Читать онлайн Верит – не верит?, автора - Джордан Пенни, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Верит – не верит? - Джордан Пенни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Верит – не верит? - Джордан Пенни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Верит – не верит? - Джордан Пенни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Джордан Пенни

Верит – не верит?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джон Крайтон нахмурился и, поднявшись из-за стола, прошел к окну, где и остановился, слушая, что говорит ему Крисси.
Муж Дженни – высокий блондин лет пятидесяти с небольшим, немного застенчивый, – как поняла Крисси, был человеком добродушным, готовым всем сердцем сопереживать. Она поверила, что Гай не лгал ей, говоря, что Джон и Дженни счастливы в браке.
– Мои родители, в особенности моя мама, хотели бы получить список долгов дяди Чарлза, и самое главное – имена тех, кому он задолжал, – заявила Крисси и заметила, что Джон еще больше нахмурился.
– Но ведь по закону она не несет никакой ответственности по невыполненным обязательствам покойного, – начал было Джон, но Крисси, покачав головой, перебила его:
– Моя мама и ее брат никогда не были близкими друзьями. Я его практически не знала. Мне известно лишь, что когда-то давно произошла крупная ссора, вызвавшая раскол в семье… Тем не менее моя мама отчаянно не хочет, чтобы кто-либо пострадал из-за того, что… что оказался недостаточно осмотрителен и доверился ее брату. Понимаете, мама чувствует себя в ответе за всех членов нашей семьи, – негромко пояснила Крисси. – И сейчас, в данной ситуации, она чувствует моральную ответственность. – Крисси глубоко вдохнула и продолжила: – Она знает, то есть мы все знаем, что ее брат не всегда… вел себя честно, даже имея дело с посторонними людьми. – Она замолчала и взглянула на Джона.
– Совершенно верно, – кивнул он. – По правде говоря, людей, которым он задолжал, найдется немало. Я уверен, что денег, вырученных от продажи недвижимости, на это не хватит, тем более что многие его кредиторы пребывают в весьма стесненных обстоятельствах. – Джон помолчал, раздумывая над тем, как сильно могут отличаться друг от друга ближайшие родственники. Он не первый раз сталкивался с подобным явлением. Взять хотя бы его брата Дэвида и его самого. – Вашей маме нечего опасаться, что о ней или о ее родителях жители Хэслвича могут думать иначе, нежели с искренним уважением, – мягко сказал он и добавил: – Ваша бабушка активно занималась благотворительностью и завоевала всеобщую любовь, не говоря уже о том, что ее уважали. Она была человеком щедрым и никому не отказывала в помощи.
– Это семейная традиция, и моя мама продолжила ее, – ответила Крисси и коротко рассказала, как живут ее родители и почему никто из них не смог приехать в Хэслвич. – Честно говоря, я даже рада, что мама не приехала. Судя по тому, что мне сказал… вернее, судя по тому, что я узнала от местных жителей, моего дядю никто не жаловал.
– Да, боюсь, что это так, – поколебавшись, подтвердил Джон. – Он сильно пил и, как каждый, кто страдает от этого пагубного порока, не замечал никого и ничего, когда у него случался очередной запой.
– Я понимаю, что вы имеете в виду, – тихо ответила Крисси. – А мама… – Замолчав, она покачала головой. Слава Богу, Джон прекрасно обо всем осведомлен, и Крисси радовалась, что ей не пришлось объяснять ему, каким человеком был ее покойный дядя.
– Вашей маме не стоит беспокоиться, что ее приезд в Хэслвич будет кому-нибудь неприятен или же что люди будут считать, будто она должна отвечать за недостойное поведение своего брата. Едва ли есть хоть одна семья, в которой не найдется своя паршивая овца, – добавил он с улыбкой, и у Крисси потеплело на душе.
– Мне кажется, моей маме иногда хочется вернуться. Она так часто вспоминает ферму…
Все-таки Джон Крайтон на редкость приятный человек, решила Крисси. Стоило лишь взглянуть на него, как сразу становилось ясно, что характер у него добрый и мягкий. Наверняка к нему нередко обращаются за поддержкой и советом… Джон тем временем говорил, что постарается, со своей стороны, ускорить оформление всех бумаг, необходимых для продажи дома, и составит для родителей Крисси список кредиторов ее дяди.
– Хотя, – добавил он, немного поколебавшись, – судя по тому, что мне сообщила жена, вы, кажется, не очень спешите покинуть Хэслвич?
