захотелось на воздух, захотелось надеть свои самые потертые джинсы и начать мять мягкую глинистую землю, испытывая возбуждение и удовольствие от посадки цветочных луковиц, представляя, как красиво будут смотреться цветы весной на ровных клумбах вдоль дорожек, обрамленных старыми многолетниками. Окно кухни выходило на эти клумбы, а за ними, по другую сторону ограды, располагались ее посадки из овощей и лекарственных трав.
Роберт всегда поддразнивал ее по поводу любви к выращиванию всего и всякого, утверждая, что это, должно быть, дают знать о себе гены семьи ее отца, все поколения которой производили фермеров.
Во времена ее дедушек и бабушек, однако, фермерство было не достаточно прибыльным, чтобы содержать семью, так что ферму продали, а отец выучился на бухгалтера, хотя его никогда не привлекала городская жизнь, и он продолжал жить в деревне, где вырос.
А у ее брата не было такого ощущения корней и преемственности, которые были так важны для нее, он был путешественником, чей пытливый ум никогда не давал ему покоя. Не удивительно, что они с Робертом были такими друзьями. Были…
Холли подумала: интересно, поддерживают ли они сейчас отношения. Пол действительно не часто упоминал о нем в последнее время… до тех пор, пока его имя и фотографии не стали часто появляться на страницах финансовой прессы.
Она почувствовала, как у нее напрягаются мускулы, а душа и тело готовятся отбросить от себя образ, который нарушал ее спокойствие. Тщетно пыталась она сосредоточиться на успокаивающей картине из нынешней массы темно-голубых незабудок и высоких изящных желто-золотистых тюльпанов; вместо этого в ее душе возник образ поджарого темноволосого мужчины, образ, который со временем претерпел в ее воображении некоторые изменения, и теперь явственней выделялись мужественные черты лица и прохладная ясность серо-голубых глаз.
Роберт всегда знал, чего он хочет от жизни, всегда знал, что делать; к сожалению, она тогда поверила, что является частью этого жизненного плана, и когда он говорил, что любит ее, то ей казалось, что так будет вечно.
Воспоминания, которых она не желала, все ее чувства, ощущения, которые десять лет она пыталась заставить себя забыть, стали выбираться на поверхность.
Как много девчонок восемнадцати лет или около того пережили то, что пережила она, и все забыли. Почему же тогда она не могла с чистой совестью сказать, что забыла Роберта, что память о нем больше не вызывает в ней ни малейшей боли?
После этого она была очень осторожна в своей личной жизни, очень осторожно шла на контакт с мужчинами, которые, она знала, не смогут затронуть ее душу, мужчинами, которые ей нравились, чье общество нравилось ей, мужчинами, которые, она была в этом уверена, хотели бы, чтобы их отношения стали больше, чем дружескими, мужчинами, которые во многих случаях и при малейшей поддержке с ее стороны смогли влюбиться в нее и пожелать связать с ней свою жизнь, но она боялась допустить это… боялась ошибиться… боялась сама полюбить вновь и вновь быть отвергнутой.
Что же она тогда потеряла? Идеальный союз двух людей, которые были единым целым, любовниками, друзьями, спутниками, любящими и поддерживающими друг друга, верными, как она себе представляла брак в пору, когда была влюблена в Роберта?
Нет, когда она смотрела на брак своих друзей, ни один из них не был ничем подобным, хотя в основном они были удачными… в общепринятом смысле.
Она знала так много женщин, которые открыто говорили, что их взаимоотношения с мужьями не шли ни в какое сравнение с любовью к детям и что только это сохраняет семью; она также знала много мужчин, которые на деловых обедах заявляли, к ее раздражению, что их жены больше не заботятся о них, не ставят на первое место и не относятся к ним с обожанием, как они того, по их мнению, заслуживают. И тем не менее такие семьи сохранялись.
Возможно, дело было в том, что она смотрела на все это со стороны… а возможно, срабатывал ее защитный механизм, утешавший ее тем, что так ей лучше… лучше быть одной, чем пускаться в рискованное предприятие, именуемое браком.