К своему ужасу, Крисси почувствовала, что лицо ее заливает предательский румянец. Смущенно улыбаясь, она попыталась невнятно отразить благодушный намек Джона.
Полчаса спустя разговор их подошел к концу. Джон поднялся и, проводив Крисси, подошел к окну и увидел, что она решительным шагом направилась к городской площади. Да, она на самом деле очень хороша, держится с достоинством и прекрасно владеет собой. Немудрено, что Гай, по меткому выражению Дженни, «сражен наповал».
На пороге появилась Дженни, и Джон радостно устремился ей навстречу.
– Эй, а ты, оказывается, уже освободилась! Сдается, по телефону ты сказала, будто на весь день застрянешь по делам ярмарки в Фитцбурге, – удивился он.
– Я собиралась, но потом решила, что неплохо передохнуть, приехать домой пораньше и, если понадобится, съездить туда еще раз вечером. Может, выкроишь часок и пригласишь меня в какое-нибудь тихое местечко на чашечку чаю – ну, скажем, в «Гросвенор»? – предложила она.
– Ммм… – Джон притворился, что тщательно обдумывает ее слова. – Я что-то не очень уверен насчет «Гросвенора», – заметил он. – Представляешь, придется ехать сначала туда, а потом назад. Но мне известно одно весьма уютное и тихое местечко, где мы могли бы не только выпить по чашечке чаю, но и заняться еще кое-чем.
Дженни с подозрением взглянула на мужа.
– Если ты думаешь о том же, о чем и я, – предостерегающе начала она, – нам не повезло. Во-первых, я сегодня не ездила за покупками и в доме нечего есть, кроме вчерашних остатков, а во-вторых… – Она не договорила, так как Джон перебил ее.
– Мы могли бы обойтись и без еды, – пробормотал он.
– … во-вторых, Джек и Джосс вот-вот вернутся домой.
– А-а… – протянул Джон и вздохнул при упоминании о мальчиках. Джосс их младший сын, а Джек – племянник Джона, сын его брата Дэвида. С тех пор как родители Джека расстались, он жил с Джоном и Дженни.
Сестра Джека, Оливия, и ее муж Каспер с двумя детьми жили неподалеку, и Джек с самого начала захотел поселиться с семьей тети и дяди.
– Кого это ты так увлеченно разглядывал? – поинтересовалась Дженни, подходя к окну. – Ага, дама сердца Гая. Я и забыла, что она должна была зайти к тебе.
– Ммм… она мне понравилась. Очень милая, а судя по тому, что она мне рассказала, ее мать ничуть не похожа на своего брата. Судя по всему, мать Крисси и ее брат никогда не ладили, но, несмотря на это, родители этой девушки затребовали список всех, кому Чарли задолжал, чтобы расплатиться с ними.
– Очень великодушно с их стороны.
– Очень, – согласился Джон.
– Но почему именно она приехала в Хэслвич, чтобы заняться делами наследства, а не ее мать?
– Она об этом не говорила, но мне кажется, ее мать, зная, каким человеком был ее покойный брат, опасается, что жители Хэслвича могут отнестись к ее появлению не слишком благожелательно. Я сказал Крисси, что в каждой семье найдется своя паршивая овца.
Дженни подняла голову, глядя ему в глаза.
– Мне так хочется, чтобы Дэвид объявился и поговорил с твоим отцом. Для Бена это было бы таким приятным сюрпризом. Если не считать рождественской открытки, Дэвид совсем забыл отца.
– Все так, – подтвердил Джон и, обняв жену за плечи, привлек к себе. – На той открытке была испанская марка. Но Дэвид не счел нужным ничего о себе сообщить, предпочитая, очевидно, хранить место своего пребывания в тайне.
– Может, это и к лучшему? – предположила Дженни, поворачиваясь, чтобы посмотреть на мужа. – В конце концов, если Дэвид решит вернуться, чем он займется? Нельзя же предположить, что он собирается снова работать тут… особенно после того, как…
– Да, ты права, – с грустью согласился Джон.
– Ты все еще тоскуешь? – мягко спросила Дженни. Ведь братья, да еще близнецы, даже если…
Джон покачал головой.
– Нет, уже не так сильно. По крайней мере мне так кажется. Но ради отца… Я хочу, чтобы все стало по-другому. После отъезда Дэвида отец так изменился…
– Он стареет, Джон, – заметила Дженни.
– Да и мы не становимся моложе. – Джон поморщился, вспомнив о переменах, что произошли за последние несколько лет в его семье – с того злополучного вечера, когда братья отмечали свое пятидесятилетие и у Дэвида случился сильнейший сердечный приступ, чуть не окончившийся весьма плачевно. Оба они стали дедушками. Сын Джона, Макс, женился, у него теперь двое детей, да и у дочери Дэвида, Оливии, тоже двое ребятишек, но, если сам Джон старается почаще навещать своих внучат, получая искреннее удовольствие от возни с ними, Дэвиду вряд ли даже известно, что он стал дедушкой.
– На днях Оливия сказала, что Тигги решила развестись с Дэвидом, – сообщила Дженни.
– Да, знаю, – откликнулся Джон. – Мы с Оливией обсуждали это пару дней назад. Друг Тигги сделал ей предложение и уговорил официально порвать с Дэвидом.
Дженни резко взглянула на мужа и, не подумав, быстро спросила:
– А ты не?.. – но тут же умолкла, закусив губу. Разумно ли напоминать Джону, что он чуть было не поддался искушению нарушить клятву супружеской верности, увлекшись женой своего брата-близнеца? Да ведь и сама Дженни не так уж безгрешна – пусть на очень короткое время, но и она чуть было не решилась ответить на чувства Гая.
Джон, казалось, прочитал ее мысли. Он покачал головой и, взяв руки жены в свои, мягко ответил:
– Единственное, о чем я жалею, так это о том, что по своей глупости едва не потерял тебя.
– Ах, Джон, – прошептала Дженни и, обняв мужа, прижалась щекой к его груди. – Мне так хочется, чтобы Гай и Крисси были счастливы. Он влюблен в нее по уши…
– А она – в него, – заверил ее Джон. – Ты бы видела, как она покраснела, когда я сегодня заговорил о нем.
– Пожалуй. Когда я видела их вместе, у нее действительно был такой вид, словно она любит его, но… – Дженни замялась, задумчиво покусывая губы.
– Но что? – удивленно переспросил Джон. – Уж не хочет ли добрая мама-овечка защитить своего бедного маленького ягненочка? – намекнул он.
Дженни покачала головой и нахмурилась.
– Ладно, ладно, – извиняющимся тоном призналась она, – может быть, временами я и правда слишком беспокоюсь за него, однако Гая вряд ли кто-нибудь назовет бедным ягненочком – он настоящий мужчина, способный за себя постоять, вот только… они же познакомились совсем недавно, и если ты видел, как Гай смотрел на нее…
– Ты же сама говорила под Рождество, что желаешь ему поскорее жениться и обзавестись кучей ребятишек!
– Ну да! Так оно и есть, ты прав, – согласилась Дженни и рассмеялась. – Ладно, сдаюсь, я действительно чересчур переживаю за него. Да, Крисси, похоже, так же влюблена в него, как он – в нее.
Руки их переплелись, и Дженни крепче прижалась к мужу, отвечая на полный любви взгляд, которым он окинул ее.
– Эй, привет!
Крисси вздрогнула от неожиданности, обернулась и, узнав сестру Гая, улыбнулась.
С Фрэнсис была еще одна женщина, на несколько лет моложе ее. Увидев ее густые и вьющиеся темные волосы и поразительно красивое лицо, Крисси решила, что она, должно быть, тоже родственница Гая.
– Мне было очень приятно познакомиться с вами вчера, – с улыбкой проговорила Фрэнсис и, обращаясь к своей спутнице, пояснила: – Вчера вечером Гай и Крисси обедали у нас. – Она посмотрела на Крисси. – Натали тоже принадлежит к обширному клану Куков.
– Значит, вы хорошо знаете Гая? – поинтересовалась Натали, не замечая протянутой руки Крисси, и уставилась на девушку в ожидании ответа.
От ее напряженного взгляда Крисси стало не по себе. Не зная, что сказать, она замялась, но Фрэнсис пришла ей на помощь и, лукаво взглянув на Крисси, объяснила, обернувшись к Натали:
– Не так хорошо, как хотелось бы Гаю, если только я все правильно поняла по тому, какими глазами он смотрел на Крисси вчера вечером.
– Ах вот оно что… – протянула Натали, окинув Крисси полным снисходительного презрения взглядом. – Ну что тут сказать? Гай всегда быстро влюбляется, но остывает еще быстрее. Он всю жизнь был ужасным сердцеедом и волокитой.
– Натали! – предостерегающе воскликнула Фрэнсис и сочувственно взглянула на Крисси.
– Но это же правда! – возразила Натали, не обращая внимания на Фрэнсис. – Гай всегда был неравнодушен к женщинам определенного типа – мы все помним, как он сходил с ума по Дженни Крайтон.