Нет, ничего в ее жизни не сложилось так, как она задумывала. Она взглянула на Пэтси, которая все еще говорила что-то о Джеральде. И лицо ее искажали горечь и раздражение. Пэтси, которая в восемнадцать лет решительно заявила, что она добьется кое-чего в жизни, а не будет торчать в глубинке, когда существуют города, где всегда найдется место для тех, у кого есть смелость и честолюбие!
Ну и чего достигла Пэтси? Она поехала в Лондон и нашла себе работу в художественной галерее рядом с Бонд-стрит, где она вскоре закрутила роман с владельцем, который закончился ее быстрым увольнением после того, как об этом узнала жена, плюс очень неприятным визитом в частную гинекологическую клинику.
Пэтси рассказала ей обо всем этом со слезами на глазах, подвыпив, накануне своей свадьбы с Джеральдом. Джеральд был ее поклонником еще со школьных времен, за которого она решила выйти замуж, когда вернулась домой после того, как для нее начала меркнуть привлекательность города. Джеральд, по собственному определению Пэтси, был ее утешительным призом в лотерее жизни, где ей не удалось выиграть ничего более значительного.
И вот теперь Пэтси жалуется на то, что Джеральд, по-видимому, изменяет ей.
Холли стала машинально утешать ее, но Пэтси ядовито ее прервала:
– Я так и знала, что ты это скажешь. По правде говоря, Холли, ты всегда витала в облаках. Ты никогда не видишь реальности. Неудивительно, что ты до сих пор не замужем, что напоминает мне… А знаешь, кто купил Холл?
Холли ждала, ее лицо было спокойным и, она надеялась, бесстрастным. Она чувствовала, что момент продажи приближается, и ощущала это все последние дни, по сути с тех пор, когда Роури, привезя удобрение для роз, невзначай обронил, что Холл продан и знаете – кому? Он был на десять лет ее моложе и, конечно же, не мог знать, а тем более помнить, что когда-то она и Роберт Грэхэм «гуляли вместе», и Холли считала, что они будут помолвлены, а затем поженятся. Что она уже выбрала имена двум первенцам… что она живо представляла себе их совместную жизнь… что она верила, когда Роберт говорил, что любит ее… верила, что, когда они были любовниками, их физический союз значил намного больше, чем просто слияние двух тел. Ее рот слегка скривился в насмешке над собой, а глаза потемнели при воспоминании о боли, которую она испытала, когда Роберт сказал ей, что собирается в Америку – писать диссертацию по исследованию бизнеса… О той ночи, когда он дал ей понять, что она была лишь кратким эпизодом в его жизни, способом скоротать долгие летние месяцы, прежде чем он отправится по настоящему делу для осуществления намеченного плана жизни. Все, о чем она мечтала, – замужество, дети – все было связано с ним, однако у него были совершенно иные представления.
Он уставился на нее в полном непонимании, когда Холли попыталась выразить свои чувства, не веря тому, что он говорит, что он способен на подобное и что, как только в конце месяца он уедет в Гарвард, их отношения прекратятся.
– Брак? Но тебе всего восемнадцать. Ты в сентябре пойдешь учиться в университет. Ты слишком молода.
Ты слишком молода! Как ловко и обоснованно он использовал ее возраст против нее же самой, освобождая себя от всякой вины… от всяких угрызений совести.
Сейчас она тоже невольно соглашалась с тем, что была слишком неопытна для его игры в обычный секс, слишком потрясена, слишком оскорблена… слишком переполнена чувствами, чтобы напомнить ему слова любви, которые он шептал ей, когда держал ее в своих объятиях, напомнить, с какой страстью они занимались любовью… напомнить, что в свои восемнадцать она была слишком наивна, чтобы различать мужскую потребность в сексе и непреодолимое женское желание любить и быть любимой.
Теперь, когда от той наивной девочки ее отделяли целые десять лет, она спокойно ждала с серьезным выражением лица, когда Пэтси выплеснет свою информацию, и она никак не выдала своего волнения, когда Пэтси наконец произнесла с важным видом:
– Роберт Грэхэм вернулся. Я думала, что нужно тебя предупредить…
– Предупредить! – вежливо переспросила Холли, позволив себе выразить удивление. – О чем?
– Ну… ну о том, что он приехал, – ответила Пэтси, слегка растерявшись. – Я вспомнила, как ты переживала, когда он бросил тебя. Я, помнится, сказала накануне своим, что вы с Робертом поженитесь, когда тебе исполнится двадцать один…