– Натали! – резко урезонила ее Фрэнсис.
– Но я же не выдумываю! – фыркнула Натали, вызывающе тряхнув головой. – Временами Гай распускает нюни, как влюбленный мальчишка. Ну, ладно, мне пора, – неожиданно проговорила она и, не замечая Крисси, быстро коснулась губами щеки Фрэнсис и, повернувшись на каблучках, зашагала прочь.
– Я должна извиниться, – смущенно начала Фрэнсис. – Натали не всегда сознает, как ее слова… – Она замолчала, видя, как побледнела Крисси и каким несчастным стало ее лицо.
Да, временами Натали бывает совершенно невозможной. В семье уже давно привыкли к ее безапелляционным суждениям и ехидным замечаниям. Казалось, с самого рождения она получала удовольствие оттого, что причиняла боль другим, ставя их в неловкое положение. Фрэнсис не раз пыталась убедить себя, что происходило все это не потому, что у Натали был такой скверный и неуживчивый характер, а потому, что она была очень не уверена в себе. Впрочем, подчас поверить в это было совсем нелегко.
Разумеется, нельзя забывать и о том, что вот уже много лет известно всей семье: Натали неравнодушна к Гаю. Он, со своей стороны, никогда не давал ей ни малейшего повода и надежды. Она совсем не в его вкусе. Характер Гая отличался рыцарским великодушием и стремлением оберегать и защищать, что неизбежно влекло его к мягким и женственным представительницам прекрасного пола, которых он мог бы взять под свое крыло и избавить от жизненных невзгод. Натали не только не привлекала Гая внешне, но, наоборот, даже отпугивала своим слишком вспыльчивым нравом. Однако верность своей семье не позволила Фрэнсис объяснить все это Крисси. Хотя про себя Фрэнсис решила, что обязательно сообщит Гаю о том, как выходка Натали расстроила Крисси.
– Не знаю, как долго вы собираетесь пробыть в городе, – мягко начала она, обращаясь к Крисси, – но я очень рада, что встретила вас. Дело в том, что я собиралась разыскать вас и пригласить куда-нибудь перекусить. Не знаю, что успел рассказать Гай о нашей семье, но по традиции мы стараемся собраться вместе хотя бы раз в месяц – чаще всего в воскресенье. Многие из нас работают в ресторанах или пабах, и выбраться иногда бывает не так-то просто, а потому наши семейные встречи по очереди проходят в одном из наших заведений. В этом месяце моя очередь, и всем будет очень приятно, если вы сможете присоединиться к нам.
– Благодарю вас, я буду очень рада, – вежливо проговорила Крисси, но голос ее прозвучал как-то сдавленно.
Крисси была не столь наивна, чтобы не заметить мгновенно вспыхнувшего недоброжелательства, сквозившего в репликах Натали. Она видела также, как смутилась Фрэнсис, когда Натали упомянула Дженни Крайтон. Несомненно, обвинения Натали – по крайней мере в этой их части – были отнюдь не пустыми.
Крисси знала, что Гай прожил до встречи с ней полжизни, и вполне естественно, что у него бывали увлечения и романы, но почему же он не рассказал ей о своих отношениях с Дженни Край-тон? Почему не признался честно и откровенно? Почему предпочел умолчать? «Гай всегда быстро влюбляется, но остывает еще быстрее!» – с презрением отозвалась о нем Натали.
Пять минут спустя, распрощавшись с Фрэнсис и направляясь к дому дяди, Крисси раздумывала, много ли ей, собственно, известно о Гае?
Пока она беседовала с Джоном Крайтоном, поднялся резкий ветер, пробиравший ее до костей, небо быстро покрылось неприветливыми серыми облаками, за которыми исчезло солнце. Крисси поняла, что напрасно доверилась обманчивому теплу и вышла из дома в тонком платье. Неужели точно так же ей не следовало верить и Гаю? – отчего-то подумала она.
Крисси поглядывала на часы с некоторой опаской. Еще час – и придет Гай. Безоблачное, теплое утро сменилось дождливым и холодным вечером. В доме Чарли не было центрального отопления, и в комнатах вскоре запахло сыростью. Впервые со времени приезда в Хэслвич Крисси стало грустно и одиноко.
Приободриться не помогали даже мысли о том, что родители уже направляются в Мексику. Наоборот, ей стало еще тоскливее оттого, что она не может снять трубку и услышать их хорошо знакомые, спокойные и исполненные любви голоса.