Подавляя свои истинные чувства, Холли пыталась казаться невозмутимой и поэтому улыбнулась. В конце концов, отметила она с горькой иронией, уроки того, как держаться на публике, которые она взяла по настоянию своего советника, не прошли даром.
– Боже мой, Пэтси, это было десять лет назад. Неужели ты до сих пор думаешь, что мое детское увлечение Робертом Грэхэмом по-прежнему имеет для меня значение? Я даже с трудом помню, как он выглядит. Ему сейчас, наверно, далеко за тридцать.
Ей удалось сказать это так, будто Роберту оставалось всего ничего до пенсии, а ее улыбка и то, как она передернула плечами, должны были означать, что сейчас она испытывает лишь веселье и снисхождение при мысли о своем детском увлечении.
Пэтси раскрыла в изумлении рот.
– Ты хочешь сказать, что тебя это не волнует?
– Что не волнует? – поинтересовалась Холли, разглаживая несуществующую складку на костюме. Сочетание светло-желтого шелка с подкрашенными светлыми волосами казалось ей чересчур броским, но ее консультантка по связям с общественностью настаивала, что в интересах бизнеса она должна иметь имидж, который другим женщинам не только мог быть близок, но и к которому они могли стремиться.
– Но это не мое, – попробовала она протестовать.
– Будет твое, – решительно возразила Элен Гаррисон. – Будет. – И она сдалась, большей частью потому, что понимала, как обязана всем тем, кто помогал ей, когда она еле сводила концы с концами, а не потому, что ей это было нужно.
– Мы не пытаемся тебя изменить, – добавила Элен уже мягче. – Мы просто стараемся подчеркнуть твои достоинства.
Действительно, они не изменили ее. Только иногда ей хотелось…
– То, что Роберт вернулся… – продолжала Пэтси. – Я думала, он уехал навсегда. Из газет я поняла, что он занимает высокое положение и все такое прочее, так что я никогда бы не подумала, что он захочет вернуться и жить здесь. Всякий раз, когда о нем пишут, он собирается лететь куда-то на край света, чтобы встретиться с одним из своих клиентов. Консультант по менеджменту… ему сам Бог бы велел жить в Нью-Йорке или Лондоне.
В ее голосе звучало неудовольствие от того, что кто-то, кто мог вести столь яркий образ жизни, собирался похоронить себя в тихой английской деревушке. Лично для Холли не было ничего хуже, чем жизнь в огромном безликом городе… Но ведь она – не Пэтси. Она и не Роберт Грэхэм, и, хотя не собиралась говорить этого вслух, ей тоже было удивительно, что он решил обосноваться здесь, в деревне.
В одном, правда, Пэтси ошибалась… Он уже давно не колесил по свету, встречаясь с клиентами, его репутация и положение в эти дни были таковы, что сами клиенты приезжали к нему, и он больше не был тем, кого нанимают миллионеры. Он сам был таковым.
Но она ему не завидовала. Богатство несло с собой свои проблемы и обязательства, как она уже имела возможность убедиться.
– Значит, тебе безразлично, так?
Пэтси была разочарована. Впервые с того момента, как Холли узнала о приезде Роберта и внутренне как бы похолодела, ей стало немного весело. Не удивительно, что она так стремилась в сад, в отчаянии продумывая цветовые комбинации на весну, в отчаянии пытаясь за что-нибудь ухватиться, когда холодные зимние месяцы останутся позади.
– Мне не безразлично многое, – поправила она Пэтси с легкой улыбкой. – Мне не безразлична экология, уничтожение тропических лесов, мне не безразлично разрушение, которое мы, человечество, несем не только друг другу, но и всему, что нас окружает…
– Ну, это понятно, – раздраженно прервала ее Пэтси. – Но я не об этом, и ты это прекрасно знаешь. Я хотела сказать, неужели тебя не волнует то, что Роберт вернулся?
Холли встала. Она наклонилась за сумкой, и волосы скрыли выражение ее лица.
– Нет, не волнует. А почему меня должно это волновать? – спросила она и добавила с горечью: – Нет, я уже говорила, меня волнует многое другое, Пэтси… вещи, которые значительно важнее для меня, чем Роберт Грэхэм.
Она улыбнулась подруге, мягко добавила:
– А что касается Джеральда, не думаю, что тебе стоит беспокоиться. Ты, вообще говоря, видела его новую секретаршу?
– Нет, не видела, а что?
– Ей пятьдесят пять, она замужем, и у нее двое взрослых детей и четверо внуков.