С другой стороны, утешать и любить ее должен Гай. Гай, мужчина, с которым еще сегодня утром она мечтала провести всю оставшуюся жизнь… Гай, тот самый мужчина, который благодаря небрежно брошенным словам посторонней женщины превратился вдруг в почти незнакомого человека.
Все это глупости, твердила себе Крисси. Если Гай предпочел умолчать о своих отношениях с Дженни Крайтон, этому должно быть какое-то простое и разумное объяснение, надо будет задать ему всего один-единственный вопрос, и все станет ясно.
Гай только что вышел из супермаркета, держа в руках пакеты с покупками, когда его окликнули Джон и Дженни.
– Ммм… Ты был у «Лоуфорда», – с некоторой завистью прокомментировала Дженни, разглядев надписи на пакетах. – Везунчик – у них отличные продукты, но, когда в доме двое прожорливых подростков, такая кормежка становится не по карману. Ладно, не буду спрашивать, с кем это ты собираешься пировать сегодня вечером, – поддразнила она его. – И так все ясно.
– Ну и не спрашивай, – сухо парировал Гай.
– Крисси – чудесная девушка, Гай, – убежденно проговорила Дженни. – И я отлично понимаю, почему она не горит желанием объявлять во всеуслышание о том, что Чарли Плэтт – ее дядя, тем более что семья фактически еще много лет назад отреклась от него и порвала с ним всякие отношения. Мы все это помним… Да, вот еще что! Ни за что не догадаешься! Судя по всему, полиция подозревает, что в шайке, которая занимается кражами со взломом, главарем является женщина.
Дженни заметила, что Гай помрачнел, и энергично покачала головой.
– Понимаю, звучит не очень правдоподобно, но полиция считает, что иногда женщине бывает проще проникнуть в дом, который преступники наметили для ограбления, и разведать, что там есть из ценных вещей… Господи, а времени-то сколько! – воскликнула она, услышав бой часов на колокольне. – Нам пора! До завтра, и желаю приятно провести вечер.
По-прежнему нахмурившись, Гай смотрел вслед Джону и Дженни. Итак, Крисси – племянница Чарли Плэтта? Но почему же она ничего ему не сказала? Почему намеренно умолчала об этом, почему позволила ему думать, будто она просто действует в интересах семьи этого негодяя? Почему скрыла, что она близкая родственница Чарли?
Сейчас Гай с особой ясностью вспомнил, что, когда он был еще ребенком, Чарли не раз обманывал его, притворяясь, будто искренне хочет стать другом, пытаясь убедить, что его жестокие проказы и безжалостная травля были всего лишь недоразумением. Гай помнил и о том, как Чарли насмехался над ним, когда мальчик в очередной раз попадался на удочку старшеклассника. Именно постоянная настороженность и немалая доля цинизма, вкупе с некоторой жесткостью и неуступчивостью, впервые появившиеся в характере Гая как защитная реакция на Чарли Плэтта и ему подобным подонкам, помогли ему впоследствии стать таким удачливым бизнесменом. В своем деле он должен быть всегда начеку, становясь порой чуть ли до неприличия подозрительным. Ведь ему то и дело приходится проверять, кому в действительности принадлежат выставленные на продажу вещи. Но Гай и подумать не мог, что должен быть столь же недоверчивым, когда дело касалось их отношений с Крисси.
Он полностью доверился ей, безоговорочно поверил каждому ее слову, ему даже не приходила в голову мысль усомниться в ее искренности. Казалось, само ее присутствие лишало его холодного расчета и безупречной логики.
А вот теперь выясняется, что она совсем другая, иначе зачем ей скрывать от него, что она племянница Чарли Плэтта!
Скрывать от него… Подумать только! Гай вздохнул. Господи, даже сейчас он пытается найти ей какое-то оправдание! Да ведь она ни о чем не умалчивала – она намеренно, умышленно скрыла правду, обманув его. Разве мало было моментов, когда она могла бы признаться, кем она в действительности доводится Чарли Плэтту?
Похоже, склонность ко лжи у нее в крови! С самого начала Гая поразила искренность и открытость Крисси, ее готовность сопереживать, и как же горько сознавать теперь, что все это лишь притворство.
Гай пересек площадь и направился к дому, пытаясь убедить себя, что судит о девушке слишком сурово, поддаваясь неприязни, которую он до сих пор испытывал к Чарли Плэтту. Вероятно, у него нет права осуждать Крисси, не давая ей шанса открыться ему. В конце концов, может оказаться, что существует вполне простое и разумное объяснение, почему она не сказала ему правду.
И что же именно за объяснение это может быть? – резко поинтересовался его циничный двойник.
А вдруг она просто забыла? «Да, кстати, я совсем забыла сказать тебе, что Чарли Плэтт – мой дядя».
Гай яростно затряс головой, браня себя за импульсивность, но тут же, на манер своих племянниц и племянников, добавил про себя язвительное: «Как же!»
Когда он добрался до своего дома, первое потрясение от разговора с Дженни начало проходить, и Гай нашел в себе силы остановиться и вежливо ответить Рут, которая принялась расхваливать его за удачный выбор цветов, посаженных перед его домом.
Рут жила по соседству, и Гай знал ее и по сотрудничеству в благотворительных фондах, и по тому, что Рут доводилась родственницей Дженни.
Рут, несмотря на свой так называемый «элегантный» возраст, оставалась привлекательной женщиной, красота которой, похоже, еще сильнее расцвела с тех пор, как жизнь снова свела ее с мужчиной, которого она когда-то, еще совсем юной девушкой, всем сердцем полюбила. Теперь они стали мужем и женой. По договоренности с Грантом она проводила полгода в Америке, а затем на полгода возвращалась домой, в Хэслвич. Несмотря на столь космополитичный образ жизни, Рут была истинной жительницей Чеширского городка, удивляя всех, кто знал ее, своей жизнерадостностью и щедростью души.
– Рут, я тут совершенно ни при чем, – заявил Гай в ответ на похвалы Рут. – В отличие от тебя я не отношусь к активным любителям цветоводства, так что мне пришлось призвать на помощь Бернарда. Если мой садик еще не захирел, это целиком его заслуга.
Бернард Филипс был еще одним представителем разветвленного клана Куков и приходился Гаю троюродным братом. Вместе со своими двумя сыновьями и дочерью Бернард основал довольно крупное цветоводческое хозяйство, небольшая доля акций в котором принадлежала Гаю. По характеру своему Гай был истинным предпринимателем, а потому сразу почувствовал, насколько доходным может стать это дело.
Иногда Гай соглашался, что не зря кое-кто из его семейства дал ему прозвище Делец.
Друзья и коллеги считали Гая проницательным и удачливым бизнесменом, а в прошлое Рождество сестры ласково упрекнули его в том, что им движут лишь рассудочность и логика. Что он склонен взвешивать лишь все «за» и «против», вместо того чтобы потерять голову и влюбиться. До того дня, когда он повстречал Крисси, Гай и сам был склонен думать именно так.
Крисси… Лучше бы они никогда не встречались, в бешенстве подумал Гай, распрощавшись с Рут и войдя в свой дом.
Какая же она на самом деле? Открытая, великодушная и любящая женщина, встречи с которой, как ему казалось, он ждал всю жизнь, или же совсем иная?
Она ли виновата в том, что обманула его, или же он сам обманывал себя, наделив ее добродетелями и достоинствами, которыми она вовсе не обладала?
А вдруг и правда он сам виноват, что слишком идеализировал ее, возводя в ранг божественно-прекрасного чувство, которое было, скорее всего, обыкновенным вожделением?
Полчаса спустя, побросав в угол покупки со всеми вкусностями к намечавшемуся ужину, Гай понял, что может узнать правду одним-единственным способом – если напрямую спросит у Крисси, почему она ничего не сказала ему о своем родстве с Чарли Плэттом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Верит – не верит? - Джордан Пенни

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Верит – не верит? - Джордан Пенни



мне понравился
Верит – не верит? - Джордан Пеннилида
25.10.2013, 17.07





Все испортила нестыковка в последних главах. Девушку выдали замуж беременной, она родила ребенка. Но в семье двое детей, старшая дочь , мать Гг-и и ее брат. Оба никак они не могли быть от одного отца. Не люблю такие вещи, сразу уже не интересно читать.
Верит – не верит? - Джордан Пеннииришка
27.02.2014, 8.19





Неприятная дама эта Дженни - и чего лезть в личную жизнь несостоявшегося любовника, ведь знала, что упоминание о родстве настроит его против Крисси! Хотелось, чтобы он так и вздыхал по ней самой? А все под видом заботы о друге... И Гай тоже дебил - племянница не отвечает за детские проделки дяди. Общее впечатление от романа - 3 балла, и то за усердие.
Верит – не верит? - Джордан Пеннимарина
17.02.2016, 19.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100