Выйдя на улицу, она немного постояла на солнышке, наслаждаясь приятным сентябрьским теплом. Она подумала о своем гардеробе, который буквально ломился от новой одежды, которую заставила ее купить консультантка. Они запускали новую серию натуральных духов перед Рождеством, и придется давать многочисленные интервью. Она должна выглядеть соответственно… а для этого надо было многое продумать. Она настояла на том, что будет одета в одежду исключительно из натуральных материалов, и ей стало ужасно неприятно, когда Элен торжественно заявила:
– Очень хорошо, это будет подчеркивать вашу приверженность защите окружающей среды и движению «зеленых», развертывающемуся в стране.
Она хотела возразить, что ее решение не имеет никакого отношения к моде, но Элен уже перешла на другое, похвалив ее за то, что она не стала делать химии, а оставила волосы прямыми и естественными.
Ей не терпелось сказать, что пользоваться услугами парикмахера, который подстригал ее раз в месяц за баснословную сумму и еще за большую осветлял, для чего вдобавок надо ехать в Лондон, вряд ли естественно, но что было толку? По правде сказать, ей нравилась простая элегантность ее новой прически после того, как она к ней привыкла. Этот фасон гораздо больше подходил женщине тридцати лет, чем простые распущенные волосы, которые она носила до этого, но ей ужасно не нравилось то, что ей как бы навязывали какой-то особый образ, как не нравилась «мода» на экологически чистые продукты, потому что это служило выражением поверхностного отношения к серьезным вещам.
Но, как справедливо заметил Пол, чем больше людей покупали ее продукцию, тем больше начинали понимать, как ограничены ресурсы природы, а доходы, которые приносило сейчас ее дело, помогали сохранить эти ресурсы.
Она усмехнулась сама себе, открывая дверцу своей машины. Если продолжать рассуждать в том же духе, ей следовало иметь велосипед, а не автомобиль… Конечно же, она пользовалась очищенным от свинца бензином. Но… Пол, который отвечал за приобретение машин для кампании, поразил ее, вручив ключи от этой ярко-красной модели с откидывающимся верхом.
Когда она попыталась возразить, что машина слишком выделяется и чересчур мощна для нее, он просто ухмыльнулся и сказал:
– Ладно, я отошлю ее обратно, договорились? – И они оба расхохотались.
– Ты злодей, – сказала она с чувством. – Ты знал, что я не смогу удержаться от соблазна.
– Ну должен же кто-то вернуть тебя с небес на землю и периодически напоминать, что ты человек, и ничто человеческое, включая пороки, тебе не чуждо, – ответил он, и она поняла то, что Пол хотел этим сказать. Но Холли никогда специально не старалась казаться лучше, чем есть на самом деле, и позволила Элен отвезти себя в Лондон и экипировать новый гардероб, который ей предстояло носить во время интервью только потому, что это необходимо было для дела.
Уезжая от Пэтси, она подумала, как хорошо, что она может заниматься своей работой в деревне…
Дело на сегодняшний день разрослось так, что у них уже были своя фабрика и офисный комплекс на небольшом участке рядом с местным рынком, и вот туда-то она и направлялась сейчас.
У нее была назначена встреча для обсуждения ряда вопросов, связанных с производством косметической серии, которую они надеялись представить к Рождеству. Она взглянула на часы на приборной доске, и ей стало ясно, что она пробыла у Пэтси дольше, чем следовало.
Она могла немного срезать путь по узкой и пыльной проселочной дороге, хотя, по правде говоря, это была частная дорога.
В миле от дома Пэтси она повернула. Лето в этом году выдалось жарким; трава по обе стороны дороги еще только начинала увядать, а на кустах вдоль заборов чернела алая ежевика. При мысли о пироге с яблоками и ежевикой, который пекла ее мать, у нее во рту потекли слюнки, но этой осенью отведать его вряд ли придется – родители только что отправились в кругосветный круиз, который отец обещал матери, как только уйдет на пенсию. И хотя у нее сейчас был свой дом, она скучала по ним. Ее мать, так же как и она, любила возиться в саду, и они часто сиживали вместе над каталогами растений долгими осенними вечерами.
Думая о саде и об удовольствии от работы, которое ожидало ее, она свернула на проселочную дорогу. Кустарники по бокам очень разрослись, и когда ей приходилось поворачивать, ветки царапали машину. За этим поворотом ничего не было видно, а поскольку дорога такая узкая, что двум машинам не разойтись, ее нога невольно потянулась к тормозной педали, и тут она увидела перед собой внушительный черный капот совершенно нового «мерседеса». Сердце у нее оборвалось, а чувство вины и напряжение все сковали внутри, когда она в ту же минуту узнала в водителе Роберта Грэхэма.
Вины, потому что она прекрасно знала: это дорога – частный задний подъезд к Холлу, через который можно попасть на основное шоссе, а напряжение потому… потому что Роберт остановил машину и стал из нее вылезать.
И почему только она решила, что мужчина после тридцати лишен сексуальной привлекательности. Дрожь, причину которой она не хотела признавать, пробежала у нее по спине, а она сидела не двигаясь, наблюдая за тем, как он приближается к ней.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возвращение любви - Джордан Пенни

Разделы:
123456789

Ваши комментарии
к роману Возвращение любви - Джордан Пенни



книга хороша,но главная героиня иногда сильно раздражала своей неуправляемостью
Возвращение любви - Джордан Пенниatevs17
5.03.2012, 11.03





Я не согласна с вами. Просто у был ГГ слишком жестокий урок, а такое помнят всю жизнь.
Возвращение любви - Джордан ПенниЛюдмила
30.08.2013, 17.11





мне понравилось.Героіне быть бы пожівее і решітельнее
Возвращение любви - Джордан Пеннилида
2.11.2013, 17.13





Немного скучновато, а так не плохо. Нет ярких чувств и страсти, все средненько и спокойно.Раздражало самокопание гг и слово " дрожала" 7/10.
Возвращение любви - Джордан ПенниДамочка
11.03.2014, 21.01





Читать можно , если больше нечего делать. Вообще - то сплошная дрожь.3/10.
Возвращение любви - Джордан ПенниЛюбовь М
9.04.2014, 12.55





Мне понравилось спакойная можно читать 7из10.
Возвращение любви - Джордан ПенниРада
27.09.2014, 4.26





Большой разрыв в отношениях героев.
Возвращение любви - Джордан ПенниКэт
15.11.2015, 11.57





Маловероятная история: он целых 11 лет хранит целомудрие и тоскует по ней, не пытаясь увидеть (надо понимать, ни почты, ни телефона, ни самолета рядом не было), а она все это же время хранит верность человеку, которого вполне заслуженно считает негодяем. Оба, вроде, нормальны психически и успешны в деловом отношении, так что трудно поверить в такое. Кстати, в начале истории герой не проявил ни малейшей порядочности, затащив в постель девочку, сестру друга, без намерения жениться. Словом, халтура.
Возвращение любви - Джордан Пеннинадежда
17.02.2016, 20.46





Ну вот не верю я в такие чувства.Бывают конечно ненормальные бабы.У которых если ,что не так, комплексы бьют отовсюду.
Возвращение любви - Джордан ПенниЭлочка
17.05.2016, 21.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